Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Европейского Суда по правам человека от 13 мая 2008 г. Дело "Галич (Galich) против Российской Федерации" (жалоба N 33307/02) (Третья Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Третья Секция)

 

Дело "Галич (Galich)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 33307/02)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 13 мая 2008 г.

 

Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), заседая Палатой в составе:

Й. Касадеваля, Председателя,

Э. Фура-Сандстрем,

К. Бырсана,

Б.М. Цупанчича,

А. Ковлера,

А. Гюлумян,

Э. Мийера, судей,

а также при участии С. Кесады, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 22 апреля 2008 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело инициировано жалобой N 33307/02, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Борисом Ивановичем Галичем (далее - заявитель) 27 августа 2002 г.

2. Интересы заявителя в Европейском Суде были представлены М. Дерябиной - адвокатом, практикующим в г. Омске. Власти Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель жаловался, в частности, на то, что был лишен возможности обжаловать уменьшение судом кассационной инстанции размера процентов за неисполнение денежного обязательства, присужденного судом первой инстанции, а также, что доводы, указанные судом кассационной инстанции в обоснование своего решения, были недостаточными.

4. Решением от 6 апреля 2006 г. Европейский Суд объявил жалобу частично приемлемой.

5. Заявитель и власти Российской Федерации представили дополнительные письменные замечания (пункт 1 правила 59 Регламента Европейского Суда). После того, как Палата после консультаций со сторонами приняла решение об отсутствии необходимости проведения устного слушания по существу дела (пункт 3 правила 59 Регламента in fine), стороны ответили в письменной форме на замечания друг друга.

 

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

6. Заявитель, 1952 года рождения, проживает в г. Омске.

7. В мае 2000 г. заявитель одолжил определенную сумму денег физическому лицу М. Сумма долга зависела от курса доллара США. М. не выплатил долг в полном объеме в установленное время, и 19 апреля 2001 г. заявитель обратился в суд с гражданско-правовым иском к нему. Заявитель требовал присудить ему 141 800 рублей в возмещение оставшейся части задолженности, а также проценты за пользование чужими денежными средствами за период просрочки платежа. Размер процентов за пользование чужими денежными средствами рассчитывался на основе ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации.

8. В рамках национального судебного разбирательства по гражданскому делу интересы заявителя были представлены адвокатом. Ответчик М. утверждал, что им было возвращено заявителю 45 000 рублей. Тем не менее он признал оставшуюся часть основного долга и согласился с расчетом процентов за пользование чужими денежными средствами.

9. 15 января 2002 г. Кировский районный суд г. Омска частично удовлетворил требования заявителя. Суд сделал вывод о том, что часть долга (45 000 рублей) уже была выплачена заявителю. С учетом курса доллара США в рассматриваемый период суд присудил заявителю 106 500 рублей (эквивалент 3 970 евро) в счет возмещения задолженности, а также 34 611 рублей (эквивалент 1 290 евро) в качестве процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации за 491 день просрочки выплаты долга. При расчете процента суд применил ставку рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, которая в рассматриваемый период составляла 25 процентов.

10. Заявитель обжаловал данное решение. В своей кассационной жалобе он оспаривал вывод суда первой инстанции о том, что часть основного долга была ему уже выплачена.

11. 27 февраля 2002 г. судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда рассмотрела кассационную жалобу и оставила ее без удовлетворения. Вопрос о размере процентов за пользование чужими денежными средствами в рамках производства в суде кассационной инстанции сторонами не поднимался. Тем не менее суд по своей инициативе уменьшил размер процентов за пользование чужими денежными средствами до 10 000 рублей (373 евро), отметив следующее:

 

"В дополнение к выплате основного долга в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации суд постановил выплатить также проценты за неисполнение денежного обязательства.

В то же время, по мнению судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда, размер указанной выплаты, а именно 34 611 рублей 44 копейки - несоразмерен последствиям нарушения обязательства и является завышенным.

Соответственно, кассационная инстанция считает необходимым согласно статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации снизить сумму неустойки до 10 000 рублей".

 

Общий размер возмещения, присужденного заявителю, был, таким образом, сокращен до 116 500 рублей. Это определение суда вступило в законную силу.

 

II. Применимое национальное законодательство

 

А. Расчет процентов за неисполнение денежного обязательства

 

12. Статья 395 Гражданского кодекса Российской Федерации ("Ответственность за неисполнение денежного обязательства") в части, применимой в данном деле, предусматривала следующее:

 

"За пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата... подлежат уплате проценты... Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора... учетной ставкой банковского процента [Центрального банка Российской Федерации] на день исполнения денежного обязательства. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором [между сторонами]...".

13. Статья 333 Гражданского кодекса Российской Федерации ("Уменьшение неустойки") в части, применимой в данном деле, предусматривала:

 

"Если подлежащая уплате [за нарушение договорных обязательств] неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку...".

14. Согласно совместному постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 1998 г. N 13/14 статья 333 Гражданского кодекса Российской Федерации применима к установленным выплатам, гарантированным статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации. В решении вопроса уменьшать или не уменьшать размер процентной ставки судам "необходимо принять во внимание колебания ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации в период просрочки, а также другие обстоятельства, которые могли бы повлиять на размер процентов".

 

В. Полномочия суда кассационной инстанции

 

15. Статья 294 Гражданского процессуального кодекса РСФСР ("Пределы рассмотрения дела судом кассационной инстанции"), действовавшего в рассматриваемый период, устанавливала:

 

"[При рассмотрении дела в кассационном порядке] суд проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах кассационной жалобы. Он может исследовать новые доказательства и устанавливать новые факты. Вновь представленные доказательства суд исследует, если признает, что они не могли быть представлены в суд первой инстанции.

Суд кассационной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме".

 

Право

 

I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции

 

16. В своей жалобе заявитель утверждал, что производство в суде кассационной инстанции не было "справедливым", поскольку суд уменьшил размер процентов за неисполнение денежного обязательства, подлежащих выплате ответчиком, не заслушав его доводы по данному вопросу. Он также утверждал, что суд не назвал оснований для своего решения об уменьшении размера присужденных процентов за неисполнение денежного обязательства. Пункт 1 статьи 6 Конвенции, на которую ссылался заявитель, в части, применимой к рассматриваемому делу, предусматривает следующее:

 

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... беспристрастным судом...".

 

А. Доводы сторон

 

17. Власти Российской Федерации утверждали, что возможность применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, допускающей уменьшение размера процентов за неисполнение денежных обязательств, подлежащих выплате, явно следовала из совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 1998 г. N 13/14 и, таким образом, была предсказуема. В соответствии со статьей 294 Гражданского процессуального кодекса РСФСР Омский областной суд не был ограничен доводами сторон и мог рассмотреть дело в полном объеме. Заявитель через своего представителя имел достаточную возможность представить свои доводы на слушании дела судом кассационной инстанции. Таким образом, разбирательство по делу было в полной мере состязательным.

18. Далее власти Российской Федерации утверждали, что основания, приведенные в определении судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда, были достаточными. Невыплаченная сумма долга зависела от курса доллара США. Таким образом, заявитель был достаточным образом защищен от высокой на тот момент инфляции рубля. Тем не менее суд первой инстанции применил ставку рефинансирования по кредиту в рублях, тогда как ставка по кредиту в долларах США была намного ниже. Более того, М. выплатил часть долга в установленный срок. Вышеизложенные обстоятельства позволили Омскому областному суду сделать вывод о том, что ставка процента за пользование чужими денежными средствами (в размере 25 процентов годовых), примененная судом первой инстанции, была слишком высокой.

19. Заявитель подтвердил свои требования. По его утверждению, тот факт, что сумма долга зависела от курса доллара США, служил для защиты интересов обеих сторон, а не только займодавца. При расчете размера процентов за неисполнение денежного обязательства суд первой инстанции применил самую низкую ставку, которая существовала на момент разбирательства. Однако даже эту ставку Омский областной суд счел слишком высокой. Постановление N 13/14, на которое ссылались власти Российской Федерации, определяло, что при применении статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации суды должны учитывать изменения ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации. Вместе с тем размер процентов, установленный Омским областным судом (10 000 рублей), был явно номинальным, взятым "из воздуха" и неподкрепленным точным расчетом.

20. Более того, судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда превысила пределы рассмотрения дела судом кассационной инстанции, что в соответствии с частью второй статьи 294 Гражданско-процессуального кодекса РСФСР было возможно исключительно в интересах законности. Возможное уменьшение подлежащих выплате процентов за неисполнение денежного обязательства не обсуждалось сторонами в период разбирательства по делу ни в одной из инстанций. Наконец, общая сумма возмещения, присужденная судебной коллегией по гражданским делам Омского областного суда (116 500 рублей), была даже меньше, чем сумма, признанная ответчиком надлежащей в Кировском районном суде г. Омска (137 392 рубля 88 копеек).

21. В своих дополнительных замечаниях по делу заявитель также утверждал, что основной причиной для уменьшения размера подлежащих выплате процентов за неисполнение денежного обязательства явилось то, что ответчик испытывал финансовые трудности. Тем не менее статья 333 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускала учета данного условия.

 

В. Мнение Европейского Суда

 

1. Общие принципы

 

22. Заявитель жаловался, ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, на то, что по его делу не было проведено справедливого разбирательства судом кассационной инстанции. Данная жалоба включала два аспекта. Во-первых, заявитель не предвидел, что суд уменьшит размер процентов за неисполнение денежного обязательства и, следовательно, он не смог представить свои доводы в связи с этим. Во-вторых, заявитель жаловался на то, что мотивация решения суда кассационной инстанции в отношении размера подлежащих выплате процентов за неисполнение денежного обязательства была недостаточной. Европейский Суд начнет с рассмотрения первого довода заявителя.

23. Европейский Суд напоминает, что вопрос неожиданного изменения предмета рассмотрения дела чаще поднимался в рамках уголовного производства. Действительно, требования, присущие принципу "справедливого разбирательства", не обязательно являются теми же в отношении дел, касающихся определения гражданских прав, - обычно они менее строгие, чем по делам, касающимся предъявления уголовного обвинения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Домбо Бейер Б.В. против Нидерландов" (Dombo Beheer B.V. v. Netherlands) от 27 октября 1993 г., Series A, N 274, §32). Несмотря на это, производство по гражданским делам также должно быть "справедливым"; "справедливость" предполагает состязательный характер разбирательства, который, в свою очередь, требует, чтобы суд не основывал свое решение на доказательствах, которые не были доступны для изучения обеими сторонами (см., mutatis mutandis* (* Mutatis mutandis (лат.) - с соответствующими изменениями (прим.переводчика).), Постановление Европейского Суда по делу "Нидерест-Хубер против Швейцарии" (Niderost-Huber v. Switzerland) от 18 февраля 1997 г., Reports of Judgments and Decisions, 1997-I, §24).

24. Европейский Суд напоминает, что в деле "Георгиадис против Греции" (Georgiadis v. Greece) (Постановление Европейского Суда от 29 мая 1997 г., Reports, 1997-III) он пришел к выводу о том, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, поскольку заявителю не была предоставлена возможность представить свои доводы по вопросу возмещения ущерба, понесенного вследствие содержания под стражей. В этом деле вопрос об ответственности государства-ответчика рассматривался судом по собственной инициативе вместе с вопросом вины заявителя в связи с уклонением от военной службы. Европейский Суд счел, в частности, что "процедура, в ходе которой определяются гражданские права без заслушивания доводов сторон, не может рассматриваться как удовлетворяющая требованиям пункта 1 статьи 6 Конвенции" (§ 40).

25. Таким образом, в судебном разбирательстве по гражданскому делу сторонам также должна быть предоставлена разумная возможность давать свои комментарии относительно всех существенных вопросов по делу. Европейскому Суду нет необходимости давать абстрактно определение тому, что означает "разумная возможность" - ее существование по конкретному делу зависит от слишком большого количества факторов. Например, гражданские суды не связаны доводами сторон; суды имеют право определять применимое право, толковать доказательства по-новому и так далее. С другой стороны, судьи должны быть более предусмотрительны, если имеют дело с вновь открывшимися обстоятельствами или доказательствами по делу, которые не рассматривались судом.

 

2. Применение общих принципов в рассматриваемом деле

 

26. Главный вопрос в данном деле заключается в том, был ли предсказуем пересчет процентов за неисполнение денежного обязательства в отношении заявителя. В связи с этим Европейский Суд отмечает, что в соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации судья национального суда имеет большую свободу усмотрения в отношении размера процентов, присуждаемых заявителю, в случаях, когда размер процентов, установленный договором или законом, является явно несправедливым. Власти Российской Федерации возражали, что в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 1998 г. N 13/14 суды обладали полномочиями по применению статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (см. выше раздел "Применимое национальное законодательство") по своей инициативе. Таким образом, по их мнению, подобное развитие событий было предсказуемо, и заявитель мог подготовить дополнительные доводы на этот случай.

27. Европейский Суд признает, что в принципе суды Российской Федерации обладают полномочием по уменьшению размера подлежащих выплате процентов за неисполнение денежного обязательства. Далее Европейский Суд признает, что это полномочие национальных судов как таковое не противоречит никаким другим положениям Конвенции (см. вывод Европейского Суда относительно статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в решении о приемлемости жалобы от 6 апреля 2006 г.). Следовательно, истец в гражданском судопроизводстве должен был иметь в виду, что существует риск того, что размер процентов за неисполнение денежных обязательств может быть уменьшен в соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

28. Однако отличительным признаком данного дела является то, что суд первой инстанции не применил статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и основывался в своих расчетах исключительно на статью 395 Гражданского кодекса Российской Федерации. Таким образом, необходимо выяснить, являлось ли предсказуемым решение суда кассационной инстанции.

29. Для ответа на этот вопрос Европейский Суд должен выяснить, каким образом в законодательстве Российской Федерации устанавливаются пределы рассмотрения дела судом кассационной инстанции. Первая часть статьи 294 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, на которую ссылались власти Российской Федерации, устанавливает, что по общему правилу суд кассационной инстанции при рассмотрении дела не должен выходить за пределы кассационной жалобы. Возвращаясь к рассматриваемому делу, Европейский Суд отмечает, что ни заявитель (кредитор), ни должник не поднимали перед судом кассационной инстанции вопроса о процентах за неисполнение денежного обязательства.

30. Действительно вторая часть указанной статьи устанавливает, что суд кассационной инстанции вправе проверить решение в полном объеме. Однако данное полномочие могло применяться исключительно "в интересах законности", и это является решающей предпосылкой. Власти Российской Федерации не дали определения понятию "законности" в законодательстве Российской Федерации и судебной практике; в частности, власти Российской Федерации не привели никакой судебной практики по данному вопросу. Следовательно, Европейский Суд будет полагаться на собственное понимание законности.

31. Под "законностью" часто понимается формальное соответствие правопорядку. В современной теории права также получила развитие теория "субстанциальной" законности, основанная на уважении прав человека и демократии. В настоящем деле, однако, очевидно, что понятие "законность", использованное в статье 294 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, подразумевало, что решение суда должно соответствовать применимым нормам права.

32. Европейский Суд отмечает, что суд первой инстанции, действуя в пределах своей компетенции, присудил выплату процентов за неисполнение денежного обязательства в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации. Он не применил статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и не уменьшил размер процентов за неисполнение денежного обязательства в соответствии с понесенным кредитором материальным ущербом. Тем не менее ее применение являлось правом суда, но не обязанностью. В любом случае суд кассационной инстанции не подверг сомнению законность решения суда нижестоящей инстанции. Следовательно, решение нижестоящего суда по настоящему делу не являлось "незаконным" в формальном смысле этого понятия.

33. Кроме этого, суд кассационной инстанции решил произвести пересчет размера процентов за неисполнение денежного обязательства, подлежащих выплате заявителю. Суд по своей инициативе решил, что размер материального ущерба, понесенного заявителем, был значительно меньше, чем размер процентов за неисполнение денежного обязательства, рассчитанный в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации. Европейский Суд отмечает, что мотивировка решения суда кассационной инстанции была основана на понятии "соразмерности", используемом в статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации. Суд кассационной инстанции сделал вывод о том, что решение суда нижестоящей инстанции не являлось формально незаконным, но все же оно было несправедливым, поскольку сумма, присужденная в качестве возмещения ущерба в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, не соответствовала фактическим обстоятельствам дела.

34. Вызывает сомнение то, что в соответствии с законодательством Российской Федерации суд второй инстанции в данных обстоятельствах дела имел право превысить пределы рассмотрения дела в кассационном порядке - в отношении этого вопроса в законодательстве отсутствовала ясность. Европейский Суд готов признать, что суд кассационной инстанции был правомочен уменьшить размер подлежащих выплате процентов за неисполнение денежного обязательства. Однако Европейский Суд считает, что такое развитие событий едва являлось предсказуемым для заявителя.

35. Далее Европейский Суд обращает особое внимание на природу рассмотренного судом кассационной инстанции вопроса. Требования заявителя основывались на расчете процентов, подлежащих выплате в его пользу, по ставке, определяемой Центральным банком Российской Федерации. В противопоставление этому применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации являлось равнозначным фактической оценке реального понесенного заявителем ущерба, что должно было повлечь за собой более полную оценку вопросов факта. Однако данный вопрос никогда не поднимался в рамках производства по делу.

36. Наконец, Европейский Суд отмечает, что судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда ничем не мотивировала свой вывод о том, что размер процентов, присужденный судом первой инстанции, являлся несоразмерным понесенному заявителем ущербу. Самостоятельное рассмотрение судом на основании материалов дела определенных вопросов является приемлемым. Однако ввиду отсутствия какого-либо мотивированного решения в связи с этим Европейский Суд не вправе идти на подобные уступки и приходит к выводу, что вопрос "соразмерности" суммы присужденных процентов за неисполнение денежного обязательства не мог рассматриваться судом кассационной инстанции без учета мнения сторон.

37. Европейский Суд приходит к выводу, что, признавая, что суд кассационной инстанции был вправе по своему усмотрению уменьшить размер подлежащих выплате процентов за неисполнение денежного обязательства при особых обстоятельствах дела, лишив стороны возможности привести свои доводы в связи с рассматриваемым вопросом, что не являлось исключительно формальным нарушением, он не использовал предоставленное ему право усмотрения в соответствии с требованиями пункта 1 статьи 6 Конвенции. Поскольку решение суда кассационной инстанции являлось окончательным, не было последующей надлежащей инстанции, в которую заявитель мог представить свои возражения против выводов суда (см. для сравнения Решение Европейского Суда по делу "Фельдман против Франции" (Feldman v. France) от 6 июня 2002 г., жалоба N 53426/99, и Постановление Европейского Суда по делу "Даллош против Венгрии" (Dallos v. Hungary), жалоба N 29082/95, §§50-52, ECHR 2001-II).

38. Европейский Суд полагает, что, принимая во внимание изложенные выводы, нет необходимости рассматривать отдельно жалобу в части, касающейся предположительной недостаточности доводов, лежащих в основе решения об уменьшении размера подлежащих выплате процентов за неисполнение денежного обязательства.

39. Таким образом, Европейский Суд постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

 

II. Применение статьи 41 Конвенции

 

40. Статья 41 Конвенции предусматривает:

 

"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

А. Ущерб

 

41. Заявитель требовал присудить ему 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

42. Власти Российской Федерации подчеркнули, что заявитель не представил доказательств того, что он испытывал страдания и разочарование в связи с обжалуемым нарушением. Они отметили, что сумма возмещения, присужденная ему Омским областным судом, являлась справедливой и полностью компенсировала все понесенные им расходы.

43. Европейский Суд отмечает, что даже несмотря на то, что заявителю были присуждены денежные средства в рамках национального судебного разбирательства по делу, данный факт сам по себе не лишает его права требовать компенсацию за несправедливость этого разбирательства в соответствии со статьей 41 Конвенции. Европейский Суд признает, что заявитель должен был испытать в некоторой степени разочарование и чувство несправедливости в результате лишения его судом возможности представить свои доводы по одному из основных вопросов его дела. Европейский Суд считает, что моральный вред, понесенный заявителем, не может быть достаточным образом компенсирован исключительно установлением факта нарушения права. В то же время Европейский Суд считает, что размер компенсации, требуемый заявителем, является чрезмерным. Основываясь на принципе справедливости, Европейский Суд присуждает заявителю 1 000 евро, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на присужденные средства.

 

В. Судебные расходы и издержки

 

44. Заявитель не представил каких-либо требований в отношении судебных расходов и издержек, понесенных им при производстве по делу в национальном суде и Европейском Суде. Следовательно, Европейский Суд решил не присуждать ему никакого возмещения по данному основанию.

 

С. Процентная ставка при просрочке платежей

 

45. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

2) постановил,

(а) что власти государства-ответчика обязаны выплатить заявителю в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции сумму в размере 1 000 евро (одной тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащих пересчету в российские рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также сумму любого налога, подлежащего начислению;

ГАРАНТ:

Нумерация пунктов приводится в соответствии с источником

 

(с) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

3) отклонил остальную часть требований заявителя по справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменной форме 13 мая 2008 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.

 

Сантьяго Кесада
Секретарь Секции Суда

Йозеп Касадеваль
Председатель Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 13 мая 2008 г. Дело "Галич (Galich) против Российской Федерации" (жалоба N 33307/02) (Третья Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 4/2009.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека