Постановление Европейского Суда по правам человека от 29 апреля 2008 г. Дело "Рольгезер и другие (Rolgezer and Others) против Российской Федерации" (жалоба N 9941/03) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)

 

Дело "Рольгезер и другие (Rolgezer and Others)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 9941/03)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 29 апреля 2008 г.

 

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х. Розакиса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии А. Вампаша, Заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 1 апреля 2008 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 9941/03, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) 29 гражданами Российской Федерации (далее - заявители), чьи имена и даты рождения указаны в приложении, 28 февраля 2003 г.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявители жаловались, в частности, на чрезмерную продолжительность гражданских разбирательств.

4. 11 апреля 2006 г. Европейский Суд признал жалобу частично неприемлемой и коммуницировал жалобу властям Российской Федерации в части предполагаемой чрезмерной продолжительности разбирательств. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

 

Факты

 

5. Заявители проживают в деревне Наумовка, в Томской области, в окрестностях радиохимического предприятия "Сибирский химический комбинат" (далее - предприятие), принадлежащего государству и эксплуатируемого им.

6. В неустановленную дату в июле 1997 г. заявители предъявили иск к предприятию о возмещении вреда, причиненного их здоровью его деятельностью. Они также просили запретить захоронение ядерных отходов. 27 июля 1997 г. Северский городской суд Томской области принял исковое заявление и назначил первое заседание на 3 ноября 1997 г.

7. Поскольку здание городского суда расположено в зоне ограниченного доступа, суд просил заявителей представить персональные данные для оформления им пропуска.

8. Заявители не явились в судебное заседание 3 ноября 1997 г. Их представители присутствовали. Городской суд назначил экспертизу. 9 декабря 1997 г. Томский областной суд отменил это определение* (* По-видимому, определение о приостановлении производства по делу в связи с назначением экспертизы (прим. переводчика).) как принятое в отсутствие заявителей.

9. 28 апреля 1998 г. заявители представили персональные данные, и администрация г. Северска выдала им пропуска.

10. На заседании 15 мая 1998 г. заявители изменили свои требования. Они просили признать недействительной лицензию, выданную предприятию правительством Томской области, и взыскать компенсацию морального вреда. Они привлекли правительство Томской области в качестве соответчика, и рассмотрение дела было отложено на 14 июля 1998 г.

11. 14 июля 1998 г. заявители не явились в суд, и рассмотрение дела было отложено на 31 августа 1998 г.

12. 31 августа 1998 г. только двое истцов явились в суд, и рассмотрение дела было отложено на 21 октября 1998 г.

13. 21 октября 1998 г. заявители вновь изменили свои требования и просили суд вызвать свидетелей. Рассмотрение дела было отложено на 24 ноября 1998 г.

14. Дело рассматривалось судом 24 ноября и 7 декабря 1998 г.

15. 7 декабря 1998 г. Северский городской суд Томской области обязал Министерство здравоохранения провести экспертизу по требованию ответчика и приостановил производство по делу. В тот же день дело было направлено в Министерство здравоохранения.

16. 29 января 1999 г. Томский областной суд, рассмотрев жалобу, оставил определение от 7 декабря 1998 г. без изменения.

17. В течение последующих трех лет городской суд направлял в Министерство здравоохранения 10 напоминаний о необходимости проведения экспертизы или в случае невозможности ее проведения о возврате дела в суд.

18. 22 апреля 2002 г. Министерство здравоохранения возвратило дело в городской суд, указав, что проведение экспертизы не представляется возможным, поскольку ответчик не оплатил ее стоимость. В тот же день городской суд возобновил производство по делу.

19. На заседании 26 июня 2002 г. заявители отказались от требований к правительству Томской области и изменили требования к предприятию. Рассмотрение дела было отложено на 4 июля 2002 г.

20. Городской суд рассматривал дело 4 и 15 июля 2002 года. 15 июля 2002 г. Северский городской суд Томской области отклонил требования заявителей как необоснованные.

21. 5 ноября 2002 г. Томский областной суд, рассмотрев жалобу, оставил решение без изменения.

 

Право

 

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции

 

22. Заявители жаловались на то, что продолжительность разбирательства по их делу не отвечала требованию "разумного срока", установленному пунктом 1 статьи 6 Конвенции, который предусматривает следующее:

 

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом...".

 

A. Приемлемость жалобы

 

23. Европейский Суд отмечает, что заявители предъявили свои требования в июле 1997 г., однако к его компетенции ratione temporis* (* Ratione temporis (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с временем события". Критерий обстоятельства времени, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).) относится только период с 5 мая 1998 г., когда Конвенция вступила в силу в отношении России. Разбирательство продолжалось до 5 ноября 2002 г. В период после ратификации Конвенции разбирательство продолжалось в течение четырех лет и шести месяцев в двух инстанциях.

24. Европейский Суд считает, что жалоба заявителей не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

 

B. Существо жалобы

 

25. Власти Российской Федерации признали, что определенная задержка была вызвана уклонением экспертов от проведения экспертизы. Суды страны направили множество безуспешных напоминаний экспертам о необходимости проведения экспертизы или возврата дела в суд. Суды страны сделали все возможное для ускорения экспертизы. Существенные задержки были обусловлены действиями заявителей, которые не являлись в судебные заседания и несколько раз изменяли свои требования.

26. Заявители утверждали, что не являлись в суд из-за отсутствия пропуска и не могли проникнуть в зону ограниченного доступа, в которой находился суд. Кроме того, заседания назначались на 10 часов утра, и они не могли прибыть в суд своевременно, так как проживали в отдаленной деревне. Единственный автобус из их деревни прибывает в г. Северск только днем. Они несколько раз просили назначать судебные заседания на дневное время, но безрезультатно.

27. Европейский Суд напоминает, что разумность длительности судебных разбирательств подлежит оценке с учетом обстоятельств дела и следующих критериев: сложность дела и поведение заявителя и соответствующих должностных лиц, а также значение предмета спора для заявителя (см. в частности, Постановление Большой Палаты по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, § 43, ECHR 2000-VII).

28. Разбирательство по делу было сложным, поскольку требовало экспертного заключения и исследования многочисленных медицинских документов. Европейский Суд полагает, что эти факторы осложняли задачу суда, хотя нельзя согласиться с тем, что сложность дела сама по себе оправдывает общую продолжительность производства. Кроме того, спор в настоящем деле затрагивал компенсацию за вред, причиненный здоровью. Европейский Суд считает, что характер спора требовал особой тщательности от судов страны (см. для сравнения Постановление Европейского Суда от 5 октября 2006 г. по делу "Марченко против Российской Федерации" (Marchenko v. Russia), жалоба N 29510/04, § 40* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2007.)).

29. Что касается поведения заявителей, власти Российской Федерации утверждали, что они несут ответственность за задержки разбирательства, поскольку несколько раз не явились в судебное заседание. Заявители утверждали, что их отсутствие было вызвано невыдачей пропуска, позволявшего попасть в помещение суда, или неудобным временем назначения судебного заседания и нежеланием суда учитывать их обстоятельства. Европейский Суд отмечает, что независимо от причин неявки заявителей в судебное заседание, вызванные этим задержки являются незначительными.

30. При этом Европейский Суд отмечает, что за существенный период бездействия несут ответственность власти. Более трех лет и четырех месяцев прошло с 7 декабря 1998 г., когда городской суд обязал Министерство здравоохранения провести экспертизу, до 22 апреля 2002 г., когда дело было возвращено в суд. Экспертиза не была проведена, поскольку ответчик, государственное предприятие, не оплатило его стоимость. Европейский Суд напоминает в этом отношении, что главная ответственность за задержки, связанные с экспертизой, в конечном счете возлагается на государство. Именно суд страны должен был обеспечить своевременную оплату стоимости экспертизы ответчиками и проведение последней без задержки (см. Постановление Европейского Суда от 5 октября 2006 г. по делу "Волович против Российской Федерации" (Volovich v. Russia), жалоба N 10374/02, § 30* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 8/2007.); и Постановление Европейского Суда от 25 июня 1987 г. по делу "Капуано против Италии" (Capuano v. Italy), Series A, N 119, § 32).

31. Учитывая продолжительный период бездействия, за которое несут ответственность власти, и значение предмета спора для заявителей, Европейский Суд заключает, что дело заявителей не было рассмотрено в "разумный срок". Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

 

II. Применение статьи 41 Конвенции

 

32. Статья 41 Конвенции предусматривает:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

A. Ущерб

 

33. Каждый заявитель требовал 50 000 евро в счет компенсации морального вреда.

34. Власти Российской Федерации утверждали, что это требование является чрезмерным. Компенсация не должна превышать суммы, присужденной Европейским Судом по делу "Кирсанова против Российской Федерации" (Kirsanova v. Russia) (см. Постановление Европейского Суда от 22 июня 2006 г., жалоба N 76964/01).

35. Европейский Суд отмечает, что заявители должны были претерпеть определенные страдания и разочарование, вызванные рассмотрением дела с нарушением "разумного срока". Однако суммы выглядят чрезмерными. Если разбирательство продолжается длительное время, Европейский Суд должен принять во внимание особенности влияния числа заявителей в таких делах на уровень страданий, неудобств и неопределенности, затрагивавших каждого из них. Таким образом, большое число участников с большой вероятностью окажет воздействие на сумму справедливой компенсации морального вреда, которая подлежит присуждению в их пользу. Такой подход основан на том, что число лиц, участвующих в национальном судебном разбирательстве, не является безразличным с точки зрения перспективы морального вреда, который может претерпеть каждый из них вследствие длительности разбирательства, по сравнению с лицом, которое возбудило аналогичное разбирательство самостоятельно. Принадлежность к группе лиц, которые решили обратиться в суд по одним и тем же фактическим и правовым основаниям, означает, что преимущества и недостатки соучастия будут разделены ими (см. Постановление Большой Палаты от 15 февраля 2008 г. по делу "Арванитаки-Роботи и другие против Греции" (Arvanitaki-Roboti and Others v. Greece), жалоба N 27278/03, § 29). Европейский Суд принимает во внимание число заявителей, природу установленного нарушения и необходимость определения суммы таким образом, который совместим с относимым прецедентным правом и является разумным с учетом значения, которое имел для них предмет спора. С учетом вышеизложенных соображений и оценивая указанные обстоятельства на справедливой основе, Европейский Суд присуждает каждому заявителю 2 000 евро, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную выше сумму.

 

B. Судебные расходы и издержки

 

36. Заявители требовали также 1 600 евро в счет судебных расходов и издержек. Они представили документы, подтверждающие несение почтовых и копировальных расходов.

37. Власти Российской Федерации утверждали, что требование является чрезмерным.

38. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в части, в которой они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными по размеру. В настоящем деле с учетом представленных документов и вышеизложенных критериев Европейский Суд считает разумным присудить 60 евро A. Рользегер, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную выше сумму.

 

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

39. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) решил признать жалобу приемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил:

(a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителям следующие суммы, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты:

(i) 2 000 евро (две тысячи евро) каждому заявителю в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму;

(ii) 60 евро (шестьдесят евро) A. Рользегер в счет судебных расходов и издержек, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявителей о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 29 апреля 2008 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Андре Вампаш
Заместитель Секретаря Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда

 

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 29 апреля 2008 г. Дело "Рольгезер и другие (Rolgezer and Others) против Российской Федерации" (жалоба N 9941/03) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 5/2009.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека