Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 октября 2006 г. Дело "Марченко (Marchenko) против Российской Федерации" (жалоба N 29510/04) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Марченко (Marchenko) против Российской Федерации"
(Жалоба N 29510/04)


Постановление Суда


Страсбург, 5 октября 2006 г.


По делу "Марченко против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 14 сентября 2006 г.,

вынес следующее Постановление.


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 29510/04), поданной в Европейский Суд 9 августа 2004 г. против Российской Федерации гражданином Российской Федерации Марченко Владимиром Александровичем в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Интересы заявителя в Европейском Суде представляла О. Михайлова, юрист из г. Москвы. Власти Российской Федерации были представлены в Европейском Суде Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель, в частности, жаловался на то, что длительность судебного разбирательства по его гражданскому делу была чрезмерной, а само судебное разбирательство несправедливым.

4. 4 марта 2005 г. Европейский Суд коммуницировал жалобу заявителя властям Российской Федерации. Согласно положениям пункта 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости.


Факты


5. Заявитель, 1951 года рождения, проживает в селе Тимирязевском Томской областии.

6. 3 декабря 1997 г. заявитель обратился в суд с иском к Томской центральной районной больнице о возмещении вреда здоровью, причиненного ему медицинской халатностью.

7. 1 марта 1998 г. судья Ф. Томского районного суда Томской области принял дело к своему производству. В период с марта 1998 г. по 22 апреля 1999 г. в Томском районном суде Томской области состоялось четыре слушания по делу.

8. 22 апреля 1999 г. заявитель объявил суду о том, что его медицинская карта была подделана, и ходатайствовал о проведении графологической экспертизы. Его ходатайство было удовлетворено.

9. Экспертиза была закончена 11 августа 1999 г. и 7 сентября 1999 г. Томский районный суд Томской области получил экспертное заключение и провел судебное заседание.

10. Следующее судебное заседание состоялось 8 декабря 1999 г. Заявитель ходатайствовал перед судом о проведении медицинской экспертизы. Ходатайство было удовлетворено. Судебное разбирательство было отложено до 8 февраля 2000 г.

11. Из трех судебных заседаний, назначенных в период с 8 февраля по 22 марта 2000 г., одно было отложено в связи с неявкой заявителя и еще одно по ходатайству ответчика.

12. В период с июля по сентябрь 2000 г. судебные заседания по делу не проводились в связи с уходом в отставку судьи Ф. Дело заявителя было передано в производство судьи А. и подлежало повторному рассмотрению.

13. 19 сентября 2000 г. Томский районный суд Томской области провел судебное заседание. Суд вновь назначил медицинскую экспертизу и отложил судебное разбирательство. После возобновления судебного разбирательства судебное заседание было назначено на 4 июля 2001 г., тем не менее, оно было отложено в связи с тем, что заявитель выразил желание изменить свои исковые требования.

14. Следующее судебное заседание, назначенное на 4 августа 2001 г., было отложено в связи с уходом в отставку судьи А. 9 августа 2001 г. дело было передано в производство судьи И.

15. В период с 9 августа по 6 ноября 2001 г. судебные заседания по делу не проводились в связи с отпуском судьи И. или неявкой ответчика в назначенные дни.

16. Судебные заседания, назначенные на 6 и 12 ноября 2001 г., были отложены по ходатайству заявителя.

17. На следующем судебном заседании 29 ноября 2001 г. было удовлетворено ходатайство заявителя об отводе судьи И. Дело было передано в производство судьи К.

18. Из 14 судебных заседаний, назначенных в период с декабря 2001 г. по январь 2003 г., одно судебное заседание было отложено в связи с неявкой ответчика, одно - в связи с болезнью судьи, три - в связи с неявкой свидетелей и семь - в связи с болезнью заявителя.

19. С 3 февраля по 7 апреля 2003 г. состоялось шесть судебных заседаний. По-видимому, каждое судебное заседание длилось не более трех часов в связи с тем, что заявитель плохо себя чувствовал.

20. Из 14 судебных заседаний, назначенных в период с 8 по 28 апреля 2003 г., пять судебных заседаний было отложено или в связи с болезнью заявителя, или в связи с его ходатайствами о вызове дополнительных свидетелей по делу и об ознакомлении с материалами дела.

21. С марта по 22 июля 2003 г. судебные заседания по делу не проводились, поскольку судья находился в отпуске.

22. В период с 22 июля по 8 августа 2003 г. Томским районным судом Томской области было проведено 13 судебных заседаний по делу. Заседания длились приблизительно три часа, поскольку заявитель представил в Томский районный суд Томской области медицинскую справку, согласно которой ему было противопоказано участвовать в судебном заседании более трех часов.

23. С 8 августа 2003 г. по 20 января 2004 г. Томским районным судом Томской области не назначались судебные заседания по делу или по ходатайству ответчика, или в связи с отсутствием судьи.

24. В период с 20 января по 19 марта 2004 г. было проведено 18 судебных заседаний. Каждое судебное заседание продолжалось около трех часов, поскольку заявитель находился в плохом самочувствии и не мог принимать активное участие в деле.

25. 19 марта 2004 г. Томский районный суд Томской области оставил без удовлетворения требования заявителя к больнице как явно необоснованные. Заявитель и его представитель покинули зал судебных заседаний в начале слушания по делу.

26. 6 июля 2006 г. судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда оставила решение суда первой инстанции без изменения.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции в связи с чрезмерной длительностью судебного разбирательства


27. Заявитель жаловался на то, что продолжительность судебного разбирательства по его делу не соответствовала требованию "разумного срока", гарантированному пунктом 1 статьи 6 Конвенции, которая в части, применимой к настоящему делу, гласит:


Статья 6 Конвенции


"1. Каждый при определении его гражданских прав и обязанностей ... имеет право на справедливое ...разбирательства дела в разумный срок... судом...".


A. Приемлемость


28. Европейский Суд напоминает, что судебное разбирательство по делу заявителя было начато 3 декабря 1997 г. Тем не менее Европейский Суд принимает во внимание период судебного разбирательства, начиная с 5 мая 1998 г., дня вступления в силу Конвенции в отношении Российской Федерации. При оценке разумности периода, прошедшего с названной даты, необходимо, тем не менее, принимать во внимание весь период судебного разбирательства. Судебное разбирательство завершилось 6 июля 2004 г. вынесением определения судебной коллегией по гражданским делам Томского областного суда. Таким образом, судебное разбирательство по делу длилось приблизительно шесть лет и семь месяцев, из которых шесть лет и два месяца судебного разбирательства в судах двух инстанций Европейский Суд компетентен рассматривать ratione temporis.

29. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является явно необоснованной по иным основаниями. Следовательно, данная жалоба должна быть объявлена приемлемой.


B. По существу


1. Доводы сторон


30. Власти Российской Федерации отметили, что причиной длительного судебного разбирательства по делу стало поведение заявителя. Шестнадцать ходатайств заявителя и его представителя о переносе судебных заседаний было удовлетворено судом. Тридцать три судебных заседания, назначенных в период с 7 по 28 апреля 2003 г., с 22 июля по 7 августа 2003 и с 22 февраля по 19 марта 2004 г., прерывались по требованию заявителя. Судебное разбирательство трижды приостанавливалось, поскольку заявитель ходатайствовал о проведении экспертиз. Марченко В.А. заявлял, по крайней мере, семь отводов судьям. Что касается действий национальных властей, власти Российской Федерации отметили, что в данном деле не имело место задержек судебного разбирательства по вине судов Российской Федерации.

31. Заявитель не согласился с доводами властей Российской Федерации. Он отметил, что судам Российской Федерации потребовалось более шести лет и семи месяцев для рассмотрения его требований. Более шести лет и трех месяцев дело находилось в производстве районного суда без особого движения. Часто районному суду требовалось вплоть до шести месяцев для того, чтобы назначить судебное заседание. Состав районного суда менялся четыре раза. Только один раз состав суда был изменен по ходатайству заявителя. Каждый раз районный суд должен был начинать рассмотрение дела заново. Заявитель утверждал, что проведение экспертиз было необходимо, при этом их проведение заняло много времени, а районный суд не принял никаких дисциплинарных мер в отношении экспертов.


2. Мнение Европейского Суда


32. Европейский Суд напомнил, что разумность срока судебного разбирательства должна оцениваться в свете обстоятельств конкретного дела, а также с учетом следующих критериев, в частности, сложности дела, поведения самого заявителя, поведения компетентных органов и важности для заявителя рассматриваемого вопроса (см. среди прочих Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, §43, ECHR 2000-VII).

33. Ни одна из сторон по делу не утверждала, что данное дело отличалось определенной сложностью. Европейский Суд не усматривает оснований для иного вывода. В любом случае, по мнению Европейского Суда, общий период судебного разбирательства длительностью более шести лет и двух месяцев не может сам по себе объясняться лишь сложностью дела.

34. Что касается поведения заявителя, Европейский Суд отмечает, что стороны пришли к единому мнению только относительно неявки заявителя 16 февраля 2000 г. Независимо от причин такого отсутствия задержка, вызванная им, была незначительной. Европейский Суд отмечает, что пять судебных заседаний были перенесены ввиду того, что заявитель ходатайствовал об уточнении своих исковых требований, вызове в судебное заседание дополнительных свидетелей или об изучении материалов дела. Европейский Суд напоминает, что на заявителя нельзя возлагать ответственность за то, что он в полной мере воспользовался возможностями, предоставляемыми национальным законодательством для защиты собственных прав (см. Постановление Европейского Суда по делу "Соколов против Российской Федерации" (Sokolov v. Russia) от 22 сентября 2005 г., жалоба N 3734/02, §38).

35. Европейский Суд отмечает, что задержка судебного разбирательства, составившая приблизительно десять месяцев, была вызвана тем, что, по крайней мере, восемь судебных заседаний было отложено, а также тем, что судебные заседания в марте, апреле, июле и в августе 2003 г., в феврале и марте 2004 г. длились примерно три часа в связи с плохим самочувствием заявителя. В связи с этим Европейский Суд отмечает, что заявитель участвовал в судебном разбирательстве вместе с представителем. Таким образом, несмотря на то, что попытки заявителя гарантировать свое собственное участие в судебном заседании в целях лучшей защиты собственных интересов поняты, способ осуществления заявителем своих процессуальных прав, безусловно, способствовал затягиванию судебного разбирательства по делу.

36. Власти Российской Федерации также отметили, что заявитель заявлял отвод судьям семь раз. Европейский Суд отметил, что шесть ходатайств заявителя об отводе судей не были удовлетворены; задержка судебного разбирательства, имевшая место в результате удовлетворения одного ходатайства заявителя об отводе судьи от 29 ноября 2001 г. (см. выше §17), составила примерно три месяца.

37. Что касается поведения властей Российской Федерации, Европейский Суд полагает, что власти Российской Федерации несут ответственность за общий период судебного разбирательства за исключением задержек, имевших место по вине заявителя, то есть приблизительно за пять лет. В связи с изложенным Европейский Суд напоминает, что в основу вывода о нарушении требования "разумного срока" могут быть положены только задержки судебного разбирательства, состоявшиеся по вине государства-ответчика (см. Решение Европейского Суда по делу "Де Фоурс Вальдероде против Чехии" (Des Fours Walderode v. the Czech Republic), жалоба N 40057/98, ECHR 2004-V).

38. Европейский Суд отмечает, что судебное разбирательство трижды приостанавливалось в связи с проведением экспертиз, что повлекло общую задержку разбирательства по делу в четырнадцать месяцев. Европейский Суд напоминает, что в основном ответственность за задержку судебного разбирательства в связи с проведением экспертизы по делу возлагается на власти государства-ответчика (см. Постановление Европейского Суда по делу "Капуано против Италии" (Capuano v. Italy) от 25 июня 1987 г., Series A no. 119, §32; Решение Европейского Суда по делу "Антонов против Российской Федерации" (Antonov v. Russia) от 3 ноября 2005 г., жалоба N 38020/03). Тем не менее районным судом не было принято никаких мер для того, чтобы избежать задержки судебного разбирательства. Он не вмешивался в работу экспертов с точки зрения сроков ее проведения. Следовательно, ответственность за данный период возлагается на власти Российской Федерации.

39. Более того, Европейский Суд отмечает, что практически двухгодичная задержка судебного разбирательства была вызвана фактом ухода в отставку двоих судей. Каждый раз, когда судья уходил в отставку, судебное разбирательство по делу начиналось сначала, что требовало назначения новых судебных слушаний по делу, повторных допрос свидетелей и новой оценки доказательств по делу. Европейский Суд отмечает в связи с этим, что положения пункта 1 статьи 6 Конвенции возлагают обязанность на Договаривающиеся Стороны организовать свою систему органов судебной власти так, чтобы их деятельность отвечала требованию о рассмотрении дел в разумный срок (см., среди прочих, Постановление Европейского Суда по делу "Леффлер против Австрии" (Lцffler v. Austria) от 3 октября 2000 г., жалоба N 30546/96, §57). Другая задержка по делу общей продолжительностью около четырех месяцев была вызвана отсутствием судьи.

40. Наконец, Европейский Суд отмечает, что спор в данном деле касался возмещения вреда здоровью, причиненного, предположительно, в результате медицинской халатности. Европейский Суд придерживается мнения, что данный спор требовал особого усердия со стороны национальных судов.

41. Принимая во внимание общую продолжительность судебного разбирательства, вопрос, с которым заявитель обратился в суды Российской Федерации, а также тот факт, что гражданское дело заявителя находилось на рассмотрении суда первой инстанции приблизительно шесть дет и три месяца, Европейский Суд приходит к выводу, что гражданское дело заявителя не было рассмотрено в пределах "разумного срока". Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции в связи с несправедливостью судебного разбирательства


42. Заявитель также жаловался, ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, в связи с тем, что суды Российской Федерации неверно истолковали и применили положения закона, а также ошибочно оценили доказательства по его делу.

43. Европейский Суд напоминает, что он не является вышестоящей инстанцией в отношении национальных судов и что по общему правилу именно национальные суды должны заниматься оценкой представленных доказательств. Задача Европейского Суда в соответствии с Конвенцией состоит в том, чтобы установить, было ли судебное разбирательство в целом справедливым (см. среди прочих Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Гарсиа Руис против Испании" (Garcнa Ruiz v. Spain), жалоба N 30544/96, §§28-29, ECHR 1999-I). Принимая во внимание имеющиеся в его распоряжении материалы дела, представленные заявителем, Европейский Суд отмечает, что в рамках судебного разбирательства по гражданскому делу заявитель имел возможность представлять необходимые доводы в защиту своих интересов, а суды Российской Федерации должным образом рассматривали их. Требования заявителя рассматривались судами двух инстанции и были отклонены как необоснованные. Решения судов Российской Федерации не содержат признаков того, что они являются необоснованными и произвольными.

44. Следовательно, данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


III. Применение Статьи 41 Конвенции


45. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


46. Европейский Суд отмечает, что 1 июля 2005 г. представителю заявителя было предложено представить до 9 сентября 2005 г. детальные требования по "справедливой компенсации". Никаких требований в пределах установленного срока получено не было. Следовательно, Европейский Суд полагает, что в данном случае отсутствуют основания присуждать заявителю какую-либо компенсацию.


На этих основаниях Суд единогласно:


1) объявил часть жалобы заявителя на чрезмерную продолжительность судебного разбирательства приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2) постановил, что в данном деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с чрезмерной длительностью судебного разбирательства;

3) постановил, что в данном деле нет необходимости присуждать заявителю "справедливую компенсацию".


Совершено на английском языке и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 5 октября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис


Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 октября 2006 г. Дело "Марченко (Marchenko) против Российской Федерации" (жалоба N 29510/04) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 3/2007.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.