Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 29 июля 2015 г. по делу N 33-11004/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 29 июля 2015 г. по делу N 33-11004/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Петровской О. В.

судей Кокшарова Е. В.,

Редозубовой Т. Л.,

при секретаре судебного заседания Пермяковой Е. В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Д.Е.Б. к закрытому акционерному обществу "Страховая группа " ... " в лице Екатеринбургского филиала закрытого акционерного общества "Страховая группа " ... " о взыскании недополученной заработной платы, компенсации морального вреда.

по апелляционной жалобе истца на решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 21 апреля 2015 года

Заслушав доклад судьи Редозубовой Т.Л., объяснения истца, его представителя Щербаковой Г. А. (по устному заявлению), поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя ответчика Кучукова И. А. (доверенность от " ... " N N), возражавшего относительно доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Д.Е.Б. обратилась в суд с иском к закрытому акционерному обществу " ... " в лице Екатеринбургского филиала закрытого акционерного общества " ... " (далее по тексту ЗАО " ... ") о взыскании недополученной заработной платы, компенсации морального вреда.

В обоснование иска истец указала, что в период с " ... " по " ... " на основании трудового договора работала ... (специалист N уровня) в Екатеринбургском филиале ЗАО Страховая группа " ... ". По условиям трудового договора ежемесячный должностной оклад составлял N руб. N коп. В ... года ей стало известно о том, что в период ее работы работодатель выплачивал ежемесячный должностной оклад сотрудникам юридического подразделения филиала в разном размере, при исполнении работниками одних и тех же функциональных обязанностей, при равной продолжительности рабочего времени и иных условий труда, предъявляемых квалификационных требованиях и должностном уровне. Разница в окладах составляла N руб. N коп. ежемесячно. Указанные обстоятельства являются дискриминацией со стороны работодателя.

С учетом положений ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ссылаясь на ст. ст. 2, 237 Трудового кодекса Российской Федерации, истец просила взыскать с ответчика недополученную заработную плату за период с " ... " по " ... " в сумме N руб. N коп., компенсацию морального вреда в сумме N руб.

В судебном заседании истец, ее представитель Щербакова Н.А. исковые требования поддержали.

Представитель ответчика ЗАО "Страховая группа " ... " Пономарева Ю.Г. (доверенность от " ... " N N) исковые требования не признала, в их удовлетворении просила отказать. Указала об отсутствии дискриминации со стороны работодателя по оплате труда Д.Е.Б. Просила применить последствия пропуска срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, предусмотренного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации.

Решением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 21 апреля 2015 года в удовлетворении исковых требований Д.Е.Б. отказано.

С указанным решением не согласился истец, в апелляционной жалобе просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении его исковых требований. Ссылался на то, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, установленные судом обстоятельства, не доказаны, судом неправильно применены нормы материального и процессуального права. Не согласна с выводами суда о том, что труд истца правомерно оплачивался ответчиком в меньшем размере по сравнению с оплатой труда работника занятого на должности главного юрисконсульта (Р3), исходя из применяемого работодателем должностного грейда ( ... ), свидетельствующего о выполнении указанной работы различной по сложности и объему. Указала, что истцом не пропущен срок, предусмотренный ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, о нарушении своих прав истец узнал после прекращения трудовых отношений, в ... года при разговоре с сотрудником юридического отдела ответчика Ж.В.В.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель ответчика указал о законности и обоснованности решения суда.

В заседании судебной коллегии истец, его представитель доводы апелляционной жалобы поддержали.

Представитель ответчика возражал относительно доводов апелляционной жалобы.

Изучив материалы дела, обсудив в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему:

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из правомерности действий работодателя по оплате труда истца, пропуске Д.Е.Б. срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, предусмотренного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

С указанными выводами суда судебная коллегия соглашается, поскольку они соответствуют действующему законодательству и не противоречат фактическим обстоятельствам дела.

На основании ст. 135 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда. Системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Часть первая статьи 129 Трудового кодекса Российской Федерации определяет заработную плату работника как вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты) и дает понятия тарифной ставки, оклада (должностного оклада), базового оклада (базового должностного оклада), базовой ставки заработной платы.

Глава 21 Трудового кодекса Российской Федерации гласит, что заработная плата каждого работника зависит от его квалификации, сложности выполняемой работы, количества и качества затраченного труда и максимальным размером не ограничивается, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом.

Запрещается какая бы то ни была дискриминация при установлении и изменении условий оплаты труда.

Заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Статьей 22 Трудового кодекса Российской Федерации вменена обязанность работодателю - обеспечивать работникам равную оплату за труд равной ценности.

Установление работнику оплаты труда за равный труд в меньшем размере (или большем размере), чем другим сотрудникам отдела (или других отделов), имевшим равный с ней оклад выполняющим ту же работу, является одним из видов дискриминации в оплате за равный труд, и было бы нарушением конституционных прав работника.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, " ... " между сторонами был заключен трудовой договор N 1103, по условиям которого истец была принята на работу на должность главного юрисконсульта юридического отдела Екатеринбургского филиала ЗАО Страховая группа " ... ", временно, на период временного перевода основного работника Ж.В.В.

По соглашению сторон трудового договора истцу был установлен ежемесячный оклад, составляющий до удержания налогов и начисления районного коэффициента сумму N руб., региональная надбавка - N% от должностного оклада.

Вышеуказанный трудовой договор явился основанием для издания приказа от " ... " N N о принятии Д.Е.Б. на работу. Как следует из указанного приказа, истец была временно, на период временного перевода основного работника Ж.В.В. принята на работу в Екатеринбургский филиал ЗАО Страховая группа " ... " на должность ... ( N), с местом работы в ... , с окладом в сумме N руб. и надбавкой в размере N%. С приказом о приеме на работу Д.Е.Б. ознакомлена под роспись.

В период трудовых отношений заработная плата истцу выплачивалась в размерах и сроки, установленные трудовым договором.

Оценивая представленные доказательства по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд обоснованно отклонил доводы истца о том, что ответчик выплачивал ей ежемесячный должностной оклад по занимаемой ею должности в размере, меньшем, чем ежемесячный оклад, который выплачивался другому сотруднику юридического подразделения- Ж.В.В. При этом являются правильными выводы суда о том, что установление разного должностного оклада для работников, занимающих одинаковую должность, но выполняющих разную по сложности и объему работу, не является дискриминацией работника, и обусловлено осуществлением труда не равной ценности.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что согласно штатному расписанию юридического подразделения в штате ответчика имелись следующие должности: начальник отдела грейд ( ... ) с окладом в сумме N руб. N коп. и районным коэффициентом - N руб. N коп., главный юрисконсульт ( ... ) с окладом в сумме N руб. и районным коэффициентом - N руб. N коп., главный юрисконсульт ( ... ) с окладом в сумме N руб. и районным коэффициентом в размере N руб. N коп., главный юрисконсульт ... ) с окладом - N рублей и районным коэффициентом в размере N руб.

Ж.В.В. была принята на должность главного юрисконсульта ( ... ) юридического отдела Екатеринбургского филиала ЗАО "Страховая группа " ... " с тарифной ставкой N руб., что следует из приказа от " ... " N N.

Приказ ответчика от " ... " N подтверждает, что Ж.В.В. с должности главного юрисконсульта ( ... ) была переведена на должность главного юрисконсульта ( ... ) юридического отдела ЗАО "Страховая группа " ... " с установлением оклада в сумме N руб.

Истец занимала вышеуказанную должность на период временного перевода основного работника Ж.В.В.

Надлежащим образом оценив представленные доказательства, суд сделал правильный вывод о том, что условия труда (в том числе и оплата труда) истца соответствовали условиям труда Ж.В.В. до перевода согласно приказу от " ... ", истец и Ж.В.В. занимали разные должности в юридическом подразделении ЗАО "Страховая группа " ... " (главный юрисконсульт ( ... ) и главный юрисконсульт ( ... ).

Доказательств обратного, материалы дела не содержат.

Одновременно судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что в ходе судебного разбирательства не нашли своего подтверждения доводы истца об одинаковых квалификационных требованиях, предъявляемые к занимаемым ей и Ж.В.В. должностям. При том, что даже и при тождественности квалификационных требований работников, оплата их труда может являться различной.

Данный вывод суда следует из содержания штатного содержания, в соответствии с которым уровню должности истца соответствует грейд ... , а уровню должности Ж.В.В. - более высокий грейд ...

При этом принято во внимание, что работа Ж.В.В. приносила более эффективный экономический результат для компании, что подтверждается представленными суду ежемесячными отчетами по юридическому отделу Екатеринбургского филиала ЗАО "Страховая группа " ... ", согласно которым по результатам подготовки дел Ж.В.В. и ее участия в судах, размер сэкономленных денежных средств в два раза превышает показатели работы истца.

Доводы апелляционной жалобы о том, что присвоение истцу грейда не предусмотрено условиями трудового договора, на правильность выводов суда не влияют.

Система грейдов (классификация работников в рамках одной должности по определенным признакам) допустима в соответствии с трудовым законодательством и является не чем иным, как системой оплаты труда, которую в соответствии со ст. 135 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель вправе устанавливать. Система оплаты труда регулируется не только в трудовом договоре, но и в иных локальных актах, принимаемых работодателем. В рамках такой системы оплаты труда сотрудники классифицируются по своим деловым качествам.

С приказом о приеме на работ, где указан грейд истца ( ... ) Д.Е.Б. ознакомлена под роспись, что следует из текста данного приказа.

Действительно, в материалах дела отсутствуют должностные инструкции работников юридического отдела, их расчетные листки по заработной плате. Вместе с тем вместе с тем, суд рассмотрел дело на основании на тех доказательств, которые были представлены сторонами, оценил их в соответствии с правилами ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Из протокола судебного заседания от " ... " следует, что стороны против окончания судебного разбирательства, не возражали.

Доводы апелляционной жалобы истца о том, что представленная ответчиком информация не позволяет подтвердить вывод суда о различной сложности и требуемой квалификации, несогласии с выводами суда о том, что полученный для работодателя экономический эффект при выполнении трудовой функции работником, занятым на должности главного юрисконсульта ( ... ) был выше, истец и Ж.В.В. выполняли одинаковые функциональные обязанности, сводятся к изложению его правовой позиции, выраженной в суде первой инстанции и являвшейся предметом исследования и нашедшей верное отражение и правильную оценку в решении суда, основаны на ошибочном толковании апеллянтом норм материального и процессуального права, направлены на иную оценку обстоятельств, установленных и исследованных судом в соответствии с правилами статей 12, 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а потому не могут служить основанием для отмены решения суда.

При этом судебная коллегия отмечает, что в силу вышеуказанных норм закона установление должностного оклада является правом работодателя, определяется трудовым договором и зависит не только от квалификации работника, но и от сложности выполняемой работы, количества и качества затраченного труда; работа в одной и той же должности не означает ее одинаковый объем, сложность и количество, у работодателя есть право индивидуально определять размер оплаты труда; установление различных окладов обуславливается деловыми качествами каждого из работников; индивидуальный подход к оплате труда каждого работника соответствует действующему трудовому законодательству.

Не влечет отмену постановленного судом решения довод жалобы о неустановлении судом факта дискриминации трудовых прав истца.

Анализируя положения действующего законодательства, в частности ст. 1 Конвенции Международной организации труда N 11 "Относительно дискриминации в области труда и занятий" (Женева, 04 июня 1958 года), ст. 3 Трудового кодекса Российской Федерации судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца, поскольку не установлено каких-либо данных о факте дискриминации истца по одному из указанных в законе обстоятельств.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что Трудовой кодекс устанавливает, что никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника. То есть именно деловые качества работника, под которыми следует понимать способности физического лица выполнять определенную трудовую функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств (наличия определенной профессии, специальности, квалификации, профессиональных навыков, опыта работы), личностных качеств работника (состояния здоровья, наличия определенного уровня образования, опыта работы по данной специальности, в данной отрасли, психологических качеств, необходимых для выполнения поручаемой работы и тому подобного), служат основанием для назначения заработной платы, и работники с разными уровнями квалификации, получая разную заработную плату, не могут ссылаться на данное обстоятельство как на дискриминацию.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции обоснованно исходил и из требований ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

Установленные ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации сроки обращения в суд, по существу, являются сроками исковой давности.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации закрепляет условия, порядок и сроки для обращения работников в суд и призвана гарантировать им возможность реализации права на индивидуальные трудовые споры (ст. 37 Конституции Российской Федерации). Предусмотренные в ч. 1 ст. 392 указанного Кодекса сроки для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора являются более короткими по сравнению с общим сроком исковой давности, установленным гражданским законодательством. Однако такие сроки, выступая в качестве одного из необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, не могут быть признаны неразумными и несоразмерными, поскольку направлены на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника и по своей продолжительности являются достаточными для обращения в суд. Кроме того, трудовое законодательство устанавливает специальный механизм защиты и восстановления трудовых прав работников, учитывая особый характер трудовых прав граждан и относительно краткие сроки для обращения в суд - при пропуске срока по уважительным причинам он согласно ч. 3 ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации может быть восстановлен судом в установленном порядке (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2013 года N 618-О, от 15 июля 2010 года N 1006-О-О, от 13 октября 2009 года N 1319-О-О и другие).

В соответствии со ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

При рассмотрении настоящего спора суд первой инстанции пришел к правильному выводу о пропуске истцом срока обращения в суд. В период трудовых отношений истец ежемесячно получала заработную плату, расчетные листки, каких-либо претензий относительно размера заработной платы не имелось. При этом в силу ст. 62 Трудового кодекса Российской Федерации истец не была лишена возможности запросить у работодателя документы, связанные с работой, в том числе, и по оплате труда.

При таких обстоятельствах, оспариваемое решение суда является законным и обоснованным, апелляционная жалоба истца оснований к отмене оспариваемого решения не содержит.

Доводы апелляционной жалобы по сути своей выражают несогласие с выводами суда и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта но существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном применении норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

В соответствии с ч. 3 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вне зависимости от доводов, содержащихся в апелляционных жалобе, представлении, суд апелляционной инстанции проверяет, не нарушены ли судом первой инстанции нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с частью четвертой статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены решения суда первой инстанции. Из материалов дела следует, что таких нарушений судом первой инстанции не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 320, 327.1, п. 1 ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 21 апреля 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца- без удовлетворения.

 

Председательствующий: Петровская О. В.

 

Судьи: Кокшаров Е. В.

Редозубова Т. Л.

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.