Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 января 2005 г. N 66-о04-126 Кража совершалась из служебного помещения, которое одновременно считалось и жилищем, поэтому действия осужденных были признаны как совершение кражи с незаконным проникновением в жилище

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 января 2005 г. N 66-о04-126


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании 19 января 2005 года кассационные жалобы осужденных В., Я. и потерпевшей К. на приговор Иркутского областного суда от 23 августа 2004 года, по которому

В., 23 июня 1986 года рождения, уроженец с. Талая Тайшетского района Иркутской области, ранее не судим

осужден по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением ст. 62 УК РФ к двум годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено девять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Я., 13 февраля 1985 года рождения, уроженка с. Талая Тайшетского района Иркутской области, ранее не судима

осуждена по ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением ст. 62 УК РФ к двум годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с В. в счет возмещения материального ущерба 3923 рубля и в счет возмещения морального вреда 100000 рублей в пользу К.

В. и Я. признаны виновными и осуждены за кражу чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшему, с незаконным проникновением в жилище.

Кроме того, В. признан виновным и осужден за убийство Б. 1932 года рождения, совершенное 2 февраля 2004 года в с. Талая Тайшетского района Иркутской области с целью облегчения другого преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р., мнение прокурора К., полагавшей судебное решение в отношении В. и Я. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

осужденный В. просит изменить приговор, ссылаясь на то, что суд не учел в должной мере то обстоятельство, что преступления им были совершены в несовершеннолетнем возрасте; полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; осужденная Я. просит о смягчении наказания, указывая, что она впервые привлекается к уголовной ответственности; вину в совершении преступления признала полностью; ущерб возместила и потерпевшая не имеет к ней претензий;

потерпевшая К. просит приговор отменить за мягкостью назначенного наказания, полагает, что к убийству ее матери причастна Я., помогавшая В. в момент совершения преступления.

В возражении государственный обвинитель С. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав объяснение осужденного В., поддержавшего доводы своей жалобы, по основаниям в ней изложенным, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность осужденных В. и Я. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства В. последовательно пояснял о том, что 1 февраля 2004 года он предложил Я. совершить кражу из магазина, принадлежащего К. Я. согласилась с его предложением. Он решил убить хозяйку магазина, чтобы облегчить совершение кражи и взял с собой нож. Утром 2 февраля 2004 года он и Я. пришли к магазину, расположенному в доме N 34 по улице Советской в с. Талая со слов Я. ему стало известно, что в кочегарке находится Б. Он нанес Б. удары ножом в грудь, шею, в живот, после чего вместе с Я. похитили из магазина продукты питания и вещи.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания В. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что в доме по улице Советской N 34 с. Талая Тайшетского района Иркутской области был обнаружен труп Б. с признаками насильственной смерти.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть Б. наступила в результате трех колото-резаных ранений шеи и грудной клетки, проникающих в полость глотки и грудной клетки, с ранением магистральных сосудов шеи и левого легкого, сопровождавшихся развитием обильной потерей крови.

Виновность В. и Я. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины В. и Я. в краже, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище и с причинением значительного ущерба потерпевшей, верно квалифицировав их действия в этой части обвинения по ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Выводы суда о наличии у В. предварительного сговора с Я. на совершение кражи надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями В. и Я. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям В. и Я. при совершении кражи.

Объем похищенного правильно установлен с учетом показаний потерпевшей К. и других материалов дела. Сами В. и Я. не отрицают объема похищенного. Других причин пропажи вещей из магазина, кроме совершенной В. и Я. кражи, из материалов дела не усматривается.

Как установлено по делу и не оспаривается в жалобе, кража совершалась из служебного помещения, к которому В. и Я. никакого отношения не имеет. Данный помещение одновременно считалось и жилищем, где проживала потерпевшая, поэтому правильно данное помещение судом признано жилищем. Поскольку В. и Я. противоправно вторглись в данное жилище с целью кражи, они правильно признаны совершившие кражу с незаконным проникновением в жилище.

Доказанность вины В. в убийстве и правильность квалификации его действий по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ сомнений не вызывает и не оспаривается в жалобах.

Изложенные в кассационной жалобе потерпевшей доводы о причастности к убийству помимо В. Я., тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности. Кроме того, согласно ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Суд не является органом, осуществляющим уголовное преследование, а рассматривает дело в отношении привлеченных к уголовной ответственности лиц в рамках предъявленного им обвинения. Органы предварительного следствия представили суду доказательства, которые, по их мнению, подтверждали виновность обвиняемых, эти, а также дополнительные доказательства исследованы в судебном заседании, оценены судом и суд пришел к выводам, изложенным в приговоре.

Доводы осужденного В. о том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Как видно из протокола судебного заседания, суд не ограничивал прав участников процесса по исследованию имеющихся доказательств. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, не имеется. Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу. Нарушений принципов состязательности и равноправия сторон в судебном заседании не допущено.

Наказание назначено В. и Я. в соответствии с требованиями, ст.ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в кассационной жалобе осужденной Я., судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 23 августа 2004 года в отношении В., Я. оставить без изменения, кассационные жалобы потерпевшей К., осужденных В., Я. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 января 2005 г. N 66-о04-126


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.