Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 марта 2005 г. N 67-Д04-19 С учетом исключения квалифицирующего признака разбоя - совершение его с применением предмета, используемого в качестве оружия, назначенное осужденному наказание подлежит смягчению. За исключением вносимого изменения выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом и надлежащим образом обоснованы, мотивированы

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 марта 2005 г. N 67-Д04-19


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 10 марта 2005 года уголовное дело по надзорной жалобе осужденного К. на приговор Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 22 февраля 2000 года, которым

К., родившийся 29 июля 1970 года в г. Новосибирске, со средне-техническим образованием, не судимый,

- осужден по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ к девяти годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Новосибирского областного суда от 29 марта 2000 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Новосибирского областного суда от 30 апреля 2004 года приговор Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 22 февраля 2000 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Новосибирского областного суда от 29 марта 2000 года в отношении К. изменены, исключены из осуждения К.: элемент состава "с применением насилия, опасного для жизни и здоровья" (оставлен признак преступления - угроза применения такого насилия); квалифицирующий признак разбоя - с причинением крупного ущерба; дополнительное наказание в виде конфискации имущества. Действия К. квалифицированы по п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 24 мая 1996 года), по которой ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет.

В надзорной жалобе К. поставлен вопрос о прекращении уголовного дела за непричастностью его к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи К., мнение прокурора Ш., полагавшей судебные решения в отношении К. подлежащими изменению, судебная коллегия установила:

К. (с учетом внесенных изменений) признан виновным и осужден за разбойное нападение на П., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище и с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступление совершено им 22 января 1995 года в г. Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

В жалобе осужденный К. просит:

- исключить из приговора его осуждение по квалифицирующему признаку совершения разбойного нападения с применением предмета, используемого в качестве оружия;

- переквалифицировать его действия на ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года);

- смягчить назначенное ему наказание с учетом внесенных Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года в УК РФ изменений;

- с учетом требований ст. 75 УПК РФ исключить показания обвиняемых В., Ф., Б. и Л. из числа допустимых доказательств, поскольку в ходе предварительного следствия они допрашивались без участия адвокатов и с учетом отсутствия других доказательств прекратить уголовное дело за непричастностью его к совершению преступления.

Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы К., судебная коллегия находит судебные решения в отношении К. подлежащими изменению по следующим основаниям.

Виновность К. в содеянном им (за исключением квалифицирующего признака разбоя - с применением предмета, используемого в качестве оружия) установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам дана надлежащая оценка.

Из показаний потерпевшей П. усматривается, что в квартиру ворвались несколько мужчин в противогазах, они требовали от нее деньги и вещи, приставляли к ее виску пистолет, который она воспринимала как оружие, связали ей руки и ноги, завязали глаза, обыскали квартиру, похитили деньги и вещи.

Обвиняемые Л., Ф., Б. и В., ранее осужденные по иным уголовным делам, не отрицали участия К. в разбойном нападении на П.

Доводы К. о том, что показания обвиняемых Л., Ф., Б. и В., данные им в ходе предварительного следствия без участия адвокатов, с учетом положений ст. 75 УПК РФ должны быть исключены из числа допустимых доказательств, не могут быть признаны состоятельными.

Как усматривается из материалов дела, данные обвиняемые были допрошены в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемых с разъяснением всех прав обвиняемых, в том числе и их права на защиту, но они отказались от услуг адвокатов. Допросы указанных лиц были проведены с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства, действовавшего на время проведения соответствующих процессуальных действий.

Кроме того, указанные лица, допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей, подтвердили достоверность своих показаний об участии К. в разбойном нападении, данных ими на предварительном следствии.

Ссылка К. на то, что при рассмотрении дела в порядке надзора президиум областного суда должен был руководствоваться требованиями ст. 75 УПК РФ, не основана на законе.

Согласно ст. 10 УПК РФ при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения.

Л., Ф., Б. и В. были допрошены по делу в качестве обвиняемых в 1995-1997 годах, то есть во время действия УПК РСФСР.

УПК РФ в этой части обратной силы не имеет.

Виновность К. подтверждается и другими доказательствами, приведенными в приговоре, которым судом дана надлежащая оценка.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К. в разбойном нападении на П., совершенном по предварительному сговору группой лиц и с проникновением в жилище.

Квалификация действий К. по п.п. "а, в" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года) по указанным признакам является правильной.

Вместе с тем, признавая К. виновным в разбойном нападении, совершенном с применением предмета, используемого в качестве оружия, суд указал, что данный предмет им не исследовался.

Из показаний потерпевшей П. следует, что данный предмет не использовался для нанесения ударов и причинения физического вреда здоровью.

Свидетель Б. пояснял, что у К. во время разбойного нападения имелся пистолет-зажигалка.

Из вступивших в законную силу приговоров Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 9 апреля 1997 года - в отношении Ф., Б. и В., и от 27 июля 1998 года - в отношении Л., осужденных за совершение разбойного нападения на П., усматривается, что "иное лицо" использовало предмет, похожий на пистолет, и судом из обвинения указанных лиц исключено применение ими оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия.

При таких данных судебная коллегия приходит к выводу, что из судебных решений подлежит исключению осуждение К. по квалифицирующему признаку, предусмотренному п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ - совершения разбойного нападения с применением других предметов, используемых в качестве оружия.

Доводы К. о том, что его действия президиумом областного суда должны были быть квалифицированы по ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года) не могут быть признаны обоснованными.

Санкция ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года) предусматривала наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 12 лет с конфискацией имущества.

В то же время, Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года из ст. 44 УК РФ конфискация имущества как вид наказания исключена, а санкция ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года) предусматривает возможность назначения дополнительного вида наказания в виде штрафа.

При таких данных, в соответствии со ст. 10 УК РФ закон в этой части обратной силы не имеет.

С учетом исключения квалифицирующего признака разбоя - совершение его с применением предмета, используемого в качестве оружия, уменьшением объема виновности К., назначенное ему наказание подлежит смягчению.

Ссылки в жалобе осужденного К. на то, что при отсутствии рецидива преступлений срок наказания не может превышать одной третьей от максимального срока, установленного санкцией закона, не основаны на законе. Таких требований УК РФ не предусматривает.

За исключением вносимого изменения, выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованы, мотивированы.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

надзорную жалобу осужденного К. удовлетворить частично.

Приговор Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 22 февраля 2000 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Новосибирского областного суда от 29 марта 2000 года и постановление президиума Новосибирского областного суда от 30 апреля 2004 года в отношении К. изменить.

Исключить из судебных решений осуждение К. по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Смягчить назначенное К. по п.п. "а, в" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года) наказание до восьми лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальной части те же судебные решения в отношении К. оставить без изменения.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 марта 2005 г. N 67-Д04-19


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение