Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июня 2005 г. N 68-005-1 Виновность осужденных в убийстве на почве личных неприязненных отношений подтверждается совокупностью доказательств по делу. Изменяя приговор в части гражданского иска, суд учитывал одинаковую роль каждого осужденного в совершении преступления

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июня 2005 г. N 68-005-1


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 1 июня 2005 года кассационные жалобы потерпевшей Ц., осужденных Б., Ж. и Б. на приговор Окружного суда Агинского Бурятского автономного округа от 24 ноября 2004 года, которым:

Б., 17 октября 1979 года рождения, уроженец села Южный Аргалей Агинского района Читинской области, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Ж., 31 октября 1978 года рождения, уроженец села Южный Аргалей Агинского района Читинской области, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Б., 29 сентября 1970 года рождения, уроженец села Южный Аргалей Агинского района Читинской области, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С осужденных Б., Ж. и Б. в пользу потерпевшей Ц. солидарно взыскано 450 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда.

Б. оправдан по ст. 158 ч. 1 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Заслушав доклад судьи Б., объяснения осужденных Б., Ж., Б., поддержавших свои жалобы, выступление прокурора К., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

согласно приговору Б., Ж. и Б. признаны виновными и осуждены за убийство Б. на почве личных неприязненных отношений. Преступление совершено 26 марта 2004 года в селе Южный Аргалей Агинского района Читинской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Ж. и Б. вину признали частично, а Б. - не признал.

В кассационной жалобе потерпевшая Ц., выражая свое согласие с позицией государственного обвинителя в прениях по вопросу о мере наказания подсудимым, просит отменить приговор в отношении осужденных ввиду мягкости наказания.

Осужденный Б. в кассационной жалобе просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания.

По его мнению, приговор является незаконным и необоснованным ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона. Он полагает, что выводы суда о его виновности в убийстве и причинении потерпевшему черепно-мозговой травмы, от которой наступила смерть, не соответствуют фактическим обстоятельствам и в нарушение ст. 14 ч. 4 УПК РФ носят предположительный характер, так как основаны на заключении судебно-медицинской экспертизы, где речь идет о возможном характере причинения потерпевшему определенных телесных повреждений.

Б. подверг сомнению научную обоснованность выводов судебно-медицинской экспертизы ввиду отсутствия исследовательской части, что обязательно необходимо в соответствии с требованиями п. 9 ч. 1 ст. 204 УПК РФ.

В кассационной жалобе осужденный Ж. просит изменить приговор в отношении него и переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "ж" на ст. 111 ч. 4 УК РФ, снизив наказание.

По его мнению, при назначении ему наказания суд не в полной мере учел следующие обстоятельства:

- с самого начала он оказывал помощь следствию, написал явку с повинной;

- по месту жительства, работы и учебы он характеризуется положительно;

- в семье образовалось сложное положение.

Осужденный считает, что суд не установил и не конкретизировал его действия и действия остальных осужденных, совершенные каждым из них в отношении потерпевшего, что, как указал Ж., должно быть учтено при назначении наказания.

Он полагает, что обвинение осужденных в убийстве потерпевшего судом построено на данных ими в ходе предварительного следствия показаниях, где они говорили, что удары наносили по всему телу, а в голову было нанесено несколько ударов, а эти обстоятельства не могут свидетельствовать о том, что у них был умысел на убийство Б.

Ж. указал, что заключение судмедэксперта является недопустимым доказательством, так как не были учтены их показания об имевших место фактических обстоятельствах.

В кассационной жалобе Б. просит снизить ему наказание до минимального размера.

Он указал, что выводы суда, изложенные в приговоре, о его виновности в убийстве не соответствуют фактическим обстоятельствам и не подтверждаются доказательствами: выводы суда носят предположительный характер и основаны на противоречивых показаниях соучастников. Он полагает, что действительная смерть потерпевшего не установлена и не выяснено, как труп оказался на улице.

Он считает, что смерть потерпевшего могла наступить от переохлаждения.

Далее осужденный излагает обстоятельства, которые, по его мнению, имели место быть.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных государственный обвинитель Д. и потерпевшая Ц., излагая доводы, по которым они не согласны с осужденными, просят оставить приговор без изменения.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшей адвокат С. указал на свое несогласие с Ц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, а также возражений на них, судебная коллегия считает необходимым отказать осужденным и потерпевшей в удовлетворении жалоб по следующим основаниям.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам и подтверждаются исследованными в суде доказательствами, анализ которых дан в приговоре.

В приговоре суд мотивировал свое решение о доказанности вины осужденных в убийстве Б. со ссылкой на доказательства.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд первой инстанции оценил каждое доказательство в отдельности с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для вынесения в отношении осужденных обвинительного приговора в убийстве потерпевшего.

В ходе предварительного следствия Ж. подтвердил, что он, Б. и Б. пинали лежащего на полу Б.: кто - в голову, кто - по телу.

В суде Ж. признал, что он несколько раз ударил потерпевшего. Б. ударил потерпевшего кулаком в шею. Потом он снова два раза пнул потерпевшего в живот.

В ходе предварительного следствия Б. также подтвердил, что он, Б. и Ж. избивали потерпевшего

В суде Б. признал, что он ударил палкой по голове потерпевшего, а потом с потерпевшим дрался Ж. Затем Б. ударил рукой по горлу потерпевшего. Ж. и Б. руками били потерпевшего и пинали того ногами.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции сделал правильный вывод об участии Б. в избиении потерпевшего и о наступлении смерти Б. от совместных действий Б., Ж. и Б.

Б. в суде подтвердил, что Б. два раза пнул в голову потерпевшего, а потом прыгнул обеими ночами на голову потерпевшего. Ж. два раза ударил в живот потерпевшего.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции, исходя из имеющихся в деле доказательств, верно признал, что нанесение осужденными совместных ударов кулаками и ногами в голову и грудь свидетельствует о наличии у Б., Б. и Ж. умысла, направленного на убийство потерпевшего. Поэтому судебная коллегия не усматривает оснований для переквалификации действий осужденных на ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Суд правильно квалифицировал действия осужденных по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

Судебная коллегия не усматривает противоречий в показаниях осужденных, что смерть потерпевшего наступила от их действий.

Суд дал критический анализ всем показаниям осужденных в совокупности с другими имеющимися в деле доказательствами.

В судебном заседании были исследованы версии подсудимых о фактических обстоятельствах и суд принял по ним обоснованные решения, мотивировав их надлежащим образом в приговоре.

На основании всех доказательств, несмотря на предположительный характер выводов дополнительной судебно-медицинской экспертизы о возможной причине смерти потерпевшего, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что смерть потерпевшего - насильственная - и она наступила от совместных действий осужденных, в ходе которых Б., Ж. и Б. нанесли удары кулаками и ногами в грудь и голове (это жизненно важные органы) потерпевшего, после чего захоронили труп.

Судебно-медицинская экспертиза не смогла установить точную причину смерти в силу объективных причин, однако другие доказательства имеют одинаковую юридическую силу, и они подтверждают факт насильственной смерти потерпевшего Б.

Назначенное осужденным наказание является законным, обоснованным и справедливым.

При назначении им наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ, в том числе и обстоятельства, на которые в своей жалобе ссылается Ж. При таких обстоятельствах судебная коллегия не согласна с утверждением потерпевшей Ц. о том, что осужденным назначено мягкое наказание.

В то же время судебная коллегия считает необходимым изменить приговор в части гражданского иска.

Суд в солидарном порядке взыскал с осужденных в пользу потерпевшей 450 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда.

Данный порядок взыскания компенсации морального вреда не основан на законе.

Согласно требованиям ст.ст. 150, 151, 1099-1101 ГК РФ компенсация морального вреда взыскивается с виновных лиц с учетом роли виновного, обстоятельств дела (компенсация морального вреда взыскивается - в отличие от материального ущерба - с учетом указанных выше положений закона), с каждого виновного лица в конкретной сумме (компенсация морального вреда в солидарном порядке никогда не взыскивается с виновных лиц - только в долевом порядке).

Поэтому, учитывая одинаковую роль каждого осужденного в совершении преступления, судебная коллегия считает необходимым взыскать в пользу потерпевшей с каждого осужденного по 150 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда.

В остальной части приговор в отношении осужденных необходимо оставить без изменения.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Окружного суда Агинского Бурятского автономного округа от 24 ноября 2004 года в отношении Б., Ж. и Б. в части гражданского иска изменить и в счет компенсации морального вреда в пользу потерпевшей Ц. взыскать с осужденных Б., Ж. и Б. по 150 тысяч рублей с каждого.

В остальной части этот же приговор в отношении Б., Ж. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и потерпевшей - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июня 2005 г. N 68-005-1


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.