Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 сентября 2006 г. N 14-О06-36 Основания для изменения приговора отсутствуют, поскольку виновность осужденного в разбойном нападении на двух лиц, убийстве одного из них и в других разбойных нападениях подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а наказание назначено в соответствии с требованиями закона

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 29 сентября 2006 г. N 14-О06-36


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 29 сентября 2006 года кассационную жалобу адвоката Д.Ф.З. на приговор Воронежского областного суда от 19 июня 2006 года, по которому С.А.М., родившийся 20 ноября 1987 года в г. Воронеже, не судимый, осужден к лишению свободы:

по ч. 2 ст. 162 УК РФ - на 5 лет и 6 месяцев без штрафа,

по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - на 8 лет без штрафа,

по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 9 лет,

по ч. 2 ст. 162 УК РФ - на 6 лет без штрафа,

по ч. 2 ст. 162 УК РФ - на 6 лет без штрафа,

по ч. 3 ст. 162 УК РФ - на 7 лет без штрафа,

по ч. 2 ст. 162 УК РФ - на 6 лет без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 9 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено о взыскании в счет возмещения материального ущерба, в счет компенсации морального вреда и процессуальных издержек.

По делу также осуждены Р.А.Н., А.Д.Ф. и А.В.С., приговор в отношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи "...", мнение прокурора А.З.Л., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила

С.А.М. осужден за разбойное нападение на П.Л.В. и Б.Е.В., убийство Б.Е.В., за разбойные нападения на П.А.А. на И-вых и К., на Г. и З.

Преступления совершены в период октября 2003 года - февраля 2004 года в г. Воронеже при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Д.Ф.З. в защиту осужденного С.А.М. просит приговор отменить и дело прекратить, утверждает, что на предварительном следствии осужденные Р.А.Н., А.В.С. и А.Д.Ф. свидетель Т. дали показания о причастности С.А.М. к разбойному нападению на П.Л.В. и к убийству Б.Е.В. под давлением сотрудников милиции, в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением процессуальных норм, экспертизы по делу назначены и проведены с нарушением процессуальных норм и их выводы являются недопустимыми доказательствами, с момента фактического задержания С.А.М., Р.А.Н. и А.Д.Ф. не были предоставлены защитники, протокол личного досмотра, не предусмотренный законом, и изъятия при досмотре пневматического пистолета, является недопустимым доказательством, протоколы опознания С.А.М. и Р.А.Н. являются недопустимыми доказательствами, т.к. опознание проведено в отсутствие защитников, выводы судебно-психиатрических экспертиз в отношении С.А.М. противоречивы, стационарная экспертизы исходила лишь из тяжести предъявленного С.А.М. обвинения, считает, что в отношении С.А.М. должны быть применены нормы ч. 3 ст. 20 УК РФ, указывает также, что на предварительном следствии адвокат О. производила защиту С.А.М., а затем А.В.С., между интересами которых имеются противоречия, в связи с чем дело возвращалось прокурору, А.В.С. было предъявлено обвинение и он был допрошен с участием другого адвоката, однако аналогичные процессуальные действия в отношении С.А.М. не были проведены.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель П.Г.Е. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, судебная коллегия находит, что вина осужденного С.А.М. в содеянном материалами дела доказана.

Как видно из показаний на предварительном следствии осужденною А.Д.Ф., после совместного употребления спиртного он, С.А.М., А.В.С. и Р.А.Н. пошли к общежитию педагогического колледжа, где С.А.М. предложил ему, А.Д.Ф., ограбить девушку. Он, А.Д.Ф. согласился, взял девушку сзади за шею, а когда та попыталась закричать, зажал ей рот рукой, а С.А.М. угрожая пневматическим пистолетом, вырвал у нее сумку и забрал кольцо. Когда проходивший мимо Б.Е.В. сделал им замечание, С.А.М. ударил того кулаком в грудь, стал драться с Б.Е.В., снял с него куртку, которую передал ему, А.Д.Ф., а когда Б.Е.В. попытался остановить С.А.М., тот ударил Б.Е.В. ножом, от удара Б.Е.В. упал, а они убежали.

Аналогичные показания об обстоятельствах нападения на П.Л.В. и убийства Б.Е.В. на предварительном следствии дали осужденные А.В.С. и Р.А.Н., свидетели Т., Ф., которые также пояснили, что С.А.М. приставлял нож к телу потерпевшей.

По делу видно, что осужденные на следствии допрашивались в присутствии адвокатов, помощью которых были обеспечены с момента задержания, что исключало возможность применения к ним недозволенных методов, поэтому доводы жалобы адвоката о том, что осужденные Р.А.Н., А.В.С. и А.Д.Ф. оговорили С.А.М. в результате применения к ним таких методов, судебная коллегия находит несостоятельными, как и доводы о нарушении права осужденных на защиту на предварительном следствии.

Потерпевшая П.Л.В. подтвердила, что один из напавших на нее закрывал ей рот рукой, другой вырвал сумку, приставил к телу нож.

Угрожая убийством, она отдала им деньги, золотой перстень.

Вина С.А.М. подтверждена также показаниями потерпевшей Б.Е.В. свидетелей Р., Ч., Б., П., Н., данными осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы о том, что смерть Б.Е.В. наступила в результате проникающего колото-резаного ранения груди, другими материалами дела. Свидетелей Пер.,#

По эпизоду разбойного нападения на П.А.А., осужденные А.Д.Ф. и Р.А.Н., на предварительном следствии, признавая себя виновными, показали, что нападение было совершено по предложению С.А.М. который, подбежав к потерпевшему, потребовал деньги и мобильный телефон, нанес удары руками и ногами по голове и телу потерпевшего, они также стали бить потерпевшего, Р.А.Н. и А.Д.Ф. также нанесли удары П.А.А., Р.А.Н. несколько раз выстрелил из пневматического пистолем в П.А.А., после чего С.А.М. снял с потерпевшего куртку, вынул из кармана телефон и документы, сказал, что сорвал также цепочку.

Потерпевший П.А.А. показал, что С.А.М., А.Д.Ф. и Р.А.Н. догнали его, когда он шел по улице. Сап. потребовал у нею мобильный телефон и деньги, он схватил С.А.М. за воротник дубленки, тот крикнул: "Стреляй в него!", Р.А.Н. достал пистолет, и несколько раз выстрелил, он почувствовал боль в области уха и лба, бросился бежать. С.А.М., А.Д.Ф. и Р.А.Н. догнали его, стали избивать, рубцов снова произвел в него выстрелы из пистолета в голову, С.А.М. сорвал с него золотую цепочку, кто-то вытащил из кармана куртки мобильный телефон, по приказанию С.А.М. А.Д.Ф. и Р.А.Н. сняли с него куртку, из которой С.А.М. забрал деньги, авторучку, документы на автомашину.

На предварительном следствии П.А.А. опознал С.А.М. и Р.А.Н. как лиц, совершивших нападение на него.

Уголовно-процессуальным законом обязательное участие защитника при проведении опознания не предусмотрено, из протоколов опознания С.А.М. и Р.А.Н. потерпевшим П.А.А. видно, что ходатайств об участии защитников при проведении указанного следственного действия С.А.М. и Р.А.Н. не заявляли, доводы жалобы адвоката Д.Ф.З. о том, что эти протоколы являются недопустимыми доказательствами, не могут быть признаны обоснованными.

По заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшему П.А.А. были причинены сотрясение головного мозга, раны, ссадины и кровоподтеки в области головы и верхних конечностей, которые квалифицируются как причинившие легкий вред здоровью.

Согласно заключению баллистической экспертизы изъятый у потерпевшего П.А.А. шарик является стандартным стальным шариком калибра 4,5 мм, предназначенным для стрельбы из пневматического пистолета калибра 4,5 мм, каковым является изъятый у Р.А.Н. пневматический газобаллонный пистолет, шарик мог быть выстрелен из представленного пистолета.

По эпизоду нападения на И-вых и К. осужденный Р.А.Н. в суде показал, что нападение на Иванова было совершено по предложению С.А.М., который передал ему, Р.А.Н., пневматический пистолет, а сам выдернул из земли металлическую трубу. Он, Р.А.Н., повалил И-ва, приставил пистолет к его телу, приказал лежать и не двигаться, а С.А.М. стал избивать И-ва ногами, затем обыскал потерпевшего, потребовал 2000 руб., а после ответа потерпевшего, что деньги находятся дома, он, Р.А.Н., и С.А.М. отвели И-ва к нему домой, где С.А.М. с потерпевшим вошли в квартиру, а он остался на лестничной площадке, но услышав женские крики и крики С.А.М. также вошел в квартиру, где, достав пистолет, приказал И-ву, а также женщине с ребенком лежать. По требованию С.А.М. жена потерпевшего отдала ему 2000 руб. приставив к шее И-ва нож, С.А.М. вывел И-ва на улицу, где отпустил.

Осужденный А.Д.Ф. на предварительном следствии подтверждал, что Р.А.Н. и С.А.М. напали на И-ва, С.А.М. нанес потерпевшему удары металлической трубой, обыскал карманы его одежды, требовал деньги, а затем С.А.М. и Р.А.Н. повели И-ва домой к последнему за деньгами.

Потерпевший И-ов дат подробные показания об обстоятельствах совершенною на него на улице, а затем в квартире нападения.

Вина С.А.М. подтверждена также показаниями потерпевших И-вой. К. заключением судебно-медицинской экспертизы о характере телесных повреждений, полученных потерпевшим И-вым.

Установлена материалами дела и вина С.А.М. в разбойном нападении на З. и Г.

Так, осужденный А.Д.Ф. в суде показал, что нападение совершили он. Р.А.Н., С.А.М. и А.В.С., они избили потерпевших. Р.А.Н. стрелял в потерпевших из пистолета.

Осужденный Р.А.Н. в суде дал аналогичные показания.

Потерпевшие З. и Г. дали подробные показания об обстоятельствах совершенного на них разбойного нападения, пояснили, что с помощью подъехавших сотрудников милиции трое из нападавших были задержаны.

Свидетель Пер., сотрудник милиции, показал, что 8 февраля 2004 года экипажем муниципального полка милиции по подозрению в совершении разбойного нападения на З. и Г. были задержаны С.А.М., А.Д.Ф. и Р.А.Н., у последнего при досмотре был изъят пневматический пистолет.

Из материалов дела видно, что пистолет был изъят у Р.А.Н. в дежурной части работником милиции при личном досмотре в присутствии понятых, Р.А.Н. не отрицал принадлежность ему пистолета, впоследствии пистолет был изъят следователем из дежурной части, нарушений закона при производстве указанных действий допущено не было, доводы жалобы адвоката о том, что указанные протоколы являются недопустимыми доказательствами суд находит необоснованными.

Вина осужденного С.А.М. в разбойном нападении на З. и Г. подтверждена также заключениями судебно-медицинской экспертизы о характере и степени тяжести телесных повреждений, полученных потерпевшими З. и Г., показаниями свидетеля С., заключением баллистической экспертизы о том, что два инородных тела, изъятых в ходе операции у З., являются зарядами к пневматическому пистолету, изъятому у Р.А.Н., заключением судебно-биологической экспертизы о том, что на одежде А.В.С. и обуви С.А.М. обнаружена кровь, происхождение которой от потерпевших З. и Г. не исключается, другими материалами дела.

Экспертизы по делу назначены и проведены в соответствии с законом, доводы адвоката о нарушениях при проведении и назначении экспертиз являются несостоятельными.

Поскольку амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза не смогла ответить на поставленные вопросы и рекомендовала проведение стационарной экспертиза, по делу была проведена стационарная экспертиза, согласно выводов которой в период совершения инкриминируемых ему деяний С.А.М. хроническим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики не страдал, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Эти выводы экспертов подробно и обстоятельно мотивированы, сомневаться в их правильности никаких оснований не имеется.

Доводы адвоката Д.Ф.З. о противоречивости выводов экспертиз и необоснованности заключения стационарной судебно-психиатрической экспертизы и необходимости применения норм ч. 3 ст. 20 УК РФ судебная коллегия находит несостоятельными.

Несостоятельны и доводы жалобы адвоката том, что после возвращения дела прокурору органы предварительного расследования должны были перепредъявить обвинение С.А.М., поскольку обвинение С.А.М. при окончании предварительного расследования предъявлялось с участием адвоката Д.Ф.З., а не О.

Действия осужденного С.А.М. судом квалифицированы правильно, наказание ему назначено в соответствии с законом.

Оснований для отмены или изменения приговора судебная коллегия не находит.

Ha основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила

приговор Воронежского областного суда от 19 июня 2006 года в отношении С.А.М. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 сентября 2006 г. N 14-О06-36


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.