Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 октября 2002 г. N 86-О02-28 Основания для изменения приговора отсутствуют, поскольку нарушений уголовно-процессуального закона судом не допущено, квалификация действий осужденного является правильной, а наказание назначено в соответствии с требованиями закона и является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 24 октября 2002 г. N 86-О02-28


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 24 октября 2002 года кассационные жалобы осужденного Г.Р.В. и защитника Л. на приговор Владимирского областного суда от 27 мая 2002 г., которым

Г.Р.В. 1 декабря 1975 года рождения, уроженец г. Владимира, русский, со средним образованием, женатый, неработавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на тринадцать лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание Г.Р.В. назначено четырнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В соответствии со ст.ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ Г.Р.В. назначено принудительное лечение от алкоголизма в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Г.Р.В. признан виновным и осужден за разбойное нападение на Б.А.Н. с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, за убийство Б.А.Н., сопряженное с разбоем, совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах 24 января 2002 года в г. Владимире.

Заслушав доклад судьи Г.И.И., мнение прокурора Х., полагавшую необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационной жалобе осужденный Г.Р.В. указывает, что с приговором он не согласен. По его мнению, дознание, предварительное следствие и судебное разбирательство проведены односторонне и неполно, предварительное расследование - с нарушением уголовно-процессуального законодательства. С его точки зрения, приговор подлежит отмене за "несоответствием назначенного судом наказания", просит его отменить, дело направить на новое расследование.

В дополнения к жалобе осужденный считает, что суд его доводы, а также наличие у него на иждивении малолетнего ребенка во внимание не принял. Полагает, что у суда в отношении него было "предвзятое и необъективное мнение". "Половина вещественных доказательств не доказывает его вину в инкриминируемых ему преступлениях, а другая половина доказательств имеет неопределенный вывод, а потому они идут в пользу обвиняемых". Доказательств о наличии у погибшей денежных средств не имеется, а его обвинили в убийстве с целью ограбления. Суд оставил его жену - сироту и малолетнего ребенка без средств к существованию. Отмечает, что в материалах дела указано, что он в правоохранительные органы явился с явкой с повинной, а он с таковой не являлся, из психиатрической больницы его забрали работники прокуратуры. В суде прокурором "было снято с него обвинение в краже денег, но ему оставлена ч. 2 ст. 105 УК РФ"#. В судебном заседании свидетели Ц. и Г.Н.Е. показали, что они подливали ему в пищу "галоперидол", однако судом это во внимание не принято. При доставлении его в прокуратуру, на следственном эксперименте адвоката ему не предоставили.

Утверждает, что его вина в совершении преступлений не доказана.

Осужденный просит приговор отменить, дело направить на новое судебное "расследование".

Адвокат Л., выступающая в защиту Г.Р.В. в кассационной жалобе считает приговор незаконным и необоснованным.

Отмечает, что в ходе предварительного следствия ее подзащитный признал себя виновным в совершении указанных в приговоре преступлений. Однако, как считает адвокат, добровольной явки Г.Р.В. в органы следствия не было. Он был доставлен в УВД г. Владимира из психиатрической больницы в плохом состоянии, что пояснила его жена. К моменту задержания обстоятельства убийства оперативным работникам были известны, так как 31 января 2002 года был проведен осмотр места происшествия. Действия в явке с повинной описаны не так, как они отражены в обвинительном заключении. После оформления протокола явки с повинной, Г.Р.В. изменил показания, говорил, что сначала заманил Б.А.Н. к себе домой, где ударил ее по голове, а затем перенес потерпевшую к ней в квартиру. Этих показаний он придерживался и в дальнейшем. Признавался, так как опасался угроз работников милиции.

По мнению адвоката Л., доказательств, подтверждающих виновность Г.Р.В., не добыто.

Очевидцев преступления не установлено, как и не установлены точная дата смерти Б.А.Н., орудие преступления. Заключения биологической экспертизы, криминалистической экспертизы носят вероятный характер. Суд необоснованно критически отнесся к показаниям жены осужденного о том, что она неоднократно подливала мужу "галоперидол". Однако суд отказал в проведении в отношении Г.Р.В. судебно-психиатрической экспертизы.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на жалобы осужденного и его защитника потерпевшая Б.А.Н. находит приговор законным и обоснованным, просит оставить его в силе. Считает изложенные в жалобах доводы необоснованными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина Г.Р.В. в содеянном подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, из протокола явки с повинной от 6 февраля 2002 года видно, что осужденный собственноручно указывал, что он 24 января убил Б.А.Н. с целью хищения у нее денег. Вначале он ударил ее цилиндром от "Явы", а затем, взяв веревку, завязал ее на шее потерпевшей и стал душить Б.А.Н. После этого перетащил последнюю в свою квартиру и снова душил. Когда та умерла, перенес ее к ней в квартиру и, удостоверившись в ее смерти, начал "шарить" по квартире. Найдя деньги, закрыл квартиру ее ключом, скрылся. Ключ выкинул на стройке (л.д. 31).

Из протокола задержания следует, что Г.Р.В. было объявлено, что он подозревается в совершении убийства Б.А.Н., ему были разъяснены права подозреваемого, право иметь защитника с момента задержания, положения ст. 51 Конституции РФ. Эти действия Г.Р.В. удостоверил своею подписью, указал, что вину он признает полностью, в "чем раскаивается. В услугах адвоката не нуждается отказывается от таковых. Желает дать показания (л.д. 36).

При допросе в тот же день в качестве подозреваемого Г.Р.В. разъяснялись предусмотренные законом права, право на защиту, положения ст. 51 Конституции РФ, что осужденный удостоверил подписью. Излагал, что показания давать желает, в услугах адвоката не нуждается. Полностью поддерживает свои показания, данным им в качестве свидетеля, и изложенные им факты в протоколе явки с повинной. Готов проехать на место происшествия, где может показать происходившее у него с Б.А.Н. (л.д. 38-39).

В ходе проверки показаний на месте преступления Г.Р.В. факт убийства им Б.А.Н. признал, пояснил и показал свои действия в отношении потерпевшей, где искал деньги, место их обнаружения (л.д. 40-45).

Будучи допрошенным в качестве подозреваемого при участии защитника в лице адвоката, 8 февраля 2002 года Г.Р.В. пояснял, что он пригласил старушку к себе. В своей квартире сзади ударил ее цилиндром по голове. Потом он потерпевшую задушил. После этого забрал у нее около 6000 рублей. Деньги в основном пропил, прокатал на такси, около 1,5 тысячи рублей отдал жене. В психоневрологическом диспансере стоит на учете с диагнозом "хронический алкоголизм".

После допроса Г.Р.В. отметил, что с его слов сведения в протоколе записаны верно (л.д. 64).

В данном случае допрос был проведен прокурором.

При допросе в качестве обвиняемого с участием защитника 14 февраля 2002 года Г.Р.В. показал, что все предыдущие показания он поддерживает, утверждал, что они правильные, в содеянном раскаивается.

Пояснил, что в тот день цилиндр от мотоцикла "Ява" находился в прихожей его квартиры.

Утром он отвел сына в детский сад. В закусочной выпил пива. Ходил к знакомым А. и С. На квартире у последнего выпили спиртные напитки. Он сильно захмелел и пошел домой.

Ему хотелось еще выпить, но денег не было.

Зашел к Б.А.Н., просил денег, но та отказала. Спрашивал самогон, но она ничего ему не дала.

Через некоторое время решил убить Б.А.Н. и ограбить ее. Пошел к ней, попросил ее зайти к нему, сказав, чтобы она помогла заполнить квитанцию на квартплату.

Когда Б.А.Н. вошла к нему в квартиру, он, находясь сзади нее, взял цилиндр и ударил им потерпевшую два раза сзади по голове. Та не кричала, сразу потеряла сознание. Он стал ее душить руками, на которых у него были вязаные перчатки. Потом он перетащил Б.А.Н. в ее квартиру. Надел на ее голову полиэтиленовый пакет. Стал душить потерпевшую матерчатым шнурком. Шнурок оборвался. Тогда он оторвал шнур от радио, находившегося на кухне. Обвязал им шею Б.А.Н. и завязал его на узел.

После этого нашел в серванте деньги, которых было около 5-6 тысяч рублей купюрами по 100 и 500 рублей, положил их к себе в карман. Вышел из квартиры, дверь закрыл на ключ, который затем выбросил.

Часть похищенных денег израсходовал на спиртное, некоторую сумму дал жене, 215 рублей заплатил за садик, за 950 рублей купил джинсы и т.п.

Джинсы, в которых он был в момент убийства Б.А.Н., завернул в полиэтиленовый пакет и выбросил вместе с цилиндром в мусорный бак. Кофту у него изъяли в ходе следствия. Перчатки и ботинки он положил в подвал (л.д. 68-70).

После допроса Г.Р.В. отразил в протоколе, что с его слов все записано верно, им прочитано.

Этот допрос осужденного был проведен следователем прокуратуры.

По поводу ведения допросов, их объективности каких-либо заявлений, замечаний, ходатайств Г.Р.В. и его защитник не приносили.

Исследовав доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно изложенные выше показания осужденного признал достоверными и положил в основу его обвинения, поскольку они подтверждены другими фактическими данными происшедших событий.

Свидетель Б.Ф.Г. в судебном заседании пояснила, что утром 31 января 2002 года к ней пришла Г.Н.Н., просила разрешения позвонить по телефону в больницу. Она разрешила и та звонила в психиатрическую больницу, выясняла возможность положить туда своего мужа.

После этого Г.Н.Н. сообщила, что у них в подъезде дома на первом этаже сильный неприятных запах.

В связи с этим, поскольку они давно не видели Б.А.Н., решили сходит к ней. Ключи от квартиры Б.А.Н. у нее (Б.Ф.Г.) были. Их ей лет пять назад оставила на всякий случай сама Б.А.Н.

Она (Б.Ф.Г.) пригласила Кас. и втроем пошли к Б.А.Н. Из замочной скважины двери квартиры потерпевшей доносился неприятный запах. Она открыла входную дверь и сразу увидела лежавшую на полу Б.А.Н., тело которой было вздуто. Они сразу закрыли дверь. Она позвонила в милицию.

Из протокола осмотра места происшествия от 31 января 2002 года видно, что в прихожей в 1,5 метра от входной двери квартиры N 24 дома N 57 по улице Диктора Левитана г. Владимира был обнаружен труп потерпевшей. На ее голове был одет прозрачный полиэтиленовый мешок, край которого располагался на уровне шеи. На шее находился провод в виде петли, которая была завязана двумя простыми узлами. Узел петли располагался на передней поверхности шеи. На шее вместе с петлей из провода имелся матерчатый шнурок длиной около 35 см, концы которого свободно располагались на передней поверхности шеи.

На стуле на кухне лежал радиоприемник, на котором шнур отсутствовал.

На входной двери квартиры повреждений не имелось. Замок был исправен. В комнате квартиры створка шкафа была открыта, перед ней на полу валялись предметы одежды.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у Б.А.Н. имелись:

а) странгуляционная борозда, незамкнутая, неравномерно выраженная в верхней трети шеи, кровоизлияния в кожу по ходу этой борозды, кровоизлияния в среднюю треть кивательных мышц с обеих сторон, перелом левого верхнего рожка щитовидного хряща с кровоизлиянием в прилежащие мягкие ткани, которые были причинены непосредственно перед смертью, в результате сдавления органов шеи при удавлении петлей из твердо-эластичного материала; б) открытая черепно-мозговая травма - ушибленная рана по центру теменно-височной области, кровоизлияния в мягких тканях правой височно-теменной области, кровоподтек на веках правого глаза, линейный перелом чешуи правой височной кости с заходом на лобную кость и среднюю черепную ямку справа, которая была причинена ударным действием тупых твердых предметов, не менее двух травматических воздействий. По выводу эксперта, сначала были причинены повреждения, указанные в п. "б", а затем - повреждения, указанные в п. "а".

Смерть Б.А.Н. наступила от механической асфиксии в результате удавления петлей и закрытия просвета верхних дыхательных путей.

Указанные повреждения, как опасные для жизни, причинили тяжкий вред здоровью потерпевшей.

Смерть Б.А.Н. могла наступить в установленное судом время.

По заключениям трассологических экспертиз замок с двери квартиры Б.А.Н. следов воздействия посторонних предметов на внутренних поверхностях не имел. Он был исправен. Провод, обнаруженный на шее трупа Б.А.Н., составлял ранее единое целое с проводами радиоприемника, изъятого с места преступления и представленного на экспертизу.

Как следует из протокола осмотра места происшествия от 4 февраля 2002 года, в квартире N 23 дома N 57 по улице Д.Левитана г. Владимира (по месту жительства Г.Р.В.) были обнаружены затертости обоев, отсутствие части обоев, часть была найдена с пятнами вещества бурого цвета, похожего на кровь.

Заключением судебно-биологической экспертизы установлено, что на фрагменте обоев, изъятом из квартиры Г.Р.В., была найдена кровь. На изъятых в подвале Г.Р.В. перчатках, а также на его кофте были обнаружены следы слюны, происхождение которой от Б.А.Н. не исключается.

Как установлено экспертом, на поверхностях кофты Г.Р.В имелись волокна хлопка малинового цвета одинаковые по комплексу морфологических признаков с подобными волокнами материала халата

Б.А.Н. и которые ранее могли входить в состав халата потерпевшей.

Из протокола выемки от 14 февраля 2002 года в квартире по месту жительства Г.Р.В. в шкафу, находившемся в большой комнате, были обнаружены и изъяты джинсы синего цвета.

Как указывал на следствии Г.Р.В., эти джинсы он купил на похищенные у потерпевшей деньги.

Потерпевшая Б.П.А. пояснила в суде, что у погибшей были сбережения денежных средств, часть которых она хранила в одном из ящиков серванта. Из этого ящика серванта бабушка ранее неоднократно давала ей и брату некоторые суммы денег.

Из показаний свидетеля Ц. на следствии следует, что утром 24 января 2002 года к ней приходил осужденный, просил дать ему в долг денег. Он находился в нетрезвом состоянии. Денег ему она не дала. Вечером того же дня к ней приходили Г.Н.Е. с сыном, потом - осужденный. Последний принес пиво, покупал детям сладости. Сказал, что связался с друзьями, у него появились деньги, хвалился покупкой новых джинс, которые были на нем. Старые находились у него (Г.Р.В.) в пакете. На ее расспросы Г.Р.В. потом сказал, что ему деньги дал дядька, с которым он ремонтировал квартиры. Сообщил, что отдал своей сестре долг в 500 рублей и принес ей букет роз.

У осужденного с женой произошел разговор, в процессе которого он просил ту отвезти его в психбольницу "закодироваться" от алкоголизма.

После 24 января 2002 года Роман стал пить спиртное "беспробудно" и через несколько дней он был в связи с этим помещен в больницу.

От жены осужденного ей стало известно, что джинсы Роман купил себе за 980 рублей.

Свидетель К.Н.В. пояснила на следствии, что в один из дней января 2002 года ее брат - осужденный Г.Р.В. вернул ей долг - 500 рублей и принес букет из трех роз. Зная, что в последнее время он перед этим нигде не работал, она поинтересовалась, откуда у него деньги. На это брат ответил, что "заколымил", что-то штукатурил и ему заплатили. Указала, что родители денег Роману не давали, боялись, что он их "пропьет". В тот день Роман приходил к ней еще раз, вновь принес букет роз, объяснил, что деньги - его, он сам ими распоряжается.

Свидетель Ш. на следствии показывала, что после 16 часов 24 января 2002 года она встретила по пути в (магазин Г.Р.В. Последний находился в состоянии опьянения, отдал ей долг - 50 рублей. В магазине он купил пиво, куриные окорочка. Вместе с ним купили спиртное. По дороге к ним он похвалился покупкой новых джинс, которые были на нем. На ее вопрос об источнике денег, поскольку знала, что он не работает, Г.Р.В. ответил, что нашел на улице 100 долларов США.

Свидетель Г.И.К. - дядя осужденного в судебном заседании пояснил, что при совместной работе с осужденным по ремонту квартир деньги они получали от заказчика каждый сам. Деньги в долг у племянника (осужденного) он не брал, сам ему в долг не давал. Случаев передачи им денег Г.Р.В. своих или от хозяина за работу по ремонту квартир не было.

С первых дней января 2002 года они не работали.

Свидетель Г.В.К. показал на следствии, что после Нового года его сын (осужденный) перестал работать на частника по ремонту квартир, поскольку возникли задержки с выплатой денег, он что-то не поладил с хозяином. Оставив работу, Роман стал злоупотреблять спиртными напитками, но на какие средства он приобретал их, не знает. Сын занимал 500 рублей у сестры. Денег Роману они (родители) не давали. Помогали его семье продуктами, оплачивали им квартиру, платили за садик, в который ходил внук. В конце января 2002 года у Романа появились деньги - он отдал Наталье долг 500 рублей, покупал ей цветы, но где сын брал деньги, ему неизвестно.

Из показаний свидетеля Г.Н.Е. видно, что, возвратившись 22 или 23 января 2002 года с работы домой, в своей квартире она застала мужа и Б.А.Н. Последняя объясняла Г.Р.В., как заполнять квитанцию на оплату электронергии#. Б.А.Н. сразу ушла, а муж сказал ей (Г.Н.Е.), зачем она так рано пришла. Стал говорить, что пригласил соседку для помощи в заполнении квитанций на оплату электроэнергии. Ей (Г.Н.Е.) это показалось странным, так как они никогда не оплачивали расход энергии, это делали родители мужа. В эти вопросы Г.Р.В. никогда не вникал. В то время он не работал. Где он хотел взять деньги, ей было непонятно.

В прихожей она увидела металлический цилиндр от мотоцикла, хотя раньше муж относил его в подвал их дома. Почему он оказался вновь в квартире, выяснять у мужа не стала, подумала, что он намерен был его продать или отдать кому-либо.

Г.Р.В. попросил ее купить ему пива или вина. Она покупала ему пиво.

24 января 2002 года к 8 часам муж отвел сына в садик. Она ушла на работу. Около 16 часов осужденный приходил к ней, просил забрать сына из садика, сказал, что употреблял с друзьями спиртное, поедет куда-то трудоустраиваться. Дал ей 100 рублей, пакет с обувью сына и двумя бананами. Сообщил, что деньги он занял, а у кого - не сказал.

После работы она пошла с сыном к Ц. Со слов последней ей стало известно, что Роман около 11 часов приходил к ней (Ц.) и просил у нее в долг 15 рублей, но та ему денег не дала.

Около 18 часов к Ц. пришел Г.Р.В. В разговоре с Ц. он сказал, что приобрел себе новые джинсы, а старые у него в пакете.

Она (Г.Н.Е.) позвонила матери мужа, но та сказала, что денег сыну не давала. Предположила, что тот мог что-то продать из дома, но дома все было на месте.

При посещении в тот вечер магазина она (Г.Н.Е.) видела мужа с бутылкой пива в руках. Он дал ей (Г.Н.Е.) 300 рублей и велел заплатить за садик. При этом деньги у него были еще.

В последующие дни муж постоянно употреблял спиртные напитки, хотя деньги она и родители ему не давали. Сам заплатил за садик.

По возвращении 24 января 2002 года в свою квартиру она обнаружила в прихожей внизу слева от входной двери оборванные обои. На ее вопрос муж сказал, что нагадил кот и он оборвал испачканные обои. 31 января 2002 года на почве алкоголизма Г.Р.В. стало плохо и она отвезла его в наркологический диспансер.

Со слов сестры мужа - Натальи ей известно, что 24 января 2002 года в период с 16 до 18 часов к той приезжал осужденный, отдал ей долг 500 рублей и приносил цветы.

Свидетель М. показал в судебном заседании, что Г.Р.В. был пациентом больницы, где проходил курс лечения от алкоголизма.

Применяемые дозы препаратов в отношении Г.Р.В. соответствовали среднетерапевтическим, не сопровождались появлением каких-либо побочных явлений. Препарат галоперидол в лечении Г.Р.В. не применялся. Рекомендации о возможном его применении в отношении осужденного его родственникам не давались. Этот препарат приобретается в аптеках по рецептам врачей.

Выписан Г.Р.В. из больницы был 6 февраля 2002 года в связи с улучшением его здоровья, психического состояния.

Аналогичные показания дал лечащий врач Г.Р.В. - свидетель К.Е.М.

Вина Г.Р.В. подтверждается и другими материалами дела.

Проверив доказательства по делу, оценив их с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности виновности Г.Р.В. в разбойном нападении на Б.А.Н. с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, в убийстве Б.А.Н., сопряженном с разбоем.

Действия Г.Р.В. по п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Доводы осужденного в жалобе, его защитника о недоказанности вины Г.Р.В. в совершении установленных судом преступлений - несостоятельны, опровергаются приведенными выше доказательствами.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения осужденного доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Показания осужденного, свидетелей Г.Н.Е., Ц., К.Н.В., Ш., Г.В.К., которые они давали на предварительном следствии и в судебном заседании, тщательно проверялись, всем им и другим указанным судом доказательствам при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Положенные судом в основу обвинения осужденного доказательства, в том числе показания Г.Р.В., свидетелей Г.Н.Е., Ш., Ц., К.Н.В., Г.В.К., данные ими на следствии, отраженные выше, согласуются между собой, каждое из доказательств подтверждается другими фактическими данными по делу.

Версия осужденного и его защитника в жалобах о непричастности Г.Р.В. к разбою в отношении Б.А.Н. к ее убийству, о причастности к этим преступлениям других лиц на предварительном следствии и в судебном заседании проверялась с исчерпывающей полнотой, как ненашедшая своего подтверждения, она судом обоснованно отвергнута.

Утверждения о незаконных методах ведения следствия судом были исследованы, материалами дела не подтверждены. Данных, свидетельствующих о применении в ходе предварительного расследования незаконных методов ведения следствия, по делу не установлено.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе права Г.Р.В. на защиту, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Сам осужденный признавал на следствии, что он напал на потерпевшую с целью похищения у нее денег.

Как установлено доказательствами по делу, реализуя свой умысел, Г.Р.В. применил в отношении Б.А.Н. насилие, опасное для ее жизни, использовал при этом в качестве орудия цилиндр от мотоцикла, причинил потерпевшей тяжкий вред здоровью. Далее, Г.Р.В. душил потерпевшую руками, потом надел на ее голову полиэтиленовый пакет, с целью удушения затягивал на шее матерчатый шнурок, затем - провод.

Эти обстоятельства и другие указанные в приговоре фактические данные, характер и локализация причиненных им потерпевшей телесных повреждений позволили суду обоснованно признать наличие у осужденного умысла на лишение жизни Б.А.Н.

Между его действиями и наступившими последствиями - смертью потерпевшей имеется прямая причинная связь.

В ходе предварительного следствия Г.Р.В. признавал, что, действуя в отношении потерпевшей, хотел ее убить, что и сделал в действительности. После этого нашел в серванте погибшей деньги, присвоил их и распоряжался ими по своему усмотрению.

Мотив действий Г.Р.В. в отношении Б.А.Н. выяснялся, он установлен и правильно указан в приговоре.

Разбой признается оконченным преступлением с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья в отношении потерпевшего, либо с угрозой применения такого насилия.

От обвинения Г.Р.В. в нападении на Б.А.Н. с целью хищения ее денег с насилием, опасным для жизни потерпевшей, а также от самого факта завладения осужденным деньгами Б.А.Н. в установленном судом размере государственный обвинитель в судебном заседании не отказывался, что усматривается из протокола судебного заседания.

Психическое состояние осужденного выяснялось.

По заключению судебно-психиатрической экспертизы Г.Р.В. страдает хроническим алкоголизмом, однако это не сопровождается интеллектуально-мнестическими нарушениями, психотической симптоматикой, не лишает его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период правонарушения у Г.Р.В. не было какого-либо временного психического расстройства, он находился в состоянии простого алкогольного опьянения, верно ориентировался в окружающем, вступал в адекватный речевой контакт, совершал последовательные целенаправленные действия, у него отсутствовали бред, галлюцинации и другая психотическая симптоматика. В отношении инкриминируемого деяния Г.Р.В. следует считать вменяемым.

Как страдающий хроническим алкоголизмом, Г.Р.В. подпадает под действие положений ст.ст. 97, 99 УК РФ, противопоказаний для противоалкогольного лечения по психическому состоянию у него нет.

Экспертиза проведена компетентными на то лицами. Обстоятельства по делу, личность Г.Р.В. экспертам были известны, в ходе проведения экспертизы были предметом исследования, в заключении получили оценку. Выводы экспертов мотивированы, они не противоречат материалам дела. Объективность данного заключения сомнений не вызывает.

В отношении инкриминируемых ему деяний с приведением мотивов суд обоснованно признал Г.Р.В. вменяемым.

Для проведения в отношении Г.Р.В. повторной, в том числе стационарной, судебно-психиатрической экспертизы оснований по делу не имеется.

Наказание Г.Р.В. назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ. Назначенное ему наказание чрезмерно суровым, несправедливым не является. При назначении наказания требования закона судом не нарушены.

Для смягчения осужденному наказания судебная коллегия оснований не находит.

Кассационные жалобы осужденного Г.Р.В. и его защитника Л. удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Владимирского областного суда от 27 мая 2002 года в отношении Г.Р.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Г.Р.В. и его защитника Л. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 октября 2002 г. N 86-О02-28


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.