Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 сентября 2006 г. N 46-О06-53 Поскольку при назначении наказания осужденному за разбой судом учтены общественная опасность содеянного, данные о личности осужденного, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 18 сентября 2006 г. N 46-О06-53


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании 18 сентября 2006 года

кассационные жалобы осужденного Г., адвоката У. на приговор Самарского областного суда от 17 марта 2006 года, которым

Г., 8 ноября 1970 года рождения, уроженец г. Цхалтубо Республики Грузия, проживавший в Российской Федерации без регистрации, судимый 12 сентября 2002 года по ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п.п. "а, б, г", 158 ч. 1 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в" УК РФ на 10 лет лишения свободы.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение отменено и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В пользу потерпевших взыскана компенсация морального вреда в сумме 100 тыс. рублей.

По ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж", 30 ч. 3 105 ч. 2 п.п. "в, д, ж", 222 ч. 3 УК РФ Г. оправдан.

Заслушав доклад судьи Т., объяснения осужденного Г., поддержавшего жалобу, потерпевшего А.К.В., просившего приговор оставить без изменения, мнение прокурора Ш., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Г. признан виновным в разбойном нападении на семью А.К.В., совершенном в составе организованной группы, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшим.

Преступление совершено в г. Сызрань Самарской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Г. просит об отмене приговора, прекращении дела, ссылаясь на то, что выводы суда о его виновности противоречат материалам дела, собранным доказательствам дана неправильная оценка.

В кассационной жалобе адвокат У. просит приговор в отношении Г. отменить, дело направить на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что в основу осуждения Г. были положены непоследовательные показания потерпевших, предположительные заключения экспертов. По показаниям Г., в доме потерпевших он никогда не был, потерпевшие оговорили его. Мотив нападения на семью А.К.В. основан на предположениях потерпевших. Вещественные доказательства по делу добыты с нарушением уголовно-процессуального закона. Судом дана неправильная оценка показаниям свидетеля З. При опознании осужденного, по показаниям свидетеля К., опознаваемые между собой не были похожи.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель М. просит приговор оставить без изменения, ссылаясь на то, что в суде тщательно были проверены уличающие показания потерпевших, их показаниям судом дана правильная оценка. Мотив нападения на семью А.К.В. в суде также был тщательно исследован и выводы в этой части согласуются со всеми материалами дела. Признание вещественных доказательств допустимыми доказательствами было сделано судом после тщательного исследования всех обстоятельств, связанных с обнаружением этих предметов и их процессуальным оформлением.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевший А.К.В. просит кассационные жалобы осужденного и его адвоката оставить без удовлетворения, ссылаясь на то, что все изложенные в жалобах доводы в суде были тщательно проверены и обоснованно судом отклонены.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина Г. в содеянном подтверждена показаниями потерпевших, свидетелями, протоколами осмотра мест происшествия, изъятия вещественных доказательств, заключениями экспертиз, другими исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами, которым суд дал всестороннюю и правильную оценку.

Доводы Г. о его непричастности к совершенному разбойному нападению в составе организованной группы, о нахождении его дома в момент совершения преступления, об оговоре его потерпевшими, о недопустимости собранных по делу доказательств, в суде были тщательно проверены и обоснованно отвергнуты. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд пришел к такому выводу.

У суда не было оснований сомневаться в достоверности показаний потерпевших А.К.В., А.А.К., А.Э.К. о том, что они запомнили нападавших, показали следователю о приметах нападавших и при опознании опознали этих лиц.

Как видно из материалов дела и правильно установлено судом, опознанию Г. предшествовали допросы потерпевших, которые описали конкретные черты, признаки, особенности лиц, совершивших нападение на их семью. А при опознании Г. А.К.В. и А.А.К. сразу же и без сомнений опознали осужденного, указали те же внешние признаки, о которых они ранее давали показания.

С достоверностью установлено судом и то, что у потерпевших не было никаких оснований оговаривать осужденного, с которым никто из них не был знаком, не имел никаких взаимоотношений.

Тщательно проверены и доводы осужденного о наличии у него алиби. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд отверг эти утверждения осужденного, его гражданской жены и родственницы друга Г. Показания этих лиц тщательно исследованы, им дана правильная оценка.

Основан на материалах дела и вывод суда о мотиве нападения на семью А.К.В. Сам осужденный не отрицал, что он часто приходил на рынок к землякам, знал, что потерпевший А.К.В. там торгует, но никаких отношений с ним не имел. Таким образом, Г. достоверно знал о материальном благополучии А.К.В.

Осужденный нигде не работал, проживал на иждивении родителей своей гражданской жены. Перед совершением нападения на семью А.К.В. на рынке Г. подходил к потерпевшему в присутствии других участников, скрывшихся от следствия и суда, под предлогом приобретения ящиков из-под сигарет. Таким образом, осужденный и его сообщники заранее были осведомлены о том, нападение они будут совершать на коммерсанта, располагающего материальными средствами.

Только активное сопротивление потерпевших, сумевших отнять у нападавших огнестрельное оружие и устройство электрошокового действия, расходование всех патронов в процессе произведенных выстрелов в потерпевших, заставило Г. и находившихся с ним соучастников быстро покинуть место преступления. По этим причинам осужденный и принимавшие участие в разбое лица не смогли достигнуть желаемого результата - завладеть материальными ценностями семьи А.К.В.

Несостоятельными являются и утверждения осужденного и его адвоката о том, что вещественные доказательства по делу добыты с нарушениями уголовно-процессуального закона.

В судебном заседании с достоверностью было установлено, каким образом и где были найдены кобура, чехол, маска, скотч, как и кем эти предметы были изъяты с места их обнаружения, куда они доставлены, как были опечатаны и переданы на экспертное исследование. По этим обстоятельствам допрошены все свидетели, их показаниям дана правильная оценка. Суд сопоставил показания этих свидетелей с показаниями потерпевших и сделал обоснованный вывод об относимости и допустимости обнаруженных вещественных доказательств, о принадлежности указанных предметов именно лицам, совершивших разбойное нападение на семью А.К.В.

По обстоятельствам, связанным с изъятием и исследованием одежды осужденного Г. в суде были тщательно допрошены участники следственных действий, эксперт, из показаний которых следует, что все следственные действия, связанные с изъятием и исследованием одежды осужденного были проведены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

По заключению медико-криминалистической экспертизы на изъятой у Г. олимпийке, которая была на нем в момент совершения преступления, на одежде других, скрывшихся от суда лиц обнаружены частица бездымного пороха, которые глубоко внедрились в одежду в результате выстрелов, а появление следов пороха в результате соприкосновения или наложения исключается.

Тщательная подготовка осужденного в составе группы к разбойному нападению, использование оружия, масок, предварительное исследование места жительства потерпевших, других обстоятельств, облегчающих совершение разбоя без отрицательных последствий для себя, распределение ролей между участниками разбоя позволили суду прийти к правильному выводу о совершении разбоя организованной группой.

При таких обстоятельствах действия Г. правильно квалифицированы по ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в" УК РФ.

При назначении наказания Г. судом в полной мере учтены, как общественная опасность содеянного, так и данные о личности осужденного, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства. Назначенное наказание является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Самарского областного суда от 17 марта 2006 года в отношении Г. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Г., адвоката У. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 сентября 2006 г. N 46-О06-53


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение