Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2007 г. N 53-О06-42СП Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в нанесении побоев, убийстве, совершенном группой лиц с целью скрыть другое преступление, краже подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2007 г. N 53-О06-42СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного К.B.C. на приговор Красноярского краевого суда с участием присяжных заседателей от 10.04.2006, по которому

К.В.С., родившийся 11.07.1983 в с. Чечеул Канского района Красноярского края, не судимый, -

осужден по ст.ст. 116 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства,

105 ч. 2 п.п. "ж", "к" УК РФ к 13 годам 6 месяцам лишения свободы,

158 ч. 2 п.п. "а", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы,

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний с применением правил ст. 71 УК РФ назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По данному делу также осужден П., приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи ЗС.Р., выступление осужденного К., который с использованием систем видеоконференц-связи не оспаривал обоснованность своего осуждения и просил о смягчении наказания, выступление защитника М., поддержавшей доводы кассационной жалобы осужденного К.B.C., выступления осужденного П. с использованием систем видеоконференц-связи и его защитника В.С.Л., которые не возражали против доводов рассматриваемой кассационной жалобы, выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ К.В.В., возражавшего против доводов кассационной жалобы и прилагавшего приговор оставить без изменения как законный и обоснованный, судебная коллегия установила:

К.B.C. осужден за нанесение А. многочисленных ударов по лицу и голове (побоев), в результате чего потерпевшему были причинены множественные ссадины и кровоподтеки на лице, не угрожающие его здоровью, убийство А., совершенное группой лиц с целью скрыть другое преступление, кражу мобильного телефона А., совершенную группой лиц по предварительному сговору с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступления были совершены 30.04.2005 в павильоне пункта приема металлолома, расположенного рядом с домом 10 по ул. Ястынской г. Красноярска при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Осужденный К.B.C. в кассационной жалобе просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение, поскольку присяжные заседатели отнеслись к нему предвзято, государственный обвинитель оказал на них давление в судебном заседании, а возможно, и в перерывах процесса.

Утверждая о своей невиновности, ссылается на свои показания, на отклонение судом его ходатайства об исключении из числа доказательств показаний на следствии, данных им и П.. Обращает внимание на то, что присяжным заседателям была показана видеозапись, на которой он оговорил себя под давлением милиции.

В дополнении к жалобе считая вердикт несправедливым, оспаривает отклонение его ходатайства о проверке его показаний на месте, считает, что вывод эксперта, не исключившего примесь обнаруженной на деревянном бруске крови от него, не следовало упоминать при присяжных заседателях, жалуется на то, что прокурор демонстрировал негативное отношение к нему.

Государственный обвинитель Х.С.П. возражает на кассационную жалобу, считая приговор законным и обоснованным.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора суда.

Доводы осужденного о недоказанности его вины, об оценке достоверности его показаний, данных в судебном заседании, не являются основаниями для отмены приговора суда, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, поскольку эти вопросы относятся к исключительной компетенции присяжных заседателей и не могут быть предметом проверки в суде кассационной инстанции.

Судебное следствие проведено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, регулирующего производство в суде с участием присяжных заседателей. В судебном заседании исследовались только допустимые доказательства.

Ходатайство стороны защиты об исключении из числа доказательств показаний К.B.C. было рассмотрено в подготовительной стадии судебного заседания и отклонено (т. 4 л.д. 63).

Затем оно вновь обсуждалось и стороне защиты было предоставлено время для обжалования принятого прокуратурой решения об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению К.B.C. о принуждении его к даче показаний, (т. 4 л.д. 226).

После повторного отказа в возбуждении уголовного дела ходатайство обвинения об оглашении показаний обвиняемого, данных на следствии, вновь обсуждалось сторонами и судом было вынесено мотивированное решение по этому поводу (т. 4 л.д. 227-229) об отсутствии оснований для признания этих доказательств недопустимыми. Оснований ставить под сомнение обоснованность этого решения суда не усматривается с учетом тщательности проведенной прокуратурой проверки (т. 4 л.д. 51-53, 114).

На следствии показания К.B.C. проверялись на месте, соответствующий протокол и видеозапись этого следственного действия правомерно были предъявлены присяжным заседателям стороной обвинения.

В тоже время К.B.C. была предоставлена возможность дать показания в суде перед коллегией присяжных заседателей, в напутственном слове председательствующий напомнил присяжным заседателям содержание его показаний.

Ходатайство защитника Д.В.А. о проведении судом проверки показаний К. на месте отклонено обоснованно, с приведением убедительных мотивов (т. 4 л.д. 229-230).

Заключение биологической экспертизы, исследовавшей предметы, изъятые по делу, является допустимым доказательством, а вопрос о ее достоверности относится к исключительной компетенции присяжных заседателей.

Как видно из протокола судебного заседания (т. 4 л.д. 196), при его оглашении государственный обвинитель никаких недопустимых высказываний не допускал, возражений стороны защиты против оглашения указанного заключения экспертизы не поступило.

Допущенное государственным обвинителем нарушение этики в судебном заседании явилось предметом реагирования председательствующего судьи. Кроме того, по поводу оценок государственного обвинителя судьей в напутственном слове присяжным заседателям было разъяснено, что эти оценки не являются доказательствами и не должны приниматься во внимание при вынесении вердикта.

Мнение осужденного о том, что государственный обвинитель мог оказывать давление на присяжных заседателей в перерывах между судебными заседаниями, является предположением, не основанным на материалах дела, и не может, в силу этого, являться основанием для отмены или изменения постановленного в соответствии с законом приговора суда.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям, сформулированным ст. 340 УПК РФ.

Вопросный лист сформулирован председательствующим в соответствии со ст. 339 УПК РФ, вердикт присяжных ясен и непротиворечив.

Таким образом, доводы осужденного о предвзятости коллегии присяжных заседателей опровергнуты материалами дела.

Квалификация действий осужденного соответствует обстоятельствам, установленным вердиктом присяжных заседателей.

Оснований сомневаться в справедливости назначенного К.B.C. наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 10.04.2006 в отношении К.В.С. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2007 г. N 53-О06-42СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.