Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 мая 2007 г. N 32-О07-13 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а также с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, убийстве, сопряженном с разбоем, подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 мая 2007 г. N 32-О07-13


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 29 мая 2007 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного П.Д.Ю. и адвокатов Л. и П.О.В. и потерпевшего П.А.А. на приговор Саратовского областного суда от 10 января 2007 года, которым

П.Д.Ю., родившийся 5 июня 1980 года в г. Саратове, судимый:

1) 27 ноября 2000 года по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

2) 4 января 2002 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 4 годам 1 месяцу лишения свободы, освобождавшийся 4 октября 2005 года по отбытии срока,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

С.С.А., родившийся 4 июля 1978 года в г. Саратове, судимый:

1) 2 апреля 1999 года по ст.ст. 30 и 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

2) 10 января 2000 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 4 годам 1 месяцу лишения свободы,

3) 16 марта 2000 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в, г" УК РФ с применением ст.ст. 69 ч. 5 и 70 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, освобождавшийся 17 сентября 2004 года по отбытии срока,

осужден по ст. 162 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

М., родившийся 19 апреля 1985 года в г. Саратове, несудимый,

осужден по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

По этому же делу осужден Ш., приговор в отношении которого не обжалуется.

Заслушав доклад судьи И., выступления осужденного П.Д.Ю., просившего приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, и прокурора С.В.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

П. и С. признаны виновными в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а П. также с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в ходе которого П. совершил убийство, сопряженное с разбоем.

Кроме того, П. и М. признаны виновными в угоне автомобиля, совершенном группой лиц по предварительному сговору, П. - в умышленном повреждении чужого имущества, совершенного путем поджога, повлекшего причинение значительного ущерба, а С. - в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Преступления совершены в период с 11 апреля по 25 июля 2006 года в г. Саратове при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании П. и М. виновными себя признали частично, а С. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) осужденный П. утверждает, что умысла на убийство Д. у него не было, и считает неправильной квалификацию его действий по ст. 105 ч. 2 УК РФ, указывая также на то, что потерпевший умер в больнице, а не на месте совершения преступления. Ссылаясь на то, что с 1995 года он состоит на учете у врача-психиатра, считает, что по делу необходимо было провести стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. Считает также, что суд не принял во внимание его явку с повинной, не применил ст.ст. 61 и 62 УК РФ, и назначил чрезмерно суровое наказание. Кроме того, он утверждает, что преступление, за которое он был осужден условно на 2 года лишения свободы приговором от 27 ноября 2000 года, было совершено им до издания акта об амнистии - в марте месяце, в связи с чем, полагает, что суд не должен был учитывать этот приговор, который фактически подлежал отмене. Не согласен он также с тем, что суд признал его виновным в угоне автомобиля, тогда как он и М. хотели совершить кражу этого транспортного средства, но были задержаны работниками ГАИ. Потерпевшему полностью возмещен материальный ущерб, и они помирился с ним и потерпевший просил прекратить дело в этой части против него и М., а суд об этом в приговоре ничего не указал. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе адвокат П. в защиту интересов осужденного М. просит приговор отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что выводы суда о совершении М. угона, а не покушения на кражу автомобиля, противоречат фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в нем доказательствам, в связи с этим дана неправильная правовая оценка" действиям М., считает также, что суд необоснованно оставил без удовлетворения ходатайство потерпевшего П. о прекращении дела против М. в связи с примирением и возмещением М. причиненного ущерба в полном объеме.

В кассационной жалобе адвокат Л. в защиту интересов осужденного С. просит приговор отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что в деле не имеется доказательств вины С. в совершении разбойного нападения на Д. Приговор в этой части основан только на показаниях другого осужденного - П., не подтвержденных другими доказательствами. Показания свидетеля К., уличающие, по мнению суда, С., предлагает оценить критически. Указывает на то, что суд отказался проверять утверждения С. о том, что после убийства Д. он находился в милиции и поэтому не мог встречаться с К. и рассказывать ей о том, что произошло в квартире потерпевшего. Адвокат также считает, что С. необоснованно осужден за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотика. Этот наркотик ему подложил в карман работник милиции Г., в отношении которого в настоящее время возбуждено уголовное дело, связанное с незаконным оборотом наркотиков.

В кассационной жалобе потерпевший П. просит приговор в отношении М. отменить и дело прекратить, ссылается при этом на то, что М. ранее не судим, положительно характеризуется, ущерб полностью возместил, они помирились, но суд отказал в предоставленном ему законом праве просить о прекращении дела.

В возражениях прокурор, поддерживавший обвинение в суде, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности П., С. и М. соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Доводы кассационной жалобы осужденного П. о том, что его действия неправильно квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, являются необоснованными.

Об умысле П. на убийство потерпевшего Д. свидетельствует характер совершенных им действий - нанесение им неоднократных ударов ножом в места расположения жизненно-важных органов человека и причинение в результате этого проникающих ранений в области грудной клетки с повреждением внутренних органов и повреждения задней заушной вены, повлекшие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни потерпевшего.

Последующие действия П. по переносу тела Д., находящегося в бессознательном состоянии в ванную комнату, повторное посещение квартиры потерпевшего и поджог ее с целью скрыть следы преступления также указывают на то, что П. полагал, что своими действиями он причинил смерть Д.

Ссылка в жалобе осужденного на то, что Д. скончался не на месте совершения преступления, а в больнице через несколько часов, не может являться основанием для переквалификации его действий, поскольку согласно заключению эксперта смерть потерпевшего наступила в результате проникающих ранений груди, живота и шеи, сопровождавшихся развитием массивной кровопотери.

То есть, между насильственными действиями П. и наступлением смерти потерпевшего имеется прямая причинная связь.

Доводы кассационных жалоб о неправильной квалификации действий П. и М. по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ, также являются необоснованными.

Из показаний М. на предварительном следствии видно, что он и П. за 5 минут вскрыли и угнали автомобиль, принадлежащий П., предложили своей знакомой Х. сесть в угнанный автомобиль, а когда двигатель заглох, он предложил П. бросить его, но тот сказал, что автомобиль надо убрать с дороги.

В судебном заседании П. пояснял, что он предложил М. лишь покататься на автомобиле (т. 5 л.д. 98).

Из показаний свидетеля Х. также следует, что П. и М. догнали ее на автомобиле и предложили ей покататься, сказав, что потом "поедем домой", она не слышала от них, что они собирались разобрать этот автомобиль (т. 5 л.д. 48-50).

С учетом этих доказательств суд обоснованно отверг утверждения П. и М. о том, что каждый из них в отдельности, не ставя друг друга в известность, имел намерение похитить автомобиль, разобрать его и продать по запасным частям, правильно указав в приговоре, что эти утверждения обусловлены их стремлением добиться смягчения наказания путем квалификации по менее тяжкой статье УК РФ.

В связи с этим, необоснованными являются доводы кассационной жалобы потерпевшего П. о том, что его право просить о прекращении уголовного преследования в отношении П. и М., судом было нарушено.

Согласно ст. 25 УПК РФ суд вправе на основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления только небольшой или средней тяжести, в случаях предусмотренных статьей 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

М. же и П. обвинялись в совершении преступления, предусмотренного ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ, которое отнесено законом к тяжким преступлениям, к тому же, П. не является лицом, впервые совершим преступление.

Поэтому постановление судьи об оставлении ходатайства П. о прекращении дела без удовлетворения является законным и обоснованным (т. 5 л.д. 105).

Вместе с тем, возмещение М. причиненного П. материального ущерба, связанного с угоном автомобиля, позволило суду с учетом данных о личности М. назначить ему условное наказание.

Доводы кассационной жалобы адвоката Л. о непричастности С. к совершенным преступлениям также являются необоснованными.

Вопреки, ее утверждениям, выводы суда о виновности С. в разбойном нападении, основаны не только на уличающих его показаниях осужденного П., но и на показаниях свидетеля К.

Из показаний этого свидетеля видно, что С. сам рассказывал ей о том, что они договорились с П. пойти к знакомому (Д.), по дороге они решили напугать и побить этого знакомого, если тот не даст деньги (т. 5 л.д. 112).

Ссылка адвоката в жалобе на то, что суд не стал проверять утверждения С. о его нахождении в то время в милиции и не возможности в связи с этим рассказать что-либо К., является несостоятельной.

Из показаний самого С. следует, что он задерживался только 13 апреля 2006 года, тогда как свидетель К. и не утверждала, что именно в этот день она видела его (т. 5 л.д. 115).

Кроме того, из показаний свидетелей К. следует, что П. рассказывал им о том, что он и С. ворвались в квартиру, где проживал какой-то пенсионер, он ударил пенсионера локтем в лицо и вместе с С. потребовал передать им деньги. Пенсионер ответил им отказом, после чего они его убили. После этого он уже с другим лицом нашли в этой квартире деньги (т. 1 л.д. 230-234, 227-229).

Вина С. в незаконном приобретении марихуаны подтверждается фактом изъятия у него из кармана куртки пакета, в котором находился указанный наркотик массой 12,037 грамма, что подтвердил допрошенный в судебном заседании понятой К., при котором С. пояснил, что наркотик нашел в этот же день и оставил для личного употребления.

Доводы кассационной жалобы адвоката Л. о том, что наркотик С. подложил оперуполномоченный Г., который в настоящее время сам привлечен к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотиков, опровергаются протоколом досмотра С., в ходе которого он сам пояснял, при каких обстоятельствах нашел наркотик (т. 2 л.д. 109).

Из протокола судебного заседания видно также, что свидетель Г., указанный в жалобе адвоката, привлекается в настоящее время к уголовной ответственности по ст. 290 УК РФ, а не в связи с совершением преступления, связанного с наркотиками (т. 5 л.д. 60).

Таким образом, оснований для отмены приговора в отношении С. по доводам кассационной жалобы адвоката Л. не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.

Правовая оценка действиям П., М. и С. дана правильная.

Наказание назначено каждому из них с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание.

Вопреки утверждениям осужденного П. в жалобе, суд признал его явку с повинной в качестве смягчающего обстоятельства, о чем прямо указано в приговоре.

Оснований для применения к нему положений ст. 62 УК РФ суд правильно не усмотрел, так как по делу в отношении П. имеется отягчающее обстоятельство - рецидив преступлений.

Вместе с тем, назначенное ему наказание за каждое преступление не превышает тех пределов, о которых говорится в ст. 62 УК РФ.

В связи с этим, нет оснований считать, что назначенное П. наказание, является чрезмерно суровым.

Приговор от 27 ноября 2000 года суд учел обоснованно, так как преступление, за которое он был осужден этим приговором, было совершено не в марте, как утверждает П. в жалобе, а в июле 2000 года, то есть после издания акта об амнистии (т. 4 л.д. 10).

Оснований для назначения по делу стационарной судебно-психиатрической экспертизы не имелось. О том, что П. состоял на учете у психиатра, экспертам было известно при даче амбулаторного заключения. Ранее в отношении П. неоднократно проводились судебно-психиатрические экспертизы, и ни разу он не был признан невменяемым. Сведения о состояния здоровья, сообщенные суду лечащим врачом Р., также не содержали в себе каких-либо сомнений в психической полноценности П. Ходатайств о проведении стационарной экспертизы он сам и его адвокат в судебном заседании не заявляли.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Саратовского областного суда от 10 января 2007 года в отношении П.Д.Ю., С.С.А. и М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 мая 2007 г. N 32-О07-13


Текст определения официально опубликован не был

Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.