Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 89-О06-54 Суд пришел к выводу, что представленных следственными органами доказательств недостаточно для признания осужденного виновным в угрозе убийством, поэтому обоснованно оправдал его за непричастностью к совершению этого преступления

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 89-О06-54


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 11 января 2007 года кассационное представление государственного обвинителя К.Н.Н. и кассационные жалобы потерпевших М., П.И.А. на приговор Тюменского областного суда от 10 октября 2006 года, которым

П.В.С. 10 августа 1973 года рождения, уроженец г. Тюмени, судимый 22 августа 2006 года по ч. 1 ст. 116 УК РФ к обязательным работам на срок 160 часов,

- осужден к лишению свободы:

по ч. 1 ст. 105 УК РФ - на 11 лет; по ст.ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п. "а" УК РФ - на 11 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено 18 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, пересчитав 8 часов обязательных работ в 1 день лишения свободы, окончательно назначено 18 лет 10 дней лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Он же по ст. 119 УК РФ оправдан за непричастностью к совершению данного преступления.

Постановлено взыскать с П.B.C.:

- в пользу Л. в возмещение материального ущерба 86.759 рублей 33 копейки;

- в пользу П.И.А. - 150.000 рублей и в пользу М. - 100.000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации "...", мнение прокурора К.Ю.Н., не поддержавшего представление и полагавшего оставить приговор суда без изменения, Судебная коллегия установила:

П.B.C. признан виновным в том, что около 22 часов 1 апреля 2006 года в квартире N 60 дома N 51 по улице 50 лет Октября г. Тюмени умышленно причинил смерть Ш., 1953 года рождения, и совершил покушение на умышленное убийство двух лиц: П.И.А. и М.

Преступления совершены им при установленных в судебном заседании и изложенных в приговоре обстоятельствах.

Кроме того, следственными органами П. обвинялся в том, что в 17 часов 16 минут 3 апреля 2006 года позвонил с неустановленного следствием телефонного аппарата на мобильный телефон П., находящейся в палате ГЛПУ ТО "ОКБ N2", расположенном по адресу: г. Тюмень, ул. Мельникайте 75, и умышленно, из личных неприязненных отношений, высказал угрозу убийством в адрес П. словами "Ты до суда не доживешь". Указанную угрозу потерпевшая П. восприняла реально, поскольку у нее имелись основания опасаться осуществления этой угрозы в связи с нахождением П. в розыске. Эти действия П. были квалифицированы следственными органами по ст. 119 УК РФ.

В судебном заседании П.B.C. вину не признал.

Суд первой инстанции, рассмотрев дело в судебном заседании, тщательно исследовав и оценив собранные по делу доказательства, пришел к выводу о недоказанности вины П. в угрозе убийством П. и оправдал его за непричастностью к совершению данного преступления.

В представлении государственный обвинитель К.Н.Н., не оспаривая доказанность вины П. в совершении убийства, так же покушении на убийство двух лиц и квалификацию, поставлен вопрос об отмене приговора как в части оправдания П. по ст. 119 УК РФ, так и обвинительного приговора, с направлением дела на новое рассмотрение в суд, при этом указано, что вина П. в угрозе убийством П. подтверждена показаниями потерпевшей П.И.А. и свидетеля Г., но суд необоснованно оправдал его за непричастностью к этому преступлению. При назначении наказания П. суд не мотивировал, почему заявление П. об обстоятельствах совершения преступления не признал явкой с повинной и не учел в качестве смягчающего наказание обстоятельства, не указал в резолютивной части приговора ссылку на ст. 71 УК РФ при перерасчете наказания в виде обязательных работ, назначенных по предыдущему приговору, в наказание в виде лишение свободы, не конкретизировал, по каким приговорам он сложил наказание по ч. 5 ст. 69 УК РФ, при этом назначил осужденному несправедливое наказание вследствие его чрезмерной мягкости.

В кассационных жалобах потерпевшие М. и П.И.А., не оспаривая доказанность вины П. в содеянном и квалификацию, просят отменить приговор, ссылаясь на то, что за совершенные особо тяжкие преступления назначенное осужденному наказание является чрезмерно мягким. Указывают, что суд необоснованно оправдал П. за угрозу убийством П.И.А., ссылаясь на то, что вина его в совершении этого преступления установлена показаниями потерпевшей П.И.А. и свидетеля Г.

В возражениях на кассационное представления государственного обвинителя и кассационные жалобы потерпевших М. и П.И.А., осужденный П. указывает, что все доводы кассационных жалоб потерпевших и представления, являются несостоятельными. Просит оставить их без удовлетворения. Указывает, что вина его в угрозе убийством потерпевшей не доказана и он оправдан правильно. Доводы о назначении чрезмерно мягкого наказания несостоятельны.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, также возражений осужденного на них, судебная коллегия находит, что для удовлетворения представления и кассационных жалоб, оснований не имеется и приговор суда следует оставить без изменения.

Вина П. в умышленном причинении смерти Ш. и в покушении на убийство двух лиц: П.И.А. и М., подтверждена совокупностью собранных по делу и исследованных в суде доказательств, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Так, осужденный П. в своих неоднократных показаниях на предварительном следствии, данных им при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого с соблюдением уголовно-процессуальных норм, в присутствии адвоката, не отрицал причинение смерти Ш. и совершение покушения на убийство П.И.А. и М., а при последующих допросах подтверждал свои показания.

Показания П. соответствуют установленным судом обстоятельствам и подтверждены: показаниями очевидцев происшедшего - потерпевших П.И.А. и М., свидетелей З. и Н., из которых видно, что П. наносил удары ножом потерпевшим; протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз о причине смерти Ш. и тяжести причиненных П.И.А., М. телесных повреждений, и другими доказательствами, поэтому судом обоснованно признаны правдивыми.

Протоколом осмотра места происшествия установлено, что 1 апреля 2006 года в третьем подъезде дома 51 по ул. 50 лет Октября г. Тюмени обнаружен труп Ш. с с признаками насильственной смерти, также в коридоре и в комнате квартиры N 60 обнаружены пятна бурого цвета (л.д. 12-20).

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть Ш. наступила от проникающего в брюшную полость колотого ранения с повреждением 9-го левого ребра, толстого кишечника и брюшного отдела аорты, причинившего тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, приведшего к острой кровопотере.

Данное ранение причинено незадолго до смерти плоским колюще-режущим предметом, длиной клинка не менее 7-10 см, шириной около 3 см.

Потерпевшей М., как видно из заключения судебно-медицинского эксперта N 2697, была причинена колото-резаная рана левой половины грудной клетки, проникающая в плевральную полость с ранением легкого, которая возникла от удара колюще-режущим орудием 1 апреля 2006 года. Рана причинила тяжкий вред здоровью, как опасная для жизни (л.д. 91).

Из заключения эксперта N 2695 видно, что у потерпевшей П. обнаружена колото-резаная правой паховой области, проникающая в брюшную полость; колото-резаная рана правого предплечья; резаная рана 2 пальца левой кисти, которые возникли от ударов колюще-режущим орудием 01.04.2006 года. Проникающая рана причинила тяжкий вред здоровью, как опасная для жизни. Остальные раны причинили легкий вред здоровью, как повлекшие кратковременное его расстройство (л.д. 83).

Из материалов дела видно, что доводы осужденного о нахождении в момент причинения смерти Ш. и покушения на убийство П.И.А. и М. он находился в другом месте, об оговоре его со стороны потерпевших П.И.А. и М., проверены судом, оценены в совокупности с другими доказательствами и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергается как показаниями потерпевших П.И.А. и М., свидетелей З. и Н., которые были очевидцами совершения им указанного преступления, так и собственными показаниями осужденного П. на предварительном следствии, исследованными в ходе судебного следствия.

Судом также были проверены утверждения о том, что первоначальные показания П. давались в результате применения недозволенных методов следствия со стороны сотрудников милиции и обоснованно признаны они несостоятельными, поскольку все следственные действия проводились уполномоченными на то лицами, с соблюдением требований действующего уголовно-процессуального закона. При этом П. был обеспечен защитником, каких-либо заявлений и замечаний при допросах не высказал. В последующих показаниях он подтверждал свои первоначальные показания, до момента рассмотрения дела в суде не оспаривал проведенные следственные действия в установленном законом порядке.

Проанализировав и оценив все доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о том, что П., действуя с целью лишения жизни П.И.А. и находившихся в ее квартире Ш. и М., стал наносить им удары имеющимся при себе ножом в жизненно - важные части тела потерпевших, В результате он причинил Ш. повреждение, повлекшее ее смерть на месте преступления, а П.И.А. и М. - ранения, в том числе тяжкие, опасные для жизни.

Умысел П. на убийство в отношении П.И.А. и М. не был доведен до конца как в связи с активным сопротивлением со стороны последних, так и вмешательством свидетеля Н. и появлением в подъезде проживающих в этом подъезде лиц, то есть не были доведены до конца по не зависящим от его воли обстоятельствам.

Психическое состояние П. проверено надлежащим образом и с учетом заключения комиссии экспертов N 139/4587 от 08.06.2006 года о том, что П. не страдает хроническим психическим расстройством, в полной мере мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в момент совершения инкриминируемого ему деяния в состоянии физиологического аффекта не находился (л.д. 100-106), суд обоснованно сделал вывод о совершении им преступлений во вменяемом состоянии.

При установленных обстоятельствах, всесторонне и полно исследовав все доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины П. в содеянном и правильно квалифицировал действия его по ст. 105 ч. 1 УК РФ за умышленное причинение смерти Ш., и по ст.ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п. "а" УК РФ за покушение на убийство П.И.А. и М., что в кассационных жалобах и представлении не оспаривается.

С утверждениями в жалобах и представлении о необоснованном оправдании П. по ст. 119 УК РФ за непричастностью к этому преступления, судебная коллегия не может согласиться.

В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Однако, по данному делу достоверных доказательств, подтверждающих вину П. в угрозе убийством П.И.А., на которых мог быть постановлен обвинительный приговор, стороной обвинения не представлено суду, а доводы П. о том, что он не совершал этого преступления, собранными по делу доказательствами не опровергнуты.

Следственные органы в подтверждение вины П. в предъявленном ему обвинении сослались в обвинительном заключении на: заявление и пояснительную записку, поступившие в прокуратуру Ленинского АО г. Тюмени от П.И.А. и М., где указано об угрозе убийством, высказанной П. по сотовому телефону П.И.А., распечатку состоявшихся 3 апреля 2006 года с абонентом 79129253334 разговоров, из которой следует, что на данный номер поступили вызовы с телефона-автомата и показания допрошенной в качестве свидетеля следователя прокуратуры Г. о том, что когда она находилась в больнице и допрашивала потерпевших П.И.А. и М., зазвонил сотовый телефон П.И.А., при этом П.И.А. посмотрела на дисплей и сказала, что звонит П. Тогда Г., представившись П., ответила на звонок и мужской голос сказал, что она (П.И.А.) до суда не доживет.

Суд обоснованно пришел к выводу о недостаточности представленных доказательств для признания П. виновным по ст. 119 УК РФ и вынесения обвинительного приговора, поскольку из показаний потерпевших П. и М. усматривается, что они сами не слышали голоса человека, звонившего на мобильный телефон П., с ним не разговаривали.

Согласно представленной распечатки звонков, определившийся номер показывает, что звонок сделан с телефона-автомата. Угроза убийством высказана постороннему человеку - следователю Г., которая ранее с П.И.А. не общалась и его голоса не знала, что звонил именно П., потерпевшие и свидетель могут только предполагать, что исключает вынесение обвинительного приговора.

Сам П., признавая на предварительном следствии вину в совершении особо тяжких преступлений, не признал угрозу убийством в адрес П.И.А., высказанную 03.04.2006 года по телефону.

При установленных обстоятельствах, оценив все эти и другие доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно сделал вывод о том, что представленными следственными органами доказательствами не подтверждена причастность П. к преступлению, предусмотренному ст. 119 УК РФ, поэтому в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ обоснованно оправдал его за непричастностью к совершению этого преступления.

Выводы суда мотивированы и основаны на доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм и не вызывающих сомнений.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, следственными органами и судом по делу не допущено.

Не является основанием для отмены приговора, как указано в представлении и жалобах, то обстоятельство, что в резолютивной части приговора суд не указал ссылку на ст. 71 УК РФ при перерасчете назначенного по предыдущему приговору наказания в виде обязательных работ на лишение свободы, при частичном сложении наказаний на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Несостоятельными являются доводы представления о том, что суд необоснованно не признал заявление П., в котором он рассказал об обстоятельствах совершения преступления, явкой с повинной, поскольку он написал это заявление лишь после задержания его сотрудниками милиции, на основании бесспорных доказательств, подтверждающих его вину, в связи с чем указанное заявление не могло быть признано явкой с повинной. В то же время судом наказание назначено ему в пределах требований ст. 62 УК РФ, предусматривающих назначение наказание не более трех четвертей санкции статьи.

С утверждениями о назначении осужденному чрезмерно мягкого наказания, нельзя согласиться, поскольку наказание П. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, данных о его личности, всех смягчающих наказание обстоятельств, в том числе и указанных в кассационных жалобах и представлении.

Сумма материального ущерба взыскана на основании представленных в суд документов. Размер компенсации морального вреда определен с учетом характера причиненных потерпевшим нравственных страданий и в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Тюменского областного суда от 10 октября 2006 года в отношении П.В.С. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя и кассационные жалобы потерпевших М., П.И.А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 89-О06-54


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение