Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 января 2007 г. N 75-О06-26СП Суд, отправляя дело на новое рассмотрение, указал на чрезмерную мягкость приговора, на то, что при назначении наказания не были учтены все отягчающие обстоятельства и тяжесть наступивших последствий

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 января 2007 г. N 75-О06-26СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы и представление государственного обвинителя Х., осужденного С.Н.Н., потерпевших К.Н.Н., А.Н.А., Ш., С.М.В., Г.Н.Н., Г.Л.В. на приговор суда с участием присяжных заседателей Верховного суда Республики Карелия от 11 сентября 2006 г., которым

С.Н.Н., 2 апреля 1965 года рождения, уроженец г. Медвежьегорска Республики Карелия, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 20 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 23 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с С.Н.Н. компенсацию морального вреда в пользу:

А.Н.А. и Ш. - по 100 000 рублей каждому; Г.Л.В. и С.М.В. - по 150 000 рублей каждой.

В иске К.Н.Н. о взыскании с С.Н.Н. 73 000 рублей в возмещение ущерба отказано в связи с оправданием его по ст. 167 ч. 2 УК РФ на основании вердикта коллегии присяжных заседателей за непричастностью к совершению данного преступления.

Заслушав доклад судьи "...", объяснения осужденного С.Н.Н. и адвоката К.С.В., потерпевших К.Н.Н., А.Н.А., Ш., С.М.В., Г.Н.Н., поддержавших кассационные жалобы, прокурора П., поддержавшего кассационное представление по изложенным в нем доводам о чрезмерной мягкости наказания и необходимости в связи с этим отмены приговора, по тем же основаниями полагавшего обоснованными жалобы потерпевших, а жалобу осужденного просившего оставить без удовлетворения, судебная коллегия установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей от 6 сентября 2006 года С.Н.Н. признан виновным в убийстве на почве ссоры из карабина "Лось А 180" пятерых человек: А.В.Н., 1948 года рождения, А.Н.В., 1976 года рождения, Г.И.В., 1982 года рождения, С.В.М., 1963 года рождения, Ш., 1948 года рождения, а также в незаконных хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов и взрывчатых веществ.

Преступления совершены 22 сентября 2005 года в г. Медвежьегорске Республики Карелия при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный С.Н.Н. указывает, что убийства потерпевших он не совершал, его показания на следствии получены с применением недозволенных методов, в результате чего он был вынужден оговорить себя, эти показания являются недопустимым доказательством, и по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ он осужден необоснованно. Фактически оружие находилось у А.Н.В., который хотел выстрелить в него в горящей комнате, а он пытался отобрать у него ружье, но произошел выстрел, после чего у него было единственное желание спасти свою жизнь бегством. В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства допускались существенные нарушения конституционных и процессуальных норм, в том числе, и его права на защиту. До рассмотрения дела судом в средствах массовой информации была дана оценка его виновности в убийстве пяти человек, а в ходе судебного разбирательства постоянно упоминалась его прошлая погашенная судимость, что отрицательно повлияло на выводы присяжных заседателей при вынесении вердикта и приговор суда, выводы которого не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Считает, что допущенные нарушения закона и подтасовка фактов ввели в заблуждение коллегию присяжных заседателей о его виновности и привели к неправильной правовой оценке его действий и назначению несправедливого наказания. В судебном заседании потерпевшие приводили надуманные факты, отрицательно характеризующие его личность, и способствовали созданию о нем негативного мнения, а характеристики потерпевших не исследовались вообще. В деле нет никаких доказательств его причастности к их убийству, свидетель Г. в суде заявил об оговоре его под воздействием органов следствия, и за убийство он осужден необоснованно. Коллегия присяжных заседателей была введена в заблуждение неправильной постановкой вопросов в вопросном листе, на что он обращал внимание в ходе судебного разбирательства. Потерпевшие рядом с ним не проживали, не знали его лично и не могли объективно характеризовать его, однако с помощью средств массовой информации сформировали о нем отрицательное мнение общественности, вопреки фактическим данным о его личности. Считает дело в отношении его полностью сфабрикованным. В нарушение принципа состязательности в судебном заседании он был ограничен в реализации своих процессуальных прав и лишен надлежащей защиты, процесс проходил с обвинительным уклоном, судья прерывал его выступления даже в последнем слове, его ходатайство о вызове в суд судебно-медицинского эксперта отклонено, несмотря на фальсификацию заключения эксперта. Не дано оценки факту избиения его потерпевшими. Указывает, что ему не было предоставлено возможности получить ксерокопии материалов всего уголовного дела, о чем он просит и кассационную инстанцию, поскольку не ознакомлен со всеми материалами дела, при этом знакомился вынужденно без адвоката. При назначении ему наказания по ст. 222 ч. 1 УК РФ суд ряд смягчающих наказание обстоятельств, положительных данных о его личности, семейного положения. Не согласен со взысканием с него компенсации морального вреда в пользу потерпевших и процессуальных издержек. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд другого региона со стадии формирования коллегии присяжных заседателей, а также решить вопрос об ответственности лиц, применявших недозволенные методы при собирании доказательств.

В кассационном представлении государственного обвинителя Х. поставлен вопрос об отмене приговора за мягкостью назначенного С. наказания и направлении дела на новое рассмотрение со стадии действий суда после вынесения вердикта присяжных заседателей. В обосновании представления указано, что назначенное ему наказание является несправедливым вследствие чрезмерной его мягкости и неадекватным обстоятельствам и характеру содеянного осужденным. Убийство им пятерых человек совершено с использованием огнестрельного оружия, трое из потерпевших находились в молодом возрасте. Характер содеянного и тяжесть наступивших последствий свидетельствуют о повышенной общественной опасности осужденного для общества, при этом суд обоснованно не установил смягчающих наказание обстоятельств, которых фактически и не имеется. Не было учтено мнение потерпевших о назначении С. самого строгого наказания, они показали о его агрессивности в быту и склонности к разрешению конфликтных ситуаций с помощью оружия. Назначенное осужденному наказание не отвечает его цели восстановления социальной справедливости и предупреждения совершения новых преступлений. Суд в приговоре должен был обсудить вопрос о возможности назначения С. пожизненного лишения свободы, однако судом не приведено никаких мотивов невозможности такого наказания. Указанные обстоятельства свидетельствуют о нарушении судом общих принципов назначения справедливого наказания, как за убийство нескольких лиц, так и по совокупности преступлений.

В кассационной жалобе потерпевшая К.Н.Н. считает приговор несправедливым ввиду чрезмерной мягкости назначенного С. наказания и незаконности его оправдания по умышленному уничтожению имущества путем поджога, наследницей которого она является. Его причастность к поджогу подтверждена доказательствами, которым надлежащей оценки не дано.

Конкретной просьбы в жалобе не содержится.

В кассационных жалобах потерпевший А.Н.А., Ш., С.М.В., Г.Н.Н., Г.Л.В. считают приговор чрезмерно мягким и несправедливым, вынесенным без учета использования осужденным при убийстве огнестрельного оружия и особой тяжести наступивших последствий. А.Н.А. при этом указывает, что у нее были убиты муж и сын, последний был в молодом возрасте. С.М.В. указывает, что семья лишилась кормильца, Г.Л.В. также указывает, что семья лишилась кормильца двоих малолетних детей. Просят приговор отменить за мягкостью назначенного С.Н.Н. наказания, считают, что он заслуживает пожизненного лишения свободы, дело просят направить на новое рассмотрение со стадии действий суда после вынесения вердикта присяжных заседателей.

В возражениях осужденного С.Н.Н. на кассационное представление и государственного обвинителя Х., потерпевших Г.Н.Н., А.Н.А., С.М.В., Ш. они считают их необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, судебная коллегия находит приговор суда постановленным в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности С., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела, однако наказание ему назначено с нарушением требований уголовного закона.

Как видно из материалов дела, судебное разбирательство проведено в соответствии с общими правилами судопроизводства в суде с участием присяжных заседателей, предусмотренными главой 42 УПК РФ.

Предварительное слушание и составление предварительного списка присяжных заседателей проведены с учетом требований ст.ст. 325-326 УПК РФ, а подготовительная часть судебного заседания и формирование коллегии присяжных заседателей соответствует требованиям ст.ст. 327, 328 УПК РФ, при этом сторонам были разъяснены их процессуальные права, обеспечена возможность их реализации на основе равенства сторон и принципа состязательности, в том числе, право заявлять мотивированные отводы присяжным заседателям.

Доводы осужденного С. о нарушении норм уголовно-процессуального закона и его процессуальных прав, исследование в присутствии присяжных заседателей данных о его личности, что повлияло на их объективность при решении вопроса о его виновности и вынесении вердикта, не соответствует протоколу судебного заседания, согласно которому перед присяжными заседателями исследованы только допустимые доказательства, а председательствующим судьей принимались все необходимые меры по предотвращению попыток исследовать те обстоятельства, которые не подлежат исследованию с участием присяжных заседателей.

Несостоятельными являются и доводы осужденного в жалобе о недоказанности его вины, поскольку при данной форме судопроизводства вердикт присяжных заседателей обжалованию не подлежит, а согласно ч. 2 ст. 379 УПК РФ судебное решение не может быть отменено или изменено по основанию, предусмотренному ст. 379 ч. 1 п. 1 УПК РФ.

Кроме того, в ходе судебного разбирательства от сторон не поступало никаких замечаний по ведению председательствующим судебного процесса и его влиянию на объективность и беспристрастность присяжных заседателей, все ходатайства разрешались мотивированно.

Доводы осужденного С. о недопустимости ряда доказательств и применении недозволенных методов при их получении, являются необоснованными, так как вопрос о допустимости доказательств был разрешен в установленном законом порядке, с участием сторон и с соблюдением их процессуальных прав, что обеспечило присяжным заседателям создание надлежащих условий для вынесения объективного вердикта, не подлежащего обжалованию.

Вопросный лист составлен в соответствии с требованиями ст. 339 УПК РФ.

Ссылка в кассационной жалобе осужденного С. на неправильную постановку вопросов в вопросном листе, нельзя признать обоснованными, поскольку вопросы были поставлены в соответствии с предъявленным обвинением, являются ясными и непротиворечивыми, позволяющими дать на них однозначные ответы, что и было сделано присяжными заседателями.

Несогласие осужденного с постановкой вопросов в вопросном листе заключается лишь в том, что они не соответствуют его версии обстоятельств содеянного, что судом обоснованно не принято во внимание.

Напутственное слово председательствующего согласуется с требованиями ст. 340 УПК РФ и не могло сориентировать присяжных заседателей на вынесение необъективного вердикта.

Указание о влиянии на мнение присяжных заседателей средств массовой информации также является необоснованным, поскольку они на вопрос председательствующего ответили, что о деле из средств массовой информации им ничего не известно.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных заседателей, по делу не допущено.

Необоснованными судебная коллегия находит и доводы кассационной жалобы потерпевшей К.Н.Н., которая признана таковой лишь по обвинению С. по ст. 167 ч. 2 УК РФ. Однако по данному обвинению вердиктом присяжных заседателей он признан невиновным, в связи с чем в этой части судом постановлен оправдательный приговор, не подлежащий отмене в кассационном порядке. В связи с этим доводы кассационной жалобы потерпевшей К.Н.Н. удовлетворению не подлежат, как и доводы кассационной жалобы осужденного С.

В то же время, при назначении осужденному наказания по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ суд допустил нарушение требований ст. 60 УК РФ и при решении вопроса о назначении справедливого наказания за содеянное в приговоре не дал надлежащей оценки тяжести наступивших последствий и не дал оценки обстоятельствам, существенно влияющим на степень ответственности осужденного, как по указанной норме уголовного закона, так и по совокупности преступлений.

Согласно вердикту присяжных заседателей С. был признан не заслуживающим снисхождения, и в этом случае суд был обязан руководствоваться принципом справедливости назначения наказания за содеянное и требованиями ст. 60 УК РФ.

Как видно из приговора, суд не установил обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание С., что противоречит материалам дела.

Суд лишь констатировал в приговоре доказанность вины осужденного в убийстве пятерых человек, однако не дал ни какой оценки, является ли данное обстоятельство исключительным при характеристике степени общественной опасности содеянного, с учетом тяжести наступивших последствий.

Кроме того, вопреки п. "к" ч. 1 ст. 63 УК РФ суд в приговоре при назначении С. наказания по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ и по совокупности преступлений вообще не мотивировал, почему он не признает в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершение преступления с использованием огнестрельного оружия.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит обоснованными доводы кассационного представления и кассационных жалоб потерпевших о несправедливости назначенного С. наказания ввиду его чрезмерной мягкости и не соответствия тяжести наступивших последствий.

В связи с этим, приговор суда подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство со стадии действий суда после вынесения вердикта присяжных заседателей для назначения осужденному справедливого наказания согласно требованиям ст. 60 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор с участием суда присяжных заседателей Верховного суда Республики Карелия от 11 сентября 2006 года в отношении С.Н.Н. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд со стадии действий суда после вынесения вердикта присяжных заседателей.

Меру пресечения в отношении С.Н.Н. оставить без изменения - заключение под стражу.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 января 2007 г. N 75-О06-26СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.