Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 ноября 2006 г. N 13-О06-37 Из приговора за убийство подлежит исключению осуждение за побои, поскольку дела по обвинению в данном преступлении возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, однако такого заявления в материалах дела нет

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 ноября 2006 г. N 13-О06-37


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 17 ноября 2006 г. кассационные жалобы осужденных С.С.А. и Ц., адвокатов Б. и Ю., потерпевшего Ф.B.C. на приговор Тамбовского областного суда от 6 сентября 2006 года, которым

С.С.А., 8 августа 1986 г. рождения, уроженец с. Староюрьево Староюрьевского р-на Тамбовской области, несудимый,

осужден по ст. 116 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 20.000 рублей; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. 71 ч. 2 УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Ц., 7 марта 1986 г. рождения, уроженец с. Подгорное Староюрьевского р-на Тамбовской области, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УКРФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ "...", выступление потерпевшего Ф.B.C., поддержавшего доводы жалобы, прокурора К., полагавшего приговор в части осуждения С.С.А. по ст. 116 ч. 1 УК РФ отменить, исключить п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, судебная коллегия установила:

С.С.А. и Ц. признаны виновными и осуждены за совершение убийства, то есть умышленного причинения смерти потерпевшей Ф.А.В. группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление; С.С.А. признан виновным и осужден за нанесение побоев.

Преступления совершены ночью 2-го декабря 2005 г. в г. Мичуринске при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании С. и Ц. свою вину признали частично.

В кассационной жалобе С. просит приговор отменить, ссылаясь на то, что наказание ему назначено чрезмерно суровое, без надлежащего учета смягчающих обстоятельств по делу, положительных характеристик, явки с повинной, данных о его личности. С. ссылается на отсутствие отягчающих обстоятельств и то, что ранее он к уголовной ответственности не привлекался.

Адвокат Б. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в ином составе судей. По мнению адвоката, по делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона, неправильно применен уголовный закон, наказание С. назначено чрезмерно суровое.

В жалобе указывается на противоречия, допущенные в приговоре относительно места совершения преступления.

Адвокат полагает, что действия, направленные на убийство потерпевшей, совершались только С., последний раздеть потерпевшую не пытался, предложил Ц. спрятать труп после того, как Ф. перестала подавать признаки жизни.

В приговоре не приведено достаточных доказательств о наличии у осужденных предварительного сговора на убийство потерпевшей, доводы об этом носят предположительный характер. Указывается, что дополнительной квалификации действий С. по ст. 116 УК РФ не требуется, суду следовало содеянное осужденным квалифицировать по ст. 105 ч. 1 УК РФ, адвокат считает, что цели и мотивы убийства не установлены, умысел на сокрытие преступления не доказан.

Осужденный Ц. просит приговор отменить, полагая, что наказание ему назначено чрезмерно суровое, не соответствующее тяжести содеянного. Излагая обстоятельства дела, Ц. указывает, что он видел, как С. нанес потерпевшей удар кулаком в лицо, препятствовал его последующим действиям, подтвердил, что Ф. пригрозила обратиться в милицию. После того, как они вновь догнали потерпевшую С. просил прощения, а затем ударил девушку.

В последующем С. шел вместе с потерпевшей, схватил ее сзади рукой за шею и она упала, на вопрос Ц. ответил, что убил ее. Ц. утверждает, что помогал тащить потерпевшую на мост, поскольку С. угрожал убийством, последний сбросил тело Ф. в воду.

Ц. подтвердил, что они оба написали явки с повинной, указывает на то, что о его причастности к убийству С. не показывал, показания осужденных идентичны.

Осужденным оспариваются показания свидетеля С-ной, поскольку они опровергаются Ф.

По мнению Ц., наличие предварительного сговора на убийство потерпевшей материалами дела не подтверждено, приговор в этой части основан на предположениях.

Адвокат Ю. просит приговор в отношении Ц. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд. По мнению адвоката, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, неправильно применен уголовный закон, наказание Ц. назначено чрезмерно суровое.

В жалобе приводится подробный анализ текста приговора и обстоятельств дела, показаний осужденных.

Указывается, что какого-либо сговора между осужденными на убийство потерпевшей не было.

Из показаний Ц. следует, что действительно во время конфликта С. нанес потерпевшей несколько ударов. Затем между ними вновь возник конфликт, С. сзади неожиданно обхватил шею потерпевшей локтевым сгибом, раздался хруст. Когда Ц. подошел, потерпевшая была уже мертва.

С. принудил его помочь скрыть труп потерпевшей. Сам С. утверждал, что смерть потерпевшей причинил по неосторожности.

Факт согласованных действий осужденных по сокрытию трупа не свидетельствует о договоренности на убийство.

По ст. 116 ч. 1 УК РФ уголовное дело прокурором не возбуждалось.

Выводы суда о том, что смерть потерпевшей наступила от асфиксии в результате совместных действий осужденных носят предположительный характер, основаны на недостоверных доказательствах - показаниях свидетеля С., анализ которых приводится в жалобе.

По мнению адвоката, не получили надлежащей оценки показания свидетеля П. на следствии, Ч. в суде.

Потерпевший Ф.B.C. в кассационной жалобе просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в связи с мягкостью назначенного осужденным наказания.

Потерпевший полагает, что выводы в приговоре о виновности осужденных в содеянном являются обоснованными. Вместе с тем, суд необоснованно признал в качестве смягчающего обстоятельства наличие явки с повинной осужденных.

По мнению потерпевшего, фактически явки с повинной по делу не имелось, обращение с заявлением о явке с повинной свидетельствует о стремлении избежать сурового наказания, а не о добровольности такой явки, поскольку полного признания вины не произошло, а Ц. отрицает свое участие в убийстве. Судом не учтены отягчающие обстоятельства по делу, предусмотренные п. "и" ч. 1 ст. 63 УК РФ - совершение преступления с особой жестокостью. Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, содержат существенные противоречия, что повлияло на определение меры наказания.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных С. и Ц., адвокатов Ю. и Б. государственный обвинитель И. просит приговор оставить без изменения, в удовлетворении жалоб отказать. Указывается, что вина осужденных нашла свое подтверждение показаниями потерпевшего, свидетелей, протоколом осмотра места происшествия и другими доказательствами. Доводы в жалобах об отсутствии у осужденных предварительного сговора и умысла на убийство потерпевшей Ф. опровергнуты материалами дела.

Вина осужденных нашла свое подтверждение, квалификация содеянного является правильной.

Показания свидетелей С., Ф., Ч. судом исследовались и получили надлежащую оценку. Нарушений процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено.

Наказание осужденным назначено с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о личности С. и Ц.

Потерпевший Ф. в возражениях на кассационные жалобы осужденных и адвокатов полагает, что вина С. и Ц. в совершении убийства потерпевшей группой лиц по предварительному сговору с целью скрыть другое преступление нашла свое подтверждение совокупностью исследованных и приведенных в приговоре доказательств, в том числе показаниями самих С. и Ц., показаниями свидетелей С., П., Ч.

Ф. полагает, что суд необоснованно признал в качестве смягчающего обстоятельства явки с повинной, которых фактически не было, назначив С. и Ц. неоправданно мягкое наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на жалобы, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности С. и Ц. в убийстве потерпевшей Ф. группой лиц по предварительному сговору являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: показаниями осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевшего и свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинской, психолого-психиатрических экспертиз, явками с повинной осужденных, протоколами проверки показаний осужденных на месте происшествия и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобах о том, что убийство потерпевшей совершено одним С., о том, что у осужденных отсутствовал предварительный сговор на убийство Ф., судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В частности, в судебном заседании С. подтвердил, что на почве ссоры ударил Ф. кулаком в лицо, потерпевшая упала, поднявшись, заявила, что обратится в милицию. Причин ссоры С. не помнит т.к. был пьян.

Вдвоем с Ц. они догнали потерпевшую на стадионе, где С. стал просить у нее прощения, получив отказ, вновь ударил кулаком в лицо. Ф. упала, а поднявшись, стала уходить от С. Желая удержать потерпевшую, С. обхватил ее сзади рукой за шею и дернул на себя. Раздался хруст костей шеи и Ф. упала мертвой, убивать ее осужденный не хотел. Ц. в это время находился рядом, участия в избиении и убийстве потерпевшей не принимал.

Обнаружив, что Ф. мертва, С. обратился к Ц. с просьбой помочь спрятать труп, получив отказ, пригрозил убийством. Вдвоем осужденные сбросили труп в реку Каменку. В марте 2006 года С. добровольно написал явку с повинной.

В ходе расследования С. в целом дал аналогичные показания, пояснив, кроме того, что наносил потерпевшей удары не только руками, но и пинал ногами по голове.

Ц. в судебном заседании показал, что в избиении и убийстве Ф. он участия не принимал, помог С. сбросить труп в воду.

Сделал это, опасаясь угроз со стороны С.

По обстоятельствам преступления Ц. дал показания идентичные показаниям С.

Из показаний Ц. следует, что ссора между С. и Ф. произошла из-за того, что С. стал обнимать потерпевшую. Последняя оттолкнула С., пообещав пожаловаться отцу. В марте 2006 года Ц. добровольно написал явку с повинной.

Вместе с тем, в ходе расследования Ц. показывал, что С. предложил ему сбросить тело Ф. в речку, чтобы она наверняка захлебнулась, полагая, что, возможно, потерпевшая еще жива.

Потерпевший Ф.B.C. показал, что, после того, как было установлено, что осужденные были последними, кто видел потерпевшую, он вместе с сотрудниками милиции встретился со С. и Ц. Последние во время беседы сильно волновались, но заявили, что расстались с Ф. на улице Гоголевской. Ф.B.C. полагает, что С. без помощи Ц. один с потерпевшей справиться бы не сумел, поскольку последняя была спортивной и физически крепкой девушкой.

Вина осужденных подтверждена свидетелем Н., из показаний которой следует, что вечером 1 декабря 2005 года она была в гостях у своей знакомой Ф.Н., проживающей по ул. Гончарова г. Мичуринска. От Ф. Н. пошла к знакомой по имени Людмила, время было 0.15-0.25 часов ночи 2 декабря 2005 года.

В районе перекрестка улиц Дарвина-Красной Н. услышала женские крики о помощи. Спрятавшись, Н. затем увидела примерно в 20 метрах двух молодых парней, которые склонились над девушкой. Один из них, который был выше ростом, душил девушку, обхватив ее сзади рукой за шею, а второй сидел на девушке и держал ее за ноги.

Вскоре девушка перестала кричать, захрипела и затихла.

Парни взяли потерпевшую под руки и понесли ее вниз - в сторону речки. Из показаний Н. следует, что по росту и телосложению С. похож на того парня, который душил потерпевшую, а Ц. - на того, кто держал девушку за ноги.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ, в приговоре приведены надлежащие доводы о том, почему суд признал достоверными и положил в основу приговора показания Н., изложены мотивы, по которым признаны несостоятельными утверждения осужденных о том, что Н. их оговорила.

Показания Н. являются последовательными, согласуются с фактическими обстоятельствами дела, подтверждаются всей совокупностью доказательств по делу. Данных о том, что Н. оговорила осужденных из материалов дела не усматривается.

Из показаний Ф. следует, что Н. действительно была у нее вечером 1 декабря 2005 года в гостях, ушла примерно в 23 ч. 50 мин.

Свои показания Н. подтвердила в ходе их проверки на месте происшествия, указала место, с которого она наблюдала, как двое парней душили девушку, а затем вдвоем понесли тело потерпевшей.

Свидетель П. показал, что зимой 2006 года он встречался с осужденными, когда они пили пиво, находились в подавленном состоянии. На вопрос П. С. сообщил, что они убили человека, Ц. это подтвердил. Осужденные, дополняя друг друга, рассказали, что вдвоем убили девушку, а труп сбросили в реку.

В ходе расследования свидетель П. показал, что со слов Ц. ему стало известно, что во время ссоры С. избил девушку и та потеряла сознание. Вдвоем осужденные отнесли девушку к реке и сбросили в воду.

Из показаний Ч. в ходе расследования усматривается, что в феврале 2006 года Ц. рассказывал ему, что зимой С. убил девушку, а Ц. помог ему в этом.

Последующим изменениям показаний Ч. в суде суд дал надлежащую оценку, обоснованно признав несостоятельными утверждения свидетеля о том, что в ходе расследования на Ч. оказывалось давление.

Свидетель Ц. показал, что со слов П. ему известно, что последнему сын свидетеля - осужденный рассказывал, что девушку убил С., а Ц. помогал спрятать труп.

Из показаний Ш. следует, что он помогал Ф. в поисках пропавшей дочери. Во время беседы с осужденными последние на все вопросы отвечали одинаково, "по заученному", сильно волновались, были испуганы, свидетелю пришлось их успокаивать.

Свидетель К. подтвердила, что вечером 1 декабря 2005 года они с Ф. находились в кафе "Дворик", выпили пиво, познакомились с осужденными.

После 23 часов осужденные предложили продолжить вечер в кафе "Алекс". К. отказалась, пошла домой, а Ф., С. и Ц. пошли по улице Украинской в сторону улицы Интернациональной.

Из показаний К. - официанта кафе "Дворик" следует, что в указанное время она видела, что осужденные, находившиеся в состоянии опьянения, подсели к двум девушкам. С. вел себя развязно, Ц. - спокойно. После 23-х часов осужденные ушли вместе с двумя девушками.

Свидетель Д. - мать С. показала, что сын пришел домой в 1.30-2 часа ночи 2 декабря 2005 года вместе с Ц., оба находились в состоянии опьянения. В последующем сын стал угрюмым и замкнутым. По мнению Д., убийство осужденные совершили вдвоем, угрожать Ц. С. не мог.

Свидетель Ф.А. - брат потерпевшей, дал показания об известных ему обстоятельствах дела, опознал труп Ф.А., который был обнаружен в реке Каменка.

Свидетели Р., Х., Н. и С. дали показания об обстоятельствах обнаружения трупа потерпевшей Ф.А. в речке Каменка в том месте, которое было указано С. и Ц. После вскрытия льда труп девушки был обнаружен под мостиком.

Вина осужденных подтверждена протоколом осмотра места происшествия - реки Каменка в районе бетонного моста, в ходе которого был подо льдом обнаружен труп Ф.А., которую опознал Ф.А.В.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть потерпевшей Ф.А. наступила от механической асфиксии в результате сдавливания шеи. На подъязычной кости Ф. установлен двойной перелом левого большого рожка: 1) неполный конструкционный перелом; 2) полный сгибательный перелом с признаками повторной травматизации при разгибании.

Кроме того, у потерпевшей были обнаружены: тупая травма шеи (кровоизлияния в мягких тканях левой передне-боковой поверхности шеи, в левой грудино-ключично-сосцевидной мышце, в прилежащих поверхностных мышцах шеи, двойной перелом левого рожка подъязычной кости); кровоподтеки век обоих глаз; кровоизлияния в мягкие ткани левой поясничной области.

Повреждения шеи образовались от не менее чем двукратного воздействия твердых тупых предметов, возможно от сдавливания шеи руками человека.

Не исключается возникновение повреждений шеи при обстоятельствах, указанных в протоколе допроса Ц. от 23 марта 2006 г. и свидетеля Н. от 22 марта 2006 г.

В явке с повинной С. признал свою вину в убийстве Ф. Ц. в явке с повинной признал, что он помогал спрятать труп.

Из протоколов проверки показаний осужденных на месте происшествия следует, что С. и Ц. дали показания об обстоятельствах совершенного убийства, указали место, куда они отнесли труп.

Психическое состояние С. и Ц. исследовалось и сомнений не вызывает, они являются вменяемыми.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора в целом, органами расследования и судом не допущено. Адвокатами осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

На следствии осужденные допрашивались с участием адвокатов, что исключает оказание какого-либо давления, утверждения о том, что протоколы допросов осужденные подписывали "не читая и не вникая в их содержание", являются надуманными.

В ходе расследования проверялись и признаны несостоятельными доводы относительно применения недозволенных методов в отношении свидетелей.

Противоречий в показаниях свидетелей С. и Ф., ставящих под сомнение выводы суда о виновности С. и Ц. в убийстве потерпевшей судебная коллегия не усматривает.

Допущенная в приговоре ошибка относительно места, где С. обнимал и пытался раздеть потерпевшую, является технической и не может влиять на законность и обоснованность приговора.

Показания свидетелей П. и Ч. получили надлежащую оценку.

Действия С. и Ц. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Судом приведены бесспорные доводы о наличии у осужденных предварительного сговора на убийство потерпевшей Ф.А. Об этом свидетельствуют обстоятельства дела, согласованность и последовательность действий С. и Ц. Суд правильно указал, что смерть потерпевшей наступила в результате совместных действий осужденных, которые оба принимали участие в процессе лишения жизни Ф.А.

Утверждения Ц. о том, что С. якобы угрожал ему убийством являются надуманными, опровергаются анализом фактических обстоятельств дела, показаниями самих осужденных на следствии, свидетельскими показаниями.

Вместе с тем, приговор в части осуждения С. по ст. 116 ч. 1 УК РФ подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 20 УПК РФ, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 116 УК РФ возбуждаются не иначе, как по заявлению потерпевшего или его законного представителя. Прокурор, следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело по указанной статье, если потерпевшее лицо лишено возможности воспользоваться этим правом.

Из материалов дела следует, что с заявлением о возбуждении дела по ст. 116 ч. 1 УК РФ потерпевший Ф. не обращался, прокурором и следователем дело по данной статье не возбуждалось. В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ при указанных обстоятельствах уголовное дело по ст. 116 ч. 1 УК РФ подлежит прекращению.

С учетом изложенного, подлежит исключению из приговора осуждение С. и Ц. по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Вместе с тем, как правильно установлено судом, мотивом совершения убийства потерпевшей явилось стремление осужденных скрыть факт избиения Ф.А.

Оснований для отмены приговора за мягкостью назначенного наказания судебная коллегия не усматривает. Судом учтены требования ст. 60 УК РФ, положительные характеристики С. и Ц., в качестве смягчающего обстоятельства их явки с повинной, поскольку труп потерпевшей был обнаружен только после явок с повинной, а затем были собраны бесспорные доказательства виновности осужденных.

Отягчающих обстоятельств, предусмотренных п. "и" ч. 1 ст. 63 УК РФ в содеянном осужденными судом не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Тамбовского областного суда от 6 сентября 2006 года в отношении С.С.А. в части осуждения его по ст. 116 ч. 1 УК РФ отменить, дело производством прекратить на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - за отсутствием заявления потерпевшего.

Исключить из приговора указание об осуждении С.С.А. и Ц. по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Наказание по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ С. снизить до 14 лет 10 месяцев лишения свободы, а Ц. - до 12 лет 10 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных С.С.А., Ц., адвокатов Б. и Ю., потерпевшего Ф.B.C. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 ноября 2006 г. N 13-О06-37


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.