Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 июля 2007 г. N 47-О07-35 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в краже чужого имущества, разбойном нападении с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью, убийстве подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 июля 2007 г. N 47-О07-35


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Т.Н.Д. и адвоката К.Т.В. на приговор Оренбургского областного суда от 26 апреля 2007 года, которым

С.А.М., 1 января 1980 г. рождения, уроженец г. Абдулино Оренбургской области, судимый:

1) 18.06.1999 г. по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК РФ к 3 годам лишения свободы;

2) 17.04.2003 г. по ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 08.12.2005 г. условно-досрочно на 1 месяц 17 дней,

- осужден по ст. 158 ч. 1 УК РФ (эпизод в отношении Я.Г.В.) к 7 месяцам исправительных работ с удержанием 5% из заработной платы; по ст. 158 ч. 1 УК РФ (эпизод в отношении С.Т.В.) к исправительным работам на 6 месяцев с удержанием 5% заработка в доход государства; по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п.п. "в, з" УК РФ к 16 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности путем частичного сложения С.A.M. к отбытию назначено 18 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Т.Н.Д., 22 мая 1964 г. рождения, уроженец гор. Абдулино Оренбургской области, судимый:

1) 21.11.2001 г. по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК УК РФ к 4 годам лишения свободы;

2) 30.06.2005 г. по ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы,

- осужден по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с С.A.M. и Т.Н.Д. по 6.325 рублей - процессуальные издержки в доход государства.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ М.А.К., доложившего материалы дела, доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях, выступление прокурора Ю., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

С.A.M. признан виновным и осужден за кражи чужого имущества; разбойное нападение с применением топора в качестве оружия и незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшему Н.И.М., находившемуся в беспомощном состоянии, сопряженное с разбоем.

Т.Н.Д. признан виновным и осужден за грабеж - открытое хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Преступления совершены в августе-сентябре 2006 г. в г. Абдулино при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании С. вину признал частично, Т. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе адвокат К.Т.В. просит приговор в отношении С.A.M. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

По мнению адвоката, вина С. в краже имущества потерпевшей Я. своего подтверждения не нашла.

В основу приговора положены признательные показания С. на следствии, от которых осужденный отказался.

В жалобе указывается, что действия С. не требуют дополнительной квалификации, как разбойное нападение (по эпизоду в отношении Н.), хищение было тайным.

Адвокат считает, что при назначении наказания суд не учел личность С., который учился в специализированной школе, воспитывался бабушкой, в содеянном раскаялся, исправление его возможно за более короткий срок.

В кассационной жалобе осужденный Т. просит приговор отменить, утверждая, что приговор в отношении его постановлен на предложениях и лживых показаниях свидетелей Кал., В., осужденного С. Заключение биологической экспертизы о виновности Т. свидетельствовать не может. Т. утверждает, что на момент совершения преступления С. он (Т.) находился в Башкортостане, что ни следствие, ни суд не проверили.

Государственный обвинитель М.Ж.В. в возражениях на кассационные жалобы осужденного Т. и адвоката Ключ. просит приговор оставить без изменения, полагая, что вина осужденных нашла свое полное подтверждение.

В ходе расследования С. подтверждал, что они с Т. предварительно договорились о завладении имуществом Н., совместно взломали дверь, проникли в жилище. С. вышел за рамки договоренности и убил потерпевшего.

Выводы суда о виновности Т. и С. основаны на показаниях потерпевшего Н., на показаниях свидетелей, которым дана надлежащая оценка.

Утверждения Т. о наличии у него "алиби" судом проверялись и опровергнуты.

Вина С. в хищении имущества потерпевшей Я.Г. подтверждена как показаниями самого осужденного, так и свидетельскими показаниями.

Квалификация действий осужденных, как полагает прокурор, является правильной, наказание им назначено справедливое и в соответствии с законом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобах и в возражениях на жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности С. и Т. в содеянном подтверждаются анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевших и свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, медико-криминалистической, биологической, судебно-психиатрических экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобах о невиновности С. по эпизоду хищения имущества Я., об отсутствии в действиях С. состава разбоя, о наличии оснований для отмены приговора в отношении С. и Т., о наличии у последнего "алиби" судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В судебном заседании С. по эпизоду хищения алюминиевых емкости и фляги у С. Т. свою вину признал и дал подробные показания по обстоятельствам совершенного преступления.

Вина осужденного в этой части подтверждена потерпевшей С., протоколом осмотра места происшествия, справкой о стоимости имущества.

По факту хищения алюминиевой посуды у Я.Г. С. в суде заявил, что в этой части свою вину на следствии он признал в связи с применением недозволенных методов, А. продал "свою собственную" флягу.

Вместе с тем, допрошенный на следствии с участием адвоката, С. признавал, что с огорода Я.Г. украл алюминиевые флягу, таз и емкость, которые продал А.М. Эти показания осужденного согласуются и со всей совокупностью других доказательств, поэтому суд правильно положил их в основу приговора.

Убедительных аргументов в связи с последующим изменением показаний в суде С. не представлено.

Потерпевшая Я.Г. подтвердила, что у нее были похищены алюминиевая емкость, таз и фляга, это показал и свидетель Я.Ю.

Свидетель А.Г. показала, что в конце августа или начале сентября 2006 г. она купила у С. алюминиевую флягу примерно за 200 рублей.

О покупке у С. алюминиевой фляги за 170 рублей подтвердил свидетель А.М.

Из протокола судебного заседания следует, что первоначально и в суде кражу имущества Я. С. признавал.

По факту хищения имущества Н.И. и убийства последнего С. в суде заявил, что данное преступление он совершил один, в указанное время, зная, что у потерпевшего есть деньги, пришел к нему. Когда Н. вышел из дома, нанес потерпевшему три удара монтировкой по голове, потерпевший упал и больше не вставал. Топором, ногами и руками потерпевшему удары не наносил, дверь не взламывал, в доме не курил.

В доме за портретом нашел 50 тыс. рублей, продукты и пиво не похищал, уехал в д. Артемьевка. На следующий день был задержан, куда потратил более 30 тыс. руб., пояснить не может.

Т.Н. в судебном заседании утверждал, что с С. вообще не знаком, в доме Н. не был, преступления не совершал, находился в это время в г. Уфе, куда приехал 21-22 сентября 2006 года, навещал свою родственницу Р.

Вместе с тем вина осужденных по эпизоду в отношении Н.И. в полном объеме подтверждена совокупностью следующих доказательств.

В частности, допрошенный неоднократно в ходе расследования с участием адвоката, после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ, признавая свою вину в разбойном нападении и убийстве Н., С. давал уличающие Т. показания в совершении последним грабежа.

С. подтвердил, что познакомился с Т. в сентябре 2006 года. 26.09.2006 г. они распивали спиртное в доме Кал. Т. предложил "забрать" деньги у деда, проживающего на Комсомольской (Н.), предполагалось потерпевшего оглушить. С. согласился.

Из показаний С. следует, что Т. ломиком отжал дверь, ведущую в сени. В сенях С. взял топор, чтобы убить потерпевшего. Увидев последнего в кухне, нанес удар обухом топора по голове, потерпевший упал и потерял сознание. Когда Н. стал приходить в себя, еще нанес один удар обухом по голове.

Увидев это, Т. стал говорить: "Ты что делаешь, убьешь!"

После этого С. нанес потерпевшему удар в голову лезвием топора, понял, что тот умер.

Топор и топорище выкинул в огород.

Деньги за иконой нашел Т., сумму С. не знает, видел купюры по 1000, 500, 100 рублей. С. показал, что в холодильнике брал колбасу, банку пива, ему Т. передал около 1500 рублей. Ночью позднее Т. приходил к ним с трехлитровой банкой меда, которую хотел поменять на самогон. Т. курил сигареты с белым фильтром.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ суд правильно, наряду с другими доказательствами, положил в основу приговора изложенные показания С., поскольку они последовательны, согласуются с фактическими обстоятельствами дела, подтверждаются всей совокупностью доказательств.

Последующим изменениям показаний С. в ходе расследования, утверждениям о том, что Т. в преступлении участия вообще не принимал, что якобы он только стоял у калитки, что Т. был не только инициатором преступления, но и предлагал убить потерпевшего, принимал участие в избиении последнего, показаниям С. в суде дана надлежащая оценка, они обоснованно признаны надуманными и несостоятельными.

Суд правильно указал, что оснований для оговора Т. у С. не имелось.

Потерпевший Н.М. дал показания об известных ему обстоятельствах убийства отца. Последний часто болел передвигался с трудом с палочкой.

Из показаний потерпевшего следует, что были похищены деньги, хранившиеся за портретом, брюки, туфли, банка меда, сахар, пиво. На двери в сенях были следы отжатия, обнаружена монтировка. Топоры Н.И. хранил в сенях.

Аналогичные показания даны свидетелем Н.Л., подтвердившей, что убитый был престарелым человеком со слабым здоровьем, не курил. Из дома были похищены деньги и вещи. В месте, на которое указал С., свидетель ранее находила топор и топорище.

Свидетель Я.Л. показала, что потерпевшему было почти 80 лет, он не курил.

Из показаний В.А. следует, что Т.И. приходится ему дядей, злоупотреблял спиртным, не работал. Т. и С. были знакомы, В. видел их вместе в г. Абдулино.

Свидетель К.А. показал, что знаком с С. и Т., оба бывали в квартире Кал., С. последний раз летом 2006 года, а Т. в конце сентября 2006 г.

Из показаний Р.В. следует, что Т.И. является ее племянником. Последний раз она видела его в ноябре или октябре 2006 года, точную дату сказать не может. Осужденный ходил к ней целую неделю, просил денег, к себе домой она осужденного не пускала.

Свидетель К.М. дал показания об обстоятельствах задержания С.А., последний сразу же заявил, что причины задержания ему известны - совершение убийства. С. добровольно выдал похищенные деньги и вещи, пояснил, что преступление совершил совместно с Т.

Свидетель К.Э. подтвердил, что никакого воздействия на С. не оказывалось, жалоб от осужденного и его адвоката на действия милиции не было. Осужденный добровольно выдал похищенные вещи и деньги, купленный на похищенные деньги плеер, признавал, что в преступлении принимал участие и Т.

Вина осужденных подтверждена протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что труп Н.И. с признаками насильственной смерти обнаружен по его месту жительства. Зафиксированы следы отжатия двери в сени. Обнаружен топор со следами, похожими на кровь, монтировка, окурок сигареты с белым фильтром.

Установлено, что смерть Н.И. наступила в результате черепно-мозговой травмы с кровоизлияниями под оболочки и в желудочки головного мозга, обнаружены две рубленые раны мягких тканей головы.

Ушибленные раны на голове Н. могли быть причинены обухом топора, изъятого на месте преступления.

На изъятом по делу топоре и брюках обнаружена кровь, которая может происходить от Н.И.

На окурке, изъятом с места убийства, обнаружена слюна, происхождение которой от Т.Н. не исключается.

У С.А. каких-либо телесных повреждений не обнаружено.

Похищенные у потерпевшего деньги, брюки, ремень и ботинки С. были выданы, вещи опознаны потерпевшим Н.М.

Из материалов дела следует, что убитый Н.И.М., 1928 г. рождения, являлся инвалидом второй группы.

Согласно постановлению мирового судьи от 18.09.2006 года, Т.Н. был привлечен к административной ответственности на 7 суток ареста.

По данным Журнала ИВС Абдулинского ГРОВД Т.Н.Д. находился в ИВС с 17 по 24 сентября 2006 года.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено.

Адвокатами осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

В судебном заседании С. о применении недозволенных методов следствия не утверждал, приговор, в том числе, постановлен на показаниях С., данных с участием адвоката, что исключает оказание какого-либо давления.

Психическое состояние осужденных исследовалось, из заключений судебно-психиатрических экспертиз следует, что С.A.M. и Т.Н.Д. являются вменяемыми.

Заявления Т. о наличии у него "алиби" в ходе расследования и в суде проверялись, опровергнуты материалами дела, о чем в приговоре приведены надлежащие доводы.

Действия С.A.M. по ст. 158 ч. 1, 158 ч. 1, 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "в, з" УК РФ, Т.Н.Д. по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Оснований для отмены приговора в отношении С. и Т. не имеется. Доводы адвоката К.Т. о том, что в действиях С. отсутствует состав разбоя являются несостоятельными.

Умысел осужденных изначально был направлен на завладение имуществом потерпевшего.

В целях осуществления этого умысла С. было применено насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о их личности, степень участия в совершенном преступлении.

В качестве смягчающих обстоятельств суд обоснованно учел, что С. активно способствовал раскрытию преступления, возвратил похищенное имущество, изобличил соучастника преступления.

Оснований для смягчения осужденным меры наказания судебная коллегия не усматривает, наказание является соразмерным содеянному и справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Оренбургского областного суда от 26 апреля 2007 года в отношении С.А.М. и Т.Н.Д. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Т.Н.Д. и адвоката К.Т.В. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 июля 2007 г. N 47-О07-35


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.