Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 6 мая 2010 г. N КАС10-193 Решение Верховного Суда РФ об отказе в признании недействующим пункта 132 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утв. приказом Министерства юстиции РФ от 3 ноября 2005 г. N 205, было оставлено без изменения

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 6 мая 2010 г. N КАС10-193


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению П.А.О. о признании недействующим п. 132 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. N 205, по кассационной жалобе П.А.О. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2010 г., которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ф.А.И., объяснения представителей Министерства юстиции Российской Федерации М.П.Н. и Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ч.А.Г., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы,

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. N 205 "Об утверждении правил внутреннего распорядка исправительных учреждений" утверждены Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений (далее - Правила). Правила согласованы с Генеральной прокуратурой Российской Федерации, прошли государственную регистрацию в Министерстве юстиции Российской Федерации 14 ноября 2005 г., регистрационный номер 7161, опубликованы в "Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти" N 47, 21 ноября 2005 г.

Пунктом 132 Правил установлено, что длительные свидания осужденным, находящимся на лечении в лечебно-профилактических учреждениях, не предоставляются, они могут быть заменены краткосрочными либо перенесены на период, следующий за выпиской из больницы.

П.А.О. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании п. 132 Правил недействующим ссылаясь на то, что оспариваемое нормативное положение противоречит ст. 89, п. "е" ч. 1 ст. 113 и гл. 16 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в целом, поскольку нарушает права осужденного в зависимости от вида исправительного учреждения и режима содержания пользоваться любыми видами свиданий с родственниками и только по своему желанию заменять их на иные виды свиданий.

Верховным Судом Российской Федерации постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе П.А.О., ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований к отмене решения суда по следующим основаниям.

В силу ч. 1 ст. 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Суд первой инстанции на основании надлежащего анализа содержания оспариваемой заявителем правовой нормы, пришел к правильному выводу о ее соответствии действующему законодательству. Оспоренные (в части) Правила изданы компетентным органом государственной власти, применение оспоренной нормы права граждан, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, не нарушает.

В соответствии с ч. 1 ст. 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации режим в исправительных учреждениях - установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказания.

Согласно ч. 3 ст. 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в исправительных учреждениях действуют Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утверждаемые федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. N 205 утверждены Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, которые регламентируют и конкретизируют соответствующие вопросы деятельности исправительных учреждений.

В силу ч. 6 ст. 12 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденные имеют право на охрану здоровья, включая получение первичной медико-санитарной и специализированной медицинской помощи в амбулаторно-поликлинических или стационарных условиях в зависимости от медицинского заключения.

Вопросам медико-санитарного обеспечения осужденных к лишению свободы посвящена ст. 101 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации.

В силу указанной нормы закона лечебно-профилактическая и санитарно-профилактическая помощь осужденным к лишению свободы организуется и предоставляется в соответствии с Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений и законодательством Российской Федерации (ч. 1); в уголовно-исполнительной системе для медицинского обслуживания осужденных организуются лечебно-профилактические учреждения (больницы, специальные психиатрические и туберкулезные больницы) и медицинские части, а для содержания и амбулаторного лечения осужденных, больных открытой формой туберкулеза, алкоголизмом и наркоманией, - лечебные исправительные учреждения (ч. 2); администрация исправительных учреждений несет ответственность за выполнение установленных санитарно-гигиенических и противоэпидемических требований, обеспечивающих охрану здоровья осужденных (ч. 3).

Пунктом 130 Правил предусмотрено, что лечебно-профилактические учреждения уголовно-исполнительной системы, оказывающие стационарную медицинскую помощь осужденным, исполняют функции исправительных учреждений в отношении находящихся в них осужденных.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что запрет предоставления длительных свиданий осужденным, находящимся на лечении в лечебно-профилактических учреждениях установлен в целях обеспечения охраны здоровья осужденных и иных лиц, в т.ч. прибывших для посещения, обусловлен санитарно-эпидемическими требованиями, а также требованиями непрерывности лечения, соблюдения режима лечения, периодического осмотра лечащими врачами и своевременного приема лекарственных препаратов осужденными.

При этом право осужденного на свидание не нарушается, поскольку оспариваемой нормой предусмотрено право осужденного по собственному желанию заменить длительное свидание краткосрочным, либо перенести его на период, следующий за выпиской из больницы.

В связи с изложенным, довод заявителя о противоречии оспариваемого положения ст. 89 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации необоснован.

Признавая несостоятельными доводы П.А.О. о том, что осужденные, больные туберкулезом в любой его форме и на любой стадии, полностью лишаются права на длительные свидания, суд правильно указал, что больные туберкулезом в открытой форме в соответствии с ч. 2 ст. 101 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации проходят амбулаторное лечение в лечебных исправительных учреждениях, где осужденные реализуют свое право на длительные и краткосрочные свидания в соответствии с нормами, закрепленными в гл. 16 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации.

Как правильно пояснил суду представитель Министерства юстиции Российской Федерации, осужденные, состоящие на учете как перенесшие туберкулез, содержатся в обычных исправительных учреждениях. Такие осужденные два раза в год на непродолжительное время помещаются в лечебно-профилактические учреждения, и после прохождения необходимых обследований и процедур переводятся обратно в исправительные учреждения, где могут в полном объеме реализовать свое право на длительные свидания.

Довод кассационной жалобы о том, что суд при рассмотрении дела допустил нарушения процессуального законодательства, рассмотрев дело в отсутствие заявителя, в связи с чем, он был лишен возможности, предоставить суду доказательства в обоснование своих требований, не может служить основанием к отмене судебного решения.

В силу ч. 2 ст. 354 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела.

Из материалов дела следует, что заявитель своевременно был извещен о времени и месте судебного заседания по настоящему делу, и данное обстоятельство он не оспаривает. Кроме того, гражданское процессуальное законодательство не обязывает суд принимать меры для обеспечения явки стороны в судебное заседание.

Настоящий спор заключается в осуществлении судом нормоконтроля, для чего необходимость предоставления каких-либо иных (помимо представленных) доказательств, в данном случае, отсутствовала.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что суд первой инстанции не рассмотрел ходатайство П.А.О. об этапировании его в СИЗО-66/1 г. Екатеринбурга для участия в судебном заседании посредством видеоконференц-связи и обеспечении присутствия его представителя в судебном заседании, несостоятельна.

Как следует из протокола судебного заседания по вышеуказанному делу (л.д. 41) данное ходатайство в судебном заседании обсуждалось, определением суда, занесенным в протокол судебного заседания, в его удовлетворении было отказано.

С учетом изложенного, не имеется оснований к отмене решения суда, основанного на правильном применении и толковании норм материального права. В кассационной жалобе не приведено доводов, опровергающих выводы суда о законности оспариваемого нормативного положения, оснований считать такие выводы ошибочными не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу П.А.О. - без удовлетворения.



Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 6 мая 2010 г. N КАС10-193


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.