Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 июля 2010 г. N 58-О10-45 Оснований для отмены оправдательного приговора в отношении одного из подсудимых нет, поскольку вердикт коллегии присяжных заседателей основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, доводы кассационной жалобы о нарушениях правил производства в суде присяжных не нашли своего подтверждения в судебном заседании

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 июля 2010 г. N 58-О10-45


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.,

судей Фроловой Л.Г. и Боровикова В.П.,

при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании от 28 июля 2010 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя Таранца Е.А., кассационным жалобам потерпевших М., К., осужденного Паглузова В.Г., адвоката Скорпневой НА., на приговор Хабаровского краевого суда от 29 марта 2010 года, которым

Паглузов В.Г.,

осужден к лишению свободы: по ст.ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ - на 9 (девять) лет, по ст. 126 ч. 2 п. "а, в, г, з" УК РФ - на 8 (восемь) лет, по ст. 163 ч. 2 п. "а, в, г" УК РФ - на 5 (пять) лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения, окончательно назначено Паглузову В.Г. наказание в виде лишения свободы, сроком на 11 (одиннадцать) лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Он же по ст.ст. 209 ч. 1, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "е, з" УК РФ- оправдан, в связи с отсутствием в его действиях состава данных преступлений.

Сяткин С.В.,

оправдан в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 209 ч. 1, 163 ч. 3 п. "а", 126 ч. 3 п. "а", 105 ч. 2 п. "з, к", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "е, з" УК РФ - в связи с отсутствием в его действиях состава данных преступлений.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения адвокатов Волобоевой Л.Ю., Реброва Н.И." возражавших против доводов кассационного представления государственного обвинителя и кассационных жалоб потерпевших, поддержавших доводы кассационных жалоб осужденного Паглузова В.Г. и адвоката Скорпневой Н.А., мнение прокурора Лущиковой B.C. поддержавшей доводы кассационного представления государственного обвинителя и кассационных жалоб потерпевших, возражавшей против доводов кассационных жалоб осужденного Паглузова В.Г. и адвоката Скорпневой Н.А., судебная коллегия, установила:

согласно приговору Паглузов В.Г. по предварительному сговору с иным лицом, совершил похищение потерпевшего M. с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с применением предметов, используемых в качестве оружия, из корыстных побуждений, вымогательство у него имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в крупном размере, а также способствовал его убийству с целью скрыть другое преступление, при обстоятельствах установленных судом и приведенных в приговоре.

Паглузов В.Г. и Сяткин С.В. оправданы в том, что они, совместно с иным лицом в период времени с 01.01.2007 года до 04.10.2007 года, ..., создали устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан и организации, и руководили ею, а также в том, что 31.10.2007 года, находясь в районе полигона ... они, действуя в составе банды, в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений к К. с целью его убийства, совершили на него нападение, в ходе которого иное лицо из неустановленного обреза ружья, Сяткин С.В. из охотничьего ружья ... и Паглузов В.Г. из неустановленного оружия, произвели каждый, по нескольку выстрелов в сторону К. в результате чего потерпевшему К. были причинены телесные повреждения, являющиеся опасными для жизни в момент причинения и квалифицирующиеся как тяжкий вред здоровью. Однако довести до конца свой преступный умысел, направленный на совершение убийства К. они не смогли по независящим от них обстоятельствам, вследствие своевременного оказания медицинской помощи потерпевшему К.

Сяткин С.В. оправдан также в том, что он, действуя в составе банды, совместно с Паглузовым В.Г. и иным лицом, в октябре 2007 г., из корыстных побуждений совершил похищение потерпевшего М. вымогательство у него имущества - денежных средств в сумме ... рублей, совершенного под угрозой применения насилия, а также убийство М. в период времени с 29.10.2007 г. до 14.11.2007 года, в районе полигона ...

В кассационном представлении государственный обвинитель Таранец Е.А., не соглашаясь с оправданием Сяткина С.В. и Паглузова В.Г., просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство. Считает, что при постановлении приговора судом нарушены нормы уголовно-процессуального закона, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Считает также, что судом не в полной мере учтены показания на предварительном следствии Паглузова, о том, что 31 октября 2007 года Сяткин принимал участие в стрельбе по людям, в которых выстрелил из карабина два раза, а также показаниям свидетеля Ю., который видел в машине Р. пистолеты, со слов Р. знает, что Паглузов стрелял. Автор представления находит выводы суда, изложенные в приговоре в части оправдания Сяткина и Паглузова в совершении перечисленных преступлений не основанными на материалах дела и не мотивированными. Ссылается на то, что суд в резолютивной части приговора не указал норму закона, на основании которой оправданы подсудимые.

В кассационных жалобах потерпевшие К. и М. не соглашаются с оправданием Сяткина и Паглузова, находят их вину во всех инкриминируемых им преступлениях установленной материалами дела. М., кроме того, считает назначенное Паглузову наказание чрезмерно мягким, просят об отмене приговора, направлении дела на новое судебное рассмотрение. М. считает, что провозгласив приговор в ее отсутствие, суд нарушил ее права.

В кассационных жалобах осужденный Паглузов В.Г. и адвокат Скорпнева в его интересах, считают, что материалами дела не подтверждено обвинение Паглузова в пособничестве иному лицу в убийстве М. Находят излишней квалификацию действий Паглузова по ст. 126 УК РФ, считают, что похищение M. можно отнести к форме применяемого насилия к потерпевшему, в целях завладения его имуществом. При этом Паглузов ссылается на то, что потерпевший не был ограничен в свободе действий, самостоятельно перемещался, бывал в людных местах паспортном столе, ЖЭУ, у нотариуса. Утверждает, что не вымогал у М. имущество. Свидетели Ю., К., Д. и другие оговаривают его из-за того, что он дал следствию уличающие их в преступлениях показания. Просят приговор отменить, дело в отношении Паглузова прекратить.

Осужденный Паглузов В.Г., и оправданный Сяткин С.В. возражают против доводов кассационного представления государственного обвинителя. Ссылаются на оговор Паглузовым Сяткина на предварительном следствии из-за угроз со стороны Р.

Осужденный Паглузов В.Г. в возражениях на кассационные жалобы потерпевших, находит их не состоятельными, просит оставить без удовлетворения. Утверждает, что от дальнейшей явки в судебное заседание суд освободил потерпевшую М. согласно ее собственному заявлению.

Государственный обвинитель Таранец Е.А., просит оставить без удовлетворения кассационные жалобы осужденного Паглузова В.Г. и адвоката Скорпневой Н.А., а также потерпевшей М. в части ссылок на нарушение ее прав в связи с рассмотрением дела в ее отсутствие, как несостоятельные.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Паглузова в совершенных им преступлениях, а также об оправдании Паглузова и Сяткина в указанных преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так, вина Паглузова в им содеянном в отношении М., подтверждается его собственными показаниями, показаниями оправданного Сяткина, в части, обоснованно признанной судом правдивыми, показаниями свидетелей Л., Е., Ю., Н., К., Ч., Ч., Д. и других об известных им обстоятельствах происшедшего, полно и правильно приведенными в приговоре, подтверждается также данными, зафиксированными в протоколах осмотра места происшествия, в том числе с участием Паглузова, в ходе которого был обнаружен труп М. данными, содержащимися в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другими доказательствами.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденным Паглузовым в свою защиту, в том числе о непричастности к похищению М. вымогательству у него имущества, его убийству, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

Так, из показаний свидетелей Ю., Ч., А., К., К., Ч., и Н. судом установлено, что Паглузов и ... им говорили, что они удерживают М. из-за того, что тот что-то украл у родственников Паглузова, в связи с чем они требовали у него, вначале деньги, а затем документы на квартиру и паспорт.

Из показаний потерпевшей М. суду известно, что находясь в квартире сына, при разговоре с Паглузовым, тот ей сказал, что её сын украл у него или его родственников дорогой телефон и ключи от автомобиля.

Свидетель Л. незадолго до исчезновения М. видела, что к нему в квартиру пришли неизвестные парни, которые стали избивать гостей М., а затем также и его самого.

Свидетели Ю., Н., К., К., Ч., А., и Ч. пояснили, что Паглузов и Р. совершали согласованные преступные действия в отношении М. с целью завладения денежными средствами, вырученными за продажу его квартиры, оба выдвигали к потерпевшему требования, давали указания по охране похищенного М. оба применяли насилие не только к М., но и к тем, кто не желал выполнять их указания, заставляя насильно выполнять их указания. Они же участвовали в поиске М. когда тот пытался убежать и избивали его. Удерживая М. на даче, оба связывали руки потерпевшему, чтобы тот не убежал.

С учетом перечисленных доказательств суд пришел к обоснованному выводу о несостоятельности доводов Паглузова о том, что все его действия были обусловлены лишь просьбой Р. помочь ему поохранять должника, а в дальнейшем, связаны с тем, что он боялся P.

Помимо этого, с учетом данных доказательств, суд пришел к правильному выводу о том, что Паглузову было достоверно известно о том, что они везут связанного, и лежащего в багажнике машины, потерпевшего М. именно для его убийства, что охватывалось умыслом Паглузова, который способствовал своими действиями совершению этого преступления.

В подтверждение указанных выводов суд сослался на показания самого Паглузова, о том, что Р. сказал ему, что с М. надо "кончать", он знал о наличии у Р. обреза. В ночь совершения убийства М., они вдвоем забирали его с дачи, где М. удерживался в подполе, после чего поместили его в багажник, и в темное время суток повезли за пределы города, в отдаленный район, возле мусорной свалки. Перед тем, как Р. выстрелил в M. он ответил Р. утвердительно, на его вопрос, будет ли он участвовать в убийстве.

Отрицание Паглузовым того, что руки у потерпевшего были связаны, а во рту был кляп, опровергается протоколом осмотра места происшествия, согласно которому, при обнаружении трупа М. было зафиксировано, что руки у потерпевшего были сведены за спиной и связаны, а во рту находился кляп. При этом, судом также учтены показания свидетелей, согласно которым, Паглузов и Р., находясь на даче, связывали потерпевшему руки и ноги.

Кроме этого, суд обоснованно принял во внимание то обстоятельство, что у Паглузова, принимавшего участие в преступлениях, связанных с похищением потерпевшего и вымогательством у него имущества, имелись все основания желать сокрытия данных преступлений, что и явилось причиной оказания им помощи другому лицу, при совершении убийства потерпевшего М. а также последующего сокрытия трупа.

Судом правильно установлены и приведены в приговоре действия Паглузова, направленные на способствование другому лицу в убийстве М., а именно: помощь другому лицу в перемещении связанного М. к багажнику автомобиля, помещении его в багажник, вывозе его за пределы города, а в момент убийства наблюдение за окружающей обстановкой.

Помощь Паглузова другому лицу в сокрытии трупа потерпевшего, не относится к указанным действиям, в то же время характеризует наличие у Паглузова умысла на убийство потерпевшего и сокрытие его трупа.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Паглузовым преступлений, прийти к правильному выводу о его виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации его действий.

Судом тщательно проверены и обоснованно признаны подтвердившимися доводы Сяткина о непричастности к совершению инкриминируемых ему преступлений, связанных с похищением М. вымогательстве у него имущества и его убийстве.

Как правильно указано в приговоре, эти доводы подтверждаются:

- показаниями осужденного Паглузова, пояснившего о том, что Сяткин никакого участия в действиях, связанных с М. не принимал, с ним и Р., Сяткин ни о чем не договаривался, М. не охранял, не бил, требований никаких не высказывал, потерпевшего никуда не перевозил и участия в убийстве не принимал. Сяткин приезжал, за всё это время, только один раз, на дачу ..., побыл там некоторое время и уехал;

- показаниями потерпевшей М., согласно которым, Сяткина она не знает, и его в квартире у сына она не видела;

- показаниями потерпевшего Г. пояснившего, что все вопросы, связанные с оформлением документов на квартиру, передачей денег, он решал только с Паглузовым и Р. Сяткина он не видел;

- показаниями свидетелей К., К., Ч., Н. и А., пояснивших о том, что они осуществляли охрану по просьбе, а в дальнейшем по требованию P. и Паглузова, а Сяткина они никогда с ними не видели;

- показаниями свидетеля Ю. согласно которым, Сяткин, один раз привозил Р. в ..., побыл там некоторое время, а потом уехал. Также он один раз видел Сяткина в квартире у М., тот пробыл там минут 10, после чего уехал, но за все это время, Сяткин никому их них не угрожал, охранять М. не заставлял, никаких требований к М. не высказывал и никого не бил.

Тот факт, что Сяткин, один или два раза, в течение незначительного времени (исчисляемого минутами), находился в том же самом помещении, где содержался потерпевший М. с учетом длительности периода времени удержания потерпевшего, (более двух недель), само по себе, как правильно указано в приговоре, не может свидетельствовать о его причастности к совершению преступлений в отношении М., а также о наличии договоренности Сяткина с Паглузовым и другим лицом на совершение данных преступлений.

Каких-либо доказательств, достоверно свидетельствующих о виновности Сяткина в совершении похищения М. вымогательстве у него имущества и его убийстве, судом не установлено не приведено таких доказательств и в кассационном представлении государственного обвинителя.

Органами предварительного следствия Паглузов и Сяткин обвинялись в том, что 31.10.07 года, совместно с P. совершили нападение на К., в ходе которого с целью убийства Р. из обреза ружья, Сяткин из охотничьего ружья ... и Паглузов из неустановленного оружия, произвели каждый, по нескольку выстрелов в сторону К.

В совершении указанного преступления Паглузов и Сяткин обоснованно судом оправданы за отсутствием в деянии состава преступления,

Так, в судебном заседании, Сяткин пояснил, что действительно, в этот день, вместе с Р. и Паглузовым, он приехал в указанное место. Когда они подъехали к перекрестку, он увидел, что их машине дорогу перегородил микрогрузовик, кроме которого подъехало ещё несколько транспортных средств, из которых вышло много пьяных мужчин. Они все пошли в их сторону, крича на них, ругаясь и угрожая. Он вместе с Р. и Паглузовым вышел из машины и опасаясь за свою жизнь, стал производить из своего ружья выстрелы вверх и в землю, перед идущим, на них, скоплением народа. Также, в воздух, из обреза стал стрелять Р. Паглузов, вначале вышел из машины с этим обрезом, но обрез, у него забрал Р., из которого потом и стал стрелять. Впоследствии у Паглузова он никакого оружия не видел. После их выстрелов все стали разбегаться, но двое продолжали идти, один на него, другой на Р. У него (Сяткина), кончились патроны и он стал размахивать прикладом ружья, перед тем парнем, который шел с его стороны. В этот момент, Р. начал стрелять в того парня, который шел непосредственно к Р. Он слышал выстрелы со стороны Р.и видел как этот человек, после выстрелов Р. упал. Что в это время делал Паглузов, он не видел. Р., после того как человек упал, крикнул "Садитесь, поехали".

Они все вместе сели в машину, Р. за руль, Паглузов на переднее пассажирское сиденье, а он на заднее. В машине, P., садясь за руль, кинул обрез под ноги Паглузову.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Паглузов пояснил, что когда они подъехали к данному перекрестку, он увидел, что их машине дорогу перегородил микрогрузовик, из которого вышло много пьяных мужчин. Они все пошли в их сторону, крича на них, ругаясь и угрожая. Он вместе с Р. и Сяткиным вышел из машины. Р. стал кричать идущим на них парням, чтобы те остановились, а потом стал стрелять в воздух из обреза. Сяткин также стал стрелять в воздух из своего ружья. После их выстрелов народ начал разбегаться, но некоторые продолжали идти на них. У него (Паглузова) оружия не было. Он видел, что Сяткин стрелял сначала в воздух, а потом в землю, перезаряжал ли он ружьё не обратил внимание. Р. стрелял сначала в воздух, а потом стал стрелять, держа обрез прямо перед собой в сторону людей, он видел что Р. несколько раз перезаряжал обрез. Потом он увидел как Сяткин начал отмахиваться от кого-то прикладом, затем со стороны Р. ещё раздались выстрелы, после которых Р. крикнул им, чтобы они садились в машину. Падал ли кто, из идущих на них людей, он не заметил. Затем они все сели в машину и уехали оттуда. Когда отъехали, через некоторое время, к ним в машину сели Ю. и К., в присутствии которых, Р. начал кричать на Сяткина, желая его во всем обвинить. Р. потом сказал ему, что сделал так для того, чтобы все слышали, что виноват Сяткин.

Анализ данных показаний Сяткина и Паглузова, позволил суду прийти к правильному выводу о том, что они являются достоверными в части действий, совершенных Паглузовым и Сяткиным. При этом, судом не давалось в силу ст. 252 УПК РФ оценки доказательствам, подтверждающим, либо опровергающим виновность другого лица в совершении данного преступления, поскольку уголовное дело в отношении него, выделено в отдельное производство.

Приведенные показания Паглузова и Сяткина, согласуются с другими исследованными судом доказательствами и подтверждаются ими.

В том числе показаниями потерпевшего К. о том, что 31.10.2007 г., в вечернее время, он со своими многочисленными знакомыми, в совхозе, распивал спиртное. В ходе распития, к ним подъехали местные мальчишки, которые, видя что у них есть машина, попросили их помочь разобраться с другими парнями по поводу кражи телефона. Выпили в тот вечер очень много, и когда они поехали, он уснул. Ехали на двух микрогрузовиках. Проснулся он на заднем сиденье микрогрузовика Д. проснулся от криков и выстрелов. Он с Д. вышли из грузовика, на улице было темно. Они пошли в сторону машины, стоящей впереди и светящей на них фарами. Было видно, что около машины, по разным сторонам, стояли двое мужчин, и ещё кто-то был в машине. Из-за слепящего света фар, он их не разглядел. Он и Д. стали подходить к ним, идя по разным сторонам обочины дороги, чтобы их не слепил свет фар, он шел с левой стороны машины. Парень, находящейся с его стороны, стал кричать: "Не подходи! Стоять!", но он продолжал идти. Голос этого парня был писклявый, не похожий на голоса подсудимых Паглузова и Сяткина. Когда он приблизился к этому парню, тот выстрелил в него, попал сначала несколькими дробинами в грудь и голову, но он продолжал идти в сторону этого парня. Оружия в его руках, как и в руках второго парня он сначала не видел. Успел пройти ещё несколько метров, подойдя к этому парню ближе, после чего прозвучал ещё один выстрел, в результате чего дробь попала ему в область живота, паха и ног. Как он понял, стреляли из обреза ружья 12-го калибра. Он в этом уверен, поскольку он знает ружья, знает как заряжаются патроны, для чего имеется мерка, в которую входит определенное количество дроби. Находясь в больнице он посчитал дырки на своем теле и по их количеству определил калибр. Впоследствии, его знакомые сказали ему, что у одного из стрелявших, был карабин ... но этого ружья он не видел. Он не сомневается, что в него был произведен выстрел из обреза ружья, а не из карабина ..., поскольку с того небольшого расстояния, с которого в него стреляли, примерно 5-7 метров, после выстрела из охотничьего оружия, в его теле была бы дыра и он бы не остался жив. Он знает, что из обреза ружья, заряд кучно не летит. После второго выстрела он упал на землю и услышал, что этот парень крикнул остальным "Все сваливаем отсюда", после чего он - К. потерял сознание. Со слов Д., он знает, что тот момент, когда он упал, ... подходил к другому парню, стоящему справа от машины, не водителю, у которого в руках было длинное ружье, этот парень пытался прикладом ударить Д. по лицу, но не дотянулся.

Показаниями свидетеля А. о том, что 31 октября 2007 г., он вместе с Г. находился на дежурстве по охране трубопровода. На перекрестке грунтовых дорог, у них имелся вагончик для охранников. Вечером, 31.10.2007 г., когда он с ... находились возле вагончика, он увидел, что на перекресток, расположенный недалеко от вагончика, подъехали два микрогрузовика и мотоцикл, из которых вышло около 20 человек мужского пола различного возраста, которые увидев легковой автомобиль, перекрыли ему дорогу одним из грузовиков, после чего пошли толпой в направлении этого автомобиля. Из автомобиля вышел парень с длинным ружьем, как он понял с карабином ..., а затем вышли ещё два парня, у одного из которых, был обрез. Это он понял по его очертаниям. Затем он услышал, крики и угрозы, после которых увидел, что парень с длинным ружьем стал стрелять в землю, перед, идущими на него, людьми. А кто-то из двух других парней, стал стрелять из обреза. Стреляли сначала в воздух и в землю, это он понял, так как если бы стреляли в такую толпу, с небольшого расстояния, обязательно были бы раненые. Люди, которые приехали на микрогрузовиках, стали отбегать к своим машинам, остались только самые пьяные и наглые, которые продолжали идти в сторону этого автомобиля. Затем он видел как парень с карабином, взяв его за ствол, стал махать им, отбиваясь от нападавшего. В это время другой парень, из обреза, произвел несколько выстрелов в мужчину, после которых мужчина упал на землю. Затем все разъехались.

Показаниями свидетеля Д. о том, что 31.10.2007 г. в вечернее время, он вместе со своими знакомыми распивал спиртное, в ходе которого они узнали о конфликте, возникшем из-за кражи телефона, и о том, что была назначена встреча на лесовозной дороге, чтобы разобраться по этому поводу. После чего он, вместе с Н., К., и Д. на микрогрузовике поехали на эту встречу. Вместе с ними ещё ехали другие на втором микрогрузовике и мотоцикле. Подъехав к перекрестку дорог, они остановились. Там он увидел легковой автомобиль, из которого вышли, по разным сторонам машины, двое парней, а затем вышел третий. Парни стали кричать, чтобы они не подходили к их автомобилю, а затем стали в них стрелять из ружья. Кто именно стал стрелять, он не видел. Затем он увидел, что парень, который находился, справа от автомобиля, как он понял водитель, несколько раз выстрелил в К. При этом расстояние между стрелявшим и К. было около 7-10 метров. От выстрелов К. упал, а стрелявший в него парень сразу же сел в автомобиль. Он в это время подошел к парню, который находился возле левой передней дверцы автомобиля, с ружьем. Этим ружьем парень замахнулся на него, чтобы ударить прикладом, но он увернулся. Парень вел себя как-то неуверенно. После этого, парень сел на пассажирское сиденье и они уехали.

Показаниями свидетеля Н. о том, что 31.10.2007 года он вместе с остальными приехал на микрогрузовиках, на полигон, где на перекрестке дорог они остановили микрогрузовик поперек дороги, перегородив дорогу, стоящей там легковой машине, которая светила фарами дальнего света и их ослепляла. Из этой автомашины вышли парни, один из них стал кричать, чтобы они не подходили к машине, у него в руках был обрез, который он положил на опущенное стекло, левой передней дверцы. У парня стоящего с другой стороны машины он видел ружьё, как он понял ... Увидев оружие, он сразу же развернулся, и пошел в микрогрузовик, на котором они приехали. Уезжая, он услышал, что им вслед прозвучало несколько выстрелов, но кто стрелял он не видел. Когда стали отъезжать, то он узнал что ранили К.

Показаниями свидетеля Г. о том, что 31 октября 2007 г., он вместе с А. находился на дежурстве, когда к их вагончику подъехали два микрогрузовика, из которых вышло около 15 человек. У них стали спрашивать, не проезжал ли тут автомобиль ... В это время он увидел, как со стороны свалки, к ним стал подъезжать данный автомобиль, которому микрогрузовиком перекрыли дорогу. Из автомобиля вышли трое парней, на которых, подъехавшие на микрогрузовиках люди, стали кричать и предъявлять претензии. Все были возбуждены и агрессивно настроены друг к другу. В ходе конфликта, парни достали из автомобиля оружие. Он видел у них обрезы и карабин ... Парни стали стрелять из оружия, несколько выстрелов были произведены в землю, а один выстрел в толпу, после чего люди стали разбегаться. Однако, один мужчина из числа лиц, приехавших на грузовиках, продолжал идти в сторону автомобиля ..., и тогда один из парней с обрезом, натянув себе на лицо вязанную шапочку, два раза выстрелил из обреза в этого мужчину. После выстрелов мужчина пошел к своей компании, а парни сели в свой автомобиль и уехали. Описать и опознать, стрелявших он не может, так как находился вместе с А. на расстоянии около 20-30 метров от места происшествия. Кроме этого, на улице было уже темно, и место события освещалось только светом фар легкового автомобиля.

Показаниями свидетеля Г. о том, что вечером 31.10.2007 г. он, находясь со своими друзьями встретился, с парнями по имени И. (Р.) и В. (Паглузов), с которыми они решали вопрос о приобретении подержанного автомобиля. Через некоторое время, эти парни стали предъявлять ему претензии, что он украл у них сотовый телефон. Он позвонил своему брату - Г. и рассказал ему об этом, после чего брат договорился с И.Р. о встрече на свалке. На свалку, на встречу с И., поехало много народа. Все поехали на двух микрогрузовиках и мотоцикле. Подъехав туда, он увидел автомобиль И., из которого вышли И. и В. Все мужчины вышли из грузовиков и стали подходить к машине И. Он также пошел туда. Он слышал, как И. стал кричать: "Стоять, к машине не подходите!". Он видел, что Р. держал в руках оружие. Е. сказал ему, что это был обрез. В какой-то момент И. стал стрелять, после чего, он сразу же побежал к мотоциклу. Перед этим, он крикнул ребятам на мотоцикле: "Убегайте отсюда, у него оружие!" Он видел, что после выстрелов И., тот попал в борт грузовика.

Показаниями свидетеля З. о том, что 31.10.2007 г. вечером, произошел конфликт из-за того, что у одного из парней пропал сотовый телефон, в пропаже которого стали обвинять Г. После этого, он вместе с остальными, на двух грузовиках поехали на свалку. Подъехав на место, они увидели стоящий там автомобиль, из которого, по обе стороны, вышли двое парней. Передние дверцы были открыты настежь. Со стороны водителя стоял худой парень, а со стороны переднего пассажирского более крупный (которого опознал как Паглузова), он был в капюшоне. Он слышал что они стали что-то кричать, после чего стали раздаваться выстрелы в воздух из обреза, который он видел у кого-то из них в руках, но у кого точно он не помнит. Кроме обреза, он больше никакого оружия у них в руках, не видел. После этого он оттуда уехал.

Протоколом предъявления для опознания по фотографии от 09.11.2007 г., согласно которому свидетель З. опознал Паглузова В.Г. как человека, который в конце октября 2007 года был на ... (т. 9 л.д. 67-70).

Показаниями свидетеля E. из которых суду известно, что 31.10.2007 г. он, после происшедшего конфликта, из-за похищенного телефона, вместе со всеми, на микрогрузовике, приехал на свалку. Там он увидел легковой автомобиль, из которого вышли парни. Из их грузовиков также вышли люди, которые пошли в сторону этого автомобиля. Он к автомобилю не пошел. Затем в той стороне, он услышал какую-то ругань, потом начали стрелять. Он услышал несколько выстрелов. После чего к нему подбежали мужики и сказали уезжать.

Протоколом предъявления для опознания по фотографии от 08.11.2007 г., согласно которому свидетель Е. опознал Паглузова В.Г. как человека, который в конце октября 2007 года был на ... и который представлялся В. (т. 9 л.д. 72-75).

Показаниями свидетеля К. о том, что 31.10.2007 г. вечером, после распития спиртного, они на двух микрогрузовиках и мотоцикле, поехали в район свалки. У него в машине были братья Г. В районе перекрестка дорог, он увидел стоящий легковой автомобиль. Они все вышли из микрогрузовиков и стали подходить к этому автомобилю. Около автомобиля уже стояли какие-то парни, которых, из-за света, светящего прямо в глаза, он не разглядел. Кто-то из этих парней стал кричать чтобы они не подходили, иначе с ними будут разговаривать по другому, но они продолжили идти на них. После этого раздался выстрел в воздух, потом прозвучал ещё один выстрел, они развернулись, сели в машину и уехали. По звуку выстрела он понял, что стреляли из ружья.

Показаниями свидетеля ... о том, что 31.10.2007 г. вечером, после распития спиртного, он со своими знакомыми, на двух микрогрузовиках и мотоцикле, поехали в район свалки. В районе перекрестка дорог, он увидел стоящий легковой автомобиль, который слепил их фарами. Они все вышли из микрогрузовиков и стали подходить к этому автомобилю. Пройдя около 10 метров, он услышал как кто-то из парней, вышедших из легкового автомобиля сказал кому-то: "Доставай". Услышав это, он сразу развернулся и пошел в машину, так как понял, что сейчас парни возможно достанут оружие. После этого он услышал выстрелы из ружья, и стал отгонять свой грузовик в сторону от перекрестка. Когда выстрелы прекратились, к нему подбежал один из парней с другого грузовика, и сказал что ранили К.

Показаниями свидетеля Г. о том, что 31.10.2007 г. от своего младшего брата, он узнал что того обижают какие-то парни, в связи с тем, что подозревают его в краже телефона. После чего он дозвонился по телефону до этих парней и они договорились приехать на встречу, возле строительного вагончика, расположенного на свалке, чтобы разобраться в инциденте. Пока они стояли и разговаривали по телефону, то возле них столпилось много народу, который был возмущен таким поведением и они решили поехать на эту встречу. Он с В. не поехал, так как были дела. А через некоторое время ему позвонили по телефону и сообщили, что в ходе этой встречи ранили К., после чего он с В. приехали на свалку и увидели К., которого отвезли в больницу.

Показаниями свидетеля В. из которых суду известно, что вечером, 31 октября 2007 г., после происшедшего конфликта, в связи с хищением телефона, его знакомые поехали на встречу с Р. в район свалки, расположенной недалеко от лесовозной дороги. Через некоторое время, он также приехал туда и увидел раненного К., которого отвезли в больницу. К. и нему рассказали, что на этой встрече, парни стали в них стрелять из огнестрельного оружия.

Показаниями свидетеля Б. из которых суду известно, что осенью 2007 г. он на территории совхоза, вместе с братьями Д., К., Н. и другими, распивал спиртное. В тот вечер он ушел домой, а на следующий день от Д., а потом и от Н., он узнал, что те ездили вечером на свалку, где был ранен из обреза К.

Показаниями свидетеля А. из которых суду известно, что в конце октября 2007 года, он со своими знакомыми К., Б., Н. и братьями Д. распивали спиртное на территории ... совхоза. Спиртного выпили в тот день много и он в результате употребления спиртного, уснул. Когда его разбудили, он услышал, что все обсуждали то, что К. "подстрелили".

Показаниями свидетеля Ю. из которых суду известно, что в ночь с 31.10.07 г. на 01.11.07 г., он вместе с К. после телефонного звонка Р. встретились с Р. Сяткиным и Паглузовым, которые были в автомобиле Р. Они сели к ним в машину, в которой был сильный запах пороха. Р. был за рулем, Паглузов на переднем пассажирском сиденье, а Сяткин на заднем пассажирском. У Сяткина было его охотничье ружье ... у Р. он видел пистолет в кобуре. У Паглузова оружия он не видел, но он слышал, что в разговоре они упоминали об обрезе. Сяткин и Паглузов были спокойные, а Р. злой и возбужденный. Примерно через 5-ть минут после того, как он и К. сели в машину, Р. стал кричать на Паглузова и Сяткина, обвиняя их в том, что из-за того что они начали стрелять, это всё и произошло. Когда Р. кричал на них, Сяткин и Паглузов молчали, ничего ему не отвечая. Р. он знает давно и ему известно, что Р. часто обвиняет и предъявляет претензии людям, даже если они ничего не сделали.

Показаниями свидетеля К. о том, что в ночь с 31.10.07 г. на 01.11.07 г., он вместе с Ю., сел в автомобиль к Р. За рулем находился P., а на переднем пассажирском сиденье был Паглузов. Находился ли в автомобиле Сяткин он не помнит. Он хорошо помнит сильный запах пороха в автомобиле, а так же то, что на заднем сиденье было какое-то ружье.

Протоколом осмотра места происшествия от 01.11.2007 г., согласно которому, при осмотре района полигона ... обнаружены 7 бумажных пыжей (т. 1 л.д. 81-89).

Протоколом выемки от 02.11.2007 г., согласно которому у Сяткина было изъято ружье | охотничий билет Сяткина С.В., разрешение ... на имя Сяткина С.В. (т. 9 л.д. 7-10).

Заключением криминалистической баллистической экспертизы ... от 12 июня 2008 года (т. 8 л.д. 279-289), согласно которой установлено:

- оружие, изъятое у Сяткина, является одноствольным, гладкоствольным, самозарядным карабином ... с заводским номером ... после установки затвора в затворную раму и присоединения магазина, является комплектным целым, полностью исправным и пригодным для стрельбы;

- семь фрагментов пыжей, обнаруженных и изъятых в ходе осмотра места происшествия - района полигона ... 01.11.2007 г., являются остатками пыжей, выстрелянных из патрона 12-го калибра, к гладкоствольному охотничьему оружию.

Также, согласно данного заключения эксперта, установлено, что на вещах потерпевшего К. изъятых 01.11.2007 г. у свидетеля В имеются огнестрельные повреждения, оставленные дробовой осыпью, в результате выстрела с небольшого расстояния.

Показаниями эксперта П., проводившего данную экспертизу, из которых суду стало известно, что в ходе данной экспертизы, из-за отсутствия многих сведений и условий, невозможно точно определить дистанцию стрельбы, а также из какого оружия была произведена стрельба. Вместе с тем, с учетом тех данных, которые были установлены в ходе экспертного исследования, а именно: разлета дробин на одежде, обнаруженных на месте происшествия фрагментов пыжей, наличие на одежде многочисленных повреждений и оплавления материала, оставленные дробовой осыпью и не сгоревшими порошинками, не исключается, что стреляли примерно с расстояния 3-4 метра, из оружия, имеющего короткие стволы. Об этом свидетельствует то, что порох сгорел не полностью, и горящие порошинки долетели до цели. Тогда как, в охотничьих ружьях, порох, долетая до конца ствола, обычно догорает. У ружей с короткими, обрезанными стволами, баллистические характеристики хуже, чем у длинноствольного оружия. Из-за уменьшения длины ствола, становится ниже скорость снаряда, его пробивная способность и поражающее действие. У обреза дробины разлетаются в разные стороны через 1,5-2 метра, и их поэтому обычно используют для стрельбы с близкого расстояния.

Оценивая приведенные доказательства суд обоснованно признал их достоверными, согласующимися между собой, и с показаниями Паглузова и Сяткина

Имеющиеся незначительные расхождения в показаниях тех свидетелей, которые были на месте происшествия 31.10.07 г., связаны судом с нахождением их в состоянии алкогольного опьянения, темным временем суток, ослеплением их светом фар автомобиля, наличием стрессовой ситуации, возникшей из-за стрельбы, а также с их субъективным восприятием происходящих событий, в зависимости от их месторасположения по отношению к стрелявшим.

Вместе с тем, как правильно установлено судом, показания всех свидетелей, потерпевшего, а также Паглузова и Сяткина согласуются в том, что в потерпевшего К. были произведены два выстрела из обреза ружья, а не из какого-либо другого оружия.

Оценивая показания свидетеля Д. в части того, что на него замахивался парень с обрезом в руках, суд с учетом анализа совокупности доказательств, пришел к выводу о недостоверности и ошибочности его показаний в этой части, поскольку они противоречат всем остальным доказательствам, имеющимся по делу.

Так, его показания в этой части опровергаются показаниями потерпевшего К., из которых суду известно, что со слов самого Д. он знает, что тот подошел к парню с длинным ружьем, и парень этим ружьем, на него замахивался.

Из показаний свидетеля А., установлено, что он видел как парень с карабином, взяв его за ствол, стал махать им, отбиваясь от нападавшего. В это время другой парень, из обреза, произвел несколько выстрелов в мужчину, после которых мужчина упал на землю.

Из показаний Сяткина, следует, что именно он, своим карабином ..., взяв его за ствол, отбивался от какого-то мужчины, который пытался к нему подойти.

Из показаний осужденного Паглузова, следует, что он видел как Сяткин начал отмахиваться от кого-то прикладом, а со стороны Р. в это время ещё раздавались выстрелы, после которых Р. крикнул им, чтобы они садились в машину.

Таким образом, выводы суда о том, что именно Сяткин, отмахивался своим карабином, от идущего к нему Д. следует признать основанными на материалах дела.

Показания свидетеля Г. в части того, что помимо карабина, видел обрезы у двоих парней, суд обоснованно признал недостоверными, поскольку из всех, имеющихся по делу доказательств: показаний свидетелей, потерпевшего и обоих подсудимых, было установлено достоверно, что обрез был один.

При этом, анализируя показания свидетеля Г., в совокупности с показаниями Сяткина, пояснявшего о том, что с обрезом из машины вначале вышел Паглузов, у которого этот обрез потом забрал Р., суд пришел к правильному выводу о том, что свидетель Г., мог видеть, в разное время, один и тот же обрез, вначале у Паглузова, а потом у другого лица.

Обоснованно отвергнуты судом, как не подтвердившиеся, противоречащие всей совокупности исследованных доказательств, также показания свидетеля Н. о том, что кто-то из парней бежал за отъезжающим грузовиком и продолжал стрелять.

Ссылка стороны обвинения на показания свидетеля Ю. как на подтверждающие виновность Паглузова и Сяткина, в части того, что он Ю., находясь в машине, слышал как Р. кричал на Паглузова и Сяткина за то, что те стреляли в людей и Паглузов и Сяткин это не отрицали (сидели молча), обосновано признана судом несостоятельной, поскольку Ю. не был на месте происшествия, не являлся непосредственным очевидцем происшедших событий и слышал об этом только впоследствии, со слов Р.

Из показаний осужденного Паглузова следует, что в впоследствии, в ходе разговора с Р., тот ему сказал, что специально, в присутствии К. и Ю., стал кричать на Сяткина, чтобы представить их виновными в происшедшем.

Свидетель Ю. кроме того, пояснил, что знает Р. давно и ему известно, что Р. часто обвиняет и предъявляет претензии людям, даже если те, ни в чем не виноваты.

Очевидность происшедшего, ставшего известным большому количеству людей, позволила суду не согласиться с доводами стороны обвинения о том, что Р. не мог заранее готовиться к защите от возможного обвинения его в преступлении.

С учетом всех исследованных в судебном заседании доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о том, что Сяткин был вооружен карабином ..., обрез ружья во время происшедшего в руках не держал, выстрелов из него не производил.

Утверждения стороны обвинения о том, что Паглузов и Сяткин, дают неправдивые показания о том, что выстрелы из обреза в потерпевшего К., производило другое лицо, со ссылкой на то, что они дают такие показания, и заняли такую позицию защиты, пользуясь тем, что данное уголовное дело рассматривается без участия этого лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, - обоснованно признаны судом несостоятельными.

Из материалов уголовного дела усматривается, что согласно заключению стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы ... от 16.10.2008 г. у Р. выявлены признаки временного психического расстройства, структура и течение которого, препятствует возможности правильно оценить его психическое состояние поэтому он нуждается в направлении на лечение в психиатрический стационар специализированного типа до выхода из этого состояния (т. 1 л.д. 11-12).

В связи с наличием данного заключения, в отношении Р. в ходе предварительного следствия, по постановлению от 31.10.2008 г., уголовное дело выделено в отдельное производство на основании ст.ст. 154, 436 УПК РФ (т. 1 л.д. 38-53).

Из оглашенных, в судебном заседании, показаний осужденного Паглузова, данных им в ходе предварительного следствия, при допросе в качестве подозреваемого от 14.11.2007 г. (т. 6 л.д. 217-227), усматривается, что в данных показаниях он пояснял о том, что наряду с Сяткиным, стрелявшим из своего ружья, также стрелял и Р. из своего обреза охотничьего ружья.

Из оглашенных в судебном заседании показаний оправданного Сяткина С.В., данных им в ходе предварительного следствия, при допросе в качестве обвиняемого от 23.11.07 г. (т. 6 л.д. 33-43), следует, что 31.10.07 г., вместе с ним также стрелял Р., из обреза, который он выйдя из машины, забрал у Паглузова. Вначале Р. выстрелил два раза в землю, а потом выстрелил в парня, продолжающего идти на Р. У него в это время кончились патроны и он отмахивался прикладом от какого-то парня. Паглузов ни в кого не стрелял.

Таким образом, о действиях иного лица и производстве им выстрелов из обреза в потерпевшего, Паглузов и Сяткин стали пояснять ещё в ходе предварительного следствия, до того, как была проведена судебно-психиатрическая экспертиза в отношении другого лица и было принято решение о выделении в отношении него уголовного дела в отдельное производство.

Данные обстоятельства свидетельствует о том, что давая такие показания, ещё в ходе предварительного следствия, Сяткин и Паглузов не могли знать о том, что уголовное дело в отношении другого лица, впоследствии будет выделено в отдельное производство и рассматриваться без его участия, с тем чтобы переложить ответственность за происшедшее с себя на другое лицо.

Оценивая первоначальные показания Паглузова и Сяткина, данные ими в ходе предварительного следствия, при допросах от 13 и 14 ноября 2007 г. (т. 2 л.д. 115-124), (т. 6 л.д. 11-15), а также при проведении между ними очной ставки от 14 ноября 2007 г. (т. 6 л.д. 16-18), в которых, они не сообщали о действиях другого лица а также поясняли иные обстоятельства происшедшего, суд пришел к обоснованному выводу, что данные показания являются недостоверными, непоследовательными, и противоречат установленным, в ходе судебного заседания, фактическим обстоятельствам происшедшего.

При оценке указанных показаний Паглузова и Сяткина, суд обоснованно принял во внимание их пояснения о том, что незадолго до их задержания, Р. встречался с ними и угрожая, требовал от них, чтобы они на допросах о нем не упоминали, опасаясь Р. они первоначально и дали не правдивые показания.

Вопреки доводам кассационного представления государственного обвинителя, показания Паглузова и Сяткина на предварительном следствии получили надлежащую оценку суда, отраженную в приговоре.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных доказательств позволила суду прийти к правильному выводу о том, что потерпевшему К. было причинено огнестрельное ранение от выстрела, произведенного с близкого расстояния из обреза ружья, о чем пояснили оба подсудимых, потерпевший К. и все свидетели, находящиеся на месте происшествия и являющиеся очевидцами происшедшего. Показания перечисленных лиц в этой части, полностью согласуются между собой, а кроме этого подтверждаются экспертным заключением ... от 12 июня 2008 года и показаниями эксперта Г.

Как установлено в судебном заседании и не оспаривается стороной обвинения, у Сяткина, находившегося на месте происшествия с другими лицами, было при себе охотничье ружье ... являющееся одноствольным, гладкоствольным, самозарядным карабином ..., из которого он и производил выстрелы.

При таких обстоятельствах, возможность причинения огнестрельных ранений потерпевшему К. от действий Сяткина, судом обоснованно исключена.

Правильным является также решение суда о том, что материалами дела не подтвержден факт причинения огнестрельных ранений потерпевшему К. от действий осужденного Паглузова.

Доводы Паглузова, о том, что у него не было никакого оружия, подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что в потерпевшего К. были произведены выстрелы (помимо обреза) из другого огнестрельного оружия, в судебном заседании, не установлено.

При этом, судом обоснованно учтено и то, что органом предварительного следствия, выстрелы из обреза в потерпевшего К., инкриминируются только обвиняемому Р. в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство.

Ссылка стороны обвинения на показания свидетеля Ю. в части того, что по его (Ю.) мнению, Р. имевший оружие, в частности пистолеты, мог дать его Паглузову, которым Паглузов и мог воспользоваться, обоснованно признана судом несостоятельной, поскольку показания Ю. в этой части, основаны только на его личных предположениях.

Также, данные доводы стороны обвинения опровергаются показаниями многочисленных свидетелей и потерпевшего К. согласующихся с показаниями Сяткина и Паглузова, в части того, что кроме карабина ... и обреза, какого-либо иного оружия, в руках у Паглузова, Сяткина и Р. никто не видел.

Кроме этого, Сяткин С.В. и Паглузов В.Г. органами предварительного следствия обвинялись, а судом оправданы в том, что они совместно с Р. в период времени с 01.01.2007 года до 04.10.2007 года, ... создали устойчивую вооруженную группу (банду), в целях нападений на граждан и организации, и руководили ею.

Создание банды и их личное руководство, по мнению стороны обвинения заключалось в разработке ими планов разбойных нападений, распределении ролей, подысканию объектов преступных посягательств, разведки мест предполагаемых преступлений и сборе информации о коммерческой деятельности организаций и граждан, товарообороте и наличии денежных средств, на которые в последствии намеривались совершать разбойные нападения, а также заключалось в наличие у них договоренности делить поровну между собой материальные ценности и имущество, добытые преступным путем.

В обоснование устойчивости банды, сторона обвинения, ссылалась на то, что между Паглузовым, Сяткиным и Р. были приятельские взаимоотношениями, общие интересы, так как они являлись жителями одного города, а Сяткин и Паглузов, кроме этого, проживали в одном доме. Оказывали друг другу помощь, в целях избежания уголовной ответственности за содеянное, а именно: Р. снял боек с ружья Сяткина, а Сяткин специально лег в больницу, чтобы узнать что помнит потерпевший К.

Также, по мнению стороны обвинения, о наличии в их действиях бандитизма свидетельствует то, что Сяткин и Паглузов, достоверно знали об, имеющемся у Р. обрезе, а также то, что Паглузов знал о наличии охотничьего ружья у Сяткина.

В подтверждение своих выводов, сторона обвинения ссылалась в суде на следующие доказательства:

- показания свидетеля П. о том, что он несколько раз возил Р. и Паглузова, и слышал, как Паглузов называл P. "братан";

- показания свидетелей Ф. и К. о том, что, когда они находились в больнице, то видели там в одной палате с К. подсудимого Сяткина, который как им показалось был симулянтом;

- показания свидетеля Ю. о том, что Сяткин, Паглузов и Р. находились в дружеских отношениях, кроме этого, он слышал о том, что Сяткин специально лег в больницу, чтобы узнать об обстоятельствах известных потерпевшему;

- показания свидетеля Д. о том, что он знаком с Сяткиным, Паглузовым, Р. и ему известно о том, что они общались между собой, ездили на машине Р.;

- показания свидетелей В., В., и Г. о том, что Сяткин и Р. приходили к ним домой и просили дать показания, обеспечивающие алиби Р.;

- показания свидетеля К. о том, что он видел Сяткина, Паглузова и Р. вместе;

- показания свидетелей Р. и Р., Щ. о том, что их сын был знаком с Сяткиным и Паглузовым;

- показания Паглузова и Сяткина, о том, что они были знакомы между собой и знали о наличии у Р. обреза;

- показания Паглузова о том, что он вместе с Р. приходил домой к Сяткину, чтобы снять боек с его ружья.

В судебном заседании Паглузов и Сяткин пояснили о том, что они с Р. не приискивали оружие, банду не создавали, преступлений не планировали, объекты для нападения не подыскивали и роли не распределяли.

Оценивая перечисленные доказательства, на которые ссылается сторона обвинения, суд пришел к обоснованному выводу о том, что они не опровергают доводов Паглузова и Сяткина о непричастности к бандитизму.

Данные доказательства как правильно указано в приговоре, достоверно свидетельствуют только о том, что Сяткин, Паглузов и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, находились в дружеских отношениях, принимали меры к обеспечению алиби этому лицу, пытались сокрыть следы преступления.

При этом, судом принято во внимание и то, что деяние, связанное с нападением на потерпевшего К. органом предварительного следствия инкриминировалось Паглузову и Сяткину, исключительно как совершенное в ходе ссоры, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, что противоречит доводам стороны обвинения, в части подготовки и планирования Паглузовым и Сяткиным данного преступления.

Как следует из показаний свидетелей, находившихся на месте происшествия 31.10.07 г., Р., Сяткин и Паглузов, перед началом стрельбы, кричали чтобы к ним никто не подходил, требуя разобраться. Начали стрелять, только тогда, когда к ним стала подходить агрессивно настроенная против них, толпа мужчин, находящихся в состоянии алкогольного опьянения (как установлено в судебном заседании - более 10-ти человек).

При таких обстоятельствах, те причины, по которым Паглузов, Сяткин и другое лицо, оказались на месте происшествия, как правильно указано в приговоре, не влияют на квалификацию их действий, а также на оценку доказательств их виновности, либо невиновности.

Тот факт, что Паглузов и Сяткин, в силу своих дружеских отношений с другим лицом, знали о наличии у него обреза, а Р. и Паглузов, в свою очередь - о наличии у Сяткина охотничьего ружья, не может само по себе свидетельствовать о создании ими вооруженной банды, в целях нападения на граждан или организации, а также о её устойчивости, сплоченности и организованности.

При этом, судом учтено, что обрез, в ходе предварительного следствия обнаружен не был, а охотничье ружьё, имеющееся у Сяткина, зарегистрировано в установленном законом порядке, и у Сяткина имеется разрешение на его ношение (т. 7 л.д. 130-131).

В обоснование своих выводов о создании вооруженной банды, её устойчивости и организованности, сторона обвинения ссылается в кассационном представлении на показания свидетелей, допрошенных по эпизоду преступления в отношении М. которые по мнению стороны обвинения, свидетельствуют о согласованности действий Паглузова и другого лица, как членов банды.

Оценивая доказательства, имеющиеся по эпизоду совершения преступления в отношении потерпевшего М. суд пришел к правильному выводу, что этими доказательствами подтверждается наличие предварительного сговора между Паглузовым и другим лицом, на завладение имуществом потерпевшего М., но не в создании банды и руководстве ею.

При этом суд учитывал и то, что причастность Сяткина к совершению инкриминируемых ему преступлений в отношении потерпевших М. и К. материалами дела не подтверждена, как и причастность Паглузова к совершению покушения на убийство потерпевшего К.

При таких обстоятельствах судебной коллегией признается правильным решение суда об оправдании Паглузова и Сяткина в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 209 ч. 1 УК РФ, 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п. "е, з" УК РФ, Сяткина еще по ст.ст. 126 ч. 3 п. "а", 163 ч. 3 п. "а", 105 ч. 2 п. "з, к" УК РФ - в связи с отсутствием в их действиях состава данных преступлений.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "30 ч. 3 - 105 ч. 2 п. "е, з" УК РФ" имеется в виду "30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "е, з" УК РФ"


При назначении Паглузову наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, смягчающее обстоятельство по эпизоду убийства М.

Назначенное Паглузову наказание соответствует требованиям закона, оснований к его смягчению судебной коллегией не усматривается.

Не может быть признано чрезмерно мягким также наказание, назначенное Паглузову в виде длительного срока - 11 лет лишения свободы.

Судом в приговоре приведено основание оправдания Паглузова и Сяткина в совершении перечисленных преступлений - отсутствие в их действиях состава данных преступлений. Не указание в приговоре нормы закона, предусматривающей такое основание, не может быть признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущем отмену оправдательного приговора.

Необоснованными признает судебная коллегия также доводы кассационной жалобы потерпевшей М. о нарушении ее прав в связи с ограничением ее права на участие в судебном заседании по данному делу, в том числе при провозглашении приговора.

Как усматривается из протокола судебного заседания, судом было удовлетворено ходатайство потерпевшей об освобождении в дальнейшем от явки в судебное заседание.

Копия приговора потерпевшей М. судом направлена, таким образом права ее соблюдены.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

По изложенным основаниям приговор в отношении Паглузова и Сяткина оставляется судебной коллегией без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Хабаровского краевого суда от 29 марта 2010 года в отношении Паглузова В.Г. и Сяткина С.В. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Таранца Е.А., кассационные жалобы потерпевших М., К., осужденного Паглузова В.Г., адвоката Скорпневой Н.А., - без удовлетворения.


Председательствующий

А.С. Червоткин


Судьи

Л.Г. Фролова



В.П. Боровиков



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 июля 2010 г. N 58-О10-45


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.