Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 января 2010 г. N 3-О09-40 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в причинении побоев, совершенных по предварительному сговору группой лиц, причинении с особой жестокостью средней тяжести вреда здоровью, незаконном лишении свободы и умышленном причинении смерти с целью скрыть другое преступление установлена материалами уголовного дела и подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 января 2010 г. N 3-О09-40


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Магомедова М.М.,

судей - Старкова А.В. и Нестерова В.В.,

при секретаре Алиеве А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 14 января 2010 года кассационную жалобу осужденного Шавалдина И.А. на приговор Верховного суда Республики Коми от 3 ноября 2009 года, которым

Шавалдин И.А.,

осужден по ст. 116 ч. 1 УК РФ к 3 месяцам исправительных работ с удержанием % в доход государства, по ст. 112 ч. 2 п.п. "в, г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ к 16 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден Бушуев И.Г. по ст.ст. 116 ч. 1, ст. 112 ч. 2 п.п. "в, г", ст. 127 ч. 2 п. "а", 105 ч. 2 п.п. "ж, к", 69 ч. 3 УК РФ к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, в отношении которого приговор не обжалован.

Шавалдин осужден за причинение К. побоев, а также за совершенные по предварительному сговору группой лиц причинение с особой жестокостью средней тяжести вреда здоровью К., незаконное лишение его свободы и умышленное причинение ему смерти, с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены 1 и 2 июня 2008 года в с. ...



при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., объяснение адвоката Каневского Г.В., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Полеводова С.Н., полагавшего кассационную жалобу оставить без удовлетворения, судебная коллегия установила:

в кассационной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Шавалдин В.С. выражает несогласие с приговором, считает, что при производстве по делу допущены нарушения УК РФ и УПК РФ, а назначенное ему наказание является чрезмерно суровым. Не оспаривая обоснованности его осуждения по ст.ст. 116 ч. 1 и 112 ч. 2 УК РФ, указывает, что в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 127 ч. 2 и 105 ч. 2 УК РФ, он не виновен и не причастен к этим преступлениям, о чем, по его мнению, свидетельствуют явные противоречия в показаниях свидетелей и осужденных, данных в ходе предварительного следствия и в судебном заседании. Просит разобраться в деле и назначить ему справедливое наказание за те преступления, в совершении которых он признает себя виновным и чистосердечно раскаивается.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного Шавалдина И.А. государственный обвинитель Ткачук Т.Ф. просит оставить жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на неё, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Шавалдина в причинении К. побоев, а также в причинении средней тяжести вреда его здоровью, совершенном по предварительному сговору группой лиц и с особой жестокостью, основаны на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах, в том числе, на показаниях осужденных Шавалдина и Бушуева, свидетелей Д., П., Т., Б., М., А., протоколах осмотра места происшествия и других следственных действий, выводах проведенных по данному делу экспертиз и в кассационной жалобе осужденным не оспариваются.

Действия осужденного Шавалдина в этой части правильно квалифицированы судом по ст.ст. 116 ч. 1 и 112 ч. 2 п.п. "в, г" УК РФ.

Доводы осужденного Шавалдина о непричастности к незаконному лишению свободы К. и его убийству, судом тщательно проверялись и обоснованно признаны несостоятельными.

При этом суд правильно признал достоверными и сослался в приговоре на явки с повинной осужденных Шавалдина и Бушуева, а также на их показания, данные в ходе предварительного следствия, из которых следует, что после того, как они избили К. и отрезали ему уши, для того, чтобы потерпевший не обратился в милицию по поводу совершенных в отношении него преступлений, они отвели потерпевшего в сарай и заперли его там, а Бушуев, кроме того, завалил дверь мешками с песком. Кроме того, из указанных выше показаний осужденных следует, что на следующий день, полагая, что К. может сообщить в милицию о совершенных в отношении него преступлениях, они договорились убить его. С этой целью они пришли в сарай, в котором был закрыт К., где поочередно нанесли потерпевшему по несколько ударов монтировкой по голове, после которых потерпевший захрипел и они поняли, что он умер.

Приведенные выше показания осужденных об обстоятельствах незаконного лишения потерпевшего свободы и совершения его умышленного убийства подтверждаются показаниями свидетеля Д., данными в ходе предварительного следствия, из которых следует, что он видел как осужденные Шавалдин и Бушуев заперли К. в сарае, а на следующий день слышал разговор между осужденными, из которого понял, что они решили убить потерпевшего; показаниями свидетелей П. и П. о том, что со слов осужденных им было известно, что они заперли потерпевшего в сарае.

Кроме того, данные в ходе предварительного следствия показания осужденных Шавалдина и Бушуева согласуются с исследованными и приведенными в приговоре данными протоколов осмотра мест происшествия и иных следственных действий об обстоятельствах и месте обнаружения трупа потерпевшего, обнаружения и изъятия орудий преступлений и других вещественных доказательств; заключениями экспертиз о том, что обнаруженная на орудиях преступлений кровь могла произойти от К.; выводами судебно-медицинских экспертиз о причине наступления смерти потерпевшего К., количестве, локализации и механизме причинения обнаруженных у него телесных повреждений, из которых следует, что все телесные повреждения потерпевшему, в том числе и те, от которых наступила его смерть, могли быть причинены при указанных осужденными обстоятельствах.

Указанные выше и другие доказательства, положенные в основу приговора, в том числе протоколы явки с повинной Шавалдина, чистосердечного признания Бушуева и их показания, данные в ходе предварительного следствия, показания свидетелей, вопреки доводам жалобы осужденного Шавалдина, получены с соблюдением требований УПК РФ, существенных противоречий не содержат, не усматривается из материалов дела и каких-либо данных, свидетельствующих о том, что в этих показаниях осужденные оговорили себя или друг друга, а свидетели - осужденных, поэтому оснований для признания этих доказательств недопустимыми у суда не имелось.

Имеющимся в показаниях осужденных Шавалдина и Бушуева незначительным противоречиям и причинам изменения ими своих показаний суд дал надлежащую оценку, правильно признав их направленными на то, чтобы уменьшить свою роль в совершенных преступлениях, и поскольку их показания, данные в ходе предварительного следствия, в которых они не отрицали, что лишили потерпевшего свободы, а затем и убили его совместно и по предварительной договоренности, согласуются с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, суд обоснованно признал их достоверными и положил в основу приговора.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что надлежащим образом оценив исследованные в судебном заседании доказательства, суд правильно установил фактические обстоятельства совершенных осужденным Шавалдиным незаконного лишения потерпевшего К. свободы и его убийства и дал действиям осужденного правильную правовую оценку, квалифицировав их по ст. 127 ч. 2 п. "а"" и 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ.

При этом суд правильно указал в приговоре, что об умысле осужденных на лишение жизни потерпевшего группой лиц свидетельствуют примененное ими орудие преступления и локализация причиненных потерпевшему повреждений, высказывания о намерении убить потерпевшего, а также совместность и согласованность их действий.

Поскольку убийство потерпевшего осужденные совершили группой лиц, при котором не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них, доводы стороны защиты о том, что удары каждого в отдельности из осужденных не могли причинить смерть потерпевшему, обоснованно признаны несостоятельными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов уголовного дела не усматривается.

Психическое состояние осужденного Шавалдина судом исследовано с достаточной полнотой, с учетом данных о личности и выводов судебно-психиатрической экспертизы он обоснованно признан вменяемым.

Наказание осужденному Шавалдину назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, данных о его личности, смягчающего его наказание обстоятельства, поэтому оснований для признания назначенного осужденному наказания несправедливым вследствие его чрезмерной суровости и для его смягчения, как об этом ставится вопрос в кассационной жалобе осужденного, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Коми от 3 ноября 2009 года в отношении Шавалдина И.А. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.


Председательствующий

Магомедов М.М.


Судьи

Старков А.В.



Нестеров В.В.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 января 2010 г. N 3-О09-40


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.