Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 сентября 2010 г. N 46-О10-80 Оснований для отмены или изменения приговора в отношении осужденной за фальсификацию доказательств по уголовному делу не имеется, поскольку суд назначил наказание с учетом характера и степени общественной опасности преступления, данных о личности и обстоятельств, как отягчающих, так и смягчающих наказание

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 сентября 2010 г. N 46-О10-80


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Толкаченко А.А., судей Талдыкиной Т.Т. и Тонконоженко А.И.,

при секретаре Прохоровой Е.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе адвоката Елисеева Е.С. в защиту осужденной Захаровой А.Н. на приговор Самарского областного суда от 15 июня 2010 года, которым Захарова А.В. осуждена:

по ч. 2 ст. 303 УК РФ, с применением ст. 73 УК РФ, к наказанию в виде 1 года и 6 месяцев лишения свободы условно, с лишением права в течение 2 лет занимать в системе правоохранительных органов должности следователя, дознавателя и лица, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

По делу также решены вопросы о мере пресечения и вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Толкаченко А.А. о деле доводах жалоб и возражений, Судебная коллегия установила:

приговором суда лейтенант юстиции Захарова А.В. признана виновной и осуждена за то, что, являясь следователем следственного отдела при ОВД ... совершила фальсификацию доказательств по уголовному делу в отношении Х. и других.

Преступление совершено в период с 19 по 28 ноября 2008 года в месте нахождения следственного органа ..., при установленных судом и указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Захарова А.В. виновной в совершении преступления себя не признала, показала, что действовала в соответствии "со сложившейся в следственном отделе практикой".

В кассационной жалобе адвокат Елисеев Е.С. просит приговор суда отменить, а дело прекратить за отсутствием в действиях Захаровой А.В. состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ.

В обоснование своих доводов дает собственные анализ и оценку исследованным в суде доказательствам, а также нормам уголовного и уголовно-процессуального закона;

считает содержащиеся в приговоре выводы не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, полученными с нарушениями норм УК и УПК РФ, в частности ст.ст. 73, 171, 252 УПК РФ о предмете доказывания, об обязательности установления мотива и цели преступления, о форме и существе обвинения, о пределах судебного разбирательства и о недопустимости ухудшения положения подсудимой в суде, в том числе в части выхода суда за пределы предъявленного обвинения;

ссылается на неправильное толкование позиции стороны защиты в суде и ее неверную оценку в приговоре, на возможную причастность к содеянному Захаровой А.В. других лиц, на материалы дела в отношении Х., как на имеющие характер преюдиции, на бездействие правоохранительных органов ...;

при этом также повторяет ранее представленные в суде доводы, связанные с авторским комментированием положений ст. 303 УК РФ;

кроме того, фактически соглашаясь, что вмененные Захаровой А.В. действия совершены ею, ссылается на их малозначительность ввиду того, что, по мнению адвоката, они не повлекли никаких последствий и не противоречили назначению уголовного судопроизводства, как оно определено в ст. 6 УПК РФ.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Куряева Н.Н. со ссылкой на материалы дела, исследованные в суде доказательства и позиции сторон, опровергает доводы жалобы, которые просит оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы жалобы и возражений, Судебная коллегия находит приговор суда соответствующим требованиям законности, обоснованности и мотивированности, а потому не подлежащим изменению или отмене.

Содержащиеся в приговоре выводы о фактических обстоятельствах совершенного Захаровой А.В. в условиях очевидности деяния основаны на совокупности всесторонне исследованных и проверенных в судебном заседании доказательств, анализ которых содержится в приговоре и соответствует нормам УПК РФ.

Суд, оценив их, в том числе с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в их совокупности - достаточности, как это предусмотрено ст. 88 УПК РФ, пришел к мотивированному выводу о доказанности виновности осужденной в фальсификации доказательств.

Ссылка в приговоре суда на то, что, по существу, факт фальсификации перечисленных в нем доказательств подтвержден в судебном заседании и самой подсудимой, признавшей, что она действовала в "соответствии со сложившейся в следственном отделе практикой", а также изложенная в приговоре позиция стороны защиты, соответствуют ходу судебного разбирательства, отраженному в протоколе судебного заседания, с которым ознакомлены стороны, и основан на законе.

Вопреки доводам жалобы, материалы уголовного дела в отношении Х. и других, характера преюдиции, предусмотренной ст. 90 УПК РФ, не имеют, а по настоящему делу являются вещественными доказательствами, как это определено в ст. 81 УПК РФ. Требования ст.ст. 171, 252 УПК РФ по делу также не нарушены.

Фактические обстоятельства содеянного, включающие предмет доказывания, предусмотренный ст. 73 УПК РФ, установлены в состязательном процессе, с надлежащей проверкой и оценкой позиций обвинения и защиты, в результате чего объем обвинения Зазаровой А.В. в части оценки субъективной стороны ее действий судом, исходя из положений ст. 252 УПК РФ, обоснованно уменьшен.

На основе установленных фактических обстоятельств суд пришел к обоснованному исследованными в суде доказательствами выводу о том, что довод органов следствия о совершении Захаровой А.В. умышленных действий, направленных на незаконное освобождение подозреваемого Р. от уголовной ответственности, не подтвержден совокупностью достаточных доказательств и основан на предположениях. Обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 300 УК РФ, органами следствия Захаровой А.В. не предъявлялось, в связи с чем исследование вопроса о наличии у подсудимой умысла на совершение этого преступления выходит за пределы судебного разбирательства по настоящему уголовному делу, что соответствует положениям ст. 252 УПК РФ.

В этой связи суд обоснованно исключил из обвинения Захаровой А.В. указание о том, что наряду с умыслом на совершение фальсификации доказательств осужденная имела прямой умысел на незаконное освобождение несовершеннолетнего подозреваемого Р. от уголовной ответственности по ст. 158 УК РФ и именно с этой целью совершила все инкриминируемые ей действия.

При этом выводы суда относительно остальной части мотивации действий осужденной основаны на соответствующих для этого фактических и правовых основаниях.

Так, из материалов дела видно и в предъявленном обвинении отражено, что фальсификация доказательств по уголовному делу ... была предпринята из желания избежать затрат времени и труда, обусловленных необходимостью полного раскрытия, правильного установления фактических обстоятельств пропажи 500 кг. ржи со склада колхоза ... и надлежащего доказывания виновности лиц, причастных к хищениям, включая доказывание виновности несовершеннолетнего Р.

С учетом внесенных в обвинение изменений действия осужденной правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 303 УК РФ, поскольку Захарова А.В., являясь следователем, совершила фальсификацию доказательств по находившемуся в ее производстве уголовному делу.

Оценив содеянное осужденной, суд в приговоре указал, как это предусмотрено ст. 307 УПК РФ, в чем конкретно выразилась совершенная с прямым умыслом фальсификации доказательств по делу в отношении Х. и других.

При этом суд проверил и в приговоре обоснованно опроверг позицию стороны защиты в части малозначительности противоправных действий Захаровой А.В., не повлекших, по мнению защиты, вредных последствий.

Этот вывод суда правильно мотивирован недопустимостью ссылок на соответствие ее действий "сложившейся в следственном отделе практике", а также особой ролью уголовного преследования в системе мер государственного принуждения, повышенной общественной опасностью умышленной фальсификации следователем доказательств по уголовному делу, независимо от наступления реальных последствий в результате этих действий.

Указанные оценки Судебная коллегия признает основанными на законе по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 303 УК РФ под фальсификацией доказательств понимается искусственное создание или уничтожение доказательств, независимо от того, являются ли они доказательствами обвинения или защиты, а также независимо от наступления каких-либо последствий, от того являлось ли целью фальсификации доказательств осуждение лица или, наоборот, его оправдание либо иная цель, как это установлено судом по делу в соответствии с предусмотренным ст. 73 УПК РФ предметом доказывания.

Предмет фальсификации по делу и момент окончания этого формального состав преступления также определены правильно.

Инкриминированное преступление признается оконченным с момента, предъявления надлежащим специальным субъектом соответствующего предмета как доказательства для приобщения к материалам дела. Признание или непризнание впоследствии этого доказательства недопустимым не влияет на квалификацию содеянного как оконченного преступления.

Субъективная сторона деяния характеризуется прямым умыслом, при котором виновный осознает, что изменяет содержание или иные характеристики используемой в ходе предварительного расследования доказательственной информации и желает этого, что установлено по данному делу, исходя из личного и виновного характера действий осужденной.

При таких обстоятельствах доводы стороны защиты, в том числе о малозначительности содеянного Захаровой А.В., нарушившей нормы УПК РФ без наступления каких-либо последствий, о возможной причастности к фальсификации доказательств других лиц, о бездействии правоохранительных органов, не могут быть признаны состоятельными и удовлетворению не подлежат.

При назначении наказания судом приняты во внимание требования ст.ст. 6, 60, 61 УК РФ о его справедливости и индивидуализации.

Наказание судом определено и мотивировано с учетом степени общественной опасности, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих обстоятельств, а также положительных характеристик и иных сведений о личности осужденной, а также ее семьи.

Применение положений ст. 73 УК РФ и неприменение ст. 64 УК РФ в приговоре мотивировано.

Нарушений УПК РФ, влекущих отмену или изменение приговора, не имеется.

С учетом изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Самарского областного суда от 15 июня 2010 года в отношении Захаровой А.В. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Елисеева Е.С. - без удовлетворения.


Председательствующий:

Толкаченко А.А.


Судьи:

Талдыкина Т.Т.



Тонконоженко А.И.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 сентября 2010 г. N 46-О10-80


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.