Постановление Европейского Суда по правам человека от 17 марта 2005 г. Дело "Горохов (Gorokhov) и Русяев (Rusyayev) против Российской Федерации" (жалоба N 38305/02) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Горохов (Gorokhov) и Русяев (Rusyayev)
против Российской Федерации"*
(Жалоба N 38305/02)


Постановление Суда


Страсбург, 17 марта 2005 г.


По делу "Горохов и Русяев против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

X. Розакиса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 24 февраля 2005 г. за закрытыми дверями,

принял следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 38305/02), поданной 12 сентября 2002 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданами России Дмитрием Ивановичем Гороховым и Ростиславом Владимировичем Русяевым (далее - заявители) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).

2. Интересы заявителя представляли К.А. Москаленко и Е.Л. Липцер, юристы из г. Москвы. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым.

3. Заявители утверждали, что неисполнение властями Российской Федерации вступивших в силу решений судов, вынесенных в их пользу, является нарушением пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

4. 8 января 2004 г. Европейский Суд решил коммуницировать жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

5. Заявители и власти Российской Федерации представили свои замечания по приемлемости и существу дела (пункт 1 правила 54 А Регламента).


Факты


I. Обстоятельства дела


6. Заявители - 1952 и 1961 годов рождения, соответственно, проживают в г. Москве.

7. Заявители принимали участие в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Вследствие облучения, полученного в результате участия в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, они были признаны инвалидами и получили право на выплату сумм в возмещение вреда здоровью.


1. Решения суда, вынесенные в пользу заявителей


8. В 2000 году заявители подали гражданский иск к органам социальной защиты (Управлению социальной защиты населения района "Проспект Вернадского" г. Москвы) с требованием выплаты им неправильно посчитанных сумм в возмещение вреда здоровью. Заявители утверждали, что органы социальной защиты должны были произвести индексацию выплачиваемых им сумм пропорционально росту минимального размера оплаты труда, но такой перерасчет не был произведен.

9. 29 января 2001 г. Никулинский районный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования заявителей, присудив первому заявителю 11 568 рублей 98 копеек, а второму - 14 862 рубля 50 копеек. Задолженность, присужденная заявителям Никулинским районным судом г. Москвы, составила более 58 процентов от суммы, полученной ими от органов социальной защиты за указанный период. Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 апреля 2001 г. решение Никулинского районного суда г. Москвы было оставлено без изменения.

10. Позже в том же году заявители подали новый иск с требованием выплаты задолженности по суммам в возмещение вреда здоровью за период с января 2001 года. Они также требовали индексации получаемых ими сумм за период просрочки выплат в указанный период.

11. 21 июня 2001 г. Никулинский районный суд г. Москвы присудил первому заявителю 10 351 рубль, а второму заявителю - 13 274 рублей в качестве задолженности по суммам в возмещение вреда здоровью за период с января по июнь  2001 года. Суммы, присужденные Никулинским районным судом г. Москвы, составили около 50 процентов от общей суммы, выплаченной заявителям органами социальной защиты за этот период. Судом также были удовлетворены требования заявителей об индексации органами социальной защиты сумм в возмещение вреда здоровью, выплачиваемых заявителям. Суммы индексации были рассчитаны на основании сумм, которые подлежали выплате заявителям за период с января по июнь 2001 года. 28 ноября 2001 г. судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в основном оставила решение Никулинского районного суда г. Москвы без изменения, сократив сумму индексации, подлежащую выплате каждому заявителю, до 1 000 рублей.


2. Исполнительное производство


12. В неустановленный день в период с мая по сентябрь 2001 года заявители получили исполнительные листы по решениям Никулинского районного суда г. Москвы от 29 января 2001 г. В декабре 2001 года заявители получили исполнительные листы по решениям, вынесенным Никулинским районным судом г. Москвы 21 июня 2001 г. Эти исполнительные листы были направлены в службу судебных приставов. Однако в течение длительного периода времени решения Никулинского районного суда г. Москвы оставались неисполненными.

13. В декабре 2001 года Министерство юстиции Российской Федерации, в ведении которого находится служба судебных приставов, проинформировало заявителей, что исполнение указанных выше решений зависит от наличия бюджетных средств, предусмотренных федеральным законодательством для этих целей, и не может быть исполнено судебными приставами. Заявителям было рекомендовано направить исполнительные листы для исполнения непосредственно в Министерство финансов Российской Федерации, которое отвечает за распределение бюджетных средств.

14. Однако, как следует из письма от 5 марта 2002 г., Министерство финансов Российской Федерации более не было ответственно за распределение средств Пенсионного фонда Российской Федерации**. Соответственно, в 2002 году исполнительные листы были направлены заявителями в Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

15. В апреле 2002 года служба судебных приставов приостановила исполнительное производство по делу заявителей. Заявители обжаловали в суд данное постановление службы судебных приставов, и 1 ноября 2002 г. Никулинский районный суд г. Москвы вынес определение, которым обязал службу судебных приставов возобновить исполнительное производство.

16. 1 ноября 2002 г. указанные выше судебные решения были исполнены. Власти Российской Федерации выплатили Горохову Д. И. 22 919 рублей 32 копейки, а Русяеву Р.В. - 29 136  рублей 40 копеек. 5 ноября 2002 г. заявители получили деньги. 20 февраля 2004 г. власти предложили заявителям дополнительную компенсацию на определенных условиях. Однако заявители отказались от данного предложения.


II. Применимое национальное законодательство и правоприменительная практика


17. Федеральный закон Российской Федерации "Об исполнительном производстве" (N 119-ФЗ от 21 июля 1997 г.) предусматривает, что на службу судебных приставов возлагается обязанность по принудительному исполнению судебных актов (часть 1 статьи 3). В соответствии с указанным законом, любое решение (действие или отказ в совершении действий) судебного пристава-исполнителя может быть обжаловано в суде в 10-дневный срок со дня, когда заинтересованному лицу стало известно о таком решении. Статья 19 и часть 2 статьи 90 Федерального закона устанавливают, что вред, причиненный действиями судебного пристава-исполнителя, подлежит возмещению в общем порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

18. Часть первая статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

19. В соответствии со статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации государственные органы либо должностные лица этих органов несут ответственность перед гражданином за вред, причиненный в результате их незаконных действий или бездействия. Такой вред должен возмещаться за счет казны Российской Федерации или казны субъекта Российской Федерации.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции


20. Заявители жаловались на длительное неисполнение судебных решений, вынесенных в их пользу Никулинским районным судом г. Москвы 29 января и 21 июня 2001 г., что является нарушением их права на справедливое судебное разбирательство и права на уважение их собственности. В своей жалобе заявители ссылались на пункт 1 статьи 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, которые гласят:


Статья 6


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом... ".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов иди других сборов или штрафов".


21. В своем меморандуме власти Российской Федерации указали, что решения суда, вынесенные в пользу заявителей, были исполнены должным образом, им также была предложена дополнительная компенсация, рассчитанная на основании прецедентной практики Европейского Суда в подобных случаях. На этих основаниях власти утверждали, что данная жалоба несовместима с положениями Конвенции, так как заявители более не могут считаться жертвами предполагаемых нарушений.

22. В ответ на возражения властей Российской Федерации заявители согласились, что задолженности по суммам в возмещение вреда их здоровью, присужденные им судом, были выплачены. Далее заявители признали, что власти предлагали им компенсацию, принять которую они, однако, не согласились.


ГАРАНТ:

Нумерация параграфов приводится в соответствии с источником


22. В своих дополнительных замечаниях заявители также утверждали, что органы социальной защиты не исполнили решения Никулинского районного суда г. Москвы в части индексации сумм в возмещение вреда здоровью пропорционально росту минимального размера оплаты труда в Российской Федерации.


А. Приемлемость


1. Неисполнение решений суда, вынесенных в пользу заявителей


24. В своей первоначальной жалобе заявители жаловались на невыплату сумм, присужденных им Никулинским районным судом г. Москвы за период с января по июнь 2001 года. Европейский Суд отметил, что данные решения суда касались лишь предыдущих задолженностей, в ходе данного судебного разбирательства не было принято никакого решения относительно дальнейшей индексации сумм, выплачиваемых заявителям в возмещение вреда здоровью. Следовательно, жалоба на неисполнение указанных решений суда относительно увеличения органами социальной защиты сумм в возмещение вреда здоровью является явно необоснованной.

25. Что касается выплаты задолженностей, присужденных заявителям Никулинским районным судом г. Москвы, Европейский Суд отметил, что национальные власти исполнили решения судов в течение менее 2 месяцев. К сожалению, заявители не проинформировали об этом Европейский Суд в установленный срок. Европейский Суд счел, что так как заявители жаловались на неисполнение судебного решения, они более не могут считаться жертвами по смыслу статьи 34 Конвенции.


2. Длительность исполнительного производства


26. Однако Европейский Суд отметил, что исполнение судебных решений заняло у национальных государственных органов от 11 до 16 месяцев, что без сомнений причинило определенное беспокойство заявителям (см. выше § 20). Европейский Суд относительно этого напомнил, что "право на справедливое судебное разбирательство", закрепленное в статье 6 Конвенции, включает в себя и обязанность государства по исполнению решения суда, вступившего в законную силу (см. Постановление Европейского Суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г., Reports of Judgements and Decisions 1997-II, § 40). Нарушение этого права может заключаться в полном неисполнении. Однако оно также может принимать форму задержки при исполнении решения суда (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III). Рассматривая жалобы заявителей с этой точки зрения, Европейский Суд признал, что заявители все еще могут считаться жертвами по смыслу статьи 34 Конвенции, и, следовательно, Европейский Суд должен изучить, являлась ли задержка при исполнении решений суда, вынесенных в пользу заявителей, нарушением их "права на справедливое судебное разбирательство", предусмотренного статьей 6 Конвенции.

27. Применяя такой подход к делу, Европейский Суд напомнил, что в соответствии с пунктом 1 статьи 35 Конвенции Европейский Суд может рассматривать только жалобы, поданные после исчерпания всех внутренних средств правовой защиты и в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу. В данном деле власти Российской Федерации не показали наличие эффективных средств правовой защиты, доступных заявителям в соответствии с законодательством Российской Федерации по обжалованию длительности исполнения судебного решения. Следовательно, Европейский Суд счел, что, в целях рассмотрения данного дела шестимесячный срок начал течь с момента окончания обжалуемых действий (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Демирель против Турции" (Demirel v. Turkey) от 9 марта 1999 г., жалоба N 30493/96).

28. Что касается соблюдения правила о шестимесячном сроке, Европейский Суд отметил, что сутью данной жалобы является длительность исполнительного производства по судебным решениям от 29 января и 21 июня 2001 г., оставленным без изменения определениями судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда соответственно от 18 апреля и 28 ноября 2001 г. Заявители подали свои жалобы в Европейский Суд 12 сентября 2002 г., когда еще продолжалось исполнительное производство по вынесенным решениям суда. Соответственно, жалоба была представлена и передана на рассмотрение с соблюдением правила о шестимесячном сроке, установленном в пункте 1 статьи 35 Конвенции.

Далее Европейский Суд отметил, что первое судебное решение, вынесенное в пользу заявителей, было исполнено с отсрочкой в один год, шесть месяцев и восемнадцать дней, а второе судебное решение было исполнено в течение одного года после вступления в силу. Такие отсрочки нельзя считать незначительными. Следовательно, данная часть жалобы не может быть признана явно необоснованная по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд пришел к выводу, что данная часть жалобы на длительность исполнительного производства затрагивает сложные вопросы факта и права, решение которых зависит от рассмотрения дела по существу. Иных оснований для объявления ее неприемлемой не установлено.


В. Существо жалобы


1. Общие принципы


30. Европейский Суд полагает, что не всякая задержка при исполнении судебного решения может рассматриваться как нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции (см., среди прочего, Решение Европейского Суда по делу "Грищенко против России" (Grishchenko v. Russia) от 8 июля 2004 г., жалоба N 75907/01). Однако задержка не может умалять сущность "права на справедливое судебное разбирательство", закрепленного указанным положением Конвенции (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу ""Иммобилиаре Саффи" против Италии" (Immobiliare Saffi v. Italy), жалоба N 22774/93, ECHR 1999-V, § 74). Задача Европейского Суда заключается в том, чтобы установить, были ли задержки по исполнению судебных решений, вынесенных в пользу заявителей, оправданными при конкретных обстоятельствах данного дела.

31. Европейский Суд напоминает, что исполнительное производство является неотъемлемой частью "судебного разбирательства" в целях статьи 6 Конвенции (см. упоминаемое выше Постановление Европейского Суда по делу "Хорнсби против Греции" и упоминаемое выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России"). Следовательно, принципы, применяемые к длительности судебного разбирательства, во многом схожи с принципами, применяемыми по отношению к длительности исполнительного производства. Предел допустимой задержки исполнения судебного решения, вынесенного в пользу заявителя, зависит от различных факторов, таких как сложность исполнительного производства, поведения заявителя и соответствующих властей, сумма и характер присужденного судом (см., для сравнения, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, ECHR 2000-VII, § 43, также см. упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу "Грищенко против России", жалоба N 75907/01).


2. Применение указанных критериев к данному делу


32. Возвращаясь к данному делу, Европейский Суд отметил, что заявителям была присуждена денежная сумма. Следовательно, решения суда не были сложными для исполнения.

33. Относительно поведения сторон Европейский Суд обращает внимание на то, что органы государственной власти были в полной мере осведомлены о требованиях заявителей, и после того как решения суда были оставлены без изменения в результате рассмотрения в кассационном порядке, власти Российской Федерации были обязаны их исполнить. Действительно, исполнительное производство было возбуждено заявителями с определенной задержкой (см. выше § 12). Однако из обстоятельств дела становится ясно, что единственной очевидной причиной неисполнения судебных решений было нежелание властей Российской Федерации произвести адекватное распределение бюджетных средств. (см. выше § 13). Следовательно, независимо от того участвовали ли судебные приставы-исполнители в исполнительном производстве либо нет, это не повлияло на ситуацию. Более того, лицо, в пользу которого в результате судебного разбирательства вынесено судебное решение, подлежащее принудительному исполнению, против государства, не должно обращаться к исполнительному производству для его исполнения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Метаксас против Греции" (Metaxas v. Greece) от 27 мая 2004 г., жалоба N 8415/02, § 19). Власти Российской Федерации не представили доказательств того, что заявители каким-либо образом способствовали чрезмерной длительности исполнительного производства. Следовательно, Европейский Суд пришел к выводу, что весь период времени с того момента, как решения суда первой инстанции после рассмотрения в кассационном порядке были оставлены без изменения (18 апреля и 28 ноября 2001 г. соответственно), и по день получения заявителями сумм, присужденных им данными решениями суда (5 ноября 2002 г.), следует считать задержкой исполнения судебных решений по вине властей Российской Федерации.

34. Относительно значимости для заявителей рассматриваемого дела, Европейский Суд отметил, что суммы, присужденные Никулинским районным судом г. Москвы каждому заявителю, составляют значительную часть от сумм в возмещение вреда здоровью, право на выплату которых заявители получили в связи с тем, что они были признаны жертвами аварии на Чернобыльской АЭС (см. выше §§ 9 и 11). Из материалов дела становится очевидным, что эти деньги были основным источником дохода заявителей. Принимая во внимание указанное выше, Европейский Суд пришел к выводу, что национальные власти должны были отнестись к делам заявителей с особым вниманием.

35. Таким образом, Европейский Суд пришел к выводу, что длительность исполнительного производства по первому решению суда, вынесенному в январе 2001 года, (один год, шесть месяцев и восемнадцать дней) была, безусловно, чрезмерной. Относительно длительности исполнительного производства по второму судебному решению (одиннадцать месяцев и семь дней) Европейский Суд отметил, что хотя сама по себе его длительность не является чрезмерной, но в обстоятельствах данного дела и, в особенности, учитывая важность присужденных судом денежных сумм для заявителей, она была неоправданной. Соответственно, Европейский Суд счел, что оба решения суда не были исполнены в течение "разумного срока".

Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


36. Заявители жаловались на то, что невыплата в их пользу задолженности, установленной решением суда, нарушает их право собственности, предусмотренное статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая гласит:


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов иди других сборов или штрафов".


37. Власти не согласились с таким утверждением.


А. Приемлемость


38. Европейский Суд напомнил, что данная часть жалобы связана с частью жалобы, рассмотренной выше, и, таким образом, должна быть признана приемлемой.


В. Существо жалобы


39. Европейский Суд напомнил, что "требование" может пониматься как "собственность" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в случае, если в достаточной мере установлено, что оно может быть юридически реализовано (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России", § 40, и Постановление Европейского Суда по делу "Греческие нефтеперегонные заводы "Стран" и Стратис Андриатис против Греции" (Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece) от 9 декабря 1994 г., Series А, N 301-В, р. 84, § 59).

40. Далее Европейский Суд напомнил относительно судебных решений от 29 января и 21 июня 2001 г., оставленных без изменения определениями от 18 апреля и 28 ноября 2001 г. соответственно, что власти Российской Федерации не выполнили свою обязанность по их исполнению должным образом и в установленный срок (см. выше § 35). Европейский Суд счел, что неисполнение рассматриваемых судебных решений в пользу заявителей в течение относительно длительного периода времени, является нарушениям права заявителей на уважение их собственности, как сказано в первом предложении пункта 1 статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Далее Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации не предоставили убедительных доводов, оправдывающих такое нарушение права заявителей, а недостаток средств не может оправдать такое бездействие (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России", § 41).

41. Следовательно, имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


III. Применение Статьи 41 Конвенции


42. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


1. Материальный ущерб


43. Первый заявитель потребовал возместить ему материальный ущерб в сумме 90 939 рублей 70 копеек, второй заявитель - 110 966 рублей. Власти Российской Федерации сочли такие требования необоснованными.

44. Европейский Суд отметил, что заявленные суммы являются невыплаченными заявителям суммами в возмещение вреда здоровью за период с июня 2001 года. Однако, как было установлено Европейским Судом (см. выше § 24), рассматриваемыми решениями суда заявителям не было присуждена дальнейшая индексация выплачиваемых сумм в возмещение вреда здоровью. Данные решения касались только задолженностей заявителям по выплатам за период до июня 2001 года. Так как заявители не представили других требований относительно материального вреда, причиненного им в связи с неисполнением судебных решений, вынесенных в их пользу, Европейский Суд счел, что нет оснований для присуждения им компенсации.


2. Моральный вред


45. Заявители также потребовали компенсацию морального вреда "в размере суммы, установленной в Постановлении Европейского Суда по делу "Бурдов против России". В своих замечаниях власти Российской Федерации сочли такие требования чрезмерными и необоснованными. Тем не менее, власти указали, что, если Европейский Суд все же решит присудить заявителям компенсацию морального вреда, будет достаточно символической суммы.

46. Европейский Суд счел, что заявителям были причинены душевные страдания в связи с неисполнением властями судебных решений, вынесенных в их пользу. Европейский Суд напомнил, что в указанном выше деле "Бурдов против России", на которое в том числе ссылаются и заявители, за неисполнение решения суда, вынесенного в пользу заявителя, была присуждена компенсация морального вреда в размере 3 000 евро. В деле "Бурдов против России", как и в данном деле, рассматриваемое судебное решение касалось сумм, выплачиваемых лицам, пострадавшим в результате аварии на Чернобыльской АЭС, в качестве компенсации за вред, причиненный их здоровью, в результате чего они были признаны инвалидами; данные суммы являются для заявителей основным источником дохода.

47. Однако Европейский Суд отметил, что задержка по исполнению судебного решения в данном деле была короче, чем в деле "Бурдов против России". Принимая во внимание обстоятельства данного дела, а также другие имеющие значение факторы, такие, как ранее присужденные Европейским Судом суммы, исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил каждому заявителю по 900 евро в качестве компенсации морального вреда плюс сумму налогов, которые могут быть начислены на эту сумму.


В. Процентная ставка при просрочке платежей


48. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях Суд единогласно:


1) объявил приемлемой жалобы в части задержки выплаты сумм, присужденных заявителям решениями Никулинского районного суда г. Москвы 29 января и 21 июня 2001 г., оставленными без изменения соответственно 18 апреля и 28 ноября 2001 г., а остальную часть жалоб неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

4) постановил:

(a) что государство-ответчик обязано выплатить каждому заявителю в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции 900 (девятьсот) евро в качестве компенсации морального вреда в пересчете на российские рубли по курсу, действующему на день выплаты, плюс сумму налогов, которые могут быть начислены на эту сумму;

(b) что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

5) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 17 марта 2005 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис


------------------------------

* Перевод с английского М. Виноградова.

** Так в тексте. - Прим. переводчика.



Постановление Европейского Суда по правам человека от 17 марта 2005 г. Дело "Горохов (Gorokhov) и Русяев (Rusyayev) против Российской Федерации" (жалоба N 38305/02) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 9/2006


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение