Постановление Европейского Суда по правам человека от 26 апреля 2007 г. Дело "Вожигов (Vozhigov) против Российской Федерации" (жалоба N 5953/02) (Третья секция)

Европейский Суд по правам человека
(Третья секция)


Дело "Вожигов (Vozhigov) против Российской Федерации"
(Жалоба N 5953/02)


Постановление Суда


Страсбург, 26 апреля 2007 г.


По делу "Вожигов против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), заседая Палатой в составе:

Б.М. Цупанчича, Председателя Палаты,

К. Бырсана,

А. Ковлера,

А. Гюлюмян,

Э. Мийера,

Дэйвида Тора Бйоргвинссона,

И. Зимеле, судей,

а также при участии C. Кесада, Секретаря Секции Суда,

заседая 29 марта 2007 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 5953/02), поданной в Европейский Суд по правам человека против Российской Федерации гражданином Российской Федерации Андреем Валерьевичем Вожиговым (далее - заявитель) 21 декабря 2001 г. в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Интересы заявителя представляла Михайлова О.О., адвокат, практикующая в г. Москве. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель утверждал, в частности, что производство по его уголовному делу не было справедливым из-за ряда процессуальных нарушений.

4. Решением от 8 декабря 2005 г. Европейский Суд признал жалобу приемлемой для рассмотрения по существу.

5. Власти Российской Федерации, но не заявитель, представили дополнительные письменные замечания (пункт 1 правила 59 Регламента Европейского Суда).


Факты


I. Обстоятельства дела


6. Заявитель родился в 1974 году и проживает в г. Брянске.


1. Предварительное следствие


7. В октябре 2000 г. заявителя доставили в отдел внутренних дел Бежицкого района г. Брянска по подозрению в убийстве человека в результате нанесения последнему множественных побоев.

8. Заявитель утверждает, что он был задержан 17 октября 2000 г. и допрошен в отсутствие адвоката. По его словам, в тот же день он подвергся жестокому обращению со стороны сотрудников милиции и под давлением с их стороны дал в письменной форме признательные показания. Заявитель также утверждает, что врач осмотрел его только 10 дней спустя, когда следы побоев уже не были видны.

9. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель был задержан и впервые допрошен 18 октября 2000 г. В протоколе задержания заявителя указано, что он "с задержанием согласен". В ходе допроса, длившегося с 21 часа 7 минут до 21 часа 57 минут, заявитель отказался от правовой помощи, как отмечено в протоколе допроса.

10. 21 октября 2000 г. к заявителю была применена мера пресечения в виде заключения под стражу.

11. В ходе допроса 26 октября 2000 г. заявитель повторно отказался от юридической помощи, что также отмечено в протоколе допроса.

12. 27 октября 2000 г. заявителю было предъявлено обвинение в совершении убийства. В тот же день в ходе допроса заявитель отказался от дачи показаний и отрицал свою вину.

13. В ходе предварительного следствия свидетельница Ястрежебская Е.Н. сообщила органам следствия, что видела, как заявитель избивает мужчину. В неустановленный день была проведена очная ставка между заявителем и Ястрежебской Е.Н., в ходе которой заявитель мог задавать свидетельнице вопросы и комментировать ее ответы. Ястрежебская Е.Н. подтвердила свои предыдущие показания.

14. В неустановленный день прокуратура возбудила уголовное дело в отношении сотрудника органов внутренних дел, который, предположительно, избил заявителя. В результате проведенного расследования производство по делу было прекращено за отсутствием состава преступления.

15. 30 октября 2000 г. Вожигов А.В. направил прокурору заявление с просьбой о предоставлении ему адвоката. Он уточнил, что хотел бы воспользоваться услугами одного из следующих адвокатов: адвоката из адвокатского бюро "Ведищев и партнеры", Москаленко К.А. из Московской городской коллегии адвокатов и любого адвоката из юридической консультации Бежицкого района г. Брянска. Власти Российской Федерации утверждают, что заявление поступило в прокуратуру 8 ноября 2000 г. Прокурор передал заявление следователю.

16. 21 декабря 2000 г. следователь направил три письма выбранным заявителем адвокатам с просьбой сообщить ему (следователю), могут ли они принять участие в следственных действиях - предъявление обвинения и изучение материалов уголовного дела - назначенных на 21, 25 и 26 декабря 2000 г.

17. 21 декабря 2000 г. письмо было получено в юридической консультации Бежицкого района г. Брянска, а 10 января 2001 г. - адвокатским бюро "Ведищев и партнеры". Неизвестно, получила ли письмо Москаленко К.А.

18. Власти Российской Федерации утверждают, что 21 и 25 декабря 2000 г. никаких следственных действий не проводилось.

19. Заявитель утверждает, что проведение следственных действий не откладывалось и что ему не была предоставлена возможность ознакомиться с материалами дела.

20. 25 декабря 2000 г. заявителю был предоставлен для защиты его интересов адвокат Копылов Д.В. из Брянской областной коллегии адвокатов. Власти Российской Федерации сообщают, что адвокат Копылов Д.В. работал в юридической консультации Бежицкого района г. Брянска.

21. 26 декабря 2000 г., когда заявителю было предъявлено обвинение, адвокат Копылов Д.В. помогал заявителю знакомиться с материалами дела. Заявитель отказался подписывать протокол об ознакомлении с материалами уголовного дела, однако этот протокол подписал адвокат Копылов Д.В.

22. 12 января 2001 г. адвокатское бюро "Ведищев и партнеры" направило два письма: следователю и заявителю. В письме, адресованном следователю, было указано:


"Нами получено Ваше письмо, в котором Вы сообщаете, что проведение очередных следственных действий... назначено на 21, 25 и 26 декабря 2000 г., ...но данное письмо Вами отправлено, согласно штемпеля на почтовом конверте, 21 декабря 2000 г., а нами получено 10 января 2001 г.

Подобный способ извещения заведомо для Вас исключал возможность участия нашего адвоката в проведении указанных следственных действий, и это было очевидным для Вас. Своими действиями Вы грубо нарушили право обвиняемого Вожигова А.В. на защиту, который изъявил желание иметь защитника из нашего адвокатского бюро.

Назначьте новую дату выполнения [следственных действий], своевременно известите нас об этом, чтобы обеспечить реальную возможность для участия нашего адвоката в защите обвиняемого Вожигова А.В.".


2. Судебное разбирательство


23. 30 января 2001 г. Бежицким районным судом г. Брянска было вынесено определение о принудительном приводе в судебное заседание ряда неявившихся свидетелей по уголовному делу в отношении заявителя, в том числе и Ястрежебской Е.Н., которая являлась единственным очевидцем событий. Судебное заседание было отложено на 19 февраля 2001 г. В этот день судебный пристав выезжал по месту жительства Ястрежебской Е.Н., но дома ее не застал, поскольку, по словам ее матери, с декабря 2000 г. Ястрежебская Е.Н. проживала в г. Москве. Судебное заседание дважды откладывалось: до 19 марта и до 19 апреля 2001 г. Оба раза суд выносил постановления о приводе Ястрежебской Е.Н. в судебное заседание. Как следует из рапорта судебного пристава от 19 апреля 2001 г., по указанному судом адресу Ястрежебская Е.Н. давно не проживала, ее новое место жительства известно не было.

24. 7 мая 2001 г. судья Бежицкого районного суда г. Брянска направил прокурору Бежицкого района г. Брянска письмо с просьбой установить место нахождения Ястрежебской Е.Н. В ответном письме от 29 мая 2001 г. прокурор Бежицкого района г. Брянска сообщил, что Ястрежебская Е.Н. не была зарегистрирована по месту жительства ни в г. Москве, ни в Московской области. 4 июня 2001 г. судом было вынесено очередное определение о принудительном приводе Ястрежебской Е.Н. Власти Российской Федерации отмечают, что до указанной даты установить место нахождения Ястрежебской Е.Н. не представилось возможным, поскольку по известному суду адресу она не проживала и ее родственники не знали, где она могла находиться.

25. В судебном заседании 4 июня 2001 г. Бежицким районным судом г. Брянска было принято решение об оглашении показаний Ястрежебской Е.Н., данных ею на предварительном следствии. Суд спросил обе стороны процесса об имевшихся у них [в связи с этим] возражениях. Стороны не возражали [против оглашения показаний]. Суд обосновал свой приговор на показаниях Ястрежебской Е.Н., признательных показаниях заявителя, данных им в начале предварительного следствия - хотя впоследствии он изменил показания и заявил о своей невиновности - и на ряде косвенных доказательств, таких как показания свидетелей - не очевидцев событий и экспертные заключения. В судебном заседании суд также заслушал показания лечащего врача заявителя Реута А.А., который наблюдал заявителя с апреля 2000 г. в связи с переломом бедра, который заявитель перенес в августе 1999 г., с целью определения того, мог ли заявитель совершить вменяемое ему в вину деяние ввиду состояния его здоровья. Реут А.А. пояснил, что вследствие улучшения состоянии здоровья заявителя операция ему проведена не была, но ему рекомендовано не поднимать вес, превышающий 12 килограммов. Суд также признал доводы заявителя о жестоком обращении необоснованными. Суд пришел к этому выводу, ссылаясь на устные показания, данные в судебном заседании сотрудником органов внутренних дел, на медицинское заключение, согласно которому у заявителя не было телесных повреждений, которые могли бы быть причинены ему в день предполагаемого жестокого обращения, и на результаты расследования, проведенного органами прокуратуры Российской Федерации. Адвокат Копылов Д.В. представлял интересы заявителя во время судебного разбирательства. Суд признал заявителя виновным в совершении убийства и приговорил его к одиннадцати годам и шести месяцам лишения свободы.

26. 7 июня 2001 г. в Бежицкий районный суд г. Брянска поступило заявление Вожигова А.В. об ознакомлении его с протоколом судебного заседания. 21 июня 2001 г. заявитель в письменной форме подтвердил, что с протоколом он ознакомлен.

27. Заявитель обжаловал приговор, inter alia, на том основании, что в ходе предварительного следствия ему незаконно отказали в юридической помощи и что власти умышленно лишили его возможности воспользоваться помощью выбранного им самим адвоката. Он также утверждал, что признательные показания даны им под давлением со стороны сотрудников органов внутренних дел и что ключевой свидетель, Ястрежебская Е.Н., не была допрошена в судебном заседании.

28. 6 июля 201 г. судебная коллегия по уголовным делам Брянского областного суда оставила приговор без изменения. Суд кассационной инстанции определил, что суд первой инстанции правильно сослался на показания Ястрежебской Е.Н., данные ею на предварительном следствии, поскольку было невозможно обеспечить ее явку в судебное заседание. Суд кассационной инстанции также определил, что не было допущено существенных процессуальных нарушений, включая предполагаемое нарушение права заявителя на защиту, которые бы свидетельствовали о незаконности приговора.


II. Применимое национальное законодательство


1. Право на юридическую помощь


29. В статье 48 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на получение квалифицированной юридической помощи. Согласно части второй статьи 48 Конституции Российской Федерации задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента, соответственно, задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

30. Согласно статьям 47 и 52 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР подозреваемый с момента задержания имеет право на помощь адвоката, чьи услуги при необходимости оплачиваются государством.


2. Завершение предварительного следствия


31. В соответствии со статьей 199 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР предварительное следствие завершается составлением обвинительного заключения. В статье 201 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР закреплено, что следователь обязан уведомить обвиняемого о завершении предварительного следствия и разъяснить ему его право на ознакомление с материалами дела лично либо с помощью защитника. Если обвиняемый требует обеспечения ему помощи защитника, следователь обязан предъявить обвиняемому и его защитнику материалы уголовного дела. При этом предъявление материалов дела должно быть отложено до явки защитника, но не более чем на пять суток. По окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела следователь обязан спросить их, ходатайствуют ли они о дополнении следствия и чем именно.


Право


I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции


32. Ссылаясь на статью 6 Конвенции, заявитель утверждал, что имел место ряд процессуальных нарушений. В частности, он обжаловал тот факт, что во время предварительного следствия не была проведена судебно-медицинская экспертиза состояния его здоровья с целью определения того, мог ли совершить преступление с учетом имевшейся у него травмы. Ссылаясь на подпункт "b" пункта 3 статьи 6 Конвенции, заявитель утверждал, что ему не была обеспечена возможность ознакомиться с материалами дела. Ссылаясь на подпункт "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции, он утверждал, что фактически (de facto) ему было отказано в юридической помощи, поскольку следователь направил запрос в выбранную заявителем юридическую фирму слишком поздно, что сделало присутствие выбранного заявителем адвоката невозможным. Ссылаясь на подпункт "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции, заявитель также обжаловал тот факт, что суд не допросил свидетельницу Ястрежебскую Е.Н. в судебном заседании.

33. В статье 6 Конвенции, в той ее части, которая имеет отношение к настоящему делу, закреплено:


"1. Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...


(...)


3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:


(...)


b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;


(...)".


а) Доводы сторон


34. В своих замечаниях, представленных до вынесения решения о приемлемости настоящей жалобы от 8 декабря 2005 г., заявитель настаивал на том, что следователь умышленно направил письмо выбранному заявителем адвокату слишком поздно, чтобы таким образом исключить участие последнего в следственных действиях. Заявитель также утверждал, что, назначив его адвокатом Копылова Д.В. из Брянской областной коллегии адвокатов, следователь нарушил право заявителя на правовую помощь выбранного им самим защитника. Кроме того, Копылов Д.В. неэффективно представлял его интересы. В том что касается непроведения допроса Ястрежебской Е.Н. в судебном заседании, заявитель утверждал, что власти не предприняли надлежащих мер для обеспечения ее присутствия в зале суда.

35. В своем дополнительном меморандуме, представленном до вынесения решения о приемлемости настоящей жалобы от 8 декабря 2005 г., власти Россий-ской Федерации утверждали, что адвокат Копылов Д.В., являясь членом Брянской областной коллегии адвокатов, работал в юридической консультации Бежицкого района г. Брянска. Поскольку в своем запросе о назначении ему адвоката заявитель указал три кандидатуры, одной из которых был любой адвокат из указанной юридической консультации, назначение адвоката Копылова Д.В. полностью соответствовало выбору заявителя. В том что касается непроведения допроса Ястрежебской Е.Н. в судебном заседании, власти Российской Федерации повторили свой предыдущий довод. Они также указали, что приговор по делу заявителя был основан не только на показаниях Ястрежебской Е.Н., но и на ряде других доказательств по делу. Поэтому производство по делу заявителя полностью соответствовало статье 6 Конвенции.


b) Мнение Европейского Суда


(i) Предполагаемое непроведение медицинской экспертизы в отношении заявителя

ГАРАНТ:

Нумерация параграфов приводится в соответствии с источником


37. Европейский Суд, прежде всего, отмечает, что заявитель не представил доказательств того, что он просил либо орган следствия, либо суды Российской Федерации провести в отношении него медицинскую экспертизу. В любом случае Европейский Суд повторяет, что статья 6 Конвенции не налагает на национальные власти обязанности назначить проведение экспертизы или любого иного следственного действия исключительно на основании ходатайства стороны по делу. В первую очередь национальный суд должен решить, является ли запрашиваемое действие значимым и существенным для рассмотрения дела по существу (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "H. против Франции" (H. v. France) от 24 октября 1989 г., Series A, N 162-А, с. 23, §§60-61).

В данном деле суд в судебном заседании допросил Реута А.А - врача, который наблюдал заявителя в связи с переломом бедра - именно с целью определения того, мог ли заявитель физически совершить преступление. Поэтому Европей-ский Суд считает, что национальный суд располагал достаточной информацией в связи с данным аспектом дела. Следовательно, нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в этом отношении отсутствовало.


(ii) Возможность ознакомиться с материалами дела


38. Из обстоятельств настоящего дела следует, что 26 декабря 2002 г. заявитель изучал материалы дела с помощью своего защитника - адвоката Копылова Д.В. Хотя заявитель отказался подписывать протокол об ознакомлении с материалами дела, Копылов Д.В. подписал протокол. Впоследствии заявителю был предоставлен протокол судебного заседания, что подтверждается письменным заявлением Вожигова А.В. Следовательно, Европейский Суд полагает, что в данном случае отсутствует нарушение подпункта "b" пункта 3 статьи 6 Конвенции в совокупности с пунктом 1 статьи 6 Конвенции.


(iii) Право на помощь со стороны выбранного защитника


39. Европейский Суд, прежде всего, отмечает, что гарантии, закрепленные в пункте 3 статьи 6 Конвенции, представляют собой специфический аспект права на справедливое судебное разбирательство при предъявлении уголовного обвинения, закрепленного пунктом 1 этой же статьи. Следовательно, жалоба заявителя будет рассмотрена на основании совокупности этих положений (см. среди других примеров Постановление Европейского Суда по делу "Бенхам против Соединенного Королевства" (Benham v. United Kingdom) от 10 июня 1996 г., Reports of Judgements and Decisions 1996-III, с. 755, §52).

40. В начале Европейский Суд повторяет, что рассмотренная в целом статья 6 Конвенции гарантирует обвиняемому право эффективно участвовать в судебном разбирательстве по уголовному делу. В общем это включает в себя не только право на представление своих интересов, но также и право на получение, в случае необходимости, юридической помощи и на эффективное понимание сути производства по делу. Такие права подразумеваются самим понятием состязательного процесса и также могут быть выведены из гарантий, закрепленных в подпунктах "с", "d" и "e" пункта 3 статьи 6 Конвенции (см. среди других примеров Постановление Европейского Суда по делу "Стэнфорд против Соединенного Королевства" (Stanford v. United Kingdom) от 23 февраля 1994 г., Series A, N 282-А, с. 10-11, §26).

41. Европейский Суд повторяет, что подпункт "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции наделяет обвиняемого правом на защиту "посредством выбранного им самим защитника". Несмотря на важность доверительных отношений между защитником и его клиентом, право на выбор защитника не может считаться абсолютным. Оно обязательно подвергается некоторым ограничениям, когда речь идет о бесплатной юридической помощи. Назначая адвоката, национальные суды, конечно, должны учитывать пожелания подсудимого. Однако они могут и не учитывать эти пожелания, если имеются существенные и достаточные основания полагать, что это необходимо в интересах правосудия (см. Постановление Европейского Суда по делу "Круассан против Германии" (Croissant v. Germany) от 25 сентября 1992 г., Series A, N 237-В, §29).

42. Европейский Суд также повторяет, что статья 6 - особенно ее подпункт 3 - может иметь отношение к делу до его направления в суд, если и поскольку справедливость судебного разбирательства может быть серьезно поставлена под сомнение изначальным несоблюдением этих положений [статьи 6 Конвенции] (см. Постановление Европейского Суда по делу "Имбриоша против Швейцарии" (Imbrioscia v. Germany) от 24 ноября 1993 г., Series A, N 275, с. 13, §36, и Постановление Европейского Суда по делу "Бреннан против Соединенного Королевства" (Brennan v. United Kingdom), жалоба N 39846/98, ECHR 2001-X, §45).

43. Европейский Суд отмечает, что стороны разошлись во мнениях относительно определенных фактических моментов, касающихся даты задержания заявителя и его первого допроса. Из протокола задержания следует, что заявитель был задержан 18 октября 2000 г. Протокол подписан заявителем, который также отметил, что "с задержанием согласен". Власти Российской Федерации также представили протокол допроса заявителя от 18 октября 2000 г., подписанный заявителем. Заявитель не представил доказательств того, что он был задержан и допрошен 17 октября 2000 г. Следовательно, Европейский Суд убежден, что задержание заявителя и его первый допрос имели место 18 октября 2000 г.

44. Европейский Суд также отмечает, что 18 и 26 октября 2000 г. заявитель отказался от своего права на юридическую помощь. Однако в заявлении от 30 октября 2000 г., полученном в прокуратуре 8 ноября 2000 г., заявитель требовал обеспечить ему помощь защитника и указал три альтернативные кандидатуры защитников. Заявление было удовлетворено, и 21 декабря 2000 г. следователь направил письма, уведомлявшие соответствующих адвокатов о желании заявителя иметь их в качестве своих защитников и о том, что следственные действия будут проводиться 21, 25 и 26 декабря 2000 г. Юридическая консультация Бежицкого района г. Брянска получила письмо в тот же день. Адвокатское бюро "Ведищев и партнеры" получило письмо 10 января 2001 г. Неизвестно, получила ли письмо Москаленко К.А. Европейский Суд отмечает, что национальные власти должны были бы более оперативно рассмотреть запрос заявителя о юридической помощи.

45. 25 декабря 2000 г. органы следствия назначили члена Брянской областной коллегии адвокатов адвоката Копылова Д.В. представлять интересы заявителя. Власти Российской Федерации утверждали, что Копылов Д.В. работал в юридической консультации Бежицкого района г. Брянска, и это не оспаривается заявителем.

46. На следующий день, когда заявителю было предъявлено обвинение, адвокат Копылов Д.В. помогал заявителю знакомиться с материалами дела. Как сообщили власти Российской Федерации, до 26 декабря 2000 г. следственные действия не проводились. Заявитель не представил доказательств обратного.

47. Европейский Суд отмечает, что в своем заявлении о предоставлении ему юридической помощи заявитель указал три кандидатуры адвокатов, одним из которых был адвокат юридической консультации Бежицкого района г. Брянска. Сторонами не оспаривается, что адвокат Копылов Д.В., который оказывал заявителю помощь во время проведения следственных действий, работал в упомянутой юридической консультации. Кроме того, заявитель не представил доказательств того, что он возражал бы против назначения именно этого адвоката юридической консультации Бежицкого района г. Брянска или подавал бы на национальном уровне жалобы на качество оказываемой этим адвокатом юридической помощи. При таких обстоятельствах Европейский Суд считает, что право заявителя на выбор защитника было полностью соблюдено.

48. Следовательно, Европейский Суд приходит к выводу, что в данном случае не имело место нарушение прав заявителя, гарантированных подпунктом "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции в совокупности с пунктом 1 статьи 6 Конвенции.


(iv) Право допросить свидетеля стороны обвинения


49. Поскольку гарантии подпункта "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции являются специфическим аспектом права на справедливое судебное разбирательство, закрепленного пунктом 1 этой статьи, Европейский Суд рассмотрит жалобу на отсутствие допроса Ястрежебской Е.Н. в судебном заседании в свете этих двух положений Конвенции в совокупности (см. Постановление Европейского Суда по делу "Аш против Австрии" (Asch v. Austria) от 26 апреля 1991 г., Series A, N 203, с. 10, §25).

50. Европейский Суд повторяет, что допустимость доказательств по делу регулируется в первую очередь нормами национального законодательства и что обычно национальные суды оценивают представленные им доказательства. Задача Европейского Суда состоит в том, чтобы убедиться, было ли производство по делу в целом, включая способ сбора доказательств, справедливым (ibid., с. 10, §26).

51. Обычно все доказательства должны представляться в присутствии обвиняемого в публичном судебном заседании с целью обеспечения возможности состязательного обсуждения. Однако использование в качестве доказательств показаний, полученных на стадии предварительного следствия, само по себе не противоречит подпункту "d" пункта 3 и пункту 1 статьи 6 Конвенции, если соблюдаются права подсудимого. Обычно эти права требуют, чтобы подсудимому была предоставлена соответствующая и надлежащая возможность оспорить показания свидетеля стороны обвинения и допросить его или ее либо во время дачи показаний либо на более поздней стадии производства по делу (см. Постановление Европейского Суда по делу "Люди против Швейцарии" (Ludi v. Switzerland) от 15 июня 1992 г., Series A, N 238, с. 21, §49). В частности, права стороны защиты считаются ограниченными в степени, не совместимой с требованиями статьи 6 Конвенции, если приговор полностью или в большей части основан на показаниях свидетеля, которого обвиняемый не имел возможности допросить сам или его (свидетеля) не допросили [органы следствия] на стадии предварительного следствия или во время судебного разбирательства (см. Постановление Европейского Суда по делу "А.М. против Италии" (A.M. v. Italy), жалоба N 37019/97, ECHR 1999-IX, §25, и Постановление Европейского Суда по делу "Саиди против Франции" (Saidi v. France) от 20 сентября 1993 г., Series A, N 261-С, с. 56-57, §§43-44).

52. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, в том, что касается понятия свидетеля, учитывая его независимое толкование, Европейский Суд полагает, что, хотя Ястрежебская Е.Н. не давала показаний в судебном заседании, она должна в целях подпункта "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции считаться свидетельницей, поскольку ее показания, зафиксированные органами следствия, были использованы национальными судами в качестве доказательств по делу (см. приведенное выше Постановление Европейского Суда по делу "Аш против Австрии" (Asch v. Austria), с. 10, §25).

53. Европейский Суд отмечает, что признание заявителя виновным в убийстве было основано, inter alia, на показаниях, данных Ястрежебской Е.Н. во время предварительного следствия. Во время следствия она также участвовала в очной ставке с заявителем и подтвердила свои показания. Кроме того, Бежицкий районный суд г. Брянска несколько раз откладывал судебное заседание, и было сделано несколько попыток по обеспечению присутствия Ястрежебской Е.Н. в суде с целью ее допроса. Суд вынес несколько постановлений о принудительном приводе Ястрежебской Е.Н. Кроме того, по запросу суда прокурор принимал меры по установлению местонахождения Ястрежебской Е.Н., что оказалось невозможным.

54. Европейский Суд полагает, что власти Российской Федерации не проявили небрежности в своих попытках доставить Ястрежебскую Е.Н. в судебное заседание. Очевидно, было бы предпочтительнее, если бы Ястрежебская Е.Н. дала показания лично, но, учитывая действия властей, отсутствие свидетельницы не делало приостановление производства по делу необходимым (см. Постановление Европейского Суда по делу "Артнер против Австрии" (Artner v. Austria) от 28 августа 1992 г., Series A, N 242-А, с. 10, §21). Поскольку обеспечить присутствие Ястрежеб-ской Е.Н. в судебном заседании оказалось невозможным, национальные суды имели полную возможность - с учетом соблюдения прав подсудимого - рассмотреть показания Ястрежебской Е.Н., данные на предварительном следствии, особенно если они могли видеть, что эти показания подтверждаются другими представленными доказательствами (ibid., с. 10, §22, см. также Постановление Европейского Суда по делу "Дурсон против Нидерландов" (Doorson v. Netherlands) от 26 марта 1996 г., Reports of Judgements and Decisions 1996-II, с. 473, §80)

55. Европейский Суд отмечает, что заявитель встречался с Ястрежебской Е.Н. на очной ставке во время предварительного следствия, когда он мог задать ей вопросы и прокомментировать ее показания. Следовательно, в его отношении были в значительной степени обеспечены гарантии, предусмотренные подпунктом "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Изгро против Италии" (Isgro v. Italy) от 19 февраля 1991 г., Series A, N 194-А, с. 13, §36).

56. Более того, Европейский Суд отмечает, что приговор в отношении заявителя не был основан только на показаниях Ястрежебской Е.Н. Суд также принял во внимание другие доказательства, в частности, показания свидетелей, не являвшихся очевидцами событий, экспертные заключения и показания заявителя, данные во время предварительного следствия.

57. В заключение заявитель мог возразить против оглашения показаний Ястрежебской Е.Н. в судебном заседании. Однако и заявитель, и его адвокат явно дали понять, что возражений у них не имелось. Европейский Суд повторяет, что отказ от осуществления права, гарантированного Конвенцией, в той степени, в которой это разрешается национальным правом, должен быть четко установлен (см. Постановление Европейского Суда по делу "Колоцца против Италии" (Colozza v. Italy) от 12 февраля 1985 г., Series A, N 89, с. 14-15, §28). Европейский Суд отмечает, что ни буква, ни дух подпункта "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции не препятствовали заявителю явно отказаться по своей воле от осуществления имевшегося у него права (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Осингер против Австрии" (Osinger v. Austria) от 24 марта 2005 г., жалоба N 54645/00, §46). Европейский Суд полагает, что в данном деле заявитель использовал возможность такого отказа.

58. Поэтому в обстоятельствах данного дела ничто не свидетельствует о том, что отсутствие допроса Ястрежебской Е.Н. в судебном заседании нарушило права подсудимого в степени, несовместимой с положениями пункта 1 и подпункта "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции. Следовательно, не было нарушения указанных положений Конвенции.


На этих основаниях суд единогласно постановил,


что не было нарушения статьи 6 Конвенции в данном деле.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 26 апреля 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Сантьяго Кесада


Председатель Палаты

Боштьян М. Цупанчич



Постановление Европейского Суда по правам человека от 26 апреля 2007 г. Дело "Вожигов (Vozhigov) против Российской Федерации" (жалоба N 5953/02) (Третья секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 8/2007.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение