Решение Европейского Суда по правам человека от 4 января 2007 г. по вопросу приемлемости жалобы N 11175/02 "Евгений Дмитриевич Блохин (Yevgeniy Dmitryevich Blokhin) против Российской Федерации" (Третья секция)

Европейский Суд по правам человека
(Третья секция)


Решение по вопросу приемлемости
жалобы N 11175/02
"Евгений Дмитриевич Блохин (Yevgeniy Dmitryevich Blokhin)
против Российской Федерации"


Европейский Суд по правам человека (Третья секция), заседая 4 января 2007 г. Палатой в составе:

Б.М. Цупанчича, Председателя Палаты,

К. Бырсана,

А. Ковлера,

В. Загребельского,

А. Гюлумян,

Э. Мийера,

И. Зиемеле, судей

а также при участии Ф. Арачи, заместителя Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание вышеуказанную жалобу, поданную 26 ноября 2001 г.,

принимая во внимание решение о применении положений пункта 3 статьи 29 Конвенции о рассмотрении жалобы одновременно по вопросу приемлемости и по существу,

принимая во внимание доводы, представленные властями Российской Федерации, и возражения на них, представленные заявителем,

заседая за закрытыми дверями,

вынес следующее Решение:


Факты


Заявитель, Евгений Дмитриевич Блохин - гражданин России, 1944 года рождения, проживает в г. Москве. В Европейском Суде власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.


А. Судебное разбирательство по вопросу сноса балкона квартиры заявителя


9 июня 1999 г. префект Восточного административного округа г. Москвы принял решение, согласно которому балконы дома, в котором проживал заявитель, признаны аварийными и, соответственно, должны быть демонтированы.

20 октября 2000 г. заявитель обжаловал это решение от 9 июня 1999 г. в Преображенский районный суд г. Москвы. Он утверждал, что демонтаж его балкона являлся незаконным и нарушал требования закона.

1 февраля 2001 г. Преображенский районный суд г. Москвы приостановил рассмотрение заявления и предложил заявителю уточнить свои требования до 1 марта 2001 г.

По утверждению властей Российской Федерации, 7 февраля 2001 г. Преображенский районный суд г. Москвы направил заявителю копию определения от 1 февраля 2001 г. Власти Российской Федерации ссылались на перечень документов, содержащихся в материалах дела заявителя, который свидетельствует о том, что местное отделение связи получило письмо от 7 февраля 2001 г. для доставки заявителю. Заявитель утверждал, что не получал письма от 7 февраля 2001 г.

9 и 26 марта 2001 г. заявитель направил жалобы на бездействие по его делу. Преображенский районный суд г. Москвы получил эти жалобы 15 марта и 10 апреля 2001 г., соответственно.

21 мая и 1 июня 2001 г. председатель Преображенского районного суда г. Москвы направил два идентичных ответа заявителю, проинформировав последнего, что 1 февраля 2001 г. Преображенский районный суд г. Москвы приостановил рассмотрение заявления заявителя и предоставил ему срок до 1 марта 2001 г. для уточнения своих требований. Председатель также проинформировал заявителя о том, что в силу того факта, что заявитель не исправил указанные недостатки, его заявление с приложенными документами будет ему возвращено. Заявитель утверждал, что получил письма от 21 мая и 1 июня 2001 г., соответственно, 9 и 14 июня 2001 г.

14 июня 2001 г. заявитель получил письмо от 6 июня 2001 г. из Преображенского районного суда г. Москвы. Преображенский районный суд г. Москвы возвратил ему заявление с прилагаемыми документами, поскольку заявитель не выполнил требования определения от 1 февраля 2001 г.

4 февраля 2002 г. заявитель выполнил требования, указанные в определении от 1 февраля 2001 г. и заново подал заявление с жалобой на решение префекта от 9 июня 1999 г. в Преображенский районный суд г. Москвы.

30 октября 2002 г. г. Москвы оставил без удовлетворения заявление заявителя. Данное судебное решение вступило в силу

30 января 2003 г., когда судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила его без изменения.


В. Судебное разбирательство по вопросу законности постановления правительства Москвы "Об итогах второго этапа реформы системы оплаты жилищно-коммунальных услуг"


Начиная с 24 октября 2000 г. заявитель являлся стороной судебного разбирательства по гражданскому делу, в рамках которого он пытался оспорить законность постановления Правительства Москвы от 13 июня 1995 г. "Об итогах второго этапа реформы системы оплаты жилищно-коммунальных услуг".

27 февраля 2001 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в окончательной инстанции отклонила иск заявителя как необоснованный.


Суть жалобы


Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 6 Конвенции, на то, что Преображенский районный суд г. Москвы не уведомил его надлежащим образом о вынесении судебного решения от 1 февраля 2001 г., что судебное разбирательство по вопросу демонтажа балкона в его квартире было чрезмерно длительным и что оба судебных разбирательства, стороной которых он являлся, было несправедливым, поскольку национальные суды дали неверную оценку фактам и неправильно применили положения закона.


Право


1. Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 6 Конвенции, на то, что он не получил незамедлительно копию определения от 1 февраля 2001 г. и, таким образом, не имел информации относительно результата рассмотрения его гражданского дела. Пункт 1 статьи 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, гласит:

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях_ имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок_ судом".

Ссылаясь на извлечение из журнала регистрации корреспонденции и на справку, подготовленную Преображенским районным судом г. Москвы, власти Российской Федерации утверждали, что определение от 1 февраля 2001 г. было надлежащим образом вручено заявителю. Заявитель также получил несколько писем их Преображенского районного суда г. Москвы, содержащих информацию о результатах судебного разбирательства. Власти Российской Федерации отметили, что заявитель не оспаривал факт получения писем Преображенского районного суда г. Москвы в мае и июне 2001 года. Более того, заявитель выполнил требования суда, указанные в определении от 1 февраля 2001 г., заново подал заявление и получил судебное рассмотрение своих требований.

Заявитель утверждал, что не получил письмо Преображенского районного суда г. Москвы от 7 февраля 2001 г. и поэтому узнал об определении от 1 февраля 2001 г. только в мае 2001 года. Заявитель утверждал, что власти Российской Федерации должны были представить "более убедительное доказательство" того, что определение от 1 февраля 2001 г. было ему направлено.

Европейский Суд отметил, что статья 6 Конвенции не предусматривает конкретной формы вручения документов. Вопрос состоит в том, было ли отказано лицу в доступе к правосудию при обстоятельствах данного дела (см., в общем контексте, Постановление Европейского Суда по делу "Хеннингс против Германии" (Hennings v. Germany) от 16 декабря 1992 г., Series А, N 251-А; Решение Европейского Суда по делу "Тойшлер против Германии" (Teuschler v. Germany) от 4 октября 2001 г., жалоба N 47636/99).

Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации представили доказательства, свидетельствующие о том, что 7 февраля 2001 г. местное отделение связи приняло письмо от Преображенского районного суда г. Москвы. Данное письмо было адресовано заявителю и содержало копию определения от 1 февраля 2001 г. Письмо от 7 февраля 2001 г. было направлено по тому же адресу в г. Москве, который заявитель использовал в его переписке с Преображенским районным судом г. Москвы. Европейский Суд также отметил, что письма от 21 мая, 1 и 6 июня 2001 г. действительно были получены заявителем по указанному адресу.

Хотя Европейский Суд не усмотрел причин сомневаться в утверждениях заявителя о том, что он не получил письмо от 7 февраля 2001 г., Европейский Суд напомнил свою неизменную прецедентную практику, согласно которой обязательство властей по обеспечению доступа к правосудию не может автоматически включать в себя требование о направлении судебных решений сторонам заказной почтой или в связи с этим об уведомлении стороны личной доставкой корреспонденции под подпись стороны (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Богонос против Российской Федерации" (Bogonos v. Russia) от 5 февраля 2004 г., жалоба N 68798/01).

Далее Европейский Суд отметил, что заявитель не проживает вдалеке от Преображенского районного суда г. Москвы. В связи с этим Европейский Суд счел удивительным, что, узнав о вынесении определения от 1 февраля 2001 г. их писем Преображенского районного суда г. Москвы от 21 мая и 1 июня 2001 г., заявитель не предпринял никаких мер, чтобы связаться с канцелярией суда, ознакомиться с материалами дела и получить копию этого определения. Европейский Суд напомнил в связи с этим, что заинтересованная сторона должна проявлять особое усердие при защите своих интересов (см., mutatis mutandis, упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу "Тойшлер против Германии").

Более того, Европейский Суд отметил, что определение от 1 февраля 2001 г. не влекло окончательного завершения судебного разбирательства. Оно имело, скорее, приостанавливающее действие, поскольку судебное разбирательство могло быть возобновлено, если бы это решение было отменено вышестоящим судом или если бы заявитель выполнил указания, содержащиеся в определении, и подал свое заявление повторно. В связи с этим Европейский Суд не может не отметить тот факт, что заявитель воспользовался второй возможностью. Как представляется, он выполнил указания, содержащиеся в определении от 1 февраля 2001 г., и повторно подал заявление 4 февраля 2002 г. Национальные суды рассмотрели заявление заявителя по существу и отклонили его как необоснованное.

Принимая во внимание тот факт, что копия определения от 1 февраля 2001 г. была направлена заявителю и что впоследствии он добился рассмотрения его заявления по существу, Европейский Суд счел, что заявителю не было отказано в доступе к правосудию (см. упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу "Богонос против Российской Федерации" и Решение Европейской Комиссии по делу "Дардаи против Венгрии" (Darday v. Hungary) от 16 апреля 1998 г., жалоба N 36524/97).

Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

2. Ссылаясь на статью 6 Конвенции, заявитель далее жаловался на то, что судебное разбирательство по вопросу демонтажа балкона было несправедливым и чрезмерно длительным. Указанное положение Конвенции приведено выше.

Относительно предположительно неверного толкования и применения национального законодательства Европейский Суд напомнил, что он не призван рассматривать ошибки фактов и права, предположительно совершенные национальными судебными органами, поскольку не установлена несправедливость судебного разбирательства, а вынесенные решения не представляются произвольными. На основании материалов, представленных заявителем, Европейский Суд отметил, что в рамках гражданского процесса заявитель имел возможность представить все свои доказательства в защиту своих интересов, и судебные органы дали им надлежащую оценку.

Относительно соблюдения требования "разумного срока" Европейский Суд счел надлежащим принять во внимание только периоды, в течение которых дело действительно находилось на рассмотрении судов, то есть периоды, в течение которых не имелось эффективного решения по определению существа спора заявителя и власти государства-ответчика несли при этом обязательство по вынесению такого решения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Скоробогатова против Российской Федерации" (Skorobogatova v. Russia) от 1 декабря 2005 г., жалоба N 33914/02).

Возвращаясь к фактам настоящего дела, Европейский Суд установил, что судебное разбирательство может быть разделено на два периода. Первый период начался, когда заявитель подал заявление в Преображенский районный суд г. Москвы 20 октября 2000 г. Он завершился 14 июня 2001 г., когда суд вернул заявление заявителя с прилагаемыми документами ввиду неисполнения заявителем требований определения от 1 февраля 2001 г. Второй период начался 4 февраля 2002 г., когда заявитель повторно подал заявление, и закончился 30 января 2003 г. вынесением окончательного судебного решения Московским городским судом. Таким образом, рассматриваемый период длился примерно 20 месяцев.

Европейский Суд не установил существенных периодов бездействия судов. Напротив, судебные заседания назначались регулярно, а ходатайства сторон рассматривались либо на этих же заседаниях, на которых они были заявлены, либо на следующих за ними. Европейский Суд также не может не отметить, что суды двух инстанций участвовали в рассмотрении дела заявителя.

С учетом изложенного Европейский Суд пришел к выводу, что длительность судебного разбирательства по настоящему делу не превышала "разумный срок", как того требует пункт 1 статьи 6 Конвенции.

Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

3. Далее заявитель жаловался на то, что судебное разбирательство об оспаривании постановления правительства Москвы от 13 июня 1995 г. было несправедливым.

Власти Российской Федерации, ссылаясь на Решение Европейского Суда по делу "Кирьянов против Российской Федерации" (Kiryanov v. Russia) (от 9 декабря 2004 г., жалоба N 42212/02), утверждали, что данная часть жалобы является несоответствующей ratione materiae положениям Конвенции, поскольку данное судебное разбирательство не касалось гражданских прав и обязанностей заявителя. Заявитель пытался оспорить положения общего характера, которые не имели прямого воздействия на его гражданские права.

Заявитель подтвердил свою жалобу.

Европейский Суд установил, что ему нет необходимости исследовать доводы сторон, поскольку часть жалобы заявителя на несправедливость этого судебного разбирательства в любом случае является неприемлемой по следующим причинам.

Судебное разбирательство по вопросу оспаривания постановления правительства Москвы от 13 июня 1995 г. завершилось 27 февраля 2001 г. вынесением окончательного решения Верховным Судом Российской Федерации. Заявитель подал жалобу в Европейский Суд 26 ноября 2001 г. Ничто в доводах заявителя не указывает на то, что он не был незамедлительно уведомлен о решении от 27 февраля 2001 г.

Следовательно, данная часть жалобы подана по истечении срока и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.


На этих основаниях Суд единогласно:

объявил жалобу неприемлемой.


Заместитель Секретаря Секции Суда

Фатош Арачи


Председатель Палаты Суда

Боштьян М. Цупанчич



Решение Европейского Суда по правам человека от 4 января 2007 г. по вопросу приемлемости жалобы N 11175/02 "Евгений Дмитриевич Блохин (Yevgeniy Dmitryevich Blokhin) против Российской Федерации" (Третья секция)


Текст решения опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 10/2007.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.