Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 октября 2006 г. Дело "Стеценко и Стеценко (Stetsenko and Stetsenko) против Российской Федерации" (жалоба N 878/03) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Стеценко и Стеценко (Stetsenko and Stetsenko)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 878/03)


Постановление Суда


Страсбург, 5 октября 2006 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии C. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 14 сентября 2006 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 878/03, поданной 10 ноября 2002 г. в Европейский Суд по правам человека против Российской Федерации гражданами Российской Федерации Анатолием Михайловичем Стеценко и Ниной Ивановной Стеценко (далее - заявители) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).

2. Власти государства-ответчика были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 5 сентября 2005 г. Европейский Суд решил коммуницировать властям государства-ответчика жалобу заявителя. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу о приемлемости и по существу.


Факты


4. Заявители, 1952 и 1956 годов рождения, соответственно, проживают в г. Воронеже.

5. 28 апреля 1999 г. заявители обратились в суд с иском к Сберегательному банку Российской Федерации о взыскании недоимки по вкладам и процентам за пользование денежными средствами.

6. 9 декабря 1999 г. и 21 ноября 2000 г. Советский районный суд г. Воронежа вынес решения по делу. Оба решения были отменены в кассационном порядке 2 марта 2000 г. и 15 февраля 2001 г., соответственно, после чего дело возвращалось на новое рассмотрение в районный суд.

7. 29 августа 2001 г. Советский районный суд г. Воронежа отклонил исковые требования заявителей. 18 октября 2001 г. судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда в кассационном порядке отменила решение Советского районного суда г. Воронежа от 29 августа 2001 г. и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

8. 18 декабря 2001 г. Советский районный суд г. Воронежа частично удовлетворил требования заявителей, присудив первому заявителю 9 350 рублей 10 копеек (примерно 342 евро), а второй заявительнице - 25 843 рубля 60 копеек (примерно 945 евро) по их вкладам и отклонив остальные их требования.

9. 5 марта 2002 г. судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда оставила в силе решение суда первой инстанции от 18 декабря 2001 г. в части взыскания с ответчика суммы недоимок по вкладам, которая уже вступила в силу. Решение суда в остальной части было возвращено в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

10. Районный суд выдал заявителям исполнительные листы, и 20 марта 2002 г. они передали эти листы судебным приставам-исполнителям.

11. 29 апреля 2002 г. председатель Воронежского областного суда направил в президиум Воронежского областного суда протест на решения Советского районного суда г. Воронежа от 18 октября и 18 декабря 2001 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 5 марта 2002 г.

12. Рассмотрение дела в президиуме Воронежского областного суда было назначено на 15 мая 2002 г. Заявители были извещены о предстоящих слушаниях.

13. 15 мая 2002 г. заявители пришли в суд. Они были приглашены в зал судебных заседаний, где их спросили об их согласии с пересмотром дела президиумом областного суда. После того, как заявители высказали свое несогласие с пересмотром их дела президиумом Воронежского областного суда, их попросили покинуть зал судебного заседания.

14. 15 мая 2002 г. президиум Воронежского областного суда отменил решения Советского районного суда г. Воронежа от 18 октября и 18 декабря 2001 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 5 марта 2002 г. и оставил в силе решение Советского районного суда г. Воронежа от 29 августа 2001 г.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции вследствие отмены судебных решений


15. Заявители жаловались, что отмена вынесенных в их пользу судебных решений нарушила их право на "судебное разбирательство", гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Они также жаловались, что их лишили права на эффективное участие в заседании суда надзорной инстанции. Статья 6 Конвенции в части, относящейся к настоящему делу, гласит:


"1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела в разумный срок... судом...".


А. Приемлемость жалобы


16. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является явно необоснованной по иным основаниями. Следовательно, данная жалоба должна быть объявлена приемлемой.


В. Существо жалобы


1. Доводы сторон


17. Власти Российской Федерации утверждали, что президиум Воронежского областного суда отменил решения от 18 октября и 18 декабря 2001 г. и 5 марта 2002 г. с целью исправить "судебную ошибку", допущенную районным и областным судами. Он не выносил нового решения, а просто поддержал "правильное" решение, вынесенное районным судом 29 августа 2001 г. Власти Российской Федерации обратили особое внимание на то обстоятельство, что надзорное производство было возбуждено спустя лишь два месяца после вынесения решения от 5 марта 2002 г. Они сделали вывод, что право заявителя, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, не было нарушено.

18. Заявители, ссылаясь на выводы Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (жалоба N 52854/99, ECHR 2003-IX), утверждали, что отмена окончательных судебных решений в их случае непоправимо нарушала принцип правовой определенности.


2. Мнение Европейского Суда


(а) Общие принципы

19. Европейский Суд напомнил, что право на справедливое рассмотрение дела судом, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, должно толковаться в свете Преамбулы к Конвенции, в которой говорится, в частности, о том, что верховенство права является общим наследием договаривающихся государств. Одним из фундаментальных аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который требует, среди прочего, чтобы в случае, когда суды окончательно рассмотрели какое-либо дело, их решение не ставилось под сомнение (см. Постановление Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania) от 28 октября 1999 г., Reports of Judgments and Decisions 999-VII, §61).

20. Данный принцип требует, чтобы ни одна из сторон не имела права просить возобновления производства по делу с одной лишь целью заново рассмотреть его и вынести свежее решение. Вышестоящие суды должны использовать свое полномочие по отмене и изменению окончательного решения, принятого к исполнению, только с целью исправления фундаментальных нарушений. Одно лишь наличие двух мнений по какому-либо вопросу не может служить основанием для пересмотра. Отступления от этого принципа оправданы только в случае, когда этого требуют существенные и непреодолимые обстоятельства (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", жалоба N 52854/99, §52, ECHR 2003-X; и Постановление Европейского Суда по делу "Праведная против Российской Федерации" (Pravednaya v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 69529/01, §25).

21. Европейский Суд напомнил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует каждому право на рассмотрение его спора о гражданских правах и обязанностях судом. Тем самым в данной норме закрепляется "право на судебное разбирательство", одним из аспектов которого является право доступа, то есть право на обращение в суд по гражданским делам. Однако это право было бы иллюзорным, если бы в правовой системе договаривающегося государства вышестоящему суду позволялось отменять окончательное и общеобязательное судебное решение по ходатайству государственного служащего, полномочия которого на обжалование не ограничены никаким сроком, вследствие чего судебные решения могут быть обжалованы когда угодно (см. вышеупомянутое Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", §§54-56).


(b) Применение вышеуказанных принципов к настоящему делу

22. Европейский Суд заметил, что 18 октября 2001 г. Воронежский областной суд в кассационном порядке отменил решение районного суда от 29 августа 2001 г., которым требования заявителей были оставлены без удовлетворения. Было назначено новое рассмотрение по делу. 18 декабря 2001 г. районный суд, заново рассмотрев дело, частично удовлетворил требования заявителей и присудил им компенсацию суммы вкладов. Эта часть решения районного суда была поддержана судом кассационной инстанции 5 марта 2002 г. и, соответственно, вступила в силу и стала обязательной для исполнения. В апреле 2002 г. председатель Воронежского областного суда подал протест о пересмотре судебных решений от 18 октября и 18 декабря 2001 г. и 5 марта 2002 г. в порядке надзора. 15 мая 2002 г. президиум Воронежского областного суда отменил решения от 18 октября и 18 декабря 2001 г. и 5 марта 2002 г., сославшись на судебную ошибку, и поддержал судебное решение от 29 августа 2001 г.

23. Европейский Суд устанавливал нарушение права заявителя на судебное разбирательство, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, во многих делах, в которых судебное решение, вступившее в силу и ставшее общеобязательным, впоследствии было отменено вышестоящим судом по ходатайству государственного служащего, полномочия которого на вмешательство не ограничены никаким сроком (см. Постановление Европейского Суда по делу ""Росэлтранс" против Российской Федерации" (Roseltrans v. Russia) от 21 июля 2005 г. , жалоба N 60974/00, §§27-28; Постановление Европейского Суда по делу "Волкова против Российской Федерации" (Volkova v. Russia) от 5 апреля 2005 г., жалоба N 48758/99, §§34-36; вышеупомянутое Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", §§51-56).

24. Изучив имевшиеся в его распоряжении материалы, Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации не представили каких-либо фактов или аргументов, способных убедить Европейский Суд прийти к противоположному выводу в настоящем деле. Тот факт, что судебное решение было отменено спустя всего два месяца после вступления в силу, не отличает настоящее дело от вышеуказанных дел. Соответственно, Европейский Суд признал, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции вследствие отмены вступивших в силу и ставших общеобязательными судебных решений, вынесенных в пользу заявителей.


(с) Надзорное производство: процессуальные вопросы

25. В отношении жалобы на процессуальные нарушения, имевшие место на заседании президиума Воронежского областного суда, Европейский Суд отметил, что после того, как было установлено нарушение права заявителей на судебное разбирательство вследствие самого использования надзорного производства, не было необходимости рассматривать вопрос о том, были ли предоставлены заявителям процессуальные гарантии, содержащиеся в статье 6 Конвенции (ср. вышеупомянутое Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", §59; Постановление Европейского Суда по делу "Волкова против Российской Федерации" от 5 апреля 2005 г., жалоба N 48758/99, §39).


II. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции в связи со слишком длительным рассмотрением дела


26. Заявители жаловались, что производство по их делу было слишком долгим. Европейский Суд счел, что данная жалоба должна быть рассмотрена на предмет нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции.

27. Европейский Суд заметил, что рассмотрение настоящего дела началось 28 апреля 1999 г., а закончилось 15 мая 2002 г., когда президиум Воронежского областного суда вынес последнее решение. Таким образом, судебное разбирательство продолжалось примерно три года в судах трех инстанций.

28. Учитывая все вышесказанное, Европейский Суд признал, что "разумный срок" не был превышен. Следовательно, данная часть жалобы являлась явно необоснованной и подлежала отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


III. Другие предполагаемые нарушения Конвенции


29. Наконец, заявители жаловались, что рассматриваемое судебное разбирательство было несправедливым, так как суды неверно истолковали национальное законодательство и неправильно оценили обстоятельства дела, а судьи, в том числе заседавшие в президиуме Воронежского областного суда, не были независимыми и беспристрастными. Однако, учитывая имевшиеся в его распоряжении материалы в той мере, в  которой данные жалобы не охватывались ранее сделанным выводом Европейского Суда (см. выше, пункт 25), Европейский Суд признал, что в данных жалобах отсутствовали признаки нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции и Протоколах к ней. Следовательно, данная часть жалобы подлежала отклонению как явно необоснованная на основании пунктов 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


IV. Применение статьи 41 Конвенции


30. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


31. Первый заявитель требовал 15 327 рублей 65 копеек, а вторая заявительница - 42 360 рублей 16 копеек в возмещение материального ущерба. Эти суммы представляли собой присужденную им российскими судами 18 декабря 2001 г. и 5 марта 2002 г. компенсацию и проценты, начисленные на нее. Они также требовали 5 000 евро каждому в возмещение морального вреда.

32. Власти Российской Федерации утверждали, что между установленным нарушением и причиненным ущербом не было причинно-следственной связи. В любом случае эти требования были неразумными и чрезмерными.

33. Что касается требований о возмещении материального ущерба, Европейский Суд, учитывая характер установленного нарушения, счел необходимым присудить заявителям суммы, которые они получили бы, если бы вынесенные в их пользу судебные решения не были отменены (см. выше, пункт 8). Кроме того, определенный материальный ущерб был причинен заявителям в период, истекший после вступления в силу судебных решений до вынесения постановления Европейским Судом (см. Постановление Европейского Суда по делу "Гринберг против Российской Федерации" (Grinberg v. Russia) от 21 июля 2005 г., жалоба N 23472/03, §39). Оценка размера этого вреда заявителями не кажется завышенной или необоснованной. В любом случае власти Российской Федерации не предложили иного метода исчисления процентов. Соответственно, Европейский Суд присудил первому заявителю 450 евро, а второй заявительнице 1 250 евро в возмещение материального вреда, плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с данной суммы.

34. Далее Европейский Суд счел, что заявителям был причинен моральный вред в результате отмены судебных решений в порядке надзора. Тем не менее сумма требования заявителей была завышена. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил каждому заявителю 2 000 евро в возмещение морального вреда, плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с данной суммы.


В. Судебные расходы и издержки


35. Первый заявитель требовал 850 рублей в возмещение почтовых расходов и расходов на ксерокопирование, 3 000 рублей в возмещение судебных расходов и издержек, понесенных в ходе рассмотрения дела в Европейском Суде, и 2 500 рублей в возмещение расходов на перевод. Вторая заявительница не выдвинула никаких требований о возмещении судебных расходов и издержек.

36. Власти Российской Федерации утверждали, что требования о компенсации судебных расходов и издержек подлежали отклонению, так как R., предоставлявшая первому заявителю правовую помощь и помощь при переводе, не включила полученные ею суммы в налоговую декларацию.

37. В соответствии с судебной практикой Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек, которые были действительно и вынужденно понесены в разумном размере. В настоящем деле первый заявитель представил копию договора с R., в котором подробно перечислялись письма Секретариата Европейского Суда, которые переводила R. Первый заявитель также представил копию договора с R. о даче правовых консультаций во время рассмотрения настоящего дела в Европейском Суде. Власти Российской Федерации не оспаривали тот факт, что R. оказывала первому заявителю правовую помощь и услуги по переводу. Договоры, заключенные между первым заявителем и R., не были признаны недействительными или ничтожными каким-либо судом. Они могли быть исполнены в соответствии с российским законодательством, и первый заявитель по ним был обязан заплатить указанные в нем суммы. Суммы, указанные в договорах, не кажутся завышенными или неразумными. Первый заявитель представил также документы, подтверждавшие его требования о возмещении почтовых расходов и расходов на ксерокопирование. Учитывая имевшуюся в его распоряжении информацию, Европейский Суд счел разумным присудить первому заявителю 185 евро в возмещение судебных расходов и издержек, плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы.

38. Европейский Суд счел, что не было оснований присуждать что-либо второй заявительнице в возмещение судебных расходов и издержек.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


39. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:


1) объявил жалобу, касавшуюся отмены окончательных судебных решений от 18 октября и 18 декабря 2001 г. и 5 марта 2002 г. приемлемой, а остальные жалобы - неприемлемыми;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции вследствие отмены в порядке надзора судебных решений от 18 октября и 18 декабря 2001 г. и 5 марта 2002 г.;

3) постановил, что не было необходимости рассматривать жалобу на процессуальные нарушения, имевшие место в ходе надзорного производства;

4) постановил:

(а) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить первому заявителю следующие суммы, переведенные в российские рубли по курсу на день выплаты:

(i) в возмещение материального вреда 450 (четыреста пятьдесят) евро;

(ii) в возмещение морального вреда 2 000 (две тысячи) евро;

(iii) в возмещение судебных расходов и издержек 185 (сто восемьдесят пять) евро;

(iv) любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы;

(b) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить второй заявительнице следующие суммы, переведенные в российские рубли по курсу, установленному на день выплаты:

(i) в возмещение материального вреда 1 250 (одну тысячу двести пятьдесят) евро;

(ii) в возмещение морального вреда 2 000 (две тысячи) евро;

(iii) любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы;

(с) что с даты истечения вышеуказанного трехмесячного срока и до момента выплаты простые проценты должны начисляться на эти суммы в размере предельной годовой ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента;

5) отклонил остальные требования заявителей о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 5 октября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 октября 2006 г. Дело "Стеценко и Стеценко (Stetsenko and Stetsenko) против Российской Федерации" (жалоба N 878/03) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 2/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.