Постановление Европейского Суда по правам человека от 19 июля 2007 г. Дело "Краснов и Скуратов (Krasnov and Skuratov) против Российской Федерации" (жалоба N 17864/04 и 21396/04) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Краснов и Скуратов (Krasnov and Skuratov) против Российской Федерации"
(Жалоба N 17864/04 и 21396/04)


Постановление Суда


Страсбург, 19 июля 2007 г.


Европейский Cуд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

П. Лоренсена,

Н. Ваич,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера,

Х. Гаджиева, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 28 июня 2007 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобами NN 17864/04 и 21396/04, поданными против властей Российской Федерации в Европейский Cуд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданами Российской Федерации Александром Викторовичем Красновым (далее - первый заявитель) и Юрием Ильичем Скуратовым (далее - второй заявитель) 17 и 11 мая 2004 г., соответственно.

2. Интересы заявителей в Европейском Суде представлял доктор К. Экштейн, адвокат, практикующий в г. Роршах, Швейцария. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявители утверждали, что имело место нарушение их права на участие в выборах, гарантированное статьей 3 Протокола N 3 к Конвенции. Второй заявитель также утверждал, что он подвергся дискриминации в нарушение требований статьи 14 Конвенции.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов "статьей 3 Протокола N 3" следует читать "статьей 3 Протокола N 1"


4. 14 декабря 2004 г. Европейский Суд принял решение соединить производство по жалобам и признал их частично неприемлемыми для рассмотрения по существу.

5. 23 марта 2006 г. Европейский Суд признал жалобы приемлемыми для рассмотрения по существу.

6. И заявитель, и власти Российской Федерации представили замечания по существу делу (пункт 1 правила 59 Регламента Суда).


Процедура


I. Обстоятельства дела


7. Первый заявитель родился в 1956 году, а второй заявитель - в 1952 году. Они оба проживают в г. Москве.


А. Общая информация


8. 7 декабря 2003 г. прошли выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, нижнюю палату двухпалатного законодательного органа Российской Федерации, для избрания 450 депутатов сроком на четыре года. Из этого числа депутатов половина, то есть 225 человек были избраны большинством голосов по одномандатным избирательным округам. Другие 225 мест были распределены по пропорциональной системе согласно федеральным избирательным спискам кандидатов, представленным политическими партиями или выборными блоками, которые набрали более пяти процентов действительных голосов согласно единому федеральному избирательному бюллетеню.


В. Первый заявитель (А.В. Краснов)


1. История трудовой деятельности А.В. Краснова


9. 28 августа 2001 г. А.В. Краснов был избран главой управы Пресненского района г. Москвы.

10. 6 ноября 2002 г. Московская городская Дума приняла Закон г. Москвы N 56 "Об организации местного самоуправления в городе Москве". Статья 10 этого закона устанавливала, что к органам местного самоуправления в г. Москве относились муниципальное собрание, которое являлось представительным органом местного самоуправления, и муниципалитет, который являлся исполнительным органом местного самоуправления. В соответствии с переходными положениями упомянутого закона (часть вторая статьи 43) главы районных управ, избранные или назначенные на должности до принятия указанного закона, осуществляли полномочия до создания соответствующего органа местного самоуправления и избрания или назначения должностных лиц этого органа с учетом положений настоящего упомянутого закона.

11. 29 мая 2003 г. муниципальное собрание Пресненского района г. Москвы приняло решение переименовать районную управу Пресненского района г. Москвы в муниципальное учреждение - муниципалитет "Пресненский". В тот же день муниципальное собрание приняло положение о муниципалитете "Пресненский" и назначило г-на Клубкова руководителем муниципалитета.

12. 16 июня 2003 г. руководитель муниципалитета "Пресненский" издал распоряжение об увольнении первого заявителя на основании его неизбрания на соответствующую должность.


2. Избирательная кампания А.В. Краснова


13. 24 сентября 2003 г. первый заявитель подал в окружную избирательную комиссию Центрального одномандатного избирательного округа N 202 (в г. Москве) (далее - окружная избирательная комиссия) заявление о самовыдвижении в качестве кандидата на выборах в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации. В качестве места работы он указал, что является "главой управы Пресненского района г. Москвы".

14. 9 октября 2003 г. окружная избирательная комиссия зарегистрировала заявителя в качестве кандидата в депутаты.

15. 31 октября 2003 г. окружная избирательная комиссия изучила материалы проверки информации, представленной первым заявителем, и решила обратиться в Московский городской суд с требованием отмены своего собственного решения от 9 октября 2003 г. в связи со вновь открывшимися обстоятельствами.

16. 6 ноября 2003 г. Московский городской суд удовлетворил требование окружной избирательной комиссии и аннулировал регистрацию первого заявителя в качестве кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Суд установил, что первый заявитель представил недостоверную информацию о своей трудовой деятельности в качестве главы управы Пресненского района г. Москвы.

17. 21 ноября 2003 г. Верховный Суд Российской Федерации отклонил кассационную жалобу первого заявителя на решение Московского городского суда от 6 ноября 2003 г., указав следующее:


"Судом [первой инстанции] правильно применен материальный закон. _ [Им] сделан вывод о том, что при установлении недостоверности сведений, предоставленных кандидатом о себе, в том числе и сведений о должности, которую он занимает, в случае выявления этого обстоятельства после регистрации, суд _ может отменить решение о регистрации.

Исследовав доказательства, полученные окружной избирательной комиссией после регистрации А.В. Краснова, суд установил, что 28 августа 2001 г. А.В. Краснов был избран на должность главы управы Пресненского района, а на основании решения _ от 29 мая 2003 г. _ районная управа переименована в муниципалитет "Пресненский", на должность руководителя которого назначен [Клубков]* (* Вставка в квадратных скобках сделана Европейским Судом (прим. переводчика), а А.В. Краснов был уволен _ в связи с неизбранием на должность. _Таким образом, на момент самовыдвижения А.В. Краснов не являлся главой управы Пресненского района г. Москвы.

Доводы кассационной жалобы о том, что реорганизация управы Пресненского района г. Москвы была произведена с грубыми нарушениями законодательства и что увольнение А.В. Краснова является незаконным, не могут служить основанием для отмены решения и признания регистрации А.В. Краснова окружной избирательной комиссией действительной, поскольку рассмотрение данных вопросов не является предметом данного судебного разбирательства. Ни реорганизация управы Пресненского района г. Москвы, ни увольнение А.В. Краснова _ не обжалованы и не отменены.

Довод А.В. Краснова о том, что доказательством продолжения работы главой управы Пресненского района является запись в его трудовой книжке, проверен судом и отвергнут. Из материалов дела следует, что 23 июня 2003 г. А.В. Краснову по месту жительства направлялось письмо с предложением ознакомиться с приказом об увольнении. Сам заявитель не воспользовался предоставленным ему процессуальным правом доказывать обстоятельства, на которых основывает свои требования_ Так, он не представил ни справку отдела кадров о занимаемой должности на момент самовыдвижения, ни приказов (распоряжений), которые он мог выносить после июня 2003 г. как глава управы, ни любых иных доказательств своей работы в указанный период".


ГАРАНТ:

Нумерация разделов приводится в соответствии с источником


В. Второй заявитель (Ю.И. Скуратов)


1. Выборы по одномандатному избирательному округу


18. 20 октября 2003 г. второй заявитель подал в окружную избирательную комиссию Бурятского одномандатного избирательного округа N 9 документы о выдвижении от имени Коммунистической партии Российской Федерации (КПРФ) в качестве кандидата на выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации. В соответствии с подтверждением о приеме документов, подписанным секретарем указанной комиссии, второй заявитель приложил заявление установленного образца, копии своего паспорта, дипломов о высшем образовании и трудовой книжки (см. ниже, § 33), налоговые декларации и декларации об имуществе и копию справки, подтверждающей членство в Коммунистической партии Российской Федерации кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, подписанную председателем центрального комитета Коммунистической партии Российской Федерации, которая была направлена в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации (далее - Центризбирком) (см. ниже, § 34).

19. 27 октября 2003 г. окружная избирательная комиссия Бурятского одномандатного избирательного округу отказала второму заявителю в регистрации в качестве кандидата в депутаты, сославшись на три нижеследующие основания:


"В собственноручно написанном кандидатом Ю.И. Скуратовым заявлении его должность указана как "исполняющий обязанности заведующего кафедрой конституционного, административного и международного права Московского государственного социального университета". Между тем согласно записям в трудовой книжке кандидата, назначение его исполняющим обязанности заведующего кафедрой _ произошло одновременно с перемещением его на должность профессора той же кафедры _ Фактически Ю.И. Скуратов совмещает исполнение обязанностей заведующего кафедрой без освобождения от своей основной должности профессора [той же] кафедры_ что не соответствует представленным им сведениям о занимаемой должности.

Указав в заявлении свое членство в Коммунистической партии Российской Федерации, кандидат _ не представил адресованную в окружную избирательную комиссию и заверенную постоянно действующим руководящим органом партии документ, подтверждающий его принадлежность к КПРФ и статус в ней. Вместо нее представлена копия направленной в Центральную избирательную комиссию справки о принадлежности к КПРФ и статусе в ней кандидатов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации".


20. Третьим основанием для отказа в регистрации было то обстоятельство, что копии дипломов об образовании, представленные вторым заявителем, были заверены печатью негосударственной организации, а не компетентным органом.

21. 29 октября 2003 г. второй заявитель подал жалобу в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации.

22. 4 ноября 2003 г. Центральная избирательная комиссия Российской Федерации постановила, что окружная избирательная комиссия Бурятского одномандатного избирательного округа не имела весомых оснований полагать, что второй заявитель представил недостоверную информацию. Центризбирком потребовал от окружной избирательной комиссии незамедлительно пересмотреть вопрос о регистрации второго заявителя кандидатом в депутаты.

23. 11 ноября 2003 г. окружная избирательная комиссия Бурятского одномандатного избирательного округа вынесла новое постановление об отказе второму заявителю в регистрации в качестве кандидата в депутаты. Она изменила первые два основания и добавила одно новое. Относительно трудовой деятельности второго заявителя комиссия указала, что согласно справке от 29 октября 2003 г., подписанной проректором Московского государственного социального университета и приложенной к жалобе второго заявителя в Центризбирком, Ю.И. Скуратов являлся профессором кафедры. Поскольку ранее этот документ не находился в распоряжении окружной избирательной комиссии Бурятского одномандатного избирательного округа, второй заявитель был признан нарушившим законодательство о выборах, так как он не проинформировал окружную избирательную комиссию об изменении места работы. Относительно членства второго заявителя в Коммунистической партии Российской Федерации окружная избирательная комиссия отметила, что заявитель имел в своем распоряжении необходимый документ и приложил его к своей жалобе в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации, но сделал он это только 29 октября 2003 г., то есть после истечения срока приема документов для регистрации 22 октября 2003 г. В качестве нового основания для отказа Ю.И. Скуратову в регистрации окружная избирательная комиссия указала, что второй заявитель распространил агитационный материал, который не был оплачен из избирательного фонда.

24. Второй заявитель снова подал жалобу в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации. 20 ноября 2003 г. комиссия отклонила жалобу. Она постановила, что второй заявитель не указал, что он также являлся профессором на кафедре в университете, и что документ, подтверждающий его членство в Коммунистической партии Российской Федерации, был направлен заявителем по неправильному адресу.

25. Заявитель обжаловал указанные решения в суд. 25 ноября 2003 г. Верховный суд Республики Бурятия отклонил жалобу заявителя, согласившись с двумя первыми основаниями для отказа в регистрации в качестве кандидата в депутаты, на которые ссылалась окружная избирательная комиссия Бурятского одномандатного избирательного округа. Суд пришел к выводу, что второй заявитель не проинформировал окружную избирательную комиссию о его назначении на должность профессора кафедры и не представил необходимого документа, подтверждающего его членство в Коммунистической партии Российской Федерации.

26. 29 ноября 2003 г. Верховный Суд Российской Федерации, рассмотрев кассационную жалобу заявителя, оставил без изменения решение Верховного суда Республики Бурятия от 25 ноября 2003 г. Суд указал следующее:


"Установлено, что в заявлении ... от 2 октября 2003 г. кандидат ... Ю.И. Скуратов указал занимаемую им должность как исполняющий обязанности заведующего кафедрой ... Между тем из представленной копии трудовой книжки Ю.И. Скуратова усматривается, ... что исполняющим обязанности заведующего кафедрой ... он был назначен приказом ... от 30 мая 2003 г. Согласно приказу ... от 28 мая 2001 г. Ю.И. Скуратов был избран на три года на должность профессора кафедры конституционного права. ... а приказом ... от 30 мая 2003 г. перемещен на должность профессора кафедры конституционного, административного и международного права. Ю.И. Скуратов не сообщил ... сведения о перемещении на должность профессора кафедры конституционного, административного и международного права.

Суд не может согласиться с его утверждением его о том, что Ю.И. Скуратов не вводил в заблуждение избирательную комиссию, ...так как не усматривал принципиальной разницы в представленных сведениях. Судом [первой инстанции] сделан правильный вывод о необходимости указания в качестве занимаемой должности именно должности профессора кафедры конституционного, административного и международного права. ...Поскольку именно она по смыслу трудового права определяет содержание трудового договора между [Скуратовым] и учебным учреждением, который соответствует штатному расписанию и определяет характер профессиональных обязанностей. ... В то же время исполнение обязанности по иной должности может носить лишь временный характер, то есть до утверждения в этой должности, либо возвращения к прежней. ...

Верховный Суд Российской Федерации также полагает, что поскольку праву кандидата указать в заявлении свою принадлежность к политической партии и свой статус в ней корреспондирует обязанность кандидата представить документ, подтверждающий указанные сведения ... заверенный официально действующим руководящим органом политической партии, то указанный документ не может быть заменен представленным в Центральную избирательную комиссию списком кандидатов, выдвинутых политической партией по одномандатным избирательным округам, подписанным председателем центрального комитета партии и заверенным печатью партии. ...

В соответствии с пунктом 3 части 8 статьи 47 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" непредставление документов, необходимых в соответствии с указанным Федеральным законом для регистрации кандидата, является основанием для отказа в регистрации кандидата...".


2. Исключение из федерального избирательного списка от партии


27. 6 сентября 2003 г. Коммунистическая партия Российской Федерации представила федеральный список кандидатов на выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации. 13 октября 2003 г. указанный список кандидатов был зарегистрирован Центризбиркомом. Второй заявитель был кандидатом N 5 в Уральской региональной группе.

28. 25 ноября 2003 г. г-н К. - председатель общественного совета избирательного блока "Российская партия пенсионеров и партия социальной справедливости" - направил заявление в Верховный Суд Российской Федерации, требуя исключения второго заявителя из федерального списка кандидатов Коммунистической партии Российской Федерации. Ссылаясь на постановления окружной избирательной комиссия Бурятского одномандатного избирательного округа, он утверждал, что представление вторым заявителем недостоверной информации нарушило права других политических партий и избирательных блоков, участвующих в выборах, в том числе его блока.

29. В своих замечаниях от 28 ноября 2003 г. Центризбирком возражал против удовлетворения заявления. По мнению Центризбиркома, лица, подавшие упомянутое заявление, не доказали факта нарушения их прав в результате регистрации второго заявителя. Центризбирком утверждал, что на момент регистрации федерального списка кандидатов у комиссии не было сомнений относительно точности и достоверности информации, представленной Коммунистической партией Российской Федерации о ее кандидатах, и что обстоятельства, на которые ссылались лица, подавшие указанное заявление, не могли быть основанием для лишения второго заявителя права баллотироваться на выборах.

30. 28 ноября 2003 г. Верховный Суд Российской Федерации удовлетворил заявление г-на К., признав, что личная информация, представленная вторым заявителем, была недостоверной, поскольку должность "исполняющий обязанности заведующего кафедрой", не была указана в списке должностей в Трудовом кодексе Российской Федерации и Федеральном законе "О высшем и послевузовском профессиональном образовании". И второй заявитель, и Коммунистическая партия Российской Федерации обжаловали это судебное решение.

31. 4 декабря 2003 г. Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оставила решение от 28 ноября 2003 г. без изменения, указав следующее:


"... Указав в заявлении ... что он являлся исполняющим обязанности заведующего кафедрой, ... хотя он постоянно занимал должность профессора этой кафедры, ... Ю.И. Скуратов представил недостоверные сведения биографического характера, что ... давало ... основание для отмены его регистрации ... Суд первой инстанции также обоснованно сослался в своем решении на то, что ни Трудовым кодексом Российской Федерации, ни Федеральным законом "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" сама по себе должность исполняющего обязанности заведующего кафедрой не предусмотрена как постоянная.

...

Как правильно указал Верховный Суд Российской Федерации в своем решении, правом на обращение в суд с заявлениями об отмене регистрации кандидата ... наделены ... политические партии и избирательные блоки ... (часть 6 статьи 95 Федерального закона "О выборах депутатов", часть первая статьи 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Что касается конкретных избирательных прав и интересов заявителя (также выдвинувшего и зарегистрировавшего федеральный список кандидатов в депутаты Государственной Думы), то они в рассматриваемом случае затрагиваются фактом включения кандидата Ю.И. Скуратова в федеральный список кандидатов от политической партии КПРФ, поскольку этот кандидат не выполнил формальные требования, в равной степени предусмотренные в качестве обязательных для всех кандидатов, политических партий и избирательных блоков и обуславливающих возможность реализации права быть избранными. Такие интересы заявителя вытекают из смысла статей 1 и 3 Федерального закона "О выборах депутатов", согласно которым депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации избираются гражданами Российской Федерации на основе всеобщего равного и прямого избирательного права; политические партии, избирательные блоки участвуют в выборах депутатов Государственной Думы на равных основаниях в порядке, установленном настоящим Федеральным законом..." (выделено согласно оригиналу* (*Текст в скобках - примечание Европейского Суда (прим. переводчика).)).


3. Документы, представленные вторым заявителем


32. Второй заявитель представил копию трудовой книжки и копию справки, подтверждающей членство в Коммунистической партии Российской Федерации.

33. Соответствующие записи в трудовой книжке второго заявителя являлись следующими:


"28. 24 октября 1995 г. Начал исполнять обязанности Генерального прокурора Российской Федерации...

29. 29 апреля 2000 г. Уволен из органов прокуратуры Российской Федерации по собственному желанию...

...

34. 31 декабря 2002 г. Назначен исполняющим обязанности заведующего кафедрой конституционного и административного права, приказ от 31 декабря 2002 г. N 3832-1.

35. 1 января 2003 г. Переведен на должность профессора кафедры конституционного и административного права, приказ от 17 апреля 2003 г. N 856-1.

36. 30 мая 2003 г. Перемещен на должность профессора кафедры конституционного, административного и международного права, приказ от 30 мая 2003 г. N 1171а-1.

37. 30 мая 2003 г. Освобожден от должности заведующего кафедрой конституционного и административного права, приказ от 30 мая 2003 г. N 1190а-1.

38. 01 июня 2003 г. Назначен исполняющим обязанности заведующего кафедрой конституционного, административного и международного права, приказ от 30 мая 2003 г. N 1169а-1".

34. Соответствующие положения справки на бланке Коммунистической партии Российской Федерации звучат следующим образом:

"В Центральную избирательную комиссию Российской Федерации

Справка о принадлежности кандидатов в депутаты Государственной Думы... баллотирующихся на выборах по одномандатным избирательным округам... к политической партии "Коммунистическая партия Российской Федерации" и статусе в ней.

...

9. Республика Бурятия, округ N 9 - Юрий Ильич Скуратов - член КПРФ.

...

Председатель [Центрального комитета] КПРФ [подпись, печать] Г. Зюганов".


II. Соответствующее внутригосударственное законодательство


35. Федеральный закон "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" (от 20 декабря 2002 г. N 175-ФЗ, с изменениями и дополнениями от 23 июня 2003 г.) предусматривает следующее.

В соответствии с пунктом 6 части 8 статьи 47 основанием для отказа в регистрации кандидата является недостоверность сведений, представляемых кандидатами. Согласно пункту 1 части 7 статьи 38 Федерального закона в заявлении кандидата о его согласии баллотироваться по одномандатному избирательному округу указываются, в частности, "образование, основное место работы или службы и занимаемая должность (в случае отсутствия основного места работы или службы указывается род занятий)". Та же информация требуется от кандидатов, баллотирующихся по федеральным спискам от политических партий (пункт 1 части 4 статьи 41), которые также могут дополнительно, но не обязаны, указать свою принадлежность к политической партии и свой статус в ней при условии представления документа, подтверждающего указанные сведения и официально заверенного постоянно действующим руководящим органом соответствующей партии. Те же требования распространяются на кандидатов от политических партий, баллотирующихся по одномандатным избирательным округам (часть 12 статьи 41).


III. Отчет наблюдателей ОБСЕ о выборах


36. 27 января 2004 г. Миссия Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ подготовила итоговый отчет по наблюдению за выборами в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации от 7 декабря 2003 г. В соответствующих положениях отчета было указано следующее:


"Было относительно немного жалоб в отношении регистрации партий и кандидатов, а ЦИК по большинству из них вынесла решения справедливым и открытым образом. Тем не менее в ряде случаев суды и нижестоящие избирательные комиссии дисквалифицировали кандидатов избирательным образом за незначительные нарушения. ...

В постановлении, которое предполагает непоследовательное и избирательное применение принципов регистрации, бывшему Генеральному прокурору Российской Федерации Юрию Скуратову (окружная избирательная комиссия N 9) было отказано в регистрации на том основании, что он в своих документах по выдвижению кандидатуры не указал, что у него есть второе место работы в качестве профессора в Московском государственном социальном университете, а также что он не представил своевременно подтверждения своего членства в КПРФ. Решение окружной избирательной комиссии было первоначально отменено ЦИК. Однако когда материал был возвращен в окружную избирательную комиссию, она вновь отказала в регистрации г-на Скуратова на том же основании. Вторая жалоба г-на Скуратова в ЦИК была отклонена на том основании, что окружная избирательная комиссия представила более четко сформулированные основания своего решения. Последующая жалоба г-на Скуратова в Верховный Суд также была отклонена".


Право


I. Предполагаемое нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции


37. Заявители утверждали, что решения судов Российской Федерации, помешавшие им участвовать в качестве кандидатов в выборах в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, противоречили статье 3 Протокола N 1 к Конвенции, которая звучит следующим образом:


"Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются проводить с разумной периодичностью свободные выборы путем тайного голосования в таких условиях, которые обеспечивали бы свободное волеизъявление народа при выборе органов законодательной власти".


38. Власти Российской Федерации утверждали, что законодательство Российской Федерации требовало, чтобы все кандидаты на выборах представляли бы вовремя точную информацию о себе. Принцип, согласно которому всем кандидатам предоставлялся одинаковый срок для представления указанных документов, служил для усиления принципа равенства кандидатов. Кроме того, требуемая истинность информации о кандидате позволяла избирателям сделать обдуманный выбор на основании полной и точной информации, представленной в избирательном бюллетене. Эти требования были пропорциональны ограничениям права участвовать в выборах в качестве кандидата и были необходимы в демократическом обществе для обеспечения свободного волеизъявления избирателей. Законность выборов усиливается санкциями за нарушения закона о выборах, такими как отказ в регистрации кандидата или отмена регистрации. В случае с заявителями данной жалобы их дисквалификация не нарушила их право участвовать в выборах в качестве кандидатов, поскольку явилась результатом невыполнения самими заявителями требований законодательства о выборах.


А. Общие принципы, касающиеся права участвовать в выборах в качестве кандидата


39. Статья 3 Протокола N 1 к Конвенции закрепляет основополагающий принцип эффективной политической демократии и, следовательно, имеет первостепенное значение в конвенционной системе (см. Постановление Европейского Суда по делу "Мэтью-Моэн и Клерфайт против Бельгии" (Mathieu-Mohin and Clerfayt v. Belgium) от 2 марта 1987 г., Series A, N 113, p. 22, § 47).

40. Европейский Суд повторяет, что в статье 3 Протокола N 1 к Конвенции скрытым образом закреплены право избирать и право быть избранным. Хотя эти права являются важными, они не абсолютны. В своих внутригосударственных правовых системах Договаривающиеся Стороны подвергают право избирать и право быть избранными ограничениям, которые, в принципе, не запрещаются статьей 3. Государства располагают широкой свободой усмотрения в этом вопросе, но именно Европейский Суд должен окончательно определить, был ли соблюдены требования Протокола N 1 к Конвенции. Европейский Суд должен убедиться, что выставленные государствами условия не ограничили рассматриваемые права в такой степени, чтобы нарушить саму суть этих прав и сделать их неэффективными, что ограничения налагаются с законной целью и что примененные средства не являются непропорциональными (см. Постановление Европейского Суда по делу "Саадак и другие (N 2) против Турции" (Sadak and Others (no. 2) v. Turkey), жалоба N 25144/94 и другие, ECHR 2002-IV, §31).

41. В частности, государства пользуются значительной свободой усмотрения при закреплении в их конституционных порядках норм, регулирующих статус парламентариев, включая критерии для их дисквалификации. Хотя они и обусловлены общей проблемой - обеспечить независимость членов законодательного органа, а также свободу выбора избирателей - указанные критерии различаются в зависимости от исторических и политических факторов, особых для каждого государства в отдельности. Количество ситуаций, описанных в конституциях и законодательстве о выборах многих государств - членов Совета Европы показывает разнообразие возможных выборов в данном вопросе. Однако ни один из этих критериев не должен считаться более предпочтительным, чем другие, если он гарантирует выражение воли народа с помощью свободных, справедливых и регулярных выборов (см. Постановление Европейского Суда по делу "Подколзина против Латвии" (Podkolzina v. Latvia), жалоба N 46726/99, ECHR 2002-II, §33, и Постановление Европейского Суда по делу "Гитонас и другие против Греции" (Gitonas and Others v. Greece) от 1 июля 1997 г., Reports 1997-IV, p. 1233-1234, § 39).

42. Европейский Суд также повторяет, что объект и цель Конвенции, являющейся инструментом защиты прав человека, требуют, чтобы положения Конвенции толковались и применялись таким образом, чтобы сделать содержащиеся в них нормы не теоретическими или иллюзорными, а применимыми на практике и эффективными (см. приведенное выше* (*Так в тексте. Видимо, допущена техническая ошибка. Постановление "Объединенная Коммунистическая партия Турции и другие против Турции" (United Communist Party of Turkey and Others v. Turkey) впервые упоминается в § 42 настоящего Постановления (прим. переводчика).) Постановление Европейского Суда по делу "Объединенная Коммунистическая партия Турции и другие против Турции" (United Communist Party of Turkey and Others v. Turkey), p. 18-19, §33). Право участвовать в выборах в качестве кандидата, гарантированное статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции и содержащееся в концепции истинно демократического режима, будет иллюзорным, если человека можно в любой момент произвольно лишить этого права. Следовательно, хотя государства действительно располагают широкой свободой усмотрения при установлении - абстрактно - условий для участия кандидата в выборах, принцип эффективности права требует, чтобы вывод о несоблюдении кандидатом на выборы указанных условий отвечал ряду критериев, выработанных для предотвращения вынесения произвольных решений (см. Постановление Европейского Суда по делу "Российская консервативная партия предпринимателей и другие против Российской Федерации" (Russian Conservative Party of Entrepreneurs and Others v. Russia) от 11 января 2007 г., жалобы NN 55066/00 и 55638/00, §50, см. приведенное выше Постановление Европейского Суда по делу "Подколзина против Латвии" (Podkolzina v. Latvia), §35, и Постановление Европейского Суда по делу "Мельниченко против Украины" (Melnychenko v. Ukraine), жалоба N 17707/02, ECHR 2004-X, §59).


В. Применение указанных принципов к настоящему делу


43. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд отмечает, что заявители обратились за регистрацией в качестве кандидатов на общих выборах к нижнюю палату Парламента. А.В. Краснов подал свое заявление в г. Москве, а Ю.И. Скуратов - в Республике Бурятия. После ряда процедур на внутригосударственном уровне заявления указанных лиц были отклонены на том основании, что заявители представили неверную информацию о своем месте работы и что Ю.И. Скуратов, кроме того, не подтвердил свое членство в политической партии. Ни один из заявителей не принял участие в выборах в качестве кандидата. Следовательно, Европейский Суд должен рассмотреть, преследовало ли решение об отстранении заявителей от участия в выборах в качестве кандидатов законную цель и было ли оно пропорционально этой цели, учитывая свободу усмотрения государства.

44. Относительно законной цели Европейский Суд повторяет, что каждое государство имеет законный интерес в обеспечении нормального функционирования своей системы органов власти. Это тем более применимо к государственному законодательному органу, который наделен законодательной властью и играет основополагающую роль в демократическом государстве (см. приведенное выше Постановление Европейского Суда по делу "Подколзина против Латвии" (Podkolzina v. Latvia), §33). Европейский Суд полагает, что требование предоставлять информацию о работе кандидата и его членства в политической партии служит для того, чтобы предоставить избирателям возможность сделать обоснованный выбор с учетом профессионального и политического прошлого кандидата на выборную должность. Введение такого требования не является произвольным или необоснованным. Также бесспорно является законным просить кандидатов на выборную должность, чтобы предоставляемая ими информация максимально соответствовала действительности, чтобы избиратели не вводились в заблуждение ложными заявлениями. Следовательно, Европейский Суд приходит к выводу, что предъявляемое к кандидату в члены государственного законодательного органа требование предоставить соответствующую действительности информацию о своей занятости и принадлежности к политической партии является* (*Так в тексте. Поскольку в данном контексте требование к кандидату не может являться целью соответствующего положения закона, видимо, предложение должно звучать следующим образом: "Следовательно, Европейский Суд приходит к выводу, что предъявляемое к кандидату в члены государственного законодательного органа требование предоставить соответствующую действительности информацию о своей занятости и принадлежности к политической партии имеет законную цель по смыслу статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции". (прим. переводчика).) законной целью по смыслу статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.

45. Теперь Европейский Суд перейдет к индивидуальному анализу пропорциональности отстранения каждого из заявителей от выборов поставленной законной цели такого отстранения.


1. Пропорциональность дисквалификации первого заявителя (А.В. Краснова)


(а) Доводы сторон


46. Первый заявитель утверждал, что его дисквалификация не была должным образом обоснована и, в любом случае, была непропорциональна. Он не представлял сведений, способных ввести избирателей в заблуждение. Он действовал добросовестно, когда указал должность, которую он ранее занимал во впоследствии реорганизованном органе власти. Срок полномочий заявителя еще не истек, и он не был должным образом уведомлен о своем увольнении. По мнению первого заявителя, окончательный выбор кандидатов должен был быть предоставлен не избирательной комиссии, а избирателям, которые должны были быть надлежащим образом защищены от неуместного влияния путем предоставления им всестороннего доступа к сведениям о кандидатах.

47. Власти Российской Федерации отметили, что А.В. Краснов ввел в заблуждение избирательную комиссию относительно места своей работы, заявив, что он являлся главой управы Пресненского района г. Москвы, в то время как он был уволен с этой должности 16 июня 2003 г. При таких обстоятельствах решение избирательной комиссии об отмене регистрации заявителя было законным и обоснованным.


(b) Мнение Европейского Суда


48. Европейский Суд отмечает, что, подавая в сентябре 2003 г. заявление о регистрации, А.В. Краснов указал, что он являлся главой районной управы. Однако на этот момент районная управа прекратила свое существование согласно закону после реорганизации в муниципалитет, возглавлять который был назначен другой человек. Следовательно, на момент выдвижения заявителя в качестве кандидата должность, которую он, по его словам, занимал, больше не существовала.

49. Европейский Суд не убежден относительно утверждения первого заявителя, что он добросовестно заблуждался по поводу своей занятости. Маловероятно, что заявитель не знал о реорганизации органа, который он возглавлял, или о назначении другого лица в качестве руководителя этого органа. Даже если предположить, что заявитель не был, как он утверждает, официально уведомлен о решении о его увольнении от 16 июня 2003 г., нет никаких доказательств - как указал Верховный Суд Российской Федерации (см. выше, § 17), - что первый заявитель продолжал бы выполнять свои обязанности после указанной даты. Также важно, что решение об увольнении А.В. Краснова не было обжаловано ни в одном судебном процессе, который - если бы он был инициирован - мог бы дать первому заявителю надежду быть восстановленным в должности. Европейский Суд полагает, что первый заявитель умышленно предоставил неверную информацию о своей работе.

50. Первый заявитель намеревался выступить кандидатом по одномандатному избирательному округу, расположенному в Пресненском районе г. Москвы. Европейский Суд полагает, что сведения о том, оставался ли заявитель главой управы Пресненского района или нет, не был безразличен для избирателей, которые все были местными жителями. Утаив информацию о своем увольнении, А.В. Краснов наделил себя полномочиями, ассоциировавшимися у избирателей с должностью, которую А.В. Краснов больше не занимал. Европейский Суд согласен, что предоставление неверной информации о работе первого заявителя могло негативно повлиять на возможность избирателей принять обоснованное решение.

51. Поскольку А.В. Краснов умышленно представил существенно неверную информацию, способную ввести избирателей в заблуждение, Европейский Суд полагает, что решение о лишении заявителя права баллотироваться на должность не было непропорционально поставленной законной цели. Следовательно, отсутствовало нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции в отношении А.В. Краснова.


2. Пропорциональность дисквалификации второго заявителя (Ю.И. Скуратова)


(а) Доводы сторон


52. Второй заявитель подчеркнул, что представил все необходимые документы, включая те, которые касались его работы и членства в Коммунистической партии Российской Федерации, в сроки, установленные законодательством Российской Федерации, что подтверждается справкой о приеме документов от 20 октября 2003 г. С этой даты избирательные органы постоянно располагали всеми требуемыми материалами. Единственной целью приложения заявителем дополнительной справки о занятости из Московского государственного социального университета к жалобе от 27 октября 2003 г. было продемонстрировать, что в предшествовавший период место работы заявителя не изменилось. Закон обязывал заявителя указать основное место работы или род занятий, что заявитель и делал, указав, что он являлся исполняющим обязанности заведующего кафедрой конституционного права. Это было основное место работы заявителя согласно данным трудовой книжки. Закон не обязывал заявителя указывать все должности, занимаемые им в рассматриваемое время. Кроме того, было очень распространено и ясно каждому, что заведующий кафедрой университета также преподавал на этой кафедре как профессор.

53. Второй заявитель также утверждал, что средства, примененные властями Российской Федерации, были непропорциональны любой поставленной законной цели. Власти Российской Федерации не объяснили, почему ссылка на основное место его работы ввела избирателей в заблуждение в такой степени, что к заявителю должна была быть применена дисквалификация - самая строгая санкция в избирательном процессе. Заявитель полагал, что эта мера являлась политической санкцией за его попытки в прошлом расследовать в качестве Генерального прокурора Российской Федерации деятельность Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина и его команды.

54. Власти Российской Федерации настаивали, что в регистрации Ю.И. Скуратова в качестве кандидата по одномандатному округу было отказано из-за непредставления им требуемых документов в установленный срок. Если бы представленные заявителем с запозданием сведения были приняты, это нарушило бы принцип равенства кандидатов. Относительно исключения заявителя из федерального списка Коммунистической партии Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации оценил представленные ему доказательства и указал, что заявитель представил неверные сведения о себе. Ю.И. Скуратов не сообщил, что, являясь исполняющим обязанности заведующего кафедрой конституционного права, он также был профессором этой кафедры.


(b) Мнение Европейского Суда


55. Для начала Европейский Суд отмечает, что основания, на которые ссылались власти Российской Федерации при лишении Ю.И. Скуратова права участвовать в выборах в качестве кандидата, не были последовательными на протяжении всего процесса. Так, после повторного рассмотрения того же набора документов окружная избирательная комиссия отказалась от одного из первоначальных оснований дисквалификации (неправильное удостоверение [копий] дипломов, см. выше, § 20) и ввело новое основание, а именно что определенные агитационные материалы не были оплачены из избирательного фонда кандидата (см. выше, § 23). Последнее указанное основание впоследствии не было поддержано судом (см. выше, § 25).

56. Кроме того, относительно утверждения властей Российской Федерации о том, что дисквалификация второго заявителя могла быть объяснена поздним представлением документов, Европейский Суд отмечает, что при рассмотрения вопроса в судах Российской Федерации это основание никогда не озвучивалось. Более того, довод властей Российской Федерации опровергается письменными доказательствами, а именно справкой о приеме документов, выданной второму заявителя 20 октября 2003 г. - притом, что крайним сроком представления документов являлось 22 октября 2003 г., - в которой были перечислены, среди других документов, трудовая книжка заявителя и справка о его членстве в Коммунистической партии Российской Федерации (см. выше, § 18).

57. При таких обстоятельствах Европейский Суд ограничится анализом оснований, которые были в итоге одобрены судебными решениями о дисквалификации второго заявителя (см. выше, §§ 25 и 26), а именно предположительно неверная информация о работе заявителя и его членстве в политической партии.

58. Исходя из фактов дела, Европейский Суд отмечает, что второй заявитель представил в окружную избирательную комиссию сведения о том, что он работал исполняющим обязанности заведующего кафедрой конституционного права. Последняя запись в трудовой книжке заявителя (N 38), копия которой была также представлена в комиссию, подтверждала, что заявитель был назначен на эту должность 1 июня 2003 г. Предыдущая запись (N 36) также указывала, что заявитель был переведен на должность профессора этой кафедры (см. выше, § 33).

59. Хотя никогда не оспаривалось, что второй заявитель действительно возглавлял кафедру конституционного права, власти Российской Федерации привели противоречивые основания тому, почему они полагали, что сведения о занятости заявителя не соответствовали действительности. В первом решении окружной избирательной комиссии отмечалось, что Ю.И. Скуратов не указал, что он одновременно выполнял обязанности профессора. Во втором решении этой же комиссии ошибкой было названо неуведомление комиссии об изменении места работы. Суд первой инстанции решил, что Ю.И. Скуратов должен был указать свой перевод на должность профессора. В заключение кассационный суд привел новое объяснение: по его мнению, должность заведующего кафедрой носила временный характер, в то время как второй заявитель должен был указать постоянную должность, то есть должность профессора.

60. Европейский Суд с сожалением отмечает, что выводы властей Российской Федерации были не только непоследовательны сами по себе, они также не были основаны ни на каких положениях закона или практики толкования требований Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" относительно указания места работы. Окружная избирательная комиссия и суд первой инстанции не сослались ни на одно правовое положение в поддержку своего толкования этого требования, в то время как Верховный Суд Российской Федерации в общем сослался на "дух трудового права". В связи с этим Европейский Суд отмечает, что из буквального прочтения Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" не следует ни обязанность перечислять переводы с должности на должность и изменения места работы, ни обязанность проводить различия между постоянной и временной должностью, поскольку указанный закон требует только указания "основного места работы", если оно есть у кандидата (см. выше, § 35). Отсутствие явного правового обоснования решений властей Российской Федерации обусловливает вывод Европейского Суда о том, что эти решения не отвечали конвенционному стандарту "законности" и предвидимости обжалуемой меры - стандарту, который требует, чтобы закон был сформулирован достаточно точным образом, чтобы позволить лицу с надлежащей помощью в случае необходимости предвидеть последствия, которые может повлечь то или иное действие (см. среди других примеров Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Реквеньи против Венгрии" (Rekvеnyi v. Hungary), жалоба N 25390/94, ECHR 1999-III, §34).

61. В этом контексте существенно, что, по сравнению с ситуацией в деле первого заявителя, ничто не заставляет предположить, что Ю.И. Скуратов действовал бы недобросовестно. Указанное им в заявлении место работы соответствовало самой последней записи в трудовой книжке (N 38), и он мог разумно полагать, что должен был указать [именно] самую последнюю занимаемую им должность. При таких обстоятельствах задачей властей Российской Федерации было разъяснить применимые правовые требования и, таким образом, четко дать понять второму заявителю, как готовить документы (см., mutatis mutandis* (*Mutatis mutandis (лат.) - с соответствующими изменениями (прим. переводчика).), Постановление Европейского Суда по делу "Московское отделение Армии Спасения против Российской Федерации" (The Moscow Branch of the Salvation Army v. Russia), жалоба N 72881/01, ECHR 2006-... §90, и Постановление Европейского Суда по делу "Цонев против Болгарии" (Tsonev v. Bulgaria) от 13 апреля 2006 г., жалоба N 45963/99, §55). Однако этого сделано не было. Наоборот, по мнению независимых наблюдателей на выборах, решение по делу Ю.И. Скуратова "предполагало непоследовательное и избирательное применение принципов регистрации" (см. выше, § 36).

62. В заключение относительно ситуации с занятостью второго заявителя Европейский Суд полагает, что нельзя серьезно утверждать, что различие между должностью профессора кафедры и исполняющего обязанности заведующего этой же кафедрой могло бы ввести избирателей в заблуждение. В любом случае второй заявитель был известной публичной фигурой в связи со своей работой в прошлом в должности Генерального прокурора Российской Федерации (см. выше, § 33), и его текущая работа в академической сфере имела меньшее значение.

63. Относительно предоставления вторым заявитель предположительно неверных сведений о принадлежности к политической партии Европейский Суд отмечает, что членство заявителя в Коммунистической партии Российской Федерации никогда не оспаривалось. Решения властей Российской Федерации были основаны исключительно на форме справки о членстве в партии и, точнее, на том факте, что она была адресована в Центральную избирательную комиссию, а не в окружную избирательную комиссию, как, по мнению властей, должно было быть сделано (см. выше, §§ 19, 26 и 34).

64. Европейский Суд отмечает, что при буквальном прочтении Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" указанный закон не требует подтверждения членства в политической партии в какой-либо особой форме и что избирательные комиссии и суды Российской Федерации не сослались ни на какую иную норму права, устанавливающую требование адресовать такое подтверждение в окружную избирательную комиссию. В своих замечаниях, представленных в Европейский Суд, власти Российской Федерации также не привели такого положения закона. Европейский Суд полагает, как он уже установил выше, что примененное властями Российской Федерации толкование не отвечало конвенционному стандарту "законности" и предвидимости, поскольку отсутствовали четкие правовые нормы, которые бы позволили второму заявителю предвидеть, что представление справки о членстве в партии в Центральную избирательную комиссию повлечет решение об отстранении заявителя от участия в выборах в качестве кандидата.

65. В любом случае Европейский Суд повторяет, что для оценки важно наличие разумного пропорционального соотношения между примененными властями государства-ответчика мерами и поставленной законной целью (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Лейла Шахин против Турции" (Leyla Sahin v. Turkey), жалоба N 44774/98, ECHR 2005-... §117). Как Европейский Суд уже установил выше, законной целью являлось исключение ситуации, когда избиратели были бы введены в заблуждение ложной информацией кандидатов о себе. Однако никогда не утверждалось, что второй заявитель не являлся членом Коммунистической партии Российской Федерации. При таких обстоятельствах Европейский Суд не может согласиться, что решение о лишении Ю.И. Скуратова возможности участвовать в выборах в качестве кандидата - в той части, в которой оно было основано исключительно на предположительно неправильной форме справки о членстве в политической партии, которая при этом по сути соответствовала действительности, - было бы действительно принято с целью предотвращения формирования у избирателей неправильного представления о политической направленности второго заявителя. Следовательно, отсутствовало разумное соотношение пропорциональности между примененной мерой и законной целью.

66. Принимая во внимание изложенное, Европейский Суд полагает, что решение властей Российской Федерации о лишении второго заявителя возможности участвовать в выборах в связи с предположительным непредставлением заявителем точной информации о своей занятости и принадлежности к политической партии не имело соответствующих и достаточных оснований и не согласовывалось с неоспоренными фактами. Поэтому оно было непропорционально поставленной законной цели. Вывод Европейского Суда применим как к дисквалификации Ю.И. Скуратова в рамках выборов по одномандатному округу, так и к его исключению из партийного избирательного списка, поскольку основания, приводимые на втором этапе разбирательства, повторяли основания, приводимые в первом процессе.

67. Следовательно, имело место нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции в отношении второго заявителя, Ю.И. Скуратова.


II. Предполагаемое нарушение статьи 14 Конвенции


68. Заявитель также утверждал, ссылаясь на статью 14 Конвенции, что он был единственным из 163 кандидатов, выдвинутых Коммунистической партией Российской Федерации, которому отказали в регистрации в связи с неподтверждением его членства в партии, хотя все кандидаты представили идентичные справки, подписанные председателем партии и адресованные в Центральную избирательную комиссию. Статья 14 Конвенции звучит следующим образом:


"Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам".


69. Европейский Суд напоминает, что статья 14 Конвенции не существует самостоятельно, а играет важную роль в дополнении других положений Конвенции и протоколов к ней, поскольку защищает лиц, помещенных в одни и те же условия от любой дискриминации при осуществлении ими прав, закрепленных в указанных других положениях Конвенции. В случаях, когда в жалобе имеется ссылка на [предполагаемое нарушение] материальной статьи Конвенции или протоколов к ней, рассматриваемой как самостоятельно, так и в совокупности со статьей 14 Конвенции, и установлено отдельно нарушение указанной материальной статьи Конвенции, обычно Европейскому Суду нет необходимости рассматривать также и вопрос о возможном нарушении статьи 14 Конвенции, хотя дело меняется, если основополагающим аспектом рассматриваемого дела является явное неравенство в обращении при осуществлении рассматриваемого конвенционного права (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Шассану и другие против Франции" (Chassagnou and Others v. France), жалобы NN 25088/94, 28331/95 и 28443/95, ECHR 1999-III, §89, и Постановление Европейского Суда по делу "Даджеон против Соединенного Королевства" (Dudgeon v. United Kingdom) от 22 октября 1981 г., Series A, N 45, § 67).

70. В обстоятельствах настоящего дела Европейский Суд полагает, что неравное обращение, которому второй заявитель, как он утверждает, был подвергнут, было достаточным образом принято во внимание при приведенной выше оценке фактов, которая привела к установлению нарушения статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. Следовательно, нет оснований для отдельного рассмотрения тех же фактов с позиции статьи 14 Конвенции.


III. Применение статьи 41 Конвенции


71. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


72. Ю.И. Скуратов требовал выплаты 42 033 евро в качестве компенсации морального вреда. Он утверждал, что незаконные решения властей Российской Федерации сильно повлияли на его политическую и профессиональную репутацию, а также обязался использовать указанную сумму для публикации постановления Европейского Суда в трех федеральных и трех региональных газетах.

73. Власти Российской Федерации утверждали, что Европейский Суд должен отклонить требование, поскольку права Ю.И. Скуратова не были нарушены.

74. Европейский Суд согласен, что Ю.И. Скуртов испытал чувство разочарования и переживал в связи с решениями властей Российской Федерации, препятствовавшими ему принять участие в выборах в качестве кандидата. Однако требуемая Ю.И. Скуратовым сумма является чрезмерной, независимо оттого, на что ее предполагается потратить. Принимая решение на основании принципа справедливости, Европейский Суд присуждает Ю.И. Скуратову 8 000 евро в качестве компенсации морального вреда, включая любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы.


В. Судебные расходы и издержки


75. Ю.И. Скуратов требовал 7 000 евро в качестве компенсации судебных расходов в рамках внутригосударственного судебного производства, а также компенсации следующих расходов, понесенных при рассмотрении дела Европейским Судом:

- 40 233 швейцарских франка за 134 часа работы представителя заявителя, доктора Экштейна при стоимости одного часа работы в размере 300 швейцарских франков;

- 1 196,30 швейцарских франка за 17 часов работы помощника адвоката;

- 2 024,5 швейцарских франка и 127 швейцарских франков в качестве расходов на переводы;

- 356,4 швейцарских франка в качестве секретарских расходов;

- 331,3 швейцарских франка в качестве почтовых расходов.

76. Власти Российской Федерации утверждали, что к требованию компенсации судебных расходов и издержек не были приложены "финансовые документы" и что расходы не были необходимыми и обоснованными, поскольку превышали среднюю стоимость таких юридических услуг и уровня жизни в Российской Федерации.

77. Европейский Суд отмечает, что Ю.И. Скуратов не представил никаких документов, касающихся судебных расходов на внутригосударственном уровне, и, следовательно, отклоняет эту часть требований. Относительно рассмотрения жалобы в г. Страсбурге Ю.И. Скуратов представил счет от доктора Экштейна вместе с подробным расписанием, свидетельствующим, в частности, что доктор Экштейн подготовил первоначальную жалобу и два меморандума по делу и вел переписку с Европейским Судом. Хотя стоимость часа работы доктора Экштейна представляется стандартной для швейцарского адвоката, Европейский Суд, тем не менее, полагает заявленное количество часов чрезмерным. Принимая во внимание представленные ему материалы, Европейский Суд присуждает Ю.И. Скуратову 12 000 евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек, включая любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы, и отклоняет остальную часть требований заявителя.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


78. Европейский Суд счел уместным, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) постановил, что отсутствовало нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции в отношении первого заявителя, А.В. Краснова;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции в отношении второго заявителя, Ю.И. Скуратова;

3) постановил, что нет необходимости отдельно рассматривать жалобу второго заявителя на нарушение статьи 14 Конвенции;

4) постановил:

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить второму заявителю, Ю.И. Скуратову, следующие суммы, подлежащие переводу в российские рубли по курсу, установленному на день оплаты:

(i) 8 000 (восемь тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда;

(ii) 12 000 (двенадцать тысяч) евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек;

(iii) любые налоги, которые могут быть взысканы с этих сумм;

(b) что по истечении указанного трехмесячного срока и до произведения окончательной выплаты на указанные суммы начисляется простой процент в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента;

5) отклонил остальную часть требований второго заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 19 июля 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 19 июля 2007 г. Дело "Краснов и Скуратов (Krasnov and Skuratov) против Российской Федерации" (жалоба N 17864/04 и 21396/04) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 4/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.