Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 19 февраля 2018 г. по делу N 33-834/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Копотева И.Л,

судей Дубовцева Д.Н, Нургалиева Э.В,

при секретаре Шибановой С.С,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 19 февраля 2018 года дело по апелляционной жалобе Гоголева Ю.В. на решение Сарапульского городского суда Удмуртской Республики от 20 ноября 2017 года, которым отказано в удовлетворении исковых требований Гоголева Ю.В. к Эшер О.О. о взыскании убытков, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Дубовцева Д.Н, выслушав объяснения истца Гоголева Ю.В, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Гоголев Ю.В. обратился в суд с иском к Эшер О.О. о взыскании компенсации морального вреда в размере 400 000 руб, судебных расходов.

Требования мотивировал тем, что в производстве мирового судьи судебного участка N г. Сарапула УР находилось уголовное дело о привлечении его к уголовной ответственности по ч.1 ст. 116 УК РФ. Он обвинялся ответчиком в совершении указанного преступления, а именно в умышленном нанесении Эшер О.О. побоев.

Постановлением мирового судьи судебного участка N.Сарапула УР от 12 сентября 2016 года данное уголовное дело прекращено по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ - в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Необоснованное обращение ответчика с частным обвинением, в результате которого производство по уголовному делу было прекращено из-за отсутствия в деянии состава преступления, причинило истцу моральный вред, который он оценивает в 400 000 руб. Полагает, что со стороны ответчика имелось злоупотребление правом. Кроме того, в рамках уголовного дела истец понес убытки в виде оплаты за оказание юридической помощи в размере 95 000 руб.

В суде первой инстанции истец Гоголев Ю.В. и его представитель Косолапов А.Ю. исковые требования поддержали, просили их удовлетворить.

Ответчик Эшер О.О, надлежащим образом извещенная о дате, времени и месте рассмотрения дела, в суд не явилась. В соответствии со ст. 167 ГПК РФ суд рассмотрел дело без ее участия. В ранее представленных возражениях на исковое заявление просила в удовлетворении иска отказать.

Суд постановилвышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда первой инстанции отменить как незаконное и необоснованное, вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права. В обоснование жалобы апеллянт ссылается на то, что необоснованность уголовного преследования истца подтверждена вступившим в законную силу судебным постановлением, которым уголовное дело в отношении него прекращено. Полагает, что со стороны ответчика (частного обвинителя по уголовному делу) имеется злоупотребление правом. Факт возбуждения уголовного дела причинил истцу нравственные страдания, к нему применялись процессуальные ограничения его прав и свобод. Полагает, что вне зависимости от основания прекращения уголовного дела частного обвинения и доказанности вины частного обвинителя в злоупотреблении своим правом, обязанность по возмещению оплаченных подсудимым сумм за оказание ему юридической помощи возлагается на лицо, поддержавшее обвинение.

При рассмотрении дела судебная коллегия в соответствии со ст. 327-1 ГПК Российской Федерации проверяет законность и обоснованность решения суда в пределах доводов, содержащихся в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно них.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для его отмены.

Частью 1 ст. 116 УК РФ (в редакции, действующей по состоянию на 25 апреля 2015 года) была установлена уголовная ответственность за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса.

Согласно ч. 1 ст. 20 УПК РФ (в ред. от 28 июля 2012 года) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных, в том числе, ч. 1 ст. 116 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются по заявлению потерпевшего.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 28 мая 2015 года Эшер О.О. обратилась к мировому судье судебного участка N г.Сарапула УР в порядке частного обвинения с заявлением о привлечении Гоголева Ю.В. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 116 УК РФ, согласно которому обвинила Гоголева Ю.В. в том, что 25 апреля 2017 года около 23-00 час. возле дома "адрес" он нанес ей побои: пинал по ногам, а именно по бедрам, голеням около 5-6 раз, пнул в живот. В результате действий Гоголева Ю.В. ей были причинены телесные повреждения в виде кровоподтеков правого бедра, правой голени, подтвержденные актом СМО N от 27 апреля 2015 года.

Заявление Эшер О.О. о привлечении к уголовной ответственности Гоголева Ю.В. по ч. 1 ст. 116 УК РФ было принято к производству мировым судьей.

Приговором мирового судьи судебного участка N4 г. Сарапула УР от 1 марта 2016 года Гоголев Ю.В. признан виновным в совершении в отношении Эшер О.О. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ - нанесение побоев и совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, ему назначено наказание в виде штрафа.

Апелляционным постановлением Сарапульского городского суда УР от 30 мая 2016 года приговор мирового судьи судебного участка N г. Сарапула от 1 марта 2016 года в отношении Гоголева Ю.В. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство.

Согласно ч. 3 ст. 249 УПК РФ по уголовным делам частного обвинения неявка потерпевшего без уважительных причин влечет за собой прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 настоящего Кодекса.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению, в том числе, в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

В судебное заседание, назначенное на 12 сентября 2016 года, частный обвинитель Эшер О.О. не явилась, представила заявление о прекращении уголовного дела в связи с декриминализацией деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N162-ФЗ.

Так, Федеральным законом от 3 июля 2016 года N323-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности" внесены изменения в ст. 116 УК РФ, согласно которым частью 1 данной статьи предусмотрена уголовная ответственность за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Постановлением мирового судьи судебного участка N N г. Сарапула УР от 12 сентября 2016 года в связи с неявкой частного обвинителя в судебное заседание без уважительной причины, на основании ч. 3 ст. 249 УПК РФ уголовное дело по обвинению Гоголева Ю.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2013 года N162-ФЗ), прекращено по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

В связи с возбуждением дела частного обвинения 4 августа 2015 года Гоголев Ю.В. заключил соглашение с адвокатом Косолаповым А.Ю, понес расходы по оплате труда защитника в общей сложности в размере 95 000 руб. Указанная сумма издержек истца заявлена истцом к взысканию с ответчика как убытки наряду с требованием о взыскании компенсации морального вреда по основаниям необоснованного возбуждения ответчиком дела частного обвинения в отношении Гоголева Ю.В.

Согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно п. 1 ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Основанием компенсации морального вреда независимо от вины причинителя по правилам ст. 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации допускается, когда вред причинен гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности.

Основания возникновения права на реабилитацию и порядок реабилитации в уголовном судопроизводстве предусмотрены главой 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Так, согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4 - 6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 г. N 17 "О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве" право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения.

В соответствии с конституционно-правовой позицией, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2011 г. N 22-П по делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.А. Тихомировой, И.И. Тихомировой и И.Н. Сардыко, применимость специального порядка возмещения государством вреда предрешается не видом уголовного преследования, а особым статусом причинителя вреда, каковым могут обладать лишь упомянутые в части 1 статьи 133 УПК РФ государственные органы и должностные лица - орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор и суд - независимо от занимаемого ими места в системе разделения властей (пункт 3).

Специфика правовой природы дел частного обвинения, уголовное преследование по которым осуществляется частным обвинителем, ограничивает применение к ним положений главы 18 УПК РФ.

В названном выше Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации также указано, что при оправдании подсудимого по делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному делу (часть 9 статьи 132 УПК РФ). Взыскание в пользу реабилитированного расходов, понесенных им в связи с привлечением к участию в уголовном деле, со стороны обвинения, допустившей необоснованное уголовное преследование подсудимого, является неблагоприятным последствием ее деятельности. Возмещение же иного вреда за счет средств частного обвинителя главой 18 УПК РФ не предусматривается. Реализация потерпевшим его процессуальных прав по делам частного обвинения не меняет публично-правовой сущности уголовной ответственности и не является основанием для постановки его в равные правовые условия с государством в части возмещения вреда в полном объеме и независимо от наличия его вины (пункт 5).

В отличие от уголовного преследования, осуществляемого в публичном и частно-публичном порядке (части 1, 3, 5 статьи 20 УПК РФ), привлечение к уголовной ответственности по делам частного обвинения, за исключением случаев, предусмотренных частью 4 статьи 20 УПК РФ, является следствием обращения частного обвинителя в суд с заявлением о привлечении к уголовной ответственности конкретного лица.

Такое обращение является одной из форм реализации конституционного права граждан на обращение в государственные органы (статья 33 Конституции Российской Федерации) и конституционного права каждого на судебную защиту (часть 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации).

При этом в отличие от органов дознания, предварительного следствия и государственного обвинения на частного обвинителя не возлагается юридическая обязанность по установлению события преступления и изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (часть 2 статьи 21 УПК РФ).

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что на ответчика как на частного обвинителя не может быть возложена равная с государством ответственность за причинение морального вреда независимо от вины такая же, как и в случае незаконного привлечения к уголовной ответственности органами дознания, предварительного следствия, прокуратурой или судом.

При разрешении вопроса о вине частного обвинителя в причинении морального вреда следует исходить из того, что сам по себе факт обращения ответчиком Эшер О.О. с заявлением о привлечении к уголовной ответственности и вынесения судебного постановления о прекращении уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ не предрешает вопроса о вине частного обвинителя.

Согласно пункту 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В соответствии с конституционно-правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в указанном выше Постановлении от 17 октября 2011 г. N 22-П, необходимость обеспечения требования УПК РФ о реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (часть 2 статьи 6), не исключает использования гражданско-правового механизма защиты прав добросовестных участников уголовного процесса от злоупотреблений своим правом со стороны частного обвинителя, когда его обращение в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица не имеет под собой никаких оснований и продиктовано не потребностью защитить свои права и охраняемые законом интересы, а лишь намерением причинить вред другому лицу.

Также согласно конституционно-правовой позиции, изложенной в указанном выше Определении от 2 июля 2013 г. N 1059-О, истолкование статьи 1064 ГК РФ в системе действующего правового регулирования предполагает возможность полного либо частичного возмещения частным обвинителем вреда в зависимости от фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о добросовестном заблуждении или же, напротив, о злонамеренности, имевшей место в его действиях, а также с учетом требований разумной достаточности и справедливости.

Таким образом, положения гражданского права, действующие в неразрывном системном единстве с конституционными предписаниями, в том числе с частью 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц и которая в силу части 1 статьи 15 Конституции Российской Федерации как норма прямого действия подлежит применению судами при рассмотрении ими гражданских и уголовных дел, позволяют суду при рассмотрении каждого конкретного дела достигать такого баланса интересов, при котором равному признанию и защите подлежит как право одного лица, выступающего в роли частного обвинителя, на обращение в суд с целью защиты от преступления, так и право другого лица, выступающего в роли обвиняемого, на возмещение ущерба, причиненного ему в результате необоснованного уголовного преследования.

В этом же Определении указано, что не исключается использование гражданско-правового механизма защиты прав добросовестных участников уголовного процесса от злоупотреблений своим правом со стороны частного обвинителя, когда его обращение в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица не имеет под собой никаких оснований и продиктовано не потребностью защитить свои права и охраняемые законом интересы, а лишь намерением причинить вред другому лицу.

В силу ч. 1 ст. 45 Конституции Российской Федерации каждый имеет право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Действующее на тот момент законодательство не предусматривало иного способа защиты прав потерпевшего, нарушенных в результате действий, квалифицированных ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, кроме как обращения в суд в частном порядке.

В материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что обращение Эшер О.О. в суд в порядке частного обвинения было направлено исключительно на причинение вреда истцу. Данных о злоупотреблении Эшер О.О. предусмотренным ст. 22 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации правом на обращение к судье в порядке частного обвинения, а также об изложении в заявлении заведомо ложных сведений с целью причинения истцу вреда, судом первой инстанции также не установлено. Выводы суда об отсутствии со стороны Эшер О.О. злоупотребления правом при обращении в суд с заявлением о привлечении к уголовной ответственности Гоголева Ю.В. подробно мотивированы.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что со стороны частного обвинителя имела место реализация конституционного права на обращение в органы, к компетенции которых относится рассмотрение поданного заявления. Оснований считать указанные действия злоупотреблением правом нет, так как обращение имело под собой основания, изложенные ответчиком в заявлении.

Сам факт прекращения производства по делу не предусматривает в силу ст. 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации ответственности частного обвинителя за причинение морального вреда при отсутствии его вины.

Если в действиях частного обвинителя (физического лица) признаков злоупотребления правом при обращении в суд с заявлением частного обвинения при постановке оправдательного приговора не установлено, то основания как для взыскания компенсации морального вреда, так и убытков в виде расходов по оплате услуг защитника в рамках уголовного дела по частному обвинению отсутствуют.

Закон не предусматривает различных оснований и порядка для взыскания компенсации морального вреда и убытков, обусловленных расходами на оплату услуг защитника по уголовному делу, возбужденному частным обвинителем-физическим лицом при прекращении дела.

Согласно ч. 1 ст. 131 УПК РФ процессуальными издержками являются связанные с производством по уголовному делу расходы, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства, перечень которых определен ч. 2 той же статьи.

В соответствии с ч. 9 ст. 132 УПК РФ при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному уголовному делу.

Вместе с тем, в системе действующего правового регулирования, в том числе в нормативном единстве со ст. 131 УПК РФ, расходы на оплату услуг защитника и представителя лица не относятся к числу процессуальных издержек, а могут расцениваться как вред, причиненный лицу в результате его необоснованного уголовного преследования по смыслу статьи 15 ГК РФ.

Данные расходы по смыслу ст. 15 ГК РФ могут расцениваться как вред, причиненный лицу в результате его необоснованного уголовного преследования. Эти расходы, как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 17 октября 2011 г. N 22-П Определении от 2 июля 2013 года N 1057-О, Определении от 26 мая 2016 года N 1141-О, определении от 25 октября 2016 года N 2230-О могут быть взысканы с использованием гражданско-правового механизма защиты прав добросовестных участников уголовного процесса от злоупотреблений своим правом со стороны частного обвинителя, на основании и в порядке, предусмотренном ст. 1064 ГК РФ.

Истолкование положений ст. 1064 ГК РФ, как указал Конституционный Суд РФ, предполагает возможность полного либо частичного возмещения частным обвинителем вреда в зависимости от фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о добросовестном заблуждении или же, напротив, о злонамеренности, имевшей место в его действиях, с учетом требований разумной достаточности и справедливости.

Таким образом, с учетом положений вышеуказанных правовых норм, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального, а также взыскания с ответчика убытков в виде расходов на оплату юридической помощи.

В целом доводы апелляционной жалобы судебная коллегия не может признать состоятельными и отклоняет, поскольку они направлены на переоценку установленных судом обстоятельств. Оснований для переоценки представленных доказательств и иного применения норм материального права у судебной коллегии по доводам жалобы не имеется. Выводы суда первой инстанции полностью соответствуют обстоятельствам данного дела, спор по существу разрешен верно.

Предусмотренных статьей 330 ГПК РФ оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции судебная коллегия не находит.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения, апелляционная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Сарапульского городского суда Удмуртской Республики от 20 ноября 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Гоголева Ю.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий И.Л. Копотев

 

Судьи Д.Н. Дубовцев

Э.В. Нургалиев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.