Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 29 марта 2006 г. N А56-11128/2005 Иск ОАО о признании частично недействительным решения ИФНС о привлечении к налоговой ответственности, доначислении налога на прибыль, налога на имущество, НПАД, НДФЛ, налога на покупку иностранных денежных знаков и платежных документов, выраженных в иностранной валюте, начислении пеней удовлетворен по нескольким эпизодам, в том числе по эпизоду включения в состав расходов по налогу на прибыль сумм НДС, так как нарушения, допущенные при оформлении счетов-фактур, сами по себе не являются основанием для вывода о неправомерности отнесения к расходам уплаченных по ним сумм, при том, что факт уплаты может быть подтвержден иными документами

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа
от 29 марта 2006 г. N А56-11128/2005

 

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Эльт Л.Т., судей Корпусовой О.А. и Мунтян Л.Б.

при участии в судебном заседании от открытого акционерного общества Национальный банк "Траст" Бигун О.Ф. (доверенность от 21.03.2006 N 106/2006) и Соколовой С.В. (доверенность от 21.03.2006 N 112/2006), от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 4 по Санкт-Петербургу Примпа А.С. (доверенность от 09.11.2005 N 03-09/7942),

рассмотрев 29.03.2006 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 4 по Санкт-Петербургу на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.07.2005 (судья Пилипенко Т.А.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.11.2005 (судьи Шестакова М.А., Масенкова И.В., Згурская М.Л.) по делу N А56-11128/2005,

установил:

Открытое акционерное общество Акционерный Коммерческий Банк "МЕНАТЕП Санкт-Петербург" (после изменения наименования - открытое акционерное общество Национальный банк "Траст"; далее - общество) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительными решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 4 по Санкт-Петербургу (далее - налоговая инспекция) от 25.02.2005 N 13-31/32 в части пунктов 1.3, 1.6, 1.7, 1.8, 1.12, 3.2, 4.1, 5.1, 6.2.2 и 8 и требования об уплате налога от 02.03.2005 N 0500000005 в соответствующей части.

До принятия решения судом первой инстанции общество в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) дополнило предмет заявленных требований и просило признать недействительными пункт 3.3 описательной части решения налоговой инспекции (том 2, л. д. 13, 14) и пункты 2.4 и 2.5 резолютивной части указанного решения (том 2, л. д. 3-5), а также произведенный налоговой инспекцией в приложении N 1 к оспариваемому решению расчет суммы налога на прибыль, подлежащей уплате обществом за 2002 год, в части завышения указанной суммы на 9 327 рублей и начисления соответствующих сумм пени и штрафа (том 1, л. д. 65). Кроме того, общество уточнило требования и просило признать недействительным пункт 3.2 оспариваемого решения только в части включения в налоговую базу по налогу на пользователей автомобильных дорог доходов по векселям третьих лиц.

Решением суда от 21.07.2005 признаны недействительными решение налоговой инспекции от 25.02.2005 N 13-31/32 и требование об уплате налога от 02.03.2005 N 0500000005 в части сумм налогов, пеней и штрафов по пунктам 1.3, 1.6, 1.7, 1.8, 1.12, 3.2 (в части, оспариваемой обществом), 3.3, 6.2.2 и 8 описательной части указанного решения, и пункты 2.4 и 2.5 резолютивной части того же решения. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.11.2005 решение суда изменено. Оспариваемые решение и требование признаны недействительными в части пункта 4.1 указанного решения, а также произведенного налоговой инспекцией расчета суммы налога на прибыль в части, оспариваемой обществом, и соответствующих сумм пеней и штрафа. Кроме того, постановлением суда апелляционной инстанции отменено решение суда в части признания недействительным пункта 3.3 решения налоговой инспекции, в удовлетворении данного требования обществу отказано. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе налоговая инспекция просит отменить принятые по настоящему делу судебные акты в части признания недействительными оспариваемых правовых актов по пунктам 1.3, 1.6, 1.7, 1.8, 1.12, 3.2, 6.2.2 и 8 описательной части решения налоговой инспекции и признания недействительными пунктов 2.4 и 2.5 резолютивной части указанного решения, а также просит отменить постановление суда апелляционной инстанции в части признания недействительными оспариваемых правовых актов по пункту 4.1 решения налоговой инспекции. По мнению подателя жалобы, суды неправильно применили статьи 24, 93, 123, 169, 243, 252, 264, 288, 291 и 328 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) а также статьи 2 и 3 Закона Российской Федерации от 13.12.1991 N 2030-1 "О налоге на имущество предприятий" (далее - Закон о налоге на имущество).

В судебном заседании представитель налоговой инспекции поддержал доводы кассационной жалобы, а представители общества просили оставить обжалуемые судебные акты без изменения как соответствующие законодательству.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как видно из материалов дела, налоговая инспекция провела выездную налоговую проверку общества за период с 01.01.2002 по 31.12.2002, по результатам которой составлен акт от 26.01.2005 N 2 и принято решение от 25.02.2005 N 13-31/32 о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения и проведении дополнительных мероприятий налогового контроля.

На основании указанного решения обществу предложено уплатить налог на прибыль, налог на имущество, налог на пользователей автомобильных дорог, налог на покупку иностранных денежных знаков и платежных документов, выраженных в иностранной валюте, налог на доходы физических лиц, а также пени. Кроме того, общество привлечено к ответственности за совершение налоговых правонарушений, предусмотренных пунктом 3 статьи 120, пунктом 1 статьи 122, статьей 123 и пунктом 1 статьи 126 НК РФ. На сумму начисленных по результатам проверки платежей налоговая инспекция направила требование об уплате налога от 02.03.2005 N 0500000005.

По результатам проверки налоговая инспекция пришла к выводу о занижении обществом налоговой базы по налогу на прибыль в результате неправомерного, по мнению налоговой инспекции, включения в расходы процентов, начисленных по собственным, векселям, переданным обществу с ограниченной ответственностью "Венчур" (далее - ООО "Венчур") по договорам купли-продажи (пункт 1.3 оспариваемого решения). Налоговая инспекция считает, что при указанной передаче у общества не возникли долговые обязательства по ценным бумагам, поскольку принадлежащее обществу требование по оплате векселей погашалось не уплатой денежных средств, а зачетом встречных требований ООО "Венчур" к обществу по оплате векселей третьих лиц, переданных указанной организацией обществу также на основании договоров купли-продажи.

Согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 265 НК РФ (в редакции, действовавшей на момент возникновения рассматриваемых правоотношений) в состав внереализационных расходов включаются расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида, в том числе процентов, начисленных по ценным бумагам и иным обязательствам, выпущенным (эмитированным) налогоплательщиком. При этом в целях главы 25 НК РФ под долговыми обязательствами понимаются кредиты, товарные и коммерческие кредиты, займы или иные заимствования независимо от формы их оформления (пункт 1 статьи 269 НК РФ), а в соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 291 НК РФ проценты по векселям относятся к собственным расходам банка.

На основании указанных норм суды пришли к обоснованному выводу о возникновении в данном случае долговых обязательств общества перед векселедержателем, поскольку изменение способа прекращения обязательства по оплате передаваемых векселей не означает безвозмездности сделки по продаже ценных бумаг и отсутствия факта заимствования в смысле пункта 1 статьи 269 НК РФ. По этой причине не имеет значения то обстоятельство, что ООО "Венчур" на момент приобретения векселей общества не обладало достаточными денежными средствами для их оплаты.

Не может быть принят во внимание также довод налоговой инспекции о том, что третьи лица, векселя которых приобретались обществом у ООО "Венчур", не способны выполнить свои обязательства по векселям. В его подтверждение податель жалобы указывает лишь на факт непредставления данными организациями отчетности в налоговые органы, что само по себе не может свидетельствовать об отсутствии у них денежных средств, достаточных для осуществления платежа.

Кроме того, налоговая инспекция в обоснование вывода об отсутствии долгового обязательства ссылается на положения главы 42 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), указывая, что вексель удостоверяет обязательство выплатить полученные взаймы денежные суммы (статья 815 ГК РФ), а потому выдачу векселя можно рассматривать как заимствование только после получения векселедателем денег. Между тем, поскольку в Федеральном законе от 11.03.1997 N 48-ФЗ "О переводном и простом векселе" и Положении о переводном и простом векселе (утверждено постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.1937 N 104/134) не указано иного, в основе выдачи (передачи) векселя может лежать обязательство, вытекающее не только из договора займа, но также из других соглашений, в том числе договора купли-продажи. Следовательно, данный довод налоговой инспекции основан на неправильном толковании закона.

По мнению налоговой инспекции, общество в 2002 году при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций неправомерно включило в расходы затраты, понесенные в связи с погашением простых векселей Сберегательного банка Российской Федерации (пункт 1.6 оспариваемого решения).

Судами при рассмотрении настоящего дела установлено, что общество заключило договоры комиссии, в соответствии с которыми оно в качестве комиссионера получало от комитентов принадлежавшие им векселя с ненаступившим сроком платежа и имело право реализовать указанные ценные бумаги либо предъявить их к платежу досрочно. При этом общество взяло на себя обязательство в установленный договорами комиссии срок, но не ранее наступления срока платежа по векселям, перечислить комитентам денежные средства в размере, соответствующем номиналам векселей.

Поскольку передаваемые обществу векселя не предусматривали получения дохода, а договоры комиссии не предусматривали выплаты комиссионеру вознаграждения, налоговая инспекция посчитала расходы общества, понесенные в связи с исполнением указанных договоров, экономически необоснованными, сославшись на пункт 1 статьи 252 НК РФ.

В силу статьи 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций является полученная налогоплательщиком прибыль; для российских организаций прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком; под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. При этом расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В данном случае общество, осуществляя продажу или досрочное погашение переданных по договору комиссии векселей, получало на определенный срок денежные средства, которые могло использовать в своей деятельности с целью извлечения дохода. Как следует из положений статей 1 и 5 Закона Российской Федерации от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" одной из форм предпринимательской деятельности банков является размещение привлеченных денежных средств от своего имени и за свой счет, в том числе на условиях возвратности, платности, срочности. Между тем налоговая инспекция не ссылается на то, что общество не использовало денежные средства, привлеченные при исполнении договоров комиссии, для осуществления банковских операций или совершения сделок, направленных на извлечение прибыли.

Кроме того, несмотря на то, что сумма, которую общество обязано было вернуть комитентам, оказалась выше сумм, полученных при продаже или досрочном погашении векселей, связанные с этим дополнительные расходы общества в процентном отношении к привлеченным таким образом денежным средствам были ниже ставки рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации. То есть деятельность общества в качестве комиссионера позволила ему снизить расходы на привлечение денежных средств.

Ссылка налоговой инспекции на статью 43 НК РФ является ошибочной, поскольку то обстоятельство, что расходы комиссионера не могут быть квалифицированы в качестве дисконта, не означает их необоснованности.

При таких обстоятельствах суды правильно применили положения статьи 252 НК РФ, посчитав указанные выше расходы общества экономически оправданными.

В ходе проверки налоговая инспекция также пришла к выводу о неправомерности учета обществом при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций расходов на рекламу в виде стоимости подарков для клиентов (пункт 1.7 оспариваемого решения).

Согласно пункту 1 статьи 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся, в том числе, расходы на рекламу производимых (приобретенных) и (или) реализуемых товаров (работ, услуг), деятельности налогоплательщика, товарного знака и знака обслуживания, включая участие в выставках и ярмарках. Как следует из положений пункта 4 указанной статьи, к расходам на рекламу могут быть отнесены расходы на рекламные мероприятия через средства массовой информации и телекоммуникационные сети, на изготовление рекламных стендов, а также на иные виды рекламы.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 18.07.1995 N 108-ФЗ "О рекламе" (далее - Закон о рекламе) рекламой является распространяемая в любой форме, с помощью любых средств информация о физическом или юридическом лице, товарах, идеях и начинаниях (рекламная информация), которая предназначена для неопределенного круга лиц и призвана формировать или поддерживать интерес к этим физическому, юридическому лицу, товарам, идеям и начинаниям и способствовать реализации товаров, идей и начинаний.

Налоговая инспекция считает, что изображавшаяся на подарках символика общества не содержит информацию, призванную формировать и поддерживать интерес к обществу, способствовать привлечению новых клиентов и продвижению оказываемых обществом услуг на финансовом рынке, в силу чего передача таких подарков не отвечает признаком рекламы, закрепленным в статье 2 Закона о рекламе.

Между тем обозначения, используемые субъектами предпринимательской деятельности, призваны индивидуализировать их товары и услуги. Поэтому распространение материальных носителей с подобными обозначениями должно рассматриваться как направленное на формирование и поддержание интереса к указанным лицам и способствующее реализации их товаров и услуг, на что обоснованно указали суды первой и апелляционной инстанций.

Дополнительно налоговая инспекция ссылается на то, что подарки распространялись обществом не среди неопределенного круга лиц. Однако при этом налоговым органом не учитываются следующие обстоятельства. Указанные подарки распространялись в ходе проведения рекламной компании, организованной в целях продвижения на рынке новой услуги общества. Информация о проведении указанной кампании размещалась на информационных стендах общества и в сети Интернет, а призы вручались первым клиентам, воспользовавшимся соответствующей услугой. Из изложенного видно, что доступ к сведениям о проведении кампании был открыт неопределенному кругу лиц и конкретные получатели подарков не были заранее известны. Следовательно, приведенный довод налоговой инспекции также подлежит отклонению.

В ходе налоговой проверки установлено (пункт 1.8 оспариваемого решения), что общество определяло срок обращения векселей со сроком платежа "по предъявлении, но не ранее" датой, начиная с которой вексель мог быть предъявлен к платежу, и с указанной даты осуществляло учет расходов, связанных с исполнением вексельного обязательства.

Налоговая инспекция посчитала данные действия общества неправомерными, сославшись на пункт 34 Положения о простом и переводном векселе, согласно которому переводной вексель сроком "по предъявлении, но не ранее" должен быть предъявлен к платежу в течение одного года с начальной даты предъявления векселя к платежу. На основании данной нормы налоговая инспекция в качестве срока обращения указанных векселей, исходя из которого определяется сумма дохода (расхода) налогоплательщика на конец отчетного периода, использовала предполагаемый срок их обращения, то есть к начальной дате возможного предъявления векселя к платежу прибавила еще год, в течение которого вексель должен быть предъявлен к платежу. Поэтому, по мнению налоговой инспекции, общество в 2002 году завысило расходы, учитываемые при налогообложении прибыли, на сумму процентов по векселям, которые могли быть предъявлены после 2002 года.

Признавая решение налоговой инспекции в указанной части недействительным, суды исходили из положений пункта 4 статьи 328 НК РФ, согласно которому налогоплательщик, определяющий доходы (расходы) по методу начисления, определяет сумму дохода (расхода), полученного (выплаченного) либо подлежащего получению (выплате) в отчетном периоде в виде процентов в соответствии с условиями договора, исходя из установленных по каждому виду долговых обязательств доходности и срока действия такого долгового обязательства в отчетном периоде. В данном случае к подлежащему выплате расходу общество относило суммы дисконта, представляющие разницу между суммой, получаемой при передаче векселя, и суммой, подлежащей уплате по векселю. Суды указали, что пунктом 34 Положения о переводном и простом векселе установлен срок, в течение которого вексель может быть предъявлен к платежу, однако обязанность векселедателя уплатить указанную в векселе сумму возникает с момента предъявления векселя, которое может быть произведено, начиная с наиболее ранней даты, в связи с чем именно эта дата должна определять срок действия вексельного обязательства.

Данный вывод основан на правильном толковании закона, и у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены обжалуемых судебных актов в указанной части.

По результатам проверки налоговая инспекция также пришла к выводу о неправомерном включении обществом в расходы, учитываемые при налогообложении прибыли, сумм налога на добавленную стоимость, уплаченных по счетам-фактурам, оформленным с нарушением подпунктов 2 и 3 пункта 5 и пункта 6 статьи 169 НК РФ (пункт 1.12 оспариваемого решения).

В соответствии с пунктом 5 статьи 170 НК РФ банки имеют право включать в затраты, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций, суммы налога, уплаченные поставщикам по приобретаемым товарам (работам, услугам). Последствием такого решения является возложение на налогоплательщиков обязанности уплачивать в бюджет всю сумму налога на добавленную стоимость, полученную ими по операциям, подлежащим налогообложению.

В пункте 7.4 учетной политики общества для целей налогообложения за 2002 год, утвержденной приказом председателя правления общества от 02.07.2002 N 81 (т. 1, л. д. 81), воспроизведены положения пункта 5 статьи 170 НК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Согласно пункту 1 статьи 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренной главой 21 НК РФ. Положения главы 21 НК РФ не могут применяться к отношениям по исчислению налога на прибыль при отсутствии специальной оговорки в законе.

Следовательно, при исчислении налога на прибыль организаций последствия несоблюдения формальных требований к счету-фактуре не могут определяться по правилам статьи 169 НК РФ. Поэтому нарушения, допущенные при оформлении указанных документов, сами по себе не являются основанием для вывода о неправомерности отнесения к расходам уплаченных по ним сумм налога на добавленную стоимость, при том что факт уплаты может быть подтвержден иными документами. В данном случае такие документы обществом представлены, и их достоверность не оспаривается налоговой инспекцией.

Кроме того, в оспариваемом решении и приложении к акту выездной налоговой проверки не указывается, в чем заключалось допущенное обществом нарушение при оформлении счетов-фактур и какие именно счета-фактуры оформлены с нарушением. При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно посчитал недоказанным факт нарушения подпунктов 2 и 3 пункта 5 и пункта 6 статьи 169 НК РФ.

Также налоговой проверкой установлено, что общество не включило в налоговую базу по налогу на пользователей автомобильных дорог за 2002 год начисленные, но не полученные на конец отчетного периода доходы по учтенным векселям третьих лиц. Сославшись на абзац третий статьи 4 Федерального закона от 24.07.2002 N 110-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации" (далее - Закон от 24.07.2002 N 110-ФЗ), налоговая инспекция пришла к выводу о неправомерности указанных действий общества (пункт 3.2 оспариваемого решения).

В соответствии с положениями названного абзаца для налогоплательщиков, определявших в 2002 году выручку от реализации по мере ее оплаты, налоговая база по налогу на пользователей автомобильных дорог за товары (продукцию, работы, услуги), отгруженные (поставленную, выполненные, оказанные), но не оплаченные по состоянию на 1 января 2003 года, определяется исходя из суммы дебиторской задолженности за товары (продукцию, работы, услуги), отгруженные (поставленные, выполненные, оказанные), но не оплаченные по состоянию на 1 января 2003 года.

Признавая недействительным решение налоговой инспекции в рассматриваемой части, суды первой и апелляционной инстанций исходили из следующего: до наступления срока платежа по векселю сумма процентов в виде дисконта является суммой предполагаемого дохода, а векселедержатель до наступления указанного срока не имеет права на ее получение. Поэтому на указанную сумму не распространяются положения абзаца третьего статьи 4 Закона от 24.07.2002 N 110-ФЗ.

Данный вывод согласуется с правилами, регулирующими осуществление платежа по обязательству, удостоверенному векселем. В соответствии с абзацем первым статьи 815 ГК РФ вексель удостоверяет ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) либо иного указанного в векселе плательщика (переводной вексель) выплатить по наступлении предусмотренного векселем срока полученные взаймы денежные суммы.

Следовательно, возникновение права векселедержателя на получение указанной в векселе суммы обусловлено наступлением срока платежа. До наступления указанного срока векселедержатель не может быть принужден принять платеж, а плательщик, который платит досрочно, делает это на свой страх и риск (пункт 40 Положения о переводном и простом векселе).

Таким образом, у общества до наступления срока платежа по векселям третьих лиц не было права на получение соответствующих сумм и обязанности по их учету в качестве сумм дебиторской задолженности при определении налоговой базы по налогу на пользователей автомобильных дорог за 2002 год.

Кроме того, включив спорную сумму в налоговую базу, налоговая инспекция обязала общество уплатить налог на пользователей автомобильных дорог. Между тем, исходя из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в определении от 08.06.2004 N 229-О, в данном случае обязанность по уплате налога могла быть возложена на общество только после получения оплаты по векселям. Однако, как следует из содержания оспариваемого решения, указанный вопрос не исследовался налоговой инспекцией в ходе выездной налоговой проверки, что также является основанием для признания недействительным решения налоговой инспекции в соответствующей части.

По результатам налоговой проверки установлено, что общество при определении налоговой базы по налогу на имущество не включило в первоначальную стоимость объектов основных средств суммы налога на добавленную стоимость, уплаченные при их приобретении (пункт 4.1 оспариваемого решения).

Налоговая инспекция сочла указанные действия неправомерными, сославшись на следующее. В соответствии с Законом о налоге на имущество данным налогом облагаются основные средства, нематериальные активы, запасы и затраты, находящиеся на балансе плательщика (абзац первый статьи 2), для целей налогообложения определяется среднегодовая стоимость имущества предприятия (статья 3). Пунктом 4 приложения N 6 к Правилам ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации (утверждены приказом Центрального Банка Российской Федерации от 18.06.1997 N 02-263), установлено, что основные средства учитываются на счетах по их учету в первоначальной оценке, которая определяется для объектов, приобретенных за плату - исходя из фактически произведенных затрат, включая расходы по доставке, монтажу, сборке, установке. Следовательно, поскольку при приобретении основных средств общество уплачивало налог на добавленную стоимость, суммы указанного налога подлежали включению в налоговую базу по налогу на имущество предприятий.

С позицией налоговой инспекции согласился суд первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, применил пункт 1 статьи 257 НК РФ, в соответствии с которым в первоначальную стоимость основных средств не включаются суммы налогов, подлежащих вычету или учитываемых в составе расходов в соответствии с НК РФ. Дополнительно суд сослался на Правила ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, утвержденные Центральным Банком Российской Федерации 05.12.2002 N 205-П.

Между тем положения статьи 257 НК РФ устанавливают порядок определения стоимости амортизируемого имущества для целей исчисления налоговой базы по налогу на прибыль организаций и не могут - при отсутствии специальной оговорки в законе - применяться при исчислении базы по налогу на имущество, а утвержденные Центральным Банком Российской Федерации 05.12.2002 Правила вступили в силу с 01.01.2003 (пункт 3 положения Банка России от 05.12.2002 N 205-П "О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации"). Таким образом, суд апелляционной инстанции применил нормы права, не подлежащие применению.

Кроме того, суд апелляционной инстанции не учел, что общество воспользовалось предоставленным пунктом 5 статьи 170 НК РФ правом включать в затраты, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций, суммы налога, уплаченные поставщикам по приобретаемым товарам (работам, услугам). Принимая во внимание данное обстоятельство, налоговая инспекция пришла к обоснованному выводу о том, что суммы налога на добавленную стоимость, уплаченные обществом при приобретении основных средств, не предъявляются им к вычету, включаются в состав фактических затрат общества на приобретение основных средств и должны учитываться в составе их первоначальной стоимости. Таким образом, суд первой инстанции правильно применил нормы права.

В то же время, отказывая в удовлетворении заявленных требований в соответствующей части, суд отклонил содержащийся в заявлении довод о том, что налоговой инспекцией при доначислении налога на имущество не учтено право общества на налоговую льготу в отношении основных средств банковского назначения, предусмотренную положениями подпункта "в" пункта 1 статьи 11-3 Закона Санкт-Петербурга от 14.07.1995 N 81-11 "О налоговых льготах" (в редакции, действовавшей на момент возникновения рассматриваемых правоотношений). При этом суд сослался на то, что обществом в материалы дела не представлена уточненная налоговая декларация.

Между тем при наличии заявления общества о применении налоговой льготы суд обязан был в соответствии с частью 2 статьи 65 АПК РФ определить обстоятельства, имеющие значения для правильного решения вопроса о праве общества на указанную льготу, и на основании представленных сторонами доказательств принять решение в соответствии с подлежащими применению нормативными правовыми актами. При этом при возникновении спора о том, имел ли место отказ налогоплательщика от использования льготы, следует исходить из того, что факт неучета налогоплательщиком налоговой льготы при составлении декларации за конкретный налоговый период сам по себе не означает его отказ от использования соответствующей налоговой льготы в этом периоде (пункт 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 41, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 9 от 11.06.1999 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации").

Таким образом, решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требования о признании недействительным пункта 4.1 решения налоговой инспекции не может быть оставлено в силе в связи с допущенными нарушениями норм процессуального права (часть 3 статьи 288 АПК РФ), а у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные пунктом 2 части 1 статьи 287 АПК РФ основания для принятия нового судебного акта. При таких обстоятельствах дело в соответствующей части подлежит направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует дать оценку доводам сторон, касающимся наличия у общества оснований для применения налоговой льготы, и вынести решение исходя из действительной обязанности налогоплательщика по уплате налога.

По результатам проверки налоговая инспекция также пришла к выводу о том, что общество неправомерно не удержало и не перечислило налог на доходы физических лиц, исчисленный обществом с подлежащей налогообложению суммы дохода, выплаченной Новикову А.И. (пункт 6.2.2 оспариваемого решения). На этом основании налоговая инспекция привлекла общество к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного статьей 123 НК РФ, и предложила обществу уплатить суммы налоговых санкций и пени.

Признавая недействительным оспариваемое решение в соответствующей части, суды обоснованно исходили из следующего.

В данном случае общество, действуя в качестве посредника, выплатило физическому лицу суммы, полученные от реализации принадлежащих последнему ценных бумаг.

В соответствии с абзацем вторым пункта 3 статьи 214.1 НК РФ доход (убыток) по операциям купли-продажи ценных бумаг определяется как разница между суммами доходов, полученными от реализации ценных бумаг, и документально подтвержденными расходами на приобретение, реализацию и хранение ценных бумаг, фактически произведенными налогоплательщиком, либо имущественными вычетами, принимаемыми в уменьшение доходов от сделки купли-продажи в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 214.1 НК РФ.

Согласно абзацу пятнадцатому пункта 3 статьи 214.1 НК РФ в случае, если расходы налогоплательщика не могут быть подтверждены документально, он вправе воспользоваться имущественным налоговым вычетом, предусмотренным абзацем первым подпункта 1 пункта 1 статьи 220 НК РФ. В силу названных положений при продаже ценных бумаг, находившихся в собственности налогоплательщика три года и более, имущественный налоговый вычет предоставляется в сумме, полученной налогоплательщиком при продаже указанных ценных бумаг. Данный налоговый вычет может быть предоставлен источником выплаты дохода (абзац семнадцатый пункта 3 статьи 214.1 НК РФ).

Судом первой инстанции установлено, что ценные бумаги находились в собственности Новикова А.И. более трех лет, и при их продаже налогоплательщик заявил о предоставлении ему налогового вычета. Следовательно, банк правомерно не удержал и не перечислил налог на доходы физических лиц с сумм, выплаченных Новикову А.И.

Налоговая инспекция в кассационной жалобе не указывает на несоответствие выводов судов обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам и не приводит доводов о нарушении или неправильном применении судами норм материального или процессуального права. При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов в соответствующей части.

На основании пункта 8 оспариваемого решения общество привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 126 НК РФ. При этом налоговая инспекция сослалась на то, что требование о представлении документов получено филиалом общества в г. Самара 01.12.2004, а перечисленные в нем документы представлены 10.12.2004 согласно акту, которым оформлялась их передача.

Между тем судами установлено, что указанное требование направлено филиалу общества в ходе проведения выездной налоговой проверки, которая в соответствии с положениями статьи 89 НК РФ проводится по месту нахождения проверяемого налогоплательщика. В самом требовании не конкретизировано, каким способом должны быть представлены документы, а в период с 01.12.2004 по 10.12.2004 должностное лицо, проводившее проверку, не находилось на территории общества, что налоговая инспекция не отрицает. Обществом в материалы дела представлена копия распоряжения управляющего филиалом от 01.12.2004 N 42/1, в соответствии с которым на главного бухгалтера филиала возложена обязанность представить истребованные документы в помещении, выделенном для проведения выездной налоговой проверки.

При таких обстоятельствах следует признать, что общество предприняло все зависящие от него меры для исполнения требования налогового органа, поэтому суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии вины в действиях общества и, руководствуясь пунктом 2 статьи 109 НК РФ, признали недействительным пункт 8 оспариваемого решения.

Общество просит признать недействительным пункт 2.4 резолютивной части решения налоговой инспекции, в соответствии с которым общество обязано представить уточненные сведения о доходах физических лиц по форме N 2-НДФЛ. По мнению общества, налоговым законодательством не предусмотрено представление уточненных сведений в случае выявления ошибок в ходе проведения выездной налоговой проверки, не содержит такого правила и приказ Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 31.10.2003 N БГ-3-04/583, которым утверждена соответствующая форма.

Суды обеих инстанций согласились с приведенными доводами общества.

Между тем судами не учтено следующее. В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 31 НК РФ налоговые органы вправе требовать от налогоплательщика или налогового агента документы по формам, установленным государственными органами и органами местного самоуправления, служащие основаниями для исчисления и уплаты (удержания и перечисления) налогов, а также пояснения и документы, подтверждающие правильность исчисления и своевременность уплаты (удержания и перечисления) налогов. Также налоговые органы вправе требовать от налогоплательщиков, налоговых агентов, их представителей устранения выявленных нарушений законодательства о налогах и сборах и контролировать выполнение указанных требований (подпункт 8 пункта 1 статьи 31 НК РФ).

Предоставление налоговым органам названных полномочий направлено на осуществление ими функций контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет налогов и сборов (пункт 1 статьи 30 НК РФ).

Поэтому предъявление налогоплательщику (налоговому агенту) требования об устранении нарушений налогового законодательства, выявленных в ходе процедур налогового контроля, и о представлении уточненных сведений, касающихся уплаты (удержания, перечисления) налога, не противоречит положениям подпунктов 1 и 8 пункта 1 статьи 31 НК РФ. Кроме того, не может быть признана обоснованной ссылка судов на приказ Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 31.10.2003 N БГ-3-04/583. Указанным приказом утверждены формы отчетности по налогу на доходы физических лиц за 2003 год, в то время как выездная налоговая проверка, по результатам которой принято оспариваемое решение, охватывала период с 01.01.2002 по 31.12.2002.

Таким образом, пункт 2.4 резолютивной части решения налоговой инспекции соответствует закону, а вывод судов о неправомерности содержащегося в нем требования основан на неправильном применении норм материального права. Обжалуемые судебные акты в соответствующей части подлежат отмене, с принятием нового судебного акта об отказе в удовлетворении требования о признании недействительным пункта 2.4 резолютивной части оспариваемого решения.

Общество также просит признать недействительным пункт 2.5 резолютивной части решения налоговой инспекции, в котором содержится требование об уплате по месту нахождения организации сумм налога на прибыль организаций и соответствующих пеней и штрафов, начисленных по результатам проверки прекративших свою деятельность филиалов общества.

Суды первой и апелляционной инстанций признали данное требование неправомерным, сославшись на статью 288 НК РФ, пункт 2 которой предусматривает, что уплата авансовых платежей, а также сумм налога, подлежащих зачислению в доходную часть бюджетов субъектов Российской Федерации и бюджетов муниципальных образований, производится налогоплательщиками - российскими организациями по месту нахождения организации, а также по месту нахождения каждого из ее обособленных подразделений исходя из доли прибыли, приходящейся на эти обособленные подразделения.

Поскольку налоговое законодательство не предусматривает специальных правил, регулирующих порядок уплаты налога на прибыль организаций в отношении деятельности ликвидированных филиалов, к такой ситуации должны применяться общие правила пункта 2 статьи 288 НК РФ. Кроме того, уплата налога в порядке, предусмотренном пунктом 2.5 оспариваемого решения, привела бы к неверному распределению подлежащих уплате обществом сумм налога на прибыль организаций между бюджетами субъектов Российской Федерации, а также лишению местных бюджетов части доходов в случае установления законами соответствующих субъектов Российской Федерации на основании статьи 58 Бюджетного кодекса Российской Федерации нормативов отчислений от налога на прибыль организаций в бюджеты муниципальных образований.

При таких обстоятельствах нет оснований для отмены обжалуемых судебных в части признания недействительным пункта 2.5 резолютивной части решения налоговой инспекции.

На основании вышеизложенного и руководствуясь статьями 286, 287 (пункты 2 и 3 части 1) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.11.2005 по делу N А56-11128/2005 в части удовлетворения требования открытого акционерного общества Национальный банк "Траст" о признании недействительным пункта 4.1 решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 4 по Санкт-Петербургу от 25.02.2005 N 13-31/32 отменить.

В указанной части дело направить на новое рассмотрение в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд.

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.07.2005 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.11.2005 по делу N А56-11128/2005 в части удовлетворения требования открытого акционерного общества Национальный банк "Траст" о признании недействительным пункта 2.4 резолютивной части решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 4 по Санкт-Петербургу от 25.02.2005 N 13-31/32 отменить.

В удовлетворении указанного требования открытому акционерному обществу Национальный банк "Траст" отказать.

В остальной части обжалуемые судебные акты оставить без изменения.

 

Председательствующий
Судьи

Л.Т. Эльт
О.А. Корпусова

Л.Б. Мунтян

 

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 29 марта 2006 г. N А56-11128/2005


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением пунктуации и орфографии источника