Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 сентября 2008 г. N А56-33426/2007 Заявление ОАО о признании частично недействительным решения ИФНС о начислении налогов, сборов, пеней и штрафов частично удовлетворено, поскольку, в частности, факт отсутствия регистрации договоров на момент признания расходов не имеет значения в целях налогообложения, поскольку расходы подтверждены документально, факт их несения и использование полученной технологии в целях получения прибыли ответчик не оспаривает

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа
от 23 сентября 2008 г. N А56-33426/2007

ГАРАНТ:

См. также решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21 февраля 2008 г.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Корабухиной Л.И., судей Корпусовой О.А., Морозовой Н.А.,

при участии от открытого акционерного общества "Светогорск" Лукьяновой Л.Е. (доверенность от 21.05.2008 N 221-1218), Лобовиковой С.В. (доверенность от 21.05.2008 N 221-1218), Траппуевой Ю.В. (доверенность от 22.10.2007 N 591/3-0429), от Инспекции Федеральной налоговой службы по Выборгскому району Ленинградской области Жигаловой А.Ю. (доверенность от 06.05.2008 N 21188), Куликовой Н.В. (доверенность от 09.01.2008 N 242), Беловой Е.П. (доверенность от 15.09.2008 N 38275),

рассмотрев 17.09.2008 в открытом судебном заседании кассационные жалобы открытого акционерного общества "Светогорск" и Инспекции Федеральной налоговой службы по Выборгскому району Ленинградской области на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.02.2008 (судья Денего Е.С.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2008 (судьи Горбачева О.В., Будылева М.В., Загараева Л.П.) по делу N А56-33426/2007,

установил:

Открытое акционерное общество "Светогорск" (далее - ОАО "Светогорск", общество) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением (с учетом уточнения заявленных требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) о признании частично недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Выборгскому району Ленинградской области (далее - налоговая инспекция) от 30.08.2007 N 103, а именно: подпунктов 1-8 пункта 1 решения - в части привлечения к ответственности в виде наложения штрафов в общей сумме 13 894 150 руб., подпунктов 1-7 пункта 3.1 решения - в части начисления налогов в общей сумме в размере 92 568 228 руб., подпунктов 1-7 пункта 2 решения - в части начисления 7 203 192 руб. 77 коп. пеней за несвоевременную уплату налогов, а также пунктов 3.2, 3, 4 - в части оспариваемых сумм и пункта 5 решения - в части обязания общества удержать 325 руб. налога на доходы физических лиц.

Решением суда первой инстанции от 21.02.2008 заявленные ОАО "Светогорск" требования удовлетворены частично. Решение налоговой инспекции признано недействительным по эпизодам привлечения общества к налоговой ответственности в виде наложения штрафов в общей сумме в размере 13 859 621 руб., начисления недоимки по налогам в общей сумме 92 556 769 руб., начисления пеней за несвоевременную уплату налогов в общей сумме 7 210 994 руб. 20 коп. Также судом признаны недействительными пункт 3.2 резолютивной части решения ответчика в части суммы в размере 13 859 621 руб., пункт 3.3 резолютивной части решения в части суммы в размере 7 201 994 руб. 20 коп., пункт 4 резолютивной части решения и пункт 5 резолютивной части решения в отношении суммы в размере 325 руб. В удовлетворении остальной части заявления обществу отказано.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2008 прекращено производство по делу в части признания недействительным решения налогового органа от 30.08.2007 N 103 по эпизоду доначисления земельного налога в сумме 839 руб. 90 коп., соответствующих пеней и налоговых санкций в связи с отказом Общества от заявленных требований.

Также данным постановлением апелляционный суд отменил решение от 21.02.2008 в части признания недействительным решения налоговой инспекции от 30.08.2007 N 103 по эпизодам доначисления 650 830 руб. налога на прибыль, связанных с неправомерным списанием дебиторской задолженности, начисления соответствующих сумм пени и налоговых санкций, доначисления 21 963 372 руб. налога на прибыль в связи с неправомерным признанием убытка по базе переходного периода, начисления соответствующих пеней и налоговых санкций, доначисления налога на добавленную стоимость (далее - НДС), начисления пени и санкций по этому налогу в связи с отказом в применении налоговых вычетов по НДС в сумме 13 425 руб., доначисления 9 000 руб. пени по налогам и отказал ОАО "Светогорск" в удовлетворении заявленных требований в этой части. В остальной части решение суда от 21.02.2008 оставлено без изменения.

ОАО "Светогорск" и налоговая инспекция не согласились с принятыми по делу судебными актами и обратились с кассационными жалобами.

Так, общество просит отменить постановление апелляционного суда от 25.06.2008 и оставить в силе решение суда первой инстанции от 21.02.2008 в части отказа в признании недействительным решения налоговой инспекции от 30.08.2007 N 103 по эпизодам:

доначисления 650 830 руб. налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пеней и налоговых санкций,

- доначисления 21 963 372 руб. налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пеней и налоговых санкций,

- доначисления 13 425 руб. НДС, пеней и налоговых санкций по этому налогу Налоговый орган просит отменить принятые по делу судебные акты о признании недействительным оспариваемого решения в части:

- доначисления налога на прибыль, начисления пеней и налоговых санкций (по эпизодам исключения из состава амортизируемого имущества основных средств, которые были реконструированы (модернизированы), признания в составе расходов периодических платежей за пользование товарным знаком "Хьюлетт-Паккард", признания в составе расходов платежей по соглашению с "ДЖ.М.Хубер Денмар АПС", отнесения на расходы затрат общества по организации семинаров для представителей дилерских компаний),

- доначисления НДС, пеней и налоговых санкций по эпизоду, связанному с применением налоговых вычетов по счетам-фактурам, выставленным обществом с ограниченной ответственностью "Прогресс СПб" (далее - ООО "Прогресс СПб"),

- доначисления транспортного налога, начисления пеней и налоговых санкций,

- доначисления налога на имущество, начисления пеней и налоговых санкций по этому налогу,

и принять по делу в этой части новый судебный акт.

В судебном заседании стороны представили отзывы на кассационные жалобы и поддержали доводы, изложенные в своих кассационных жалобах и отзывах на них.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке в пределах доводов, изложенных в жалобах сторон.

Как усматривается из материалов дела, налоговая инспекция в апреле -мае 2007 года провела выездную налоговую проверку по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) ОАО "Светогорск" налогов и сборов, в том числе, акцизов, единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности (далее - ЕНВД), налога на операции с ценными бумагами, налога на прибыль организаций, налога на доходы иностранных компаний, транспортного налога, налога на имущество организаций, земельного налога, налога на доходы, полученные в виде дивидендов, по вопросам соблюдения валютного законодательства - за период с 01.01.2005 по 31.12.2006, НДС, водного налога - за период с 01.10.2005 по 31.12.2006, единого социального налога (далее - ЕСН) - за период с 01.07.2006 по 31.12.2006, НДФЛ - за период с 27.07.2004 по 02.04.2007, в ходе которой выявила ряд правонарушений, о чем составила акт от 30.07.2007 N 130.

Рассмотрев материалы проверки и представленные налогоплательщикам возражения по этому акту, налоговая инспекция приняла решение от 30.08.2007 N 103, которым привлекла ОАО "Светогорск" к налоговой ответственности (пункты 1, 3.2 резолютивной части решения), предусмотренной: пунктом 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) за непредставление в налоговый орган в течение более 180 дней налоговых деклараций по ЕНВД в виде взимания штрафа в сумме 21 772 руб.; пунктом 1 статьи 122 НК РФ за неуплату (неполную уплату) налогов, в том числе, ЕНВД - в виде 2 291 руб. штрафа, налога на прибыль - в виде 13 685 770 руб. штрафа, транспортного налога - в виде 4 164 руб. штрафа, налога на имущество - в виде 115 771 руб. штрафа, земельного налога - в виде 53 851 руб. штрафа; пунктом 1 статьи 123 НК РФ за неправомерное неперечисление сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, - в виде 10 531 руб. штрафа. Общая сумма налоговых санкций, начисленных решением от 30.08.2007 N 103, составила 13 894 150 руб. Кроме того, принятым решением от 30.08.2007 N 103 (пункты 2 и 3.1, 3.3 резолютивной части решения) обществу было доначислено и предложено уплатить в бюджет в срок, установленный в требовании, 92 578 700 руб. налогов и взносов, том числе, 11 459 руб. ЕНВД, 84 405 252 руб. налога на прибыль, 7 281 703 руб. НДС, 27 151 руб. транспортного налога, 578 857 руб. налога на имущество, 269 254 руб. земельного налога, 3 266 руб. ЕСН, 1 758 руб. страховых взносов и 7 206 449 руб. 56 коп. пеней за их несвоевременную уплату. Пунктом 5 резолютивной части решения налоговой инспекции ОАО "Светогорск" предписано удержать у физических лиц, указанных в акте, сумме неудержанного НДФЛ в размере 52 656 руб., а в случае невозможности представить в налоговый орган сведения по установленной форме в течение одного месяца.

Общество частично не согласилось с решением от 30.08.2007 N 103 и обратилось с заявлением в арбитражный суд.

Кассационная инстанция считает, что суд апелляционной инстанции, полно и всесторонне исследовав материалы дела и правильно применив нормы материального права, частично удовлетворил требования налогоплательщика и отказал ему в удовлетворении остальной части требований, исходя из следующего.

В ходе выездной проверки правильности исчисления и уплаты обществом налога на прибыль организаций налоговый орган установил, что ОАО "Светогорск" в нарушение пункта 3 статьи 256 НК РФ не исключало из состава амортизируемого имущества для целей исчисления данного налога основные средства, находящиеся на реконструкции и модернизации свыше 12 месяцев в течение 2005 - 2006 года (подпункт 1 пункта 2.1 мотивировочной части решения от 30.08.2007 N 103).

Обстоятельства выявленного правонарушения следующие.

На основании решения руководства (одобрение совета директоров, стратегические проекты от 08.09.2004 и от 02.09.2004) общества, им производилась реконструкция ряда объектов основных средств бумагоделательной машины (далее - БДМ) N 4 (сумма капитальных вложений в течение 2005 - 2006 года составила 871 204 256 руб., ввод в эксплуатацию осуществлен в декабре 2006 года) и БДМ N 1 (сумма капитальных вложений в течение 2005 - 2006 года составила 1 196 451 432 руб., ввод в эксплуатацию осуществлен в феврале 2006 года). Сумма амортизации по данным объектам основных средств за 2005 - 2006 годы составила 128 749 882 руб., из них, по БДМ N 1 - в сумме 83 441 694 руб. (41 637 384 руб. в 2005 году, 41 804 310 руб. - в 2006 году), по БДМ N 4 - в сумме 45 308 191 руб. (22 633 084 руб. - в 2005 году, - 22 675 107 руб.- в 2006 году).

В ходе проверки налоговый орган посчитал, что, поскольку согласно решению руководства общества срок реконструкции данных объектов основных средств составляет более 14 месяцев, данные основные средства подлежат исключению из состава амортизируемого имущества вне зависимости от факта использования этих реконструируемых объектов в этот период в деятельности, направленной на получение дохода.

Суды первой и апелляционной инстанции признали решение налоговой инспекции в этой части недействительным, установив на основании представленной обществом в материалы дела технической документации, что спорные основные средства не выводились налогоплательщиком из эксплуатации на время реконструкции в течение 2005 - 2006 года и участвовали в производстве продукции в обычном режиме.

Обжалуя принятые по делу судебные акты в этой части, налоговый орган ссылается на то, что норма пункта 3 статьи 256 НК РФ не подлежит расширительному толкованию и не связывает проведение реконструкции и модернизации с выбытием основных средств из эксплуатации, устанавливая в качестве основания для исключения объекта основных средств из состава амортизируемого имущества наличие решения руководства организации о проведении реконструкции продолжительностью свыше 12 месяцев. Кроме того, вывод судов о том, что БДМ N 1 и N 4 не выводились из эксплуатации, по мнению ответчика, не имеет документального подтверждения и основан исключительно на объяснениях налогоплательщика.

Суд кассационной инстанции считает доводы налоговой инспекции в этой части ошибочными.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации "Налог на прибыль" налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Согласно пункту 1 статьи 256 НК РФ амортизируемым имуществом в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации признается имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено главой 25 НК РФ), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 10 000 руб.

Исходя из положений пункта 3 статьи 256 НК РФ, из состава амортизируемого имущества исключаются основные средства, находящиеся по решению руководства организации на реконструкции и модернизации продолжительностью свыше 12 месяцев.

Согласно пункту 2 статьи 257 НК РФ первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям.

Согласно пункту 27 Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01, утвержденного Приказом Минфина России от 30.03.2001 N 26н, затраты на восстановление объекта основных средств отражаются в бухгалтерском учете отчетного периода, к которому они относятся. При этом затраты ка модернизацию и реконструкцию объекта основных средств после их окончания увеличивают первоначальную стоимость такого объекта, если в результате модернизации и реконструкции улучшаются (повышаются) первоначально -принятые нормативные показатели функционирования (срок полезного использования, мощность, качество применения и т.п.) объекта основных средств.

Если в результате реконструкции, модернизации или технического перевооружения объекта основных средств не произошло увеличение срока его полезного использования, налогоплательщик при исчислении амортизации учитывает оставшийся срок полезного использования (пункт 1 статьи 258 НК РФ).

Вместе с тем, приведенной выше нормой статьи 256 НК РФ установлено, что амортизируемым имуществом признается имущество, которые находится у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено настоящей главой) и используется им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации. Соответственно, если часть реконструируемого и (или) модернизируемого основного средства не выведена из эксплуатации и продолжает использоваться налогоплательщиком в деятельности, приносящей доходы, амортизацию по этой части основного средства в целях налогообложения прибыли можно продолжать начислять.

Суды первой и апелляционной инстанций на основании представленных доказательств установили, что основные средства - БДМ N 1 и N 4 были пригодны для использования, не выводились из эксплуатации на время реконструкции в течение 2005 и 2006 годов, а участвовали в производстве продукции в нормальном режиме, то есть использовались обществом в целях получения прибыли.

Так, налогоплательщик представил документы, подтверждающие специфику спорных основных средств (БДМ N 1 и N 4) и порядок их эксплуатации (Приложения 2, 5, 22 к делу; том 5 дела, листы 3 - 25,): из технической документации (регламентов и схем работы БДМ, презентаций), данных об объемах произведенной продукции усматривается, что основные средства, в отношении которых возник спор, представляют собой отдельные производственные цеха - комплексы имущества, в состав которых входят отдельные единицы, являющиеся самостоятельными элементами, и реконструкция (модернизация) отдельных их элементов не приостанавливает деятельность данных основных средств в целом и их использование для производства продукции то есть, для извлечения прибыли.

Данные документы получили надлежащую оценку судов, признавших их достаточными для установления факта эксплуатации спорных основных средств в проверяемом периоде. Выводы судов подтверждаются материалами дела, основания для их переоценки отсутствуют.

Кроме того, из представленных обществом и не опровергнутых налоговым органом документов - справок-расчетов о простое БДМ N 1 и N 4 -усматривается, что совокупный срок простоя данных объектов основных средств в течение года не превышал 3 месяцев.

Налоговый орган, настаивая на обоснованности своей позиции, ссылается на наличие решения руководства о проведении реконструкции продолжительностью свыше 12 месяцев как основного критерия исключения основных средств из состава амортизируемого имущества, не учитывая, при этом, положения пункта 1 статьи 256 НК РФ и не принимая во внимание специфику спорных объектов (возможность их реконструкции (модернизации) без изъятия из производственного процесса и фактическое нахождения БДМ N 1 и N 4 как имущественного комплекса на реконструкции менее 12 месяцев).

Суд кассационной инстанции считает, что суды первой и апелляционной инстанций всесторонне и полно исследовали материалы дела по данному эпизоду проверки, дали надлежащую правовую оценку всем доказательствам, в соответствии с требованиями части 2 статьи 71 АПК РФ, правильно применили нормы материального права. Доводы жалобы налоговой инспекции направлены на переоценку обстоятельств дела, установленных судами и подлежат отклонению.

Не могут быть признаны состоятельными и доводы налогового органа по эпизоду отнесения обществом на расходы, связанные с производством и, реализацией продукции (работ, услуг), периодических платежей за пользование торговой маркой "Хьюлетт-Паккард" по соглашению о сублицензировании торгового знака, заключенному с компанией "Интернейшнл Пейпер Компании".

Данное нарушение отражено в части 2 подпункта 2.1 пункта 2 мотивировочной части решения налоговой инспекции от 30.08.2007 N 103.

В ходе выездной проверки налоговая инспекция признала необоснованным включение ОАО "Светогорск" в состав расходов, связанных с производством и реализацией продукции (работ, услуг) и уменьшающих налогооблагаемую прибыль, 6 639 656 руб. периодических платежей за пользование указанной торговой маркой по соглашению о сублицензировании торгового знака от 01.10.2006, заключенному между заявителем и компанией "Интернейшнл Пейпер Компании".

Основанием для отказа в принятии расходов послужило то обстоятельство, что в ходе проверки налогоплательщик не представил документы, подтверждающие регистрацию данного соглашения в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности, что в силу положений статьи 27 Закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" (далее - Закон "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров") свидетельствует о его недействительности.

Также согласно части 3 подпункта 2.1 пункта 2 мотивировочной части решения налоговой инспекции от 30.08.2007 N 103, налоговый орган посчитал необоснованным включение ОАО "Светогорск" в 2005 - 2006 году в состав расходов, связанных с производством и реализацией продукции (работ, услуг), 80 159 615 руб. лицензионных платежей (в том числе, 41 454 132 руб. - за 2005 год, 38 705 483 руб. - за 2006 год) на основании лицензионного соглашения от 04.02.2003, заключенного с "Дж. М. Хубер Денмарк АПС" (Дания) на использование технологии, касающейся проектирования, строительства и эксплуатации предприятия осажденного карбоната кальция (ОКК) на целлюлозно-бумажном комбинате в Светлогорске.

В соответствии с пунктом 1.1. данного соглашения общество получает ограниченное неэксклюзивное право и лицензию на использование лицензионной технологии исключительно в целях производства осажденного карбоната кальция на предприятии ОКК в Светлогорске. Пунктом 9.7 данного соглашения дано понятие термина "Лицензионные технологии", согласно которому таковыми являются технологические знания, опыт, навыки, умения, практические наработки, патентные права, изобретения, ноу-хау, производственные секреты, методы, химические формулы, процессы, спецификации, технологические данные, то есть вся информация, которая является результатом интеллектуальной деятельности.

Пунктом 2.1 соглашения установлено, что компания "Дж. М. Хубер Денмарк АПС" обладает исключительным правом подавать заявки на патентную охрану на все или любые виды Лицензионных технологий.

Проанализировав условия договора, налоговый орган пришел к выводу, что в данном случае подлежат применению положения статьи 10 "Патентного закона Российской Федерации" от 23.09.1992 N 3517-1, устанавливающие обязательную регистрацию договора о передаче исключительного права в федеральном органе исполнительной власти и признающими договоры без таковой недействительными.

Поскольку ОАО "Светогорск" при проведении проверки не представило документы, подтверждающие регистрацию соглашения от 04.02.2003 в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности, а также патент, принадлежащий компании "Дж. М. Хубер Денмарк АПС", налоговая инспекция посчитала данное соглашение недействительным, а отнесение лицензионных платежей, уплаченных на его основании, на расходы для целей налогообложения прибыли, - неправомерным.

Суды первой и апелляционной инстанций признали недействительным решение налоговой инспекции по вышеуказанным эпизодам.

При этом суды не согласились с трактовкой условий заключенного обществом с компанией "Дж. М. Хубер Денмарк АПС" лицензионного соглашения от 04.02.2003, данной налоговой инспекцией, и, удовлетворяя заявленные налогоплательщиком требования в этой части, указали на то, что по спорному соглашению заявителю передается технология (ноу-хау) - объект интеллектуальной собственности, который не является объектом патентования.

Кроме того, суды пришли к выводу о том, что факт отсутствия регистрации договоров на момент признания расходов не имеет значения в целях налогообложения, поскольку расходы подтверждены документально, факт их несения и использование полученной технологии в целях получения прибыли ответчик не оспаривает.

В кассационной жалобе по данным эпизодам проверки налоговый орган ссылается на положения Патентного Закона Российской Федерации, Закона "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров"), статей 166 - 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и настаивает на недействительности (ничтожности) заключенных ОАО "Светогорск" соглашений с компаниями "Интернейшнл Пейпер Компании" и "Дж. М. Хубер Денмарк АПС" и, как следствие, неправомерности отнесения затрат, понесенных в рамках таких сделок, на расходы для целей исчисления налога на прибыль.

Кассационная инстанция не находит оснований для отмены принятых по делу судебных актов в этой части.

На основании статьи 26 Закона "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" правообладатель (лицензиар) может по лицензионному договору передать право на использование товарного знака другому юридическому лицу (лицензиату) в отношении всех или части товаров, для которых он зарегистрирован.

Указанный договор вступает в законную силу с момента его регистрации в Патентном ведомстве - Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам.

В соответствии со статьей 27 Закона без регистрации договор считается недействительным.

Согласно пункту 1 статьи 10 Патентного закона Российской Федерации' патентообладателю принадлежит исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец. Согласно пункту 5 данной статьи, патентообладатель может передать исключительное право на изобретение, полезную модель, промышленный образец (уступить патент) любому физическому или юридическому лицу.

В соответствии с пунктом 2 статьи 13 Патентного закона Российской Федерации лицензионный договор подлежит регистрации в Патентном ведомстве и без регистрации считается недействительным.

Как установлено пунктом 1 статьи 252 НК РФ, для целей налогообложения прибыли налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ), которыми признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

При этом под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Исследовав и оценив заключенные ОАО "Светогорск" лицензионные соглашения в совокупности с сопровождающими сделки документами, суды первой и апелляционной инстанций, исходя из положений пункта 1 статьи 252 НК РФ, сделали правильный вывод о том, что заявителем произведены экономически оправданные (необходимые для осуществления основного вида деятельности) и документально подтвержденные расходы, которые были учтены при исчислении налога на прибыль.

Довод налоговой инспекции о том, что общество, уплачивая платежи по лицензионным соглашениям, не прошедшим регистрацию в установленном законом порядке, не вправе уменьшать полученные доходы на сумму произведенных расходов в соответствии со статьей 252 НК РФ, правомерно не принят судами, так как названная норма не предусматривает в качестве обязательного условия для включения в состав расходов, учитываемых при исчислении налоговой базы, наличие регистрации договоров (соглашений).

Наличие заключенных соглашений, начисление и уплата лицензионных платежей, а также факт использования приобретаемых по данным соглашениям прав в производственных целях, т.е. экономическая обоснованность данных расходов, подтверждаются материалами дела (Приложения 3, 4, 5 к делу) и налоговым органом не оспариваются. Соответственно, условия, с которыми глава 25 Налогового кодекса Российской Федерации связывает возникновение у налогоплательщика права на учет понесенных расходов в составе затрат для целей налогообложения прибыли, ОАО "Светогорск" соблюдены.

Кроме того, налоговым органом не учтено следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным названным Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Выявленные налоговой инспекцией недостатки договоров могут служить основанием для требования о признании их оспоримыми. Оснований для вывода о ничтожности данных сделок налоговая инспекция не указала. До момента признания сделки недействительной судом она порождает надлежащие правовые последствия и налоговый орган не вправе расценивать произведенные по сделке действия или расходы как не соответствующие законодательству и не подтверждающие факт поставки товара (выполнения работы, оказания услуг) или его оплаты. Иная позиция была бы не чем иным, как нарушением презумпции законности оспоримой сделки и установленного Гражданским кодексом Российской Федерации исключительно судебного порядка признания оспоримой сделки недействительной.

В материалах настоящего дела отсутствуют доказательства признания судом совершенных обществом сделок (соглашений от 01.10.2006 и от 04.02.2003) недействительными. Напротив, сделки исполнены сторонами, что подтверждается материалами дела.

Следовательно, выводы налоговой инспекции носят предположительный характер, необоснованны и не могут служить основанием для отказа ОАО "Светогорск" в признании расходов, понесенным по данным сделкам, не подлежащими учету при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.

Доводы жалобы налоговой инспекции в части данных эпизодов проверки подлежат отклонению.

При проведении выездной проверки налоговая инспекция признала неправомерным включение налогоплательщиком в состав расходов, уменьшающих базу, облагаемую налогом на прибыль, 289 838 руб., составляющих командировочные расходы, транспортные расходы и затраты на проживание, связанные с организацией семинаров для представителей дилерских компаний ООО "Кайса 1", ЗАО "И.Т.И.", ООО "КОМУС-ОПТ", ООО "Фолиарт", ООО "Кондор", ООО "МВ-Офисная техника", и сотрудников учредителя - сомпании "InternАtionАl PАper" за декабрь 2005 года (часть 9) подпункта 2.1 пункта I мотивировочной части решения от 30.08.2007 N 103).

По мнению налогового органа, налогоплательщик был не вправе учитывать данные расходы для целей исчисления прибыли, поскольку условиями договоров, заключенных с перечисленными организациями, не предусмотрена компенсация накладных расходов; участвовавшие в семинарах лица не являются работниками общества, и, следовательно, положения подпункта 12 пункта 1 статьи 264 НК РФ, касающиеся отнесения на затраты командировочных расходов в данном случае применению не подлежат.

Кассационная инстанция считает, что суды первой и апелляционной инстанций правомерно отклонили доводы налоговой инспекции по данному эпизоду проверки и удовлетворили заявление общества в этой части.

Согласно статье 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами, понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для обеспечения деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно пункту 2 статьи 252 НК РФ расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на внереализационные расходы и расходы, связанные с производством и реализацией. К последним в соответствии со статьей 263 НК РФ относятся и прочие расходы, перечень которых установлен статьей 264 НК РФ. Данный перечень в соответствии с подпунктом 49 пункта 1 этой статьи не является исчерпывающим.

В силу подпункта 22 пункта 1 статьи 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и (или) реализацией, относятся представительские расходы, связанные с официальным приемом и обслуживанием представителей других организаций, участвующих в переговорах в целях установления и поддержания сотрудничества.

Согласно пункту 2 статьи 264 НК РФ к представительским расходам относятся расходы налогоплательщика на официальный прием и (или) обслуживание представителей других организаций, участвующих в переговорах в целях установления и (или) поддержания взаимного сотрудничества, а также участников, прибывших на заседания совета директоров (правления) или иного руководящего органа налогоплательщика, независимо от места проведения указанных мероприятий. К представительским расходам относятся расходы на проведение официального приема (завтрака, обеда или иного аналогичного мероприятия) для указанных лиц, а также официальных лиц организации-налогоплательщика, участвующих в переговорах, транспортное обеспечение доставки этих лиц к месту проведения представительского мероприятия и (или) заседания руководящего органа и обратно, буфетное обслуживание во время переговоров, оплата услуг переводчиков, не состоящих в штате налогоплательщика, по обеспечению перевода во время проведения представительских мероприятий.

В силу подпункта 49 пункта 1 статьи 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся другие расходы налогоплательщика, связанные с производством и (или) реализацией.

Обществом понесены расходы в связи с проведением семинара для представителей дилерских компаний ООО "Кайса 1", ЗАО "И.Т.И.", ООО "КОМУС-ОПТ", ООО "Фолиарт", ООО "Кондор" и ООО "МВ-Офисная техника" и компании "InternАtionАl PАper" (доставка участников к месту проведения семинара и проживание).

В подтверждение произведенных расходов общество представило следующие документы: счета - накладные и счета-фактуры ООО "ВИП Сервис Корпорейтед", выставленные в адрес общества, внутренние распоряжения и приказы уполномоченных лиц ОАО "Светогорск", проводки (Приложения 12, 15 к делу), платежные поручения.

Судебные инстанции в соответствии со статьей 71 АПК РФ, оценив в совокупности представленные сторонами доказательства, приняв во внимание основные виды деятельности заявителя, пришли к выводу, что общество доказало как факт несениям им спорных расходов и их экономическую оправданность, так и направленность данных расходов на получение дохода.

У кассационной инстанции отсутствуют основания для переоценки выводов судов, которые подтверждаются имеющимися в деле документами.

Кроме того, налоговым органом не учтено следующего.

Общие критерии отнесения тех или иных затрат к расходам, указанные в оспариваемых положениях статьи 252 НК РФ, должны применяться в системе действующего правового регулирования с учетом целей и общих принципов налогообложения, а также правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации.

В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 N 320-О-П указано, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8 часть 1 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов. Следовательно, нормы пункта 1 статьи 252 НК РФ не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы.

Каких-либо доказательств в обоснование своей позиции о необоснованности спорных затрат налоговый орган не представил.

Ссылаясь на отсутствие в договорах, заключенных обществом с перечисленными контрагентами, условия о наличии у ОАО "Светогорск" обязанности по компенсации накладных расходов, налоговый орган необоснованно не принимает во внимание представленные обществом в материалы дела Отношения (Приложение 15 к делу) с поименным перечнем принимаемых сотрудников партнеров, согласно которым ОАО "Светогорск" берет на себя расходы (транспортные и по проживанию) для указанных представителей контрагентов.

Судебные инстанции обоснованно учли, что производственный характер затрат и их экономическую оправданность подтверждает то обстоятельство, что дилерские компании ООО "Кайса 1", ЗАО "И.Т.И.", ООО "КОМУС-ОПТ", ООО "Фолиарт", ООО "Кондор" и ООО "МВ-Офисная техника" являются деловыми партерами общества и оплата расходов, связанных с организацией мероприятий по повышению эффективности продаж продукции ОАО "Светогорск", была произведена обществом как стороной, заинтересованной в увеличении объема продаж своей продукции, в целях деятельности, направленной на получение дохода.

В отзыве на кассационную жалобу налоговой инспекции и в судебном заседании налогоплательщик дополнительно пояснил, что дилерские компании осуществляют реализацию продукции общества; семинар был организован с целью развития отношений с дилерами (ознакомление с новой продукцией общества, совместная выработка стратегии увеличения продаж, обсуждение новых бонусных программ) и повышения эффективности продаж продукции.

Аргументы заявителя ответчиком не опровергнуты.

Ссылка жалобы налоговой инспекции на неправомерное применении обществом подпункта 12 пункта 1 статьи 264 НК РФ (отнесение на расходы командировочных расходов работников) по причине того, что представители дилерских компаний не состоят в его штате, необоснованна, поскольку в данном случае налогоплательщик учел спорные расходы для целей налогообложения как представительские.

Таким образом, суды пришли к правильному выводу о том, что налоговый орган неправомерно исключил расходы на проведение семинаров из состава затрат, учитываемых при налогообложении прибыли, и доначислил налог на прибыль по этому основанию.

В целом доводы жалобы ответчика по этому эпизоду проверки фактически сводятся к переоценке выводов судов, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

При этом налоговым органом не приведены новые доводы со ссылками на находящиеся в деле и не исследованные судами материалы, не оспаривается достоверность документов, представленных обществом в подтверждение несения расходов. Поэтому оснований для удовлетворения жалобы налоговой инспекции в этой части не имеется.

Из кассационной жалобы налогового органа следует, что им обжалуются принятые по делу судебные акты в части признания недействительным решения от 30.08.2007 N 103 по эпизоду, связанному с применением ОАО "Светогорск" налоговых вычетов по НДС по счетам-фактурам, выставленным ООО "Прогресс СПб".

Как усматривается из материалов дела, в ходе проверки соблюдения ОАО "Светогорск" законодательства о налогах и сборах при исчислении и уплате НДС установлено, что общество в 2006 году по договору от 01.03.2005 N 187755 приобретало у ООО "Прогресс СПб" услуги по перевозке товаров, которые, как указывает налоговый орган, впоследствии были экспортированы. Перевозчик определял провозной тариф и стоимость транспортно-экспедиторских услуг с учетом НДС по ставке 18% и выставлял ОАО "Светогорск" счета-фактуры за оказанные услуги с выделением сумм данного налога. Общество оплатило оказанные услуги с НДС и предъявило налог к вычету.

Налоговый орган на основании положений подпункта 9 пункта 1 статьи 164 НК РФ пришел к выводу, что поскольку транспортные услуги (работы) по перевозке или транспортировке экспортируемых за пределы территории Российской Федерации товаров, а также связанные с такой перевозкой или транспортировкой работы (услуги), в том числе, по организации и сопровождению перевозок, их погрузке и перегрузке, и иные подобные работы (услуги), подлежат обложению НДС по ставке 0%, контрагент общества был не вправе предъявлять НДС по ставке 18% к оплате и выставлять счета-фактуры с налогом. Соответственно, в связи с тем, что налогоплательщик не вправе по своему усмотрению изменять ставку налога, в силу нормы пункта 2 статьи 172 НК РФ, заявление таких сумм НДС к вычету, неправомерно. Вследствие изложенного обществу был доначислен НДС, начислены пени и штраф по пункту 1 статьи 122 НК РФ (подпункт 1) пункта 3 мотивировочной части решения от 30.08.2007 N 103).

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования ОАО "Светогорск" по данному эпизоду и признали доначисление НДС неправомерным. При этом суды, со ссылкой на положения подпункта 9 пункта 1 статьи 164 НК РФ, статьи 157 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ), указали на то, что в отношении услуг по транспортировке товаров, оказываемых российскими перевозчиками на железнодорожном транспорте до момента помещения товаров под таможенный режим экспорта, применяется ставка НДС в размере 18%. Поскольку налоговым органом при рассмотрении дела не предоставлено доказательств того обстоятельства, что услуги ООО "Прогресс СПб" оказаны в отношении товаров, помещенных под таможенный режим - экспорта, суды пришли к выводу о том, что решение от 30.08.2007 N 103 по эпизоду доначисление обществу НДС, пеней и налоговых санкций является незаконным.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, находит выводы судов правильными по следующим основаниям.

На основании подпункта 2 пункта 1 статьи 164 НК РФ, налогообложение производится по налоговой ставке 0% по НДС при оказании работ (услуг), непосредственно связанных с производством и реализацией товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта.

При этом данное положение распространяется на работы (услуги) по организации и сопровождению перевозок, перевозке или транспортировке, организации, сопровождению, погрузке и перегрузке вывозимых за пределы территории Российской Федерации или ввозимых на территорию Российской Федерации товаров, выполняемые (оказываемые) российскими организациями или индивидуальными предпринимателями, и иные подобные работы (услуги).

Как следует из оспариваемого решения налоговой инспекции и доводов ее кассационной жалобы, ответчик исходил из того, что ООО "Прогресс СПб" было не вправе включать в цену своих услуг сумму НДС по налоговой ставке 18%, а общество - предъявлять суммы названного налога, уплаченные перевозчикам, к вычету, поскольку услуги оказывались в отношении товара, вывезенного на экспорт. Налоговый орган полагает, что в данном случае подлежат применению положения подпункта 9 пункта 1 статьи 164 НК РФ, которые не содержат требований о помещении товара, который перевозится и (или) перегружается российскими перевозчиками, под таможенный режим экспорта. Однако налоговой инспекцией не учтено следующего.

Из приведенных выше норм статьи 164 НК РФ усматривается, что применение ставки 0% по НДС при оказании услуг по перевозке товаров Налоговый кодекс Российской Федерации связывает с наступлением факта помещения товара под таможенный режим экспорта.

При этом в соответствии с частью 3 статьи 157 ТК РФ днем помещения товаров под таможенный режим считается день выпуска товаров таможенным органом.

Таким образом, в силу прямого указания закона операции, предусмотренные подпунктом 2 пункта 1 статьи 164 НК РФ, подлежат обложению НДС по ставке 0% лишь при условии, что соответствующие товары помещены под таможенный режим экспорта на момент совершения данных операций либо если по характеру самих операций они могут осуществляться только в отношении экспортных товаров.

То есть, по смыслу названных норм Налогового кодекса Российской Федерации, применение налоговой ставки 0% по НДС по указанным операциям поставлено в зависимость от характера выполняемых работ (услуг).

Изложенная позиция сформирована Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации и определена в Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.03.2008 N 14227/07, от 01.04.2008 N 14439/07.

В настоящем случае спор возник в отношении налогового вычета по НДС, уплаченного обществом ООО "Прогресс СПб" в 2006 году в составе цены за транспортные и экспедиторские услуги, оказанные третьими лицами до помещения данных товаров под таможенный режим экспорта (обществом возмещались расходы ООО "Прогресс СПб", которые указанная компания понесла в результате найма третьих лиц для оказания заявителю необходимых транспортно-экспедиторских услуг).

Судами установлено, и выводы суда соответствуют материалам дела, что налоговым органом в ходе рассмотрения спора не предоставлено доказательств того, что услуги ООО "Прогресс СПб" оказаны именно в отношении товаров, помещенных под таможенный режим экспорта (договор от 01.03.2005 N 187755, дополнительные соглашения и приложения к нему, счета-фактуры - Приложения 17,19 к делу).

Налогоплательщик также пояснил, что ООО "Прогресс СПб" обеспечивало оказание обществу транспортно-экспедиторских услуг третьими лицами между двумя пунктами на территории Российской Федерации и на момент оказания услуг товары не были помещены под таможенный режим экспорта или свободной таможенной зоны. Налоговая инспекция, обжалуя выводы судов, утверждает, что представленными обществом в ходе проверки документами подтверждается, что спорные услуги оказаны в отношении товаров, помещенных под таможенный режим экспорта, однако не называет какими именно документами. Из решения от 30.08.2007 N 103 также не усматривается, что налоговым органом в ходе проверки исследовался вопрос о помещении конкретных товаров (в полном объеме или их части), в отношении которых ООО "Прогресс СПб" оказывало транспортные и экспедиционные услуги, под таможенный режим экспорта.

Согласно статье 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений. В силу части 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган, который принял данное решение.

Поскольку факт связи осуществленных контрагентом общества операций по реализации услуг по транспортировке товара и иных работ, предусмотренных абзацем вторым подпункта 2 пункта 1 статьи 164 НК РФ, с экспортом этого товара налоговым органом не доказан, суды правомерно признали решение налоговой инспекции о доначислении НДС, начисления пеней и штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ незаконным.

Таким образом, оснований для удовлетворения жалобы налоговой инспекции по данному эпизоду не усматривается.

Согласно пункту 4 мотивировочной части решения от 30.08.2007 N 103, ОАО "Светогорск" доначислен транспортный налог за 2005-2006 годы в сумме 27 151 руб. (12 436 руб. - за 2005 год, 14 715 руб. - за 2006 год), начислены пени за его несвоевременную уплату в сумме 2 902 руб. 90 коп. и общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ за неуплату (неполную уплату) этого налога, в виде штрафа в сумме 4 164 руб., в связи с занижением налогооблагаемой базы по ряду транспортных средств (ТС) вследствие неправомерного применения ставки налога для легковых автомобилей и расхождения данных о мощности транспортных средств согласно паспорту транспортного средства (ПТС) и указанных в декларации по транспортному налогу.

Налогоплательщик не согласился с решением налогового органа в части доначисления ему 21 703 руб. налога, начисления пеней и налоговых санкций в размере, соответствующей этой сумме.

В доводах кассационной жалобы налоговый орган оспаривает выводы судов, признавшими правомерным применение обществом в проверенном периоде при исчислении транспортного налога, ставки, установленной для транспортных средств категории "легковой", по следующим автотранспортным средствам:

УАЗ-2206-04 (per. N B127M47) - наименование ТС "грузопассажирский", категория В; УАЗ-2206-04 (per. N B135EM47) - наименование ТС "грузопассажирский", категория В; УАЗ-22069-04 (per. N B652HE47) наименование ТС "спецпассажирское", категория В; УАЗ-3962 (per. N В446ЕО47),

- наименование ТС "санитарный а/м", категория В; ГАЗ-3221 (per. N B503HX47) -наименование ТС "спецпассажирское", категория В; УАЗ-3909 (per. N В866КЕ47) -наименование ТС "грузопассажирский", категория В; УАЗ-3909 (per. N B905KE47)

- наименование ТС "грузопассажирский", категория В.

По мнению подателя жалобы, ни в одном из паспортов перечисленных транспортных средств не указано, что они принадлежат к категории легковых. Модели автомобилей, обозначение которых начинается с 2206, 3962 относятся к автобусам, 3909 - к грузовым автомобилям. Соответственно, к данным транспортным средствам при исчислении транспортного налога должна применяться ставка налога как для грузовых ТС и автобусов.

Суды, отклоняя доводы налоговой инспекции и удовлетворяя заявленные обществом требования в этой части, исходили из того, что спорные транспортные средства относятся к категории "В" и потому, при исчислении налога по этим ТС, надлежит применять ставки, установленные для категории "легковые автомобили".

У кассационной коллегии нет оснований не согласиться с таким выводом судебных инстанций.

Согласно статье 357 НК РФ налогоплательщиками транспортного налога признаются лица, на которых в соответствии с законодательством Российской Федерации зарегистрированы транспортные средства, признаваемые объектом налогообложения в соответствии со статьей 358 названного Кодекса, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

В пункте 1 статьи 358 НК РФ определено, что объектом налогообложения по транспортному налогу признаются автомобили, мотоциклы, мотороллеры, автобусы и другие самоходные машины и механизмы на пневматическом и гусеничном ходу, водные и воздушные транспортные средства, зарегистрированные в установленном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В соответствии со статьей 356 НК РФ транспортный налог устанавливается Налоговым кодексом Российской Федерации и законами субъектов Российской Федерации о налоге, вводится в действие в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации законами субъектов Российской Федерации о налоге и обязателен к уплате на территории соответствующего субъекта Российской Федерации.

Налоговые ставки устанавливаются - как следует из статьи 361 НК РФ - законами субъектов Российской Федерации соответственно в зависимости от мощности двигателя, тяги реактивного двигателя или валовой вместимости транспортных средств, категории транспортных средств в расчете на одну лошадиную силу мощности двигателя транспортного средства, один килограмм силы тяги реактивного двигателя, одну регистровую тонну транспортного средства или единицу транспортного средства.

Транспортный налог на территории Ленинградской области установлен и введен в действие Законом Ленинградской области от 22.11.2002 N 51-03 "О транспортном налоге" и предусматривает ставки транспортного налога в зависимости от типа транспортного средства отдельно для легковых автомобилей, автобусов, грузовых автомобилей.

Спорными автотранспортными средствами в рассматриваемом случае являются автомобили УАЗ-2206-04 (per. N В127М47), УАЗ-2206-04 (per. N В135ЕМ47), УАЗ-22069-04 (per. N В652НЕ47), УАЗ-3962 (per. N В446ЕО47), ГАЗ-3221 (per. N В503НХ47), УАЗ-3909 (per. _N B866KE47), УАЗ-3909 (per. N ' В905КЕ47).

В пункте 3 статьи 15 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" указано, что допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории Российской Федерации, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации путем регистрации транспортных средств и выдачи соответствующих документов.

Согласно пункту 16 приказа Министерства внутренних дел Российской Федерации от 27.01.2003 N 59 "О порядке регистрации транспортных средств" при совершении регистрационных действий производится осмотр представленных транспортных средств на предмет их соответствия сведениям, указанным в документах, удостоверяющих право собственности, регистрационных документах, а также в паспортах транспортных средств и иных документах, подтверждающих возможность допуска транспортных средств к участию в дорожном движении.

Паспорт транспортного средства - это документ, действующий на территории Российской Федерации для регистрации и допуска транспортных средств к эксплуатации. Паспорт транспортного средства подтверждает в том числе наличие "одобрения типа транспортного средства" (постановление Госстандарта Российской Федерации от 01.04.1998 N 19 "О совершенствовании сертификации механических транспортных средств и прицепов").

Следовательно, тип транспортного средства определяется в паспорте транспортного средства.

В соответствии с пунктом 2.2.4 Положения о паспортах транспортных средств и шасси транспортных средств, утвержденного совместным приказом от 30.06.1997 Министерства внутренних дел Российской Федерации N 399, Государственного таможенного комитета Российской Федерации N 388 и Комитета Российской Федерации по стандартизации, метрологии и сертификации N 195, к транспортным средствам категории "В" относятся автомобили, разрешенная максимальная масса которых не превышает 3 500 кг и число сидячих мест которых, помимо сиденья водителя, не превышает восьми. Это соответствует классификации транспортных средств, установленной Конвенцией о дорожном движении, принятой на Конференции Организации Объединенных Наций по дорожному движению в городе Вене 08.11.1968 и ратифицированной Указом Президиума Верховного Совета СССР 29.04.1974.

Перевод категорий транспортных средств, указанных в Одобрении типа транспортного средства, в категории транспортных средств по классификации Конвенции о дорожном движении производится в соответствии со сравнительной таблицей (приложение 3 к Положению). Согласно приложению 3 к Положению к транспортным средствам категории В (по классификации Конвенции о дорожном движении) относятся как механические транспортные средства для перевозки пассажиров, имеющие не менее 4 колес и не более 8 мест для сидения (кроме места водителя) (легковые), так и механические транспортные средства для перевозки грузов, максимальная масса которых не более 3,5 тонны (грузовые).

В третьей строке "Наименование (тип ТС)" паспорта транспортного средства, согласно вышеназванному Положению, указывается характеристика транспортного средства, определяемая его конструкторскими особенностями, назначением и приведенная в Одобрении типа транспортного средства или в другом документе, подтверждающем соответствие конструкции установленным требованиям безопасности. Например: "Легковой", "Автобус", "Грузовой самосвал, - фургон, - цементовоз, - кран" и т.п.

При определении категории транспортного средства органом сертификации учитываются технические характеристики и особенности конструкции и используется классификация, установленная Комитетом по внутреннему транспорту Европейской экономической комиссии ООН (далее - КВТ ЕЭК ООН) и ГОСТом Р 51709-2001, утвержденным Постановлением Госстандарта России от 01.02.2001 N 47-ст.

Так, КВТ ЕЭК ООН определена следующая классификация транспортных средств: в том числе, М1 - Механические транспортные средства для перевозки пассажиров, имеющие не менее 4 колес и не более 8 мест для сидения (кроме места водителя), N1 - Механические транспортные средства для перевозки грузов, максимальная масса которых не более 3,5 тонны, N2 - Механические транспортные средства для перевозки грузов, максимальная масса которых более 3,5 тонны, но не превышает 12 тонн, М2 - механические транспортные средства для перевозки пассажиров, имеющие более 8 мест для сидения (кроме места водителя) и максимальная масса которых не более 5 тонн.

В соответствии с отраслевой нормалью ОН 025 270-66 "Классификация и система обозначения автомобильного подвижного состава, а также его агрегатов и узлов, выпускаемых специализированными предприятиями" и пунктом 2.2.2 раздела 2.2 Положения о паспортах транспортных средств и шасси транспортных средств в строке 2 паспорта транспортного средства "Марка, модель ТС" указывается условное обозначение транспортного средства, состоящее из буквенного, цифрового или смешанного обозначения. Вторая цифра цифрового обозначения модели транспортного средства указывает на его тип (вид автомобиля). Для определения типа транспортного средства применяется следующий порядок: "1" - легковой автомобиль; "7" - фургоны; "9" -специальные.

Судами установлено и материалами дела подтверждается, что транспортные средства, по поводу которых возник настоящий спор, зарегистрированы в органах ГИБДД как автомобили категории "В": в паспортах транспортных средств УАЗ-2206-04 (per. N B127M47), УАЗ-2206-04 (per. N B135EM47), УАЗ-22069-04 (per. N В652НЕ47), УАЗ-3962 (per. N В446ЕО47), ГАЗ-3221 (per. N В503НХ47), УАЗ-3909 (per. N В866КЕ47), УАЗ-3909 (per. N B905KE47) в строке 4 указана категория транспортных средств - "В" (Приложение 21 к делу, листы 5-35). Мощность двигателя каждого из указанных автомобилей не превышает 100 л.с, разрешенная максимальная масса не превышает 3 500 кг.

Таким образом, из представленных в материалы дела документов, в том числе, паспортов автотранспортных средств, не следует, что спорные автомобили относятся к категории грузовых.

Поскольку обратного налоговым органом не доказано, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно признали, что в данном случае ОАО "Светогорск" правомерно при исчислении транспортного налога по перечисленным транспортным средствам применяло дифференцированные налоговые ставки, установленные для легковых автомобилей.

С учетом изложенного суды правомерно удовлетворили заявление общества о признании недействительным решения налоговой инспекции от 30.08.2007 N 103 по данному эпизоду.

Проверкой соблюдения ОАО "Светогорск" законодательства о налогах и сборах при исчислении и уплате налога на имущество установлено (подпункт 1 пункта 5 мотивировочной части решения от 30.08.2007 N 103), что общество в нарушение пункта 1 статьи 375 НК РФ занизило налоговую базу по данному налогу в сумме 14 749 726 руб. (из них - на 7 646 110 руб. в 2005 году, на 7 103 616 руб. в 2006 году) в связи с тем, что не приостановило начисление амортизационных отчислений по двум объектам основных средств Бумагоделательным машинам (БДМ) N 1 и N 4, находившихся в соответствии с решением руководства общества на реконструкции более 12 месяцев.

Данное нарушение повлекло доначисление обществу 324 494 руб. налога на имущество, начисление пеней и налоговых санкций.

Суды не согласились с позицией налоговой инспекции по данному эпизоду проверки, указав на то, что простой БДМ N 1 и N 4 составил в днях (соответственно) - 76,9 / 80,1 за 2005 год и 51 / 58,9 за 2006 год, спорные объекты основных средств не выводились из эксплуатации на время реконструкции в течение 2005-2006 годов, а участвовали в производстве продукции в нормальном режиме, и, следовательно, общество правомерно начисляло амортизационные отчисления в отношении данных объектов.

Налоговый орган оспаривает такой вывод судов, ссылается на положения пункта 1 статьи 375 НК РФ и настаивает на том, что в рассматриваемом случае обществу следовало прекратить начисление амортизации по БДМ N 1 и N 4.

Суд кассационной инстанции не может согласиться с такой позицией ответчика.

Согласно пункту 1 статьи 374 НК РФ объектом обложения налогом на имущество для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество, учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

В соответствии с пунктом 1 статьи 375 НК РФ налоговая база по налогу на имущество определяется как среднегодовая стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения.

При определении налоговой базы имущество, признаваемое объектом налогообложения, учитывается по его остаточной стоимости, сформированной в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета, утвержденным в учетной политике организации, то есть равна разнице между первоначальной стоимостью основного средства и суммой начисленной амортизации.

Кроме того, в этом же пункте указано, что если для отдельных объектов основных средств начисление амортизации не предусмотрено, то их стоимость для целей налогообложения определяется как разница между первоначальной стоимостью и величиной износа, исчисляемой по установленным нормам амортизационных отчислений для целей бухгалтерского учета в конце каждого налогового (отчетного) периода.

Пунктами 23 и 26 Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01, утвержденного Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н (далее - ПБУ 6/01), предусмотрено, что в течение срока полезного использования объекта основных средств начисление амортизационных отчислений не приостанавливается, кроме случаев перевода его по решению руководителя организации на консервацию на срок более трех месяцев, а также в период восстановления объекта, продолжительность которого превышает 12 месяцев. Восстановление объекта основных средств осуществляется посредством ремонта, модернизации и реконструкции.

Как установлено судами (материалы и обстоятельства настоящего дела, на основании которых суды пришли к данным выводам, детально приведены при рассмотрении доводов кассационной жалобы налоговой инспекции по эпизоду проверки, изложенному в подпункте 1 пункта 2.1 мотивировочной части решения от 30.08.2007 N 103) и налоговым органом не доказано иного, фактическая продолжительность реконструкции основных средств БДМ N 1 и N 4 не превышала 12 месяцев, весь этот период основные средства использовался в производственной деятельности.

У суда кассационной инстанции отсутствуют основания для переоценки фактических обстоятельств, установленных судами обеих инстанций по изложенному эпизоду.

Соответственно, ОАО "Светогорск" правомерно начисляло амортизационные отчисления в отношении данных объектов, и правильно исчисляло налоговую базу по налогу на имущество. Суды правомерно признали решение налогового органа от 30.08.2007 N 103 недействительным в части доначисления 324 494 руб. налога на имущество по этому основанию, начисления пеней и налоговых санкций.

При таких обстоятельствах кассационная жалоба налоговой инспекции в этой части удовлетворению не подлежит.

Налоговой инспекцией также выявлено (подпункт 2 пункта 5 мотивировочной части решения от 30.08.2007 N 103), что ОАО "Светогорск" осуществляло строительство объекта основных средств - комплекса "Производство карбоната кальция" (проект N 02В063). Налоговый орган установил, что ввод данного объекта в эксплуатацию (в сумме 24 592 894 руб.) был осуществлен в декабре 2005 года. В месте с тем, из комплекса не были введены в эксплуатацию следующие объекты недвижимости в связи с подачей документов на регистрацию: здание приемки извести с ж/д транспорта (первоначальная стоимость - 4 565 717 руб.), здание приемки извести с автотранспорта (первоначальная стоимость - 6 299 510 руб.), пристройка к зданию БДМ-4 с емкостью хранения РСС объемом 1250 куб. м (первоначальная стоимость - 755 636 руб.). Перечисленные объекты введены в эксплуатацию в декабре 2006 года. Налоговый орган посчитал, что обществом нарушены положения статьи 374 НК РФ и занижена налоговая база по налогу на имущество за 2006 год в связи с тем, что им не были введены в эксплуатацию названные законченные строительством объекты недвижимости в декабре 2005 года. Сумма доначисленного вследствие данного нарушения налога на имущество (за 2006 год) составила 254 364 руб., обществу начислены пени и налоговые санкции за несвоевременную уплату налога.

Суды, удовлетворяя заявления налогоплательщика и признавая решение налоговой инспекции в этой части недействительным, руководствовались положениями статьи 8 Закона "О бухгалтерском учете", ПБУ 6/01, Приказами от 13.10.2003 N 91 н "Об утверждении Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств", а также от 31.10.2000 N 94н "Об утверждении Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкции по его применению". Суды установили, что ввод в эксплуатацию спорных объектов был осуществлен обществом именно 31.12.2006, и доказательств эксплуатации организацией этих объектов с декабря 2005 года, равно как и намеренного уклонения от государственной регистрации прав на данное недвижимое имущество, ответчик не представил.

Суд кассационной инстанции считает указанный вывод правильным, основанным на установленных фактических обстоятельствах дела, полном и всестороннем исследовании представленных доказательств.

Согласно пункту 1 статьи 374 НК РФ объектом налогообложения по налогу на имущество организаций для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

В соответствии с ПБУ 6/01, актив принимается к бухгалтерскому учету в качестве основных средств, если одновременно выполняются условия, установленные пунктом 4 ПБУ 6/01:

- объект предназначен для использования в производстве продукции', при выполнении работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации либо для предоставления организацией за плату во временное владение и пользование или во временное пользование;

- объект предназначен для использования в течение длительного времени, т.е. срока продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев; :

- организация не предполагает последующую перепродажу данного объекта;

- объект способен приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем.

Согласно пункту 41 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Министерства финансов России от 29.07.1998 N 34н, к незавершенным капитальным вложениям относятся не оформленные актами приемки-передачи основных средств и иными документами (включая документы, подтверждающие государственную регистрацию объектов недвижимости в установленных законодательством случаях) затраты на строительно-монтажные работы, приобретение зданий, оборудования, транспортных средств, инструмента, инвентаря, иных материальных объектов длительного пользования, прочие капитальные работы и затраты (проектно-изыскательские, геологоразведочные и буровые работы, затраты по отводу земельных участков и переселению в связи со строительством, на подготовку кадров для вновь строящихся организаций и другие).

Пунктом 52 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденных приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13.10.2003 N 91 н (далее - Методические указания), допускается принимать к бухгалтерскому учету в качестве основных средств с выделением на отдельном субсчете к счету учета основных средств объекты недвижимости, по которым закончены капитальные вложения, оформлены соответствующие первичные учетные документы по приемке-передаче, документы переданы на государственную регистрацию, и фактически эксплуатируемые.

Данная норма во взаимодействии с пунктом 38 Методических указаний устанавливает право для руководителя организации принимать решение о принятии указанных выше объектов недвижимости к бухгалтерскому учету в качестве основных средств.

Соответственно, если объект капитального строительства, первоначальная стоимость которого сформирована на дату передачи документов на государственную регистрацию прав собственности, передан по акту приема-передачи в эксплуатацию и организацией на объекте фактически ведется хозяйственная деятельность, то данный объект недвижимого имущества обладает всеми признаками основного средства и подлежит включению в объект налогообложения по налогу на имущество организаций.

Как следует из материалов дела, установили суды и налоговой инспекцией не доказано иного, общество ввело спорные объекты в эксплуатацию в декабре 2006 года, о чем составлены соответствующие акты (Приложение 21 к делу, листы 60 - 65). В нарушение положений статей 65, 200 АПК РФ никаких доказательств их фактической эксплуатации ранее этого периода ответчиком не представлено. Документы на государственную регистрацию прав на недвижимое имущество общество подало лишь 16.12.2006, что подтверждается распиской Управления Федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о получении; Свидетельства о государственной регистрации права выданы 27.04.2007 (Приложение 21 к делу, листы 57- 59, 66-68).

Следовательно, объекты недвижимого имущества комплекса "Производство карбоната кальция" - здание приемки извести с ж/д транспорта, здание приемки извести с автотранспорта, пристройка к зданию БДМ-4 с емкостью хранения РСС объемом 1250 куб. - отвечают всем требованиям для признания их основным средством в соответствии с пунктом 4 Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" (ПБУ 6/01) только в декабре 2006 года.

При указанных обстоятельствах суды сделали правильный вывод об отсутствии у ОАО "Светогорск" обязанности по включению в налогооблагаемую базу по налогу на имущество за 2006 год стоимости данных основных средств, а у налоговой инспекции - оснований для доначислении налога на имущество, пеней и налоговых санкций.

Доводы кассационной жалобы налоговой инспекции повторяют ее решение и в полной мере рассмотрены судами первой и апелляционной инстанций.

Решение и постановление судов в части, обжалуемой налоговой инспекцией, приняты в соответствии с нормами материального и процессуального права, подлежат оставлению без изменения, а кассационная жалоба налогового органа - без удовлетворения.

Изучив доводы жалобы ОАО "Светогорск", суд кассационной инстанции также не усматривает оснований для ее удовлетворения.

ОАО "Светогорск" оспаривает выводы апелляционного суда, признавшего незаконным включение в состав внереализационных расходов в 2005 году дебиторской задолженности ОАО "РЖД" в сумме 149 521 руб. и Выборгской таможни в сумме 2 562 269 руб. с истекшим сроком исковой давности. По мнению налогоплательщика, им представлены надлежащие первичные документы по данному эпизоду проверки, в том числе, подтверждающие проведение инвентаризации, и выводы суда об их отсутствии, не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Как усматривается из материалов дела, проверкой установлено (подпункты 1.1 и 1.2 пункта 2.2 мотивировочной части решения от 30.08:2007 N 103) неправомерное, в нарушение положений пункта 2 статьи 265 НК РФ, включение обществом в состав внереализационных расходов дебиторской задолженности с истекшим сроком исковой давности в 2005 году в сумме 149 521 руб. за железнодорожный тариф ОАО "РЖД", тогда как срок исковой давности истек 01.01.2002 (от даты возникновения задолженности - 01.01.1999). Общество, помимо расшифровки счета 760920 "Прочие дебиторы", не представило иные первичные документы по возникновению дебиторской задолженности (платежные поручения и т.д.). ОАО "Светогорск" также включило в состав внереализационных расходов дебиторскую задолженность с истекшим сроком исковой давности в 2005 году в сумме 2 562 269 руб. как неурегулированную разницу по сверке расчетов с Выборгской таможней. Представленный акт сверки не подписан представителем таможни, меры по истребованию от таможни причиненных убытков обществом не предпринимались.

Суд первой инстанции поддержал позицию заявителя, посчитав, что обществом представлены надлежащие документы: выписки из регистров бухгалтерского учета, подтверждающие наличие переходящего сальдо по дебиторской задолженности ОАО "РЖД" в оспариваемой сумме, возникшей 01.01.1999; акт, составленный с Выборгской таможней, содержащий ссылки на номера грузовых таможенных деклараций (далее - ГТД) и указание на излишнюю уплату таможенных платежей; ответом на запрос общества Выборгская таможня подтвердила факт переплаты платежей в 2001 году.

Апелляционный суд, отменяя решение суда первой инстанции в этой части и отказывая обществу в удовлетворения# заявленных требований по данному эпизоду, пришел к выводу, что представленные обществом документы не являются надлежащими первичными документами, подтверждающими как дату возникновения задолженности, так и сам факт ее наличия. При этом апелляционный суд сослался на положения статей 8, 12 Закона "О бухгалтерском учете", пункта 77 Приказа Министерства финансов Российской Федерации N 34н от 29.07.1998 "Об утверждении Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации" (далее - Положение N 34н) и указал, что суммы безнадежных долгов в целях принятия их в качестве расходов для исчисления налога на прибыль должны быть подтверждены документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, а именно - с учетом положений названных норм, - актом инвентаризации за текущий налоговый период, в котором возникли обстоятельства, свидетельствующие о безнадежности ко взысканию задолженности (истечение срока исковой давности, ликвидация организации должника и т.п.), и соответствующим приказом о списании безнадежной ко взысканию задолженности. Поскольку инвентаризация обществом не производилась, названные документы, а также документы, свидетельствующие о наличии фактической дебиторской задолженности в сумме 149 521 руб. и позволяющие установить срок возникновения задолженности и истечение срока исковой давности (или иной факт, свидетельствующий о наличии задолженности и невозможности взыскания), представлены суду не были, требования заявителя в этой части были отклонены. По аналогичным основаниям не были приняты и доводы заявителя относительно задолженности Выборгской таможни: обществом не представлены документы по ежегодной инвентаризации, подписанные сторонами акты сверки, первичные документы об оплате таможенных платежей; в представленных актах (не подписанных таможенным органом), письме сумма задолженности не совпадает со списанной дебиторской задолженностью (списано 2 562 269 рублей, по актам же задолженность составляет 2 512 707,63 руб. и 441,83 доллара, в письме - задолженность 2 876 639,51 руб. и 0,21 доллар США.).

Суд кассационной инстанции, проверив законность обжалуемого постановления от 25.06.2008 и обоснованность доводов, приведенных ОАО "Светогорск" в кассационной жалобе и объяснениях присутствовавших в судебном заседании представителей общества, считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В силу статьи 247 НК РФ объектом обложения налогом на прибыль признается прибыль, полученная налогоплательщиком. При этом прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 252 НК РФ расходами являются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 265 НК РФ к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности суммы безнадежных долгов.

В пункте 2 статьи 266 НК РФ указано, что безнадежными долгами (долгами, не реальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

Порядок списания дебиторской задолженности с истекшим сроком исковой давности регламентируется Положением N 34н. Дебиторская задолженность, по которой срок исковой давности истек, другие долги, не реальные для взыскания, списываются по каждому обязательству на основании данных проведенной инвентаризации, письменного обоснования и приказа (распоряжения) руководителя организации (пункт 77 названного Положения).

Исходя из системного толкования вышеназванных норм право на списание возникает у налогоплательщика при наличии первичных документов, подтверждающих нереальность взыскания и при последовательном оформлении совокупности документов: налогоплательщику необходимо располагать первичными документами, свидетельствующие о наличии дебиторской задолженности в заявленном размере (в большинстве случаев такими документами являются договор, счет на оплату, акт сдачи-приемки работ, оказания услуг), а также документами, которые позволят установить дату возникновения дебиторской задолженности и подтвердить соблюдение обществом порядка списания задолженности.

В обоснование заявленных требований в части расчетов с ОАО "РЖД" налогоплательщиком были представлены акты списания дебиторской задолженности от 31.12.2005 на сумму 225 761 руб., в состав которой входит сумма 149 521 руб., указание на дату образования 01.01.1999 и дебитора - РЖД; расшифровки счета 760920 "Прочие дебиторы" за декабрь 2004 года, на 01.02.2004, на 31.10.2003 (железнодорожный тариф - 149 521 руб.); письмо начальника СПб ТехПД от 11.12.2007, в котором общество проинформировано, что в связи с истечением срока хранения первичных документов подтвердить факт наличия задолженности по состоянию на 01.01.1999 не представляется возможным. По задолженности Выборгской таможни налогоплательщиком представлены бухгалтерские справки к проводке; сверка остатков по синтетическим счетам и аналитическим регистрам бухгалтерского учета - акты сверки с Выборгской таможней по лицевому счету ОАО "Светогорск" от 31.12.2004 (подписи уполномоченного лица таможенного органа на данных актах отсутствуют), согласно данным актам задолженность таможни по составила 441,83 доллара США и 2 512 707 руб. 63 коп.; письмо Выборгской таможни от 07.12.2007, согласно которому излишняя уплата экспортной пошлины по ВПД 01303/290301/0001954 составила 2 876 036 руб. 80 коп., экспортной пошлины по ВПД 01303/230201/0001091 - 590 руб. 90 коп., сборов - 11,81 рублей, 0,21 долларов США. Иных документов в подтверждение обоснованности заявленных требований общество не представило.

Кассационная инстанция считает, что апелляционный суд, оценив представленные в материалы дела документы с учетом положений статьи 71 АПК РФ, правомерно отказал обществу в удовлетворении заявленных требований по данному эпизоду и признал решение налоговой инспекции от 30.08.2007 N 103 в этой части обоснованным.

Согласно статьям 8, 12 Закона "О бухгалтерском учете" для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности организации обязаны проводить инвентаризацию имущества и обязательств, в ходе которой проверяются и документально подтверждаются их наличие, состояние и оценка. Порядок и сроки проведения инвентаризации определяются руководителем организации, за исключением случаев, когда проведение инвентаризации обязательно.

Проведение инвентаризации обязательно, в том числе, перед составлением годовой бухгалтерской отчетности (пункт 2 статьи 12 указанного Закона). Пунктами 26, 27 Положением N 34н также установлено, что для обеспечения достоверности данных' бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности организации обязаны проводить инвентаризацию имущества и обязательств, в ходе которой проверяются и документально подтверждаются их наличие, состояние и оценка.

При этом, как установлено статьей 8 Федерального закона "О бухгалтерском учете", все хозяйственные операции и результаты инвентаризации подлежат своевременной регистрации на счетах бухгалтерского учета без каких-либо пропусков или изъятий.

Осуществление и оформление инвентаризации производится по правилам бухгалтерского учета согласно Методическим указаниям по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденным Приказом Минфина России от 13.06.1995 N 49 (далее - Методические указания).

По окончании инвентаризации оформляется акт расчетов задолженности с покупателями и поставщиками, а также прочими дебиторами и кредиторами по форме ИНВ-17. К акту инвентаризации расчетов с покупателями, поставщиками и прочими дебиторами и кредиторами составляется справка (приложение к форме ИНВ-17).

В подтверждение правомерности операции по списанию дебиторской задолженности необходимы документы: договор с дебитором, накладная, подтверждающая отгрузку ТМЦ дебитору, инвентаризационная ведомость по форме ИНВ-17 с приложением приказа (распоряжения) руководителя организации о списании дебиторской задолженности.

В отношении задолженности ОАО "РЖД" в сумме 149 521 руб. обществом представлен акт списания дебиторской задолженности, срок исковой давности которой истек, от 31.12.2005 (Приложение 13, лист 3). Каких-либо первичных документов, подтверждающих возникновение данной задолженности, налогоплательщик не представил.

В кассационной жалобе налогоплательщик настаивает на том, что такими документами являются регистры бухгалтерского учета.

Суд кассационной инстанции не может согласиться с таким выводом ОАО "Светогорск".

На основании пункта 1 статьи 9 Закона "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Согласно пункту 1 статьи 10 того же Закона регистры бухгалтерского учета предназначены для систематизации и накопления информации, содержащейся в принятых к учету первичных документах, для отражения на счетах бухгалтерского учета и в бухгалтерской отчетности. То есть регистры бухгалтерского учета являются производными документами от первичных учетных документов.

Таким образом, обоснованность своих затрат налогоплательщики обязаны подтвердить оправдательными первичными учетными документами, позволяющими достоверно определить дату возникновения задолженности, а также факт наличия таковой.

Вышеуказанные правовые нормы не противоречат положениям статьи 54 НК РФ, предусматривающей, что налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.

Учитывая изложенное, кассационная инстанция соглашается с выводом апелляционного суда, что представленные обществом документы не могут являться надлежащим доказательством истечения срока исковой давности спорной задолженности и соблюдения обществом порядка списания дебиторской задолженности ОАО "РЖД" в размере 149 521 руб. без представления первичных документов, связанных с ее возникновением.

Судом установлено и налогоплательщиком не оспаривается, что инвентаризация дебиторской задолженности Выборгской таможни в сумме 2 562 269 руб. им не проводилась. Таким образом, императивное требование законодательства, регулирующего порядок списания задолженности, обществом не выполнено.

Иные представленные заявителем по задолженности таможни документы содержат противоречия по размеру задолженности, в нарушение положений абзаца 2 пункта 3 статьи 9 Закона "О бухгалтерском учете" не имеют обязательных реквизитов - акты сверки по состоянию на 31.12.2004 (Приложение 13 к делу, листы 10,11) не подписаны уполномоченным представителем таможенного органа.

При таких обстоятельствах, апелляционный суд сделал правильный вывод о том, что общество в нарушение статьи 252, 266 НК РФ, пункта 77 Положения N 34н, списало дебиторскую задолженность Выборгской таможни в сумме 2 562 269 руб. без первичных документов, подтверждающих их обоснованность.

Решение ответчика от 30.08.2007 N 103 в части доначисления ОАО "Светогорск" 650 830 руб. налога на прибыль, начисления пеней и налоговых санкций в связи с необоснованным списанием дебиторской задолженности в суммах 149 521 руб. и 2 562 269 руб. правомерно признано апелляционным судом соответствующим нормам законодательства о налогах и сборах.

Поскольку все обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора по этому эпизоду, а также доводы, изложенные в кассационной жалобе, были предметом рассмотрения апелляционным судом, им дана надлежащая правовая оценка, кассационная инстанция не находит оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта в этой части.

Также налогоплательщик считает, что апелляционным судом неправомерно отказано в признании в качестве затрат для целей исчисления прибыли, расходов, понесенных до 01.01.2002: судом необоснованно отказано в признании в целях налогообложения убытка, полученного при формировании базы переходного периода в сумме 91 514 052 руб.

Обстоятельства, касающиеся данного эпизода проверки, следующие.

Налоговый орган установил (пункт 2.3 мотивировочной части решения от 30.08.2007 N 103), что ОАО "Светогорск" в 2005 году перенесен остаток убытка, уменьшающего налогооблагаемую базу, в сумме 453 545 220 руб. При этом, часть данного убытка относится к остатку убытка, сформированного за 1998 год, часть убытка - в сумме 91 514 052 руб. - состоит из убытка согласно данных бухгалтерского учета за 2002 год, сформированного из расходов переходного периода, исчисленных в соответствии с Федеральным законом от 06.08.2001 N 110-ФЗ (в том числе, 34 095 243 руб. - сумма недоначисленной амортизации по объектам нематериальных активов согласно подпункту 3 пункта 2 статьи 10 Закона N 110-ФЗ; 20 875 134 руб. - сумма недоначисленной амортизации по, малоценным и быстроизнашивающимся предметам, переданным в производство согласно подпункту 3 пункта 2 статьи 10 Закона N 110-ФЗ; 21 138 675 руб. сумма расходов будущих периодов согласно подпункту 3 пункта 2 статьи 10 Закона N 110-ФЗ; 15405 000 руб. - сумма отрицательных курсовых разниц, возникших от переоценки кредиторской задолженности, выраженной в иностранной валюте - подпункт 4 пункта 2 статьи 10 Закона N 110-ФЗ).

ГАРАНТ:

Вероятно, в тексте документа допущена опечатка: вместо "пунктом 10" следует читать "пунктом 10 статьи 10"

Налоговый орган посчитал, что общество неправомерно включило в состав убытка, уменьшающего налоговую базу для целей исчисления налога на прибыль за 2005 год, убыток, полученный по базе переходного периода за 2002 год в сумме 91 514 052 руб., поскольку согласно пункту 6 статьи 10 Закона N 110-ФЗ, если при определении налоговой базы в соответствии с пунктом 10 данного Закона налогоплательщиком получен убыток, налоговая база признается равной нулю, а полученный убыток не учитывается в целях налогообложения.

Суд первой инстанции удовлетворил требования общества в этой части посчитав, что расходы заявителя документально подтверждены и экономически обоснованы, в связи с чем подлежат учету в качестве затрат, уменьшающих налогооблагаемую прибыль. Суд указал, что налоговая база переходного периода была правомерно сформирована ОАО "Светогорск" на 01.01.2002 года в соответствии с первоначальной редакции статьи 10 Закона N 110-ФЗ, которая не предусматривала никаких ограничений на перенос убытков, образующихся при исчислении налоговой базы переходного периода.

Апелляционный суд признал такой вывод суда первой инстанции ошибочным и отменил решение суда от 21.02.2008 в этой части. Суд указал на то, что нормой пункта 6 статьи 10 Закона N 110-ФЗ (в редакции Закона N 57-ФЗ) установлено, что, если при определении налоговой базы по базе переходного периода получен убыток, то налоговая база признается равной нулю, а полученный убыток не учитывается в целях налогообложения. Федеральный закон от 29.05.2002 N 57-ФЗ опубликован 31.05.2002; в соответствии со статьей 16 названного Закона применяемые в данном споре его положения вступают в силу по истечении одного месяца со дня его официального опубликования, а их действие распространяется на отношения, возникшие с 01.01.2002.

Соответственно, общество при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль должно было учесть требования действующего законодательства, не предусматривающего включение в состав расходов 2002 года убытка по базе переходного периода, полученного в результате превышения расходов над доходами. Ссылки общества на статью 5 НК РФ и противоречие нормы статьи 10 Закона N 110-ФЗ Конституции Российской Федерации были отклонены апелляционным судом.

В доводах кассационной жалобы по этому эпизоду ОАО "Светогорск" ссылается на положения статьи 5 НК РФ, статью 57 Конституции Российской Федерации, и указывает на то, что поскольку по состоянию на 01.01.2002 (дату формирования обществом убытка) действовала редакция Закона N 110-ФЗ, не содержавшая ограничений относительно переноса убытков на будущее, то есть более благоприятная для налогоплательщика, применению, в силу названных норм, подлежит именно эта редакция Закона.

Суд кассационной инстанции не может согласиться с доводами налогоплательщика по следующим основаниям.

В статье 10 Закона N 110-ФЗ определен порядок формирования налоговой базы переходного периода.

Согласно данной статье по состоянию на 01.01.2002 налогоплательщик, переходящий на определение доходов и расходов по методу начисления, обязан провести инвентаризацию дебиторской задолженности по состоянию на 31.12.2001 включительно, в процессе инвентаризации выделить дебиторскую задолженность за реализованные, но не оплаченные товары (работы, услуги), имущественные права, а также отразить в составе доходов от реализации выручку от реализации, определенную в соответствии со статьей 249 НК РФ, которая ранее не учитывалась при формировании налоговой базы по налогу на прибыль.

В силу подпункта 1 пункта 2 статьи 10 Закона N 110-ФЗ по состоянию на 01.01.2002 при определении налоговой базы налогоплательщик, переходящий на определение доходов и расходов по методу начисления, также обязан включить в состав расходов, уменьшающих доходы от реализации, суммы, определяющие в соответствии с законодательством, действовавшим до вступления в силу главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации, себестоимость реализованных, но не оплаченных по состоянию на 31.12.2001 товаров (работ, услуг), которые ранее не учитывались при формировании налоговой базы по налогу на прибыль. При этом указанные суммы включаются в состав расходов, уменьшающих доходы от реализации только при их документальном подтверждении.

Согласно пункту 3 статьи 10 Закона N 110-ФЗ сумма непогашенного убытка прошлых налоговых периодов по состоянию на 01:01.2001, уменьшающая базу, облагаемую налогом на прибыль, в соответствии с действующим до 01.01.2002 законодательством, после вступления в силу главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации признается убытком в целях налогообложения и переносится на будущее в порядке, установленном статьей 283 НК РФ.

В соответствии с пунктом 4 названной статьи убыток, определенный в соответствии с действующим в 2001 году законодательством по состоянию на 31.12.2001 в сумме, не превышающей сумму убытка, числящегося по состоянию на 1 июля 2001 года, признается убытком в целях налогообложения и переносится на будущее в порядке, установленном статьей 283 НК РФ.

В силу пунктов 5 и 6 статьи 10 Закона N 110-ФЗ налоговая база, исчисленная в порядке, установленном названной статьей, не уменьшается на суммы убытка, определенного в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 10 Закона N 110-ФЗ.

Пунктом 5 статьи 2 Закона N 57-ФЗ статья 10 Закона N 110-ФЗ изложена в новой редакции.

Так, в силу пункта 6 статьи 10 Закона N 110-ФЗ (в редакции Закона N 57-ФЗ), если при определении налоговой базы по базе переходного периода получен убыток, то налоговая база признается равной нулю, а полученный убыток не учитывается в целях налогообложения.

Поскольку глава 25 Налогового кодекса Российской Федерации не предусматривает включение в состав расходов 2002 года убытка по базе переходного периода, полученного в результате превышения расходов над доходами, общество необоснованно учло полученный убыток в целях налогообложения.

Федеральный закон от 29.05.2002 N 57-ФЗ опубликован 31.05.2002. В соответствии со статьей 16 названного Закона применяемые в данном споре положения Закона вступают в силу по истечении одного месяца со дня его официального опубликования, а их действие распространяется на отношения, возникшие с 01.01.2002.

Таким образом, статья 10 Закона N 110-ФЗ действовала с изменениями, внесенными Законом N 57-ФЗ. Следовательно, общество должно было учесть требования действующего законодательства.

Налогоплательщик ссылается на положения статьи 5 НК РФ и считает, что изменения, внесенные Законом N 57-ФЗ, не подлежат применению. Однако такая ссылка несостоятельна в силу следующего.

Закон N 57-ФЗ опубликован 31.05.2002. В соответствии со статьей 16 названного Закона применяемые в данном споре положения вступают в силу по истечении одного месяца со дня его официального опубликования, а мх действие распространяется на отношения, возникшие с 01.01.2002. Поэтому статья 10 Закона N 110-ФЗ действовала с изменениями, внесенными Законом N 57-ФЗ и в силу прямого указания закона ОАО "Светогорск" при определении налоговой базы следовало учесть" особенности законодательства, установленные- для переходного периода.

Суд апелляционной инстанции правильно указал, что положения пункта 1 статьи 5 НК РФ регулируют действие актов налогового законодательства во времени и направлены на защиту интересов налогоплательщика, с тем чтобы в случае изменения налогового законодательства в течение налогового периода не возникло необходимости изменять порядок исчисления налога, налоговую базу и иные существенные элементы налогового законодательства. Указанными положениями определяется порядок введения в действие актов законодательства о налогах и сборах, рассчитанных на неоднократное применение.

Вместе с тем пункт 5 статьи 2 Закона N 57-ФЗ определяет порядок перехода плательщиков налога на прибыль к применению главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации в корреспонденции с предусмотренными в ней положениями, рассчитан на однократное применение; норма статьи 16 Закона N 57-ФЗ устанавливает специальный порядок его введения в действие и распространяет действие положений Закона N 57-ФЗ, не указанных в абзацах втором - пятом этой статьи, на отношения, возникшие с 01.01.2002. Соответственно, соблюдение правил пункта 1 статьи 5 НК РФ о порядке вступления в силу Закона N 57-ФЗ, то есть с первого числа очередного налогового периода после истечения одного месяца с момента опубликования закона (01.01.2003), противоречило бы смыслу установленных в нем положений переходного периода.

Относительно ссылки общества на несоответствие спорной нормы Конституции Российской Федерации надлежит отметить следующее.

Глава 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определяет подведомственность дел арбитражным судам через их компетенцию в сфере осуществления правосудия. Дела о соответствии федеральных законов Конституции Российской Федерации не относятся к компетенции арбитражных судов. В силу подпункта "а" пункта 1 статьи 3 Федерального закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ споры такого рода разрешаются Конституционным Судом Российской Федерации.

Доказательства того, что указанная норма Закона N 57-ФЗ признана не действующей или неконституционной в установленном законом порядке, не имеется, а потому эта норма подлежит применению к спорным правоотношениям.

Учитывая изложенное, апелляционный суд пришел к правильному выводу о том, что ОАО "Светогорск" неправомерно, без учета императивных требований действующего законодательства, включило в состав убытка, уменьшающего налоговую базу для целей исчисления налога на прибыль за 2005 год, убыток, полученный по базе переходного периода за 2002 год в сумме 91 514 052 руб., и отклонил заявленные обществом требования в этой части.

Жалобы налогоплательщика в этой части подлежит отклонению.

Из кассационной жалобы ОАО "Светогорск" следует, что налогоплательщик не согласен с позицией апелляционного суда, признавшим неправомерным предъявление обществом к вычету из бюджета в 2005 году сумм НДС, уплаченного ОАО "РЖД" исходя из налоговой ставки 18%.

Как следует из материалов дела, при проверке правомерности применения обществом ставки 0 % по НДС в отношении транспортно-экспедиционных услуг налоговым органом установлено (подпункт 1 пункта 3 мотивировочной части решения от 30.08.2007 N 103), что общество неправомерно предъявило к возмещению из бюджета 13 425 руб. НДС по счетам-фактурам, выставленным ОАО "РЖД" в отношении товаров, вывезенных в режиме экспорта в Республику Беларусь.

Основанием для выводов о неправомерном предъявлении НДС к возмещению из бюджета послужило следующее.

В течение 2005 года ОАО "РЖД" оказывало ОАО "Светогорск" транспортно-экспедиционные услуги на основании соглашений N 6169671 о централизованных расчетах за услуги железной дороги. Указанные соглашения регулировали порядок расчетов по оплате провозных платежей за перевозки грузов, грузобагажа по железным дорогам в режиме экспорта-импорта (пункт 1.1 соглашений). Согласно пункту 3.4 соглашения от 14.06.2005 "перевозка товаров импортируемых/экспортируемых в/из Республики Беларусь производится с начислением НДС с лицевого счета "Международный с начислением НДС". Налоговые ставки и принцип взимания косвенных налогов действует в рамках налогового законодательства и действующих межправительственных соглашений".

Общество в 2005 году оплатило ОАО "РЖД" транспортные услуги с НДС по счетам-фактурам исходя из налоговой ставки 18%.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 164 НК РФ услуги по транспортировке экспортируемого товара подлежат обложению НДС по ставке 0%. Соответственно, как посчитал налоговый орган, ОАО "РЖД" неправомерно выставляло ОАО "Светогорск" счета-фактуры за оказанные услуги с НДС по ставке 18%, и общество, уплатившее этот налог в составе цены, не вправе было предъявлять НДС к возмещению из бюджета.

Суд первой инстанции удовлетворил требования общества. При этом суд указал, что поскольку в соответствии с положениями Указа Президента Российской Федерации от 25.05.1995 N 525 и Постановления Правительства РФ от 23.06.1995 N 583 в отношении товаров, происходящих из РФ и Республики Беларусь, таможенный контроль на российско-белорусской границе отменен, условия для подтверждения обоснованности применения ставки 0% в отношении услуг по транспортировке указанных товаров железнодорожным транспортом не выполняются (в частности, по причине невозможности представить транспортные (товаросопроводительные) документы с отметками таможенных органов о вывозе товаров за пределы РФ). В связи с чем, в отношении услуг по транспортировке экспортируемых товаров в Беларусь неприменимы положения подпункта 2 пункта 1 статьи 164 НК РФ, и подлежат применению положения пункта 3 этой нормы, в соответствии с которым указанные услуги подлежат обложению НДС по налоговой ставке 18%.

Апелляционный суд, отменяя решение суда первой инстанции в части данного эпизода, поддержал вывод налогового органа о неправомерности применения ставки НДС в размере 18% по услугам транспортировки экспортируемого в Республику Беларусь. Поскольку налогоплательщик не наделен правом по своему усмотрению изменять установленную налоговым законодательством ставку налога, суд признал неправомерным возмещение обществом из бюджета НДС, уплаченного по счетам-фактурам, выставленным с неверной ставкой налога, и отказал ОАО "Светогорск" в признании недействительным оспариваемого решения ответчика в части доначисления 13 425 руб. НДС, начисления соответствующих пени и санкций.

Суд кассационной инстанции согласен с правовой позицией апелляционного суда.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 164 НК РФ налогообложение по НДС производится по ставке 0% при реализации товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта, при условии представления в налоговые органы документов, предусмотренных статьей 165 НК РФ.

Согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 164 НК РФ налогообложение производится по налоговой ставке 0% при реализации работ, (услуг) непосредственно связанных с производством и реализацией товаров, вывезенных в режиме экспорта.

Положение настоящего подпункта распространяется, в том числе, на услуги по транспортировке товаров, вывозимых за пределы территории Российской Федерации, оказываемые российскими организациями и индивидуальными предпринимателями.

В силу статьи 7 НК РФ если международным договором Российской Федерации, содержащим положения, касающиеся налогообложения и сборов, установлены иные правила и нормы, чем предусмотрены настоящим Кодексом и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами о налогах и сборах, то применяются правила и нормы международных договоров Российской Федерации.

В отношениях между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь действует Соглашение о принципах взимания косвенных налогов при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг от 15.09.2004.

Порядок подтверждения правомерности применения НДС в размере 0% при экспорте товаров установлен нормами раздела II "Порядок применения косвенных налогов при экспорте товаров" Положения о порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при перемещении товаров между Российской Федерации и Республикой Беларусь, являющегося неотъемлемой частью Соглашения.

В пункте 2 указанного раздела II Положения определен перечень документов, которые российский налогоплательщик обязан представлять в налоговые органы для обоснования правомерности применения нулевой ставки НДС.

Согласно пункту 1 раздела II Положения налогоплательщик имеет право на налоговые вычеты в порядке, предусмотренном национальным законодательством в отношении товаров, вывозимых с территории государства в таможенном режиме экспорта.

Положения пункта 1 статьи 164 НК РФ предусматривают применение налоговой ставки 0% в отношении услуг, оказываемых перевозчиками при экспорте товаров за пределы территории Российской Федерации.

Подписанным Правительствами Российской Федерации и Республики Беларусь Соглашением от 15.09.2004 договаривающиеся Стороны гарантировали предоставление участникам внешнеторговой деятельности условий взаимной торговли не менее благоприятных, нежели те, которые имели место до подписания данного Соглашения.

Отказывая обществу в удовлетворении заявления в этой части, апелляционный суд исходил из того, что право на применение налоговой ставки 0% по НДС по услугам транспортировки товаров в иные страны, в том числе Республику Беларусь, предусмотрено подпунктом 2 пункта 1 статьи 164 НК РФ. При подписании Соглашения его стороны гарантировали предоставление участникам внешнеторговой деятельности условий взаимной торговли не менее благоприятных, нежели те, которые имели место до подписания Соглашения. До подписания Соглашения подобные услуги облагались НДС по ставке 0%. Поэтому суд обоснованно посчитал, что российские организации, оказывающие транспортные услуги по вывозу товаров на территорию Республики Беларусь, не могут быть поставлены в неравные условия по отношению к организациям, осуществляющим аналогичные услуги по транспортировке товаров в другие зарубежные страны, а также в худшие условия по сравнению с теми, что были до подписания Соглашения.

Вывод апелляционного суда соответствует правовой позиции Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, изложенной в определении от 14.03.2008 N 3116/08.

Соответственно, спорные услуги подлежат обложению НДС по ставке 0%. Подлежат отклонению доводы ОАО "Светогорск" о том, что суд не принял во внимание отсутствие Протокола в отношении операций по выполнению работ (оказанию услуг), предусмотренного пунктом 5 Соглашения, что, по мнению заявителя, делает невозможным представление всех документов, предусмотренных статьей 165 НК РФ, в обоснование правомерности применения ставки НДС 0%, и влечет применение норм главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации и обложение спорных операций по ставке налога 18%.

Нормы материального права применены судом правильно - учитывая положения приведенных выше норм, отсутствие протокола не может ставить российские организации или индивидуальных предпринимателей, осуществляющих работы (услуги) по перевозке или транспортировке товаров, экспортируемых на территорию Республики Беларусь в условия худшие, чем до подписания вышеупомянутого документа. Суд правильно указал на то, что такие организации подтверждают право на применение налоговой ставки 0% в общем порядке, установленном для работ (услуг), непосредственно связанных с производством и реализацией товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта.

Суд кассационной инстанции не принимает и ссылки налогоплательщика на то, что ставка НДС 18% указывалась перевозчиком ОАО "РЖД", и общество не имело возможности ее изменить.

В соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, неоднократно выраженными им в соответствующих постановлениях и определениях, установление налога означает определение в законе всех существенных элементов налогообложения, включая налоговую ставку. Аналогичный принцип закреплен статьей 17 НК РФ.

В данном случае применению подлежала ставка НДС 0%. Перевозчик неправомерно указал в выставленных им счетах-фактурах налоговую ставку, равную 18%, поскольку он не вправе по своему усмотрению изменять налоговую ставку, установленную законодательством о налогах и сборах.

В соответствии с пунктом 2 статьи 171 НК РФ налоговым вычетам подлежат суммы НДС, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении услуг на территории Российской Федерации, в отношении услуг, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения согласно главе 21 Кодекса.

Следовательно, приведенное положение Налогового кодекса Российской Федерации исключает возможность возмещения НДС, уплаченного налогоплательщиком по налоговой ставке 18%, без учета положений главы 21 Кодекса. Данная позиция высказана в решении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.05.2006 N 3894/06. . .

Таким образом, выводы апелляционного суда в части данного эпизода являются правильными и оснований для отмены или изменения постановления от 25.06.2008 не имеется.

Поскольку дело рассмотрено судом апелляционной инстанции полно и всесторонне, нормы материального и процессуального права не нарушены, оснований для отмены принятого по делу судебного акта апелляционного суда не имеется.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 286 и пунктом 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2008 по делу N А56-33426/2007 оставить без изменения, а кассационные жалобы открытого акционерного общества "Светогорск" и Инспекции Федеральной налоговой службы по Выборгскому району Ленинградской области - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Л.И. Корабухина

Судьи

О.А. Корпусова

 

Н.А. Морозова

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 сентября 2008 г. N А56-33426/2007


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением пунктуации и орфографии источника