Обзор судебной практики "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами Дальневосточного округа дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц (глава 24 АПК РФ)" (утв. постановлением президиума Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21 июня 2019 г. N 12)

Обзор судебной практики "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами Дальневосточного округа дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц (глава 24 АПК РФ)"

 

Утвержден постановлением президиума Арбитражного суда
Дальневосточного округа
от 21.06.2019 N 12

 

Настоящий обзор подготовлен во исполнение поручения Верховного Суда Российской Федерации, изложенного в письмах от 25.02.2019 N 7-ВС-1296/19, от 04.03.2019 N 7-ВС-1481/19.

 

Статьей 46 Конституции Российской Федерации закреплено право на обжалование в судебном порядке решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц.

 

В силу статьи 13 Гражданского кодекса Российской Федерации ненормативные акты государственного органа или органа местного самоуправления, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

 

Рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц осуществляется арбитражными судами на основании обращений юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в порядке главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

 

Арбитражный суд Дальневосточного округа в порядке кассационного производства за период 2018 год - 1 квартал 2019 года рассмотрел 1327 дел, связанных с оспариванием ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, а также их должностных лиц, из которых 492 или 37 % составили дела об оспаривании ненормативных актов, действий (бездействия) таможенных органов, 216 или 16 % - дела об оспаривании ненормативных актов, действий (бездействия) налоговых органов, 182 или 14 % - дела об оспаривании ненормативных актов, действий (бездействия) антимонопольных органов.

 

В ходе проверки законности решений, постановлений, принятых арбитражными судами первой и апелляционной инстанций, входящими в Дальневосточный округ, возникали следующие вопросы, содержание которых, а также возможные подходы к их решению приведены в настоящем обзоре.

 

1. Вопросы, связанные с определением компетенции арбитражных судов по рассмотрению соответствующих заявлений

 

В соответствии с частью 1 статьи 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

 

Заявления о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными рассматриваются в арбитражном суде, если их рассмотрение в соответствии с федеральным законом не отнесено к компетенции других судов (часть 3 статьи 198 АПК РФ).

 

Процессуальным законодательством не предусмотрена возможность разрешения вопроса о подведомственности каждого пункта или раздела обжалуемого ненормативного правового акта, в связи с чем, производство по делу о признании недействительным представления контрольно-счетной палаты не подлежало прекращению в части отдельных его пунктов.

 

Областная больница оспорила в арбитражном суде принятое в отношении нее представление контрольно-счетной палаты, содержащее предложение принять меры по устранению нарушений выявленных в сфере применения Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд", Указаний Центрального Банка России, Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, нормативных актов Минэкономразвития и Минфина России, иных нормативных актов.

 

Суд первой инстанции прекратил производство по делу о признании недействительным представления в части отдельных пунктов, в отношении остальных пунктов представления суд, рассмотрев заявленные требования по существу, в их удовлетворении отказал.

 

Апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции.

 

Суд округа отменил судебные акты, дело направил на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, указав на следующее.

 

В пунктах 1, 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.08.1992 N 12/12 "О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам" разъяснено, что подведомственность заявленного требования суду или арбитражному суду определяется в соответствии с их компетенцией, установленной законодательными актами Российской Федерации. В случаях, когда в законодательном акте подведомственность определена альтернативно (суду или арбитражному суду) либо когда имеется указание о рассмотрении требования в судебном порядке, следует руководствоваться тем же правилом, исходя при этом из субъектного состава участников и характера правоотношений, если иное не предусмотрено законом.

 

Разрешая вопрос о подведомственности спора арбитражному суду и возможности его рассмотрения в рамках главы 24 АПК РФ, необходимо учитывать, что ненормативным правовым актом, законность которого может быть оспорена в арбитражном суде, признается индивидуальный (правоприменительный) акт государственного или муниципального органа, адресованный конкретному лицу и обязывающий его к определенному поведению. При этом необходимыми процессуальными предпосылками для оспаривания в судебном порядке ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) являются нарушение прав и законных интересов определенных лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконное возложение на таких лиц каких-либо обязанностей, создание иных препятствий для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Оспариваемым представлением учреждение обязывалось к определенному сроку совершить конкретные действия, что, безусловно, повлияло на права областной больницы как хозяйствующего субъекта в сфере экономической деятельности. Представление направлено уполномоченным государственным органом и содержит властные и обязательные для исполнения указания.

 

Принимая во внимание положения статей 266.1, 270.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации, статьи 16 Федерального закона от 07.02.2011 N 6-ФЗ "Об общих принципах организации и деятельности контрольно-счетных органов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований", суд округа пришел к выводу, что оспариваемое представление контрольно-счетной палаты обладает признаками ненормативного правового акта, поскольку порождает для заявителя правовые последствия, обязывает его к действенным и ощутимым мерам, направленным на восстановление правопорядка в бюджетной сфере, создает очевидные препятствия для осуществления экономической деятельности, затрагивает сферу его имущественных прав и законных интересов, в связи с чем, может быть оспорено в арбитражном суде в соответствии с главой 24 АПК РФ.

 

Суд округа отметил, что фиксация в пунктах представления, в отношении которых производство по делу прекращено, нарушений в области оплаты труда работников, обеспечения работников средствами индивидуальной защиты, что влекло применение нормативных правовых актов в области трудового законодательств, не свидетельствует о наличии трудового спора и не изменяет существа обжалуемого акта, как затрагивающего сферу финансовой деятельности областной больницы. При этом оснований считать, что в данном случае были объединены несколько связанных между собой требований, одни из которых подведомственны суду общей юрисдикции, а другие - арбитражному суду, не имелось.

 

Кроме того, в данном деле подлежали оценке в полном объеме доводы больницы относительно наличия компетенции контрольно-счетной палаты на проверку определенных сфер деятельности больницы с учетом особенностей и специфики правового регулирования правомочий контролирующих органов, в том числе органов внешнего финансового надзора. Дело направлено на новое рассмотрение, в том числе с указанием на проверку наличия соответствующих полномочий контрольно-счетной палаты.

 

Постановление от 15.03.2018 N Ф03-542/2018
по делу N А16-689/2017 Арбитражного суда Еврейской автономной области

 

2. Вопросы определения порядка рассмотрения дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц

 

В практике судов продолжают возникать вопросы, связанные с отнесением того или иного оспариваемого акта к ненормативным, исходя из конкретно установленных обстоятельств, связанных с принятием такого акта и определением, соответственно, порядка рассмотрения спора.

 

Акт повторного медико-экономического контроля и письмо Территориального фонда обязательного медицинского страхования, принятые в отношении учреждения здравоохранения, фактически содержащие единое процессуальное решение об отклонении возмещения страховой организацией затрат учреждения здравоохранения по фактам оказания им медицинской помощи, оценены судами как ненормативный акт, который может быть оспорен в порядке главы 24 АПК РФ.

 

Вступившим в законную силу решением арбитражного суда в рамках иного, ранее рассмотренного дела N А51-9498/2017 признано незаконным изложенное в письме решение Территориального фонда обязательного медицинского страхования об отклонении возмещения страховой организацией затрат учреждения здравоохранения по фактам оказания им медицинской помощи. Суд возложил на Территориальный фонд обязательного медицинского страхования обязанность по проведению повторного медико-экономического контроля реестров счетов застрахованных в страховой организации лиц, которым учреждением здравоохранения была оказана медицинская помощь.

 

Письмо Территориального фонда обязательного медицинского страхования, оцененное судом при рассмотрении дела N А51-9498/2017, как решение об отклонении возмещения затрат учреждения здравоохранения по фактам оказания медицинской помощи, фактически содержало отказ в рассмотрении претензии учреждения здравоохранения на акты медико-экономического контроля, которыми, в свою очередь, были отклонены к оплате все случаи оказания медицинской помощи за определенный период времени.

 

На основании вступившего в законную силу решения суда по делу N А51-9498/2017 Территориальный фонд обязательного медицинского страхования провел повторный медико-экономический контроль, по результатам которого вновь составил акт и направил учреждению здравоохранения письмо.

 

В акте и письме Территориальный фонд обязательного медицинского страхования отразил, что по причине непредставления реестров пролеченных больных непосредственно учреждением здравоохранения, повторный медико-экономический контроль проведен по реестрам, предоставленным ранее реорганизованной в форме присоединения к заявителю районной больницы; отметил несоответствие наименования учреждения здравоохранения в актах страховой организации с наименованием, указанным в его уставе; указал на разницу в количестве записей в актах страховой организации и реестрах пролеченных больных и на несовпадение сумм неоплаченных случаев оказания медицинской помощи с итоговой суммой по счету, а также нарушение договорного срока предоставления реестров счетов и счетов на оплату от учреждения здравоохранения в адрес страховой организации; определил провести медико-экономическую экспертизу по всем случаям, указанным в акте повторного медико-экономического контроля.

 

Учреждение здравоохранения, посчитав, что в акте и письме вновь содержится отказ в возмещении ему затрат по фактам оказанной медицинской помощи, оспорило данные акты в арбитражном суде.

 

Суды первой и апелляционной инстанции, удовлетворяя требования, установили, что Территориальный фонд обязательного медицинского страхования, располагая информацией о случаях оказанной в спорном периоде учреждением здравоохранения медицинской помощи, не допустил разрешение ситуации по существу и вновь отклонил предъявленные к оплате суммы страхового возмещения. Суды пришли к заключению о том, что Территориальный фонд обязательного медицинского страхования не исполнил обязанность, возложенную на него вступившими в законную силу судебными актами и предусмотренную Федеральным законом от 29.11.2010 N 326-ФЗ "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации" (далее - Закон об обязательном медицинском страховании), согласно которому разрешение конфликтных вопросов, возникающих в ходе контроля между медицинской и страховой организациями осуществляется Территориальным фондом обязательного медицинского страхования.

 

Обратившись в суд округа с кассационной жалобой на судебные акты, Территориальный фонд обязательного медицинского страхования полагал, что производство по делу подлежит прекращению, поскольку, по его мнению, в оспариваемых актах не содержалось предписаний и властных распоряжений, влекущих юридические последствия для заявителя, поэтому они не отвечали признакам ненормативных правовых актов, проверка которых могла быть осуществлена арбитражным судом в порядке главы 24 АПК РФ.

 

Суд округа отклонил приведенные доводы кассационной жалобы.

 

В силу статьи 34 Закона об обязательном медицинском страховании Территориальный фонд обязательного медицинского страхования осуществляет управление средствами обязательного медицинского страхования на территории субъекта Российской Федерации, предназначенными для обеспечения гарантий бесплатного оказания застрахованным лицам медицинской помощи в рамках программ обязательного медицинского страхования и в целях обеспечения финансовой устойчивости обязательного медицинского страхования на территории субъекта Российской Федерации.

 

В соответствии с частью 1 статьи 20 Закона об обязательном медицинском страховании медицинские организации имеют право получать средства за оказанную медицинскую помощь на основании заключенных договоров на оказание и оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию в соответствии с установленными тарифами на оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию и обжаловать заключения страховой медицинской организации и территориального фонда по оценке объемов, сроков, качества и условий предоставления медицинской помощи.

 

Согласно статье 42 Закона об обязательном медицинском страховании медицинская организация вправе обжаловать заключение страховой медицинской организации при наличии разногласий по результатам медико-экономического контроля, медико-экономической экспертизы и экспертизы качества медицинской помощи путем направления претензии в территориальный фонд, который рассматривает поступившие от медицинской организации материалы и организует проведение повторных медико-экономического контроля, медико-экономической экспертизы и экспертизы качества медицинской помощи.

Повторные медико-экономический контроль, медико-экономическая экспертиза и экспертиза качества медицинской помощи проводятся экспертами, назначенными территориальным фондом, и оформляются решением территориального фонда.

При несогласии медицинской организации с решением территориального фонда она вправе обжаловать это решение в судебном порядке.

Руководствуясь изложенными нормами права, суд округа признал верными выводы судов о возможности восприятия в данном конкретном случае обоих оспариваемых документов (акта и письма) как ненормативного правового акта уполномоченного органа, поскольку они в своем буквальном содержании фактически составляли единое процессуальное решение, имеющее значимые правовые и экономические последствия для учреждения здравоохранения, в связи с чем оставил судебные акты, принятые по результатам рассмотрения дела по существу, без изменения.

 

Постановление от 30.05.2019 N Ф03-342/2019
по делу N А51-8729/2018 Арбитражного суда Приморского края

 

Заключение комиссии антимонопольного органа о неподтверждении факта уклонения участника закупки от заключения договора поставки для нужд заказчика обладало признаками ненормативного акта, а именно носило властный характер, принято уполномоченным органом, являлось окончательным документом, выражающим позицию антимонопольного органа по обращению заказчика о недобросовестном поведении участника закупки, в связи с чем, требование о признании его незаконным рассмотрено в порядке главы 24 АПК РФ.

 

По результатам проведенной закупки в форме запроса предложений на право заключения договора поставки продукции производственно-технического назначения для нужд акционерного общества (заказчик) определено заключить договор с единственным участником закупки - обществом, заявка которого признана соответствующей требованиям документации о закупке.

 

По итогам проведения закупочной процедуры договор поставки со стороны общества подписан не был, в связи с чем заказчик обратился в антимонопольный орган с заявлением о включении сведений об обществе в реестр недобросовестных поставщиков.

 

Рассмотрев обращение заказчика, комиссия антимонопольного органа пришла к заключению о неподтверждении факта уклонения общества от заключения договора поставки для нужд акционерного общества, несогласие с которым послужило основанием для обращения последнего в арбитражный суд с требованием о признании его незаконным.

 

Суд первой инстанции согласился с заявителем в том, что оспариваемое заключение антимонопольного органа и выраженный в нем отказ во включении сведений о победителе закупки в реестр недобросовестных поставщиков могут быть оспорены в суде по правилам главы 24 АПК РФ. По результатам судебного разбирательства в связи с неполным исследованием антимонопольным органом фактических обстоятельств проведения спорной закупки, требования акционерного общества были удовлетворены.

 

Суд второй инстанции производство по делу прекратил применительно к пункту 1 части 1 статьи 150 АПК РФ, считая, что заключение антимонопольного органа не является ненормативным правовым актом, и поэтому дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

 

Суд округа не согласился с позицией апелляционного суда, отменил постановление и оставил в силе решение суда первой инстанции, исходя из следующего.

 

Частью 7 статьи 3 Федерального закона от 18.07.2011 N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" (далее - Закон о закупках) предусмотрено право заказчика установить при проведении закупки требование об отсутствии сведений об участниках закупки в реестре недобросовестных поставщиков.

Данное право обусловлено целями закона и призвано обеспечить, в том числе защиту заказчика от недобросовестных поставщиков.

В силу части 2 статьи 5 Закона о закупках реестр недобросовестных поставщиков представляет собой перечень сведений об участниках закупки, уклонившихся от заключения договоров, а также о поставщиках (исполнителях, подрядчиках), с которыми договоры по решению суда расторгнуты в связи с существенным нарушением ими договоров.

Уполномоченным органом, на который возложена обязанность по ведению реестра недобросовестных поставщиков, является Федеральная антимонопольная служба, осуществляющая свою деятельность непосредственно и через территориальные органы.

 

Приказом Федеральной антимонопольной службы от 18.03.2013 N 164/13 "О ведении реестра недобросовестных поставщиков, предусмотренного Законом о закупках" полномочиями по проверке сведений, предоставляемых заказчиками, в том числе об участниках закупки, уклонившихся от заключения договоров, наделены комиссии территориальных органов Федеральной антимонопольной службы

Суд округа поддержал выводы суда первой инстанции и отметил, что оспариваемое заключение комиссии антимонопольного органа носит властный характер, принято уполномоченным органом, имеет мотивировочную часть, в которой сформулирован вывод об отсутствии факта уклонения победителя закупки от заключения договора и оснований для включения сведений о данном лице в реестр недобросовестных поставщиков. При этом заключение является окончательным документом, выражающим позицию антимонопольного органа по обращению заказчика о недобросовестном поведении участника закупки, в связи с чем, дело подлежало рассмотрению по существу.

 

Постановление от 24.09.2018 N Ф03-3807/2018
по делу N А73-613/2018 Арбитражного суда Хабаровского края

 

3. Вопросы применения положений арбитражного процессуального законодательства о сроке подачи заявления о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными, как специального правового регулирования условий для обращения в суд с публично-правовыми спорами

 

В соответствии с частью 4 статьи 198 АПК РФ заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

 

В 2018 году судом округа рассматривались кассационные жалобы на судебные акты, которыми отказано в удовлетворении заявленных требований в связи с пропуском срока, установленного частью 4 статьи 198 АПК РФ для обращения в арбитражный суд.

 

Суд округа, разрешая вопросы, связанные с определением момента начала исчисления вышеуказанного срока, а также оценки уважительности причин пропуска срока, приходил к следующим выводам.

 

Срок для обращения арбитражного управляющего в суд с требованием о признании незаконным решения о ликвидации юридического лица, с которого в его пользу взыскана задолженность, подлежал исчислению с момента получения выписки из Единого государственного реестра юридических лиц.

 

Арбитражный управляющий, в пользу которого с общества по исполнительному документу взыскана задолженность, узнав, что регистрирующий орган принял решение о ликвидации данного юридического лица, о чем внес в Единый государственный реестр соответствующую запись, оспорил данные акты в судебном порядке.

 

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении требований, исходил из пропуска срока, установленного частью 4 статьи 198 АПК РФ. Как установил арбитражный суд, заявитель имел возможность проявить должную степень заботливости и осмотрительности и получить из общедоступного ЕГРЮЛ сведения о ликвидации юридического лица и своевременно обратиться в суд. Действия арбитражного управляющего, выразившиеся в оспаривании решения и записи, как за пределами трехмесячного срока, так и за пределами годичного срока, расценены судом первой инстанции как злоупотребление правом.

 

Апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции, с чем не согласился суд округа.

 

Суд кассационной инстанции, отменяя решение и постановление судов в части отказа в удовлетворении требований о признании незаконным решения о государственной регистрации в связи с ликвидацией общества и о признании недействительной регистрационной записи в ЕГРЮЛ, и направляя дело в этой части на новое рассмотрение, учел правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Определении от 02.12.2013 N 1908-О (далее - Определение КС РФ N 1908-О), о том, что по своему буквальному смыслу положение части 4 статьи 198 АПК РФ для исчисления закрепленного им процессуального срока исходит не из презумпции разумно предполагаемой осведомленности лица о нарушении его прав и законных интересов, а из того, что начало течения этого срока определяется в каждом конкретном случае судом на основе установления момента, когда заинтересованное лицо реально узнало о соответствующем нарушении.

 

Как подчеркнуто в Определении КС РФ N 1908-О, вводя такой порядок исчисления срока для обращения в суд, законодатель учитывал, что относящиеся к сфере правоприменительной деятельности решения и действия органов публичной власти и их должностных лиц оказывают не всегда непосредственное - в том числе во временном проявлении - влияние на интересы субъектов, статус которых они затрагивают. Иными словами, они могут проявлять свое регулятивно-правовое воздействие на заинтересованных лиц (независимо от их статусной принадлежности к частноправовой или публично-правовой сфере) и становиться известными не сразу, а спустя определенное, порой весьма продолжительное время после их принятия (совершения). Соответственно, исчисление в данном случае сроков для обращения в суд возможно с учетом особенностей этих отношений и имея в виду, в конечном счете, необходимость восстановления нарушенных прав участников правоотношений и недопустимость отказа в этом исключительно по формальным основаниям вопреки требованиям Конституции Российской Федерации (статья 19 части 1 и 2; статья 46 части 1 и 2).

 

Суд округа отметил, что оспаривая в порядке главы 24 АПК РФ решение о ликвидации юридического лица и запись в ЕГРЮЛ, арбитражный управляющий утверждал, что о фактах принятия данных актов, совершения действий, ему стало известно в момент получения в отношении общества выписки из ЕГРЮЛ. При этом, само по себе обращение за судебной защитой обусловлено наличием у общества перед арбитражным управляющим задолженности, подтвержденной исполнительным документом.

 

При таких обстоятельствах, учитывая особенности начала исчисления предусмотренного частью 4 статьи 198 АПК РФ трехмесячного срока, суд округа не признал должным образом обоснованными выводы судов о его пропуске и направил дело в части отказа в удовлетворении требований о признании незаконным решения о государственной регистрации в связи с ликвидацией общества и о признании недействительной регистрационной записи в ЕГРЮЛ, на новое рассмотрение.

 

Постановление от 04.09.2018 N Ф03-3383/2018
по делу N А51-23661/2017 Арбитражного суда Приморского края

 

Реализация определенной налоговым законодательством внесудебной процедуры урегулирования спора является уважительной причиной пропуска срока на подачу в арбитражный суд заявления о признании незаконным решения налогового органа.

 

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения налоговой инспекции о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

 

Решением суда, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении требований отказано в связи с пропуском установленного частью 4 статьи 198 АПК РФ срока на подачу заявления.

 

Суды, руководствуясь положениями статей 101.2, 138-140 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), сочли, что налогоплательщик не обосновал уважительность причин пропуска срока подачи заявления, не представил достоверных и достаточных доказательств, свидетельствующих о наличии обстоятельств, препятствующих обращению в арбитражный суд в установленный законом срок; реализация внесудебной процедуры урегулирования спора в виде обжалования решения в Федеральную налоговую службу России не является уважительной причиной пропуска такого срока.

 

Суд округа признал выводы судов не основанными на правильном толковании положений налогового законодательства, судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение, указав следующее.

 

В соответствии с пунктом 2 статьи 138 НК РФ акты налоговых органов ненормативного характера, действия или бездействие их должностных лиц могут быть обжалованы в судебном порядке только после их обжалования в вышестоящий налоговый орган в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом. В случае обжалования в судебном порядке актов налоговых органов ненормативного характера, действий или бездействия их должностных лиц срок для обращения в суд исчисляется со дня, когда лицу стало известно о принятом вышестоящим налоговым органом решении по соответствующей жалобе.

 

В данном деле общество, воспользовавшись правом, предусмотренным налоговым законодательством, обратилось с жалобой на оспариваемый акт в Федеральную налоговую службу России, которая частично отменила решение налоговой инспекции, произведен перерасчет сумм, подлежащих уплате в бюджеты.

 

Суд округа отметил, что выводы об отсутствии препятствий для обращения в арбитражный суд одновременно с подачей жалобы в вышестоящий налоговый орган фактически лишили общество права на оспаривание решения налоговой инспекции в досудебном порядке. Такой подход противоречит правовой природе досудебного порядка разрешения спора, предполагающего исчерпание сторонами всех возможных внесудебных способов и средств разрешения такого конфликта до обращения в суд.

 

Постановление от 24.05.2018 N Ф03-1680/2018
по делу N А51-15766/2017 Арбитражного суда Приморского края

 

Отсутствие организации по адресу, указанному в Едином государственном реестре юридических лиц, и неполучение юридически значимых сообщений, повлекло для нее негативные последствия, в том числе в виде отказа в удовлетворении требований об оспаривании постановлений судебного пристава по причине пропуска установленного законом срока для обращения в арбитражный суд.

 

В отношении общества как должника по исполнительному производству, не исполняющего требования исполнительного документа, судебным приставом в 2016-2017 гг. принимались постановления, в том числе об обращении взыскания на денежные средства должника, находящиеся в банке или иной кредитной организации, о наложении ареста на имущество должника - обыкновенные именные бездокументарные акции, о принятии результатов проведенной оценки имущества, о передаче арестованного имущества на торги, о регистрации перехода прав на ценные бумаги.

 

Не согласившись с постановлениями судебного пристава, организация в 2018 году оспорила их в арбитражном суде.

 

Отказывая в удовлетворении требований, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о пропуске обществом срока для оспаривания в арбитражном суде постановлений судебного пристава и об отсутствии уважительности причин для удовлетворения ходатайства о восстановлении этого срока.

 

При этом суды руководствовались положениями статей 198, 329 АПК РФ, статей 122, 128 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве), учли разъяснения, изложенные в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства", согласно которым заявление об оспаривании постановления, действий (бездействия) судебного пристава подается в арбитражный суд в течение десяти дней со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов (часть 4 статьи 198 АПК РФ и статья 122 Закона об исполнительном производстве). Пропуск срока на обращение в суд без уважительной причины, а также невозможность восстановления пропущенного срока обращения в суд является основанием для отказа в удовлетворении заявления (часть 8 статьи 219 КАС РФ). При рассмотрении указанного вопроса арбитражные суды применяют положения части 8 статьи 219 КАС РФ по аналогии закона (часть 5 статьи 3 АПК РФ).

 

Суд округа, согласившись с выводами судов первой и апелляционной инстанций, и оставляя судебные акты в силе, отметил следующее.

 

Вопрос уважительности причин пропуска процессуальных сроков решается с учетом обстоятельств дела по усмотрению суда, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

 

В настоящем деле судами приняты во внимание положения Закона об исполнительном производстве, обязывающие судебного пристава уведомлять участвующих в исполнительном производстве лиц о совершении исполнительных действий или о применении мер принудительного исполнения (часть 2 статьи 24 Закона об исполнительном производстве).

 

В то же время общество являясь участником судебного процесса по делу арбитражного суда, в соответствии с определением которого был выдан исполнительный документ, и достоверно зная о своем статусе должника по исполнительному производству, не получало по месту своего нахождения акты (постановления) судебного пристава, в том числе оспариваемые. Почтовые отправления возвращались в отдел судебных приставов с отметками почты "истек срок хранения", "адресат по указанному адресу отсутствует".

 

Взыскатель также неоднократно направлял по адресу регистрации общества почтовые отправления, которые возвращались с тем же результатом.

 

В отношении общества в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о недостоверности сведений о его адресе (месте нахождения).

 

В силу пунктов 2 и 3 части 2 статьи 29 Закона об исполнительном производстве лица, участвующие в исполнительном производстве, считаются извещенными, если, несмотря на получение почтового извещения, адресат не явился за повесткой, иным извещением, направленными по его адресу; повестка, иное извещение направлены по последнему известному месту жительства лица, участвующего в исполнительном производстве, или по адресу, сообщенному им в письменной форме судебному приставу для уведомления данного лица (в том числе по адресу электронной почты), или повестка, иное извещение направлены иным способом, указанным таким лицом, однако, лицо направленные повестку, иное извещение не получило.

 

Статьей 9 АПК РФ закреплено, что участвующие в деле лица несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий.

 

Юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, поступивших по его адресу, указанному в Едином государственном реестре юридических лиц, а также риск отсутствия по этому адресу своего представителя (пункт 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 61 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридических лиц").

 

Дав оценку обстоятельствам дела, суды пришли к правомерному выводу о том, что установленный законом срок для обращения в арбитражный суд с заявлением об оспаривании постановлений судебного пристава пропущен обществом без каких-либо на то уважительных причин, что означает невозможность его восстановления и является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований.

 

Постановление от 30.01.2019 N Ф03-6096/2018
по делу N А51-4991/2018 Арбитражного суда Приморского края

 

4. Приостановление действия оспариваемого акта, решения как мера, направленная на обеспечение исполнения требований заявителя в случае их удовлетворения, защиту его имущественных интересов при соблюдении баланса публичных и частных интересов

 

В 2018 году судом округа рассмотрено 15 заявлений о принятии обеспечительных мер в виде приостановления действия оспариваемых актов, решений, из них 9 заявлений содержали требования о приостановлении действия оспариваемых актов, решений налоговых органов. 10 заявлений удовлетворено, в удовлетворении 5 заявлений отказано.

 

При рассмотрении заявлений о принятии обеспечительных мер суд округа руководствовался положениями главы 8 АПК РФ.

 

Отдельные вопросы, связанные с применением части 3 статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, раскрыты в Информационных письмах Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.08.2004 N 83 "О некоторых вопросах, связанных с применением части 3 статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации", от 20.02.2006 N 105 "О некоторых вопросах, связанных с вступлением в силу Федерального закона от 04.11.2005 N 137-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых положений законодательных актов Российской Федерации в связи с осуществлением мер по совершенствованию административных процедур урегулирования споров".

 

Обращаясь в суд округа с заявлениями о принятии обеспечительных мер, участвующие в деле лица в большинстве случаев аргументировали их возможностью причинения им значительного ущерба или наступлением негативных последствий в случае исполнения оспариваемых актов.

 

Определением суда кассационной инстанции от 31.10.2018 N Ф03-5193/2018 по делу N А16-1311/2018 Арбитражного суда Еврейской автономной области приняты обеспечительные меры в виде приостановления действия приказа территориального управления Росприроднадзора об аннулировании разрешения на выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух до рассмотрения кассационной жалобы судом округа. Суд кассационной инстанции согласился с доводами общества (заявителя по делу) о том, что исполнение приказа приведет к уплате заявителем дополнительных средств за превышение выбросов с повышающим коэффициентом, что впоследствии повлияет на сроки подготовки к отопительному сезону и в конечном итоге приведет к нарушению прав граждан на получение услуг горячего водоснабжения и отопления, негативным экологическим, экономическим и социальным последствиям.

 

По итогам рассмотрения кассационной жалобы ранее принятые судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В дальнейшем, при новом рассмотрении дела, требования общества удовлетворены в полном объеме - оспариваемый ненормативный правовой акт территориального управления Росприроднадзора признан недействительным.

 

В рамках дела N А04-9919/2017 Арбитражного суда Амурской области судом округа вынесено определение от 20.11.2018 N Ф03-5527/2018, которым удовлетворено заявление общества о приостановлении действия решения налогового органа. В обоснование заявления было указано, что исполнение оспариваемого решения налогового органа может причинить обществу значительный ущерб, повлечет за собой неисполнение обязательств перед поставщиками, связанных с оплатой материалов, в том числе горюче-смазочных, необходимых для выполнения строительно-монтажных работ по прокладке наружных сетей (водоснабжение, теплосети), оказания услуг и выполнения работ, а также приведет к несвоевременной выплате текущих платежей по заработной плате и сделает невозможным осуществление деятельности общества. При этом общество в дополнение привело доводы и доказательства того, что возможность исполнения оспоренного решения обеспечена имуществом общества. Удовлетворяя названное заявление, суд округа исходил из того, что приостановление действия решения налогового органа не нарушает баланса частных и публичных интересов, не установлены обстоятельства, свидетельствующие о возможном уклонении налогоплательщика от исполнения судебного решения.

 

Одной из причин отказа в удовлетворении заявлений является непредставление заявителями доказательств, подтверждающих наличие оснований для принятия обеспечительных мер (часть 2 статьи 90 АПК РФ). Так, определением от 08.02.2018 N Ф03-542/2018 по делу N А16-689/2017 Арбитражного суда Еврейской автономной области суд округа отказал в удовлетворении поступившего заявления о приостановлении действия предписания контрольно-счетной палаты по вышеназванному основанию.

 

Определением от 02.03.2018 N Ф03-922/2017 по делу N А73-11564/2016 Арбитражного суда Хабаровского края суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении заявления общества о приостановлении действия решения налогового органа об отказе в возмещении суммы налога на добавленную стоимость. Ходатайство мотивировано тем, что исполнение данного решения может привести к банкротству общества. Суд округа, отказывая в принятии обеспечительных мер, исходил из того, что оспариваемое решение не предусматривает действий по взысканию с заявителя каких-либо средств, испрашиваемая обеспечительная мера не соответствует целям обеспечения заявления и может нарушить баланс интересов сторон.

 

Пересматривая в порядке кассационного производства судебные акты, связанные с удовлетворением либо отказом в удовлетворении судами заявлений о приостановлении действия оспариваемого акта, решения органов, осуществляющих публичные полномочия, суд округа в двух случаях не усмотрел оснований для применения обеспечительной меры, в том числе и по мотиву фактического исполнения оспоренных актов.

 

Оспариваемое представление краевого управления федерального казначейства на момент обращения в суд с заявлением о приостановлении его действия не влекло тех последствий, на которые указывал заявитель, кроме того, представление было исполнено, в связи с чем, необходимость в его приостановлении отсутствовала.

 

Департамент сельского хозяйства и продовольствия оспорил в арбитражном суде представление краевого управления федерального казначейства, которым ему было предъявлено требование о рассмотрении информации о выявленных в ходе проверки нарушениях, а также о принятии мер по устранению причин и условий их совершения, обеспечению изучения специалистами департамента бюджетного законодательства Российской Федерации, иных нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения, в определенный срок.

 

Департамент заявил о применении меры в виде приостановления действия оспариваемого акта.

 

Определением арбитражного суда заявление департамента о принятии обеспечительных мер удовлетворено, исполнение представления краевого управления федерального казначейства приостановлено до вступления в законную силу решения суда по данному делу.

 

Применяя положения статьи 90, части 3 статьи 199 АПК РФ, разъяснения, содержащиеся в пункте 29 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 55 "О применении арбитражными судами обеспечительных мер", суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заявленная обеспечительная мера направлена на предотвращение причинения заявителю возможного ущерба, ее непринятие затруднит исполнение решения суда, а также повлечет неблагоприятные последствия для департамента, связанные с ущемлением его деловой репутации.

 

Постановлением арбитражного апелляционного суда определение суда оставлено без изменения. Поддерживая выводы суда первой инстанции, апелляционный суд исходил из необходимости сохранения существующего состояния отношений между сторонами до завершения судебного разбирательства.

 

Суд кассационной инстанции отменил судебные акты и отказал департаменту в удовлетворении заявления о приостановлении исполнения оспариваемого представления, указав, что обеспечительные меры, принимаемые арбитражным судом, должны быть направлены исключительно на обеспечение исполнения требований заявителя в случае их удовлетворения, а также на защиту его имущественных интересов. Наличие таких обстоятельств в рассматриваемом случае не доказано.

 

Суд округа отметил, что департамент заявил о необходимости приостановления исполнения представления краевого управления федерального казначейства с целью предотвращения причинения ему значительного ущерба бесспорным списанием средств бюджета. Между тем, требований о возврате предоставленных средств бюджета либо указание на необходимость применения мер бюджетного принуждения представление не содержало.

 

Представление не влекло для департамента такие последствия как бесспорное взыскание средств, предоставленных из федерального бюджета, поэтому необходимость в приостановлении его действия с целью исключения таких неблагоприятных последствий отсутствовала. Кроме того, на момент обращения в суд с заявлением о приостановлении действия представления, оно департаментом было исполнено.

 

Постановление от 14.02.2019 N Ф03-6190/2018
по делу N А51-15789/2018 Арбитражного суда Приморского края

 

При рассмотрении заявления о приостановлении решения антимонопольного органа о включении сведений в отношении общества в реестр недобросовестных поставщиков, необходимо учитывать факт исполнения такого акта на момент принятия процессуального решения.

 

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения антимонопольного органа о включении сведений о нем в реестр недобросовестных поставщиков.

 

Одновременно общество ходатайствовало о принятии обеспечительных мер в виде приостановления действия оспариваемого решения антимонопольного органа и действия реестровой записи, внесенной в Реестр недобросовестных поставщиков в отношении общества, его учредителя и генерального директора, до вступления в законную силу решения суда по делу.

 

Определением суда первой инстанции в удовлетворении ходатайства отказано.

 

Суд исходил из того, что на дату обращения с соответствующим ходатайством в порядке применения статьи 198, части 3 статьи 199 АПК РФ оспариваемое решение приведено в исполнение, сведения об обществе включены в реестр недобросовестных поставщиков, следовательно, фактическая реализация цели обеспечительной меры - соблюдение баланса интересов сторон достигнута не будет. При этом суд отметил, что доказательств невозможности исполнения судебного акта в случае удовлетворения требований заявителя, либо доказательств возможного причинения значительного ущерба в случае отказа в удовлетворении ходатайства, обществом не представлено.

 

Постановлением апелляционного суда определение суда первой инстанции отменено, ходатайство удовлетворено, действие оспариваемого решения антимонопольного органа приостановлено до вступления в законную силу судебного акта по существу спора. Апелляционный суд мотивировал свое решение возможностью причинения обществу ущерба в виду угрозы срыва заключения с ним какого-либо государственного контракта.

 

Арбитражный суд Дальневосточного округа отменил постановление апелляционного суда, оставил в силе определение суда первой инстанции.

 

Суд округа отметил, что при рассмотрении ходатайства о приостановлении действия оспариваемого по правилам главы 24 АПК РФ решения уполномоченного органа, помимо выявления оснований возможности принятия истребуемой обеспечительной меры, следует выяснять, насколько эта мера позволит обеспечить соблюдение баланса интересов, и будет фактически исполнима, то есть реально эффективна в качестве обеспечительной меры.

 

В данном случае следовало учесть специфику оспариваемого ненормативного правового акта и законодательно установленной процедуры приведения решения антимонопольного органа о включении субъекта в реестр недобросовестных поставщиков в процедуре закупочных процедур для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

 

Поскольку в рассматриваемом случае удовлетворение заявления о применении обеспечительной меры означало бы приостановление процедуры реализации последствий приведения в исполнение решения антимонопольного органа, то есть невнесение сведений об обществе в реестр недобросовестных поставщиков, приостановление действия такого акта не привело бы к достижению цели обеспечительных мер - балансу публичных и частных интересов.

 

Постановление от 02.03.2018 N Ф03-438/2018
по делу N А73-17966/2017 Арбитражного суда Хабаровского края

 

5. Вопросы, связанные с установлением полномочий органа или лица, принявших оспариваемый акт, решение или совершивших оспариваемые действия (бездействие)

 

Согласно части 4 статьи 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

 

В своих постановлениях суд округа обращает внимание на закрепленную вышеуказанной процессуальной нормой обязательность исследования вопроса о наличии у органов государственной власти, местного самоуправления, должностных лиц полномочий, позволяющих принять соответствующий ненормативный акт, решение, совершить определенное действие.

 

Отсутствие у комиссии по определению границ рыбоводных участков соответствующих полномочий по принятию оспариваемых решений свидетельствует о несоответствии этих актов закону и нарушении прав и законных интересов лица в сфере экономической деятельности.

 

Общественная организация обратилась в комиссию по определению границ рыбоводных участков в Магаданской области, образованную приказом Министерства сельского хозяйства, рыболовства и продовольствия Магаданской области (далее - комиссия), с предложениями о создании, формировании, определении границ и выделении рыбоводных участков, расположенных в территориальном море и внутренних водах Российской Федерации на территории Магаданской области.

 

Решениями комиссии в формировании рыбоводных участков отказано, в связи с чем, общественная организация обратилась в арбитражный суд с требованием о признании их незаконными, сославшись на отсутствие у комиссии соответствующих полномочий по принятию решений, ввиду отсутствия в составе комиссии при принятии решений представителей общественных объединений.

 

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что оспариваемые акты действительно приняты комиссией, не имеющей в своем составе представителей общественных объединений. Вместе с тем, отказывая в удовлетворении требований, суды исходили из того, что рассмотрение обращений комиссией, в составе которой отсутствовали представители общественных объединений, не повлекло бы по существу иных решений, ввиду принятия их большинством голосов. Учитывая данные обстоятельства, суды пришли к выводу об отсутствии реального нарушения прав заявителя и отказали в удовлетворении требований.

 

Суд кассационной инстанции не согласился с выводами судов, решение и постановление отменил, признал незаконными решения комиссии как не соответствующие положениям Федерального закона от 02.07.2013 N 148-ФЗ "Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон об аквакультуре).

 

Суд округа исходил из положений Закона об аквакультуре, предусматривающих, что участие граждан, общественных объединений, подлежащих обязательному включению в состав комиссий по определению границ рыбоводных участков субъекта Российской Федерации, муниципальных образований, является основополагающим принципом в решении вопросов, касающихся аквакультуры (рыбоводства) на определенной территории. Работа граждан, общественных объединений в составе таких комиссий определяет результаты рассмотрения вопросов, связанных с формированием и предоставлением участков для осуществления рыбоводства.

 

Суд кассационной инстанции отметил, что в данном случае отсутствуют основания для вывода о том, что комиссия с учетом мнения общественных объединений не приняла бы иные решения.

 

В соответствии с Правилами определения береговых линий (границ водных объектов) и (или) границ частей водных объектов, участков континентального шельфа Российской Федерации и участков исключительной экономической зоны Российской Федерации, признаваемых рыбоводными участками, утвержденными постановлением Правительства РФ от 11.11.2014 N 1183, предложения граждан, общественных объединений, объединений юридических лиц (ассоциаций и союзов) подлежат учету при принятии решений об определении границ рыбоводных участков.

 

Отсутствие у комиссии соответствующих полномочий по принятию оспариваемых решений свидетельствует о несоответствии этих решений закону и нарушении прав и законных интересов заявителя в сфере экономической деятельности, что и явилось основанием для отмены обжалуемых судебных актов.

 

Постановление от 14.06.2018 N Ф03-2078/2018
по делу N А37-1741/2017 Арбитражного суда Магаданской области

 

6. Вопросы определения способа восстановления нарушенного права при признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений, действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц

 

При рассмотрении дел арбитражные суды учитывают разъяснения, изложенные в пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 8 от 01.07.1996 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", согласно которым основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

 

Целью обращения в арбитражный суд является именно восстановление нарушенного права, в связи с чем статьей 201 АПК РФ предусмотрена необходимость указания в резолютивной части решения на обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

 

В рамках дела N А37-1741/2017 Арбитражного суда Магаданской области суд округа, признавая не соответствующими закону решения комиссии по определению границ рыбоводных участков в Магаданской области, в качестве способа восстановления нарушенного права обязал комиссию рассмотреть обращения общественной организации (заявителя по делу) о создании, формировании и определении границ рыбоводных участков в Магаданской области в установленном законом порядке.

 

Постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 26.04.2018 N Ф03-1174/2018 по делу N А51-16480/2017 Арбитражного суда Приморского края отменены судебные акты первой и апелляционной инстанций, которыми обществу отказано в признании незаконными решений таможенных органов о корректировке таможенной стоимости товаров.

 

Суд кассационной инстанции признал ошибочным вывод судов о наличии оснований для увеличения таможенной стоимости, поскольку таможенным органом не доказано наличие обстоятельств, препятствующих применению обществом первого метода таможенной оценки, в то время как декларант представленными в материалы дела документами подтвердил правильность определения таможенной стоимости оцениваемого товара по первоначально заявленному им методу.

 

Признавая несоответствующими Таможенному кодексу Таможенного союза решения таможенных органов, суд округа в качестве способа восстановления нарушенного права возложил на таможню обязанность по возврату обществу из бюджета таможенных платежей, излишне уплаченных (взысканных) в связи с корректировкой таможенной стоимости товаров по таможенной декларации, окончательный размер которых подлежал определению на стадии исполнения постановления суда.

 

Ситуаций, в которых суд округа, принимая свой судебный акт и удовлетворяя заявление об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия), указал бы на необходимость принятия решения по конкретному вопросу, совершения определенного действия либо на необходимость устранения иным способом допущенных нарушений прав и законных интересов заявителя и на срок устранения таких нарушений, а также на необходимость сообщения об исполнении решения в суд и лицу, которое являлось заявителем по делу, не возникало.

 

7. Иные вопросы

 

Арбитражным судом Дальневосточного округа в 2018-2019 гг. не рассматривались ситуации, связанные с прекращением производства по делу, в случае, когда ненормативный правовой акт, решение отменены или пересмотрены и перестали затрагивать права, свободы и законные интересы заявителя.

 

При этом суд округа рассматривал в указанный период в порядке кассационного производства дела по кассационным жалобам на принятые судебные акты, в которых заявления о признании ненормативных актов недействительными, решений незаконными были рассмотрены судами по существу с отклонением доводов о прекращении производства по делу по мотиву отмены этих актов.

 

В приведенных спорах суды ссылались на разъяснения, изложенные в пункте 18 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 N 99 "Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации", в соответствии с которыми отмена оспариваемого ненормативного правового акта или истечение срока его действия не препятствует рассмотрению по существу заявления о признании акта недействительным, если им были нарушены законные права и интересы заявителя.

 

Вопросы, связанные с применением норм права, регулирующих отказ в принятии к производству заявлений об оспаривании ненормативных актов, решений и действий (бездействия), в суде округа при рассмотрении дел в порядке кассационного производства не возникали.

 

Дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, в которых имело место истребование доказательств у заявителя, взыскание судебного штрафа или применение каких-либо иных процессуальных санкций за их непредставление, в суде округа не пересматривались.

 

Информации о проблемах, связанных с исполнением решений арбитражных судов по делам рассматриваемой категории, в суде округа не имеется.

"Постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 26.04.2018 N Ф03-1174/2018 по делу N А51-16480/2017 Арбитражного суда Приморского края отменены судебные акты первой и апелляционной инстанций, которыми обществу отказано в признании незаконными решений таможенных органов о корректировке таможенной стоимости товаров.

...

Признавая несоответствующими Таможенному кодексу Таможенного союза решения таможенных органов, суд округа в качестве способа восстановления нарушенного права возложил на таможню обязанность по возврату обществу из бюджета таможенных платежей, излишне уплаченных (взысканных) в связи с корректировкой таможенной стоимости товаров по таможенной декларации, окончательный размер которых подлежал определению на стадии исполнения постановления суда.

...

В приведенных спорах суды ссылались на разъяснения, изложенные в пункте 18 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 N 99 "Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации", в соответствии с которыми отмена оспариваемого ненормативного правового акта или истечение срока его действия не препятствует рассмотрению по существу заявления о признании акта недействительным, если им были нарушены законные права и интересы заявителя."


Обзор судебной практики "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами Дальневосточного округа дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц (глава 24 АПК РФ)" (утв. постановлением президиума Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21 июня 2019 г. N 12)