Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 26 ноября 2014 г. N Ф10-3899/14 по делу N А48-373/2014 (ключевые темы: гранты - приходный кассовый ордер - налоговая выгода - правоспособность - порядок уплаты налогов)

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 26 ноября 2014 г. N Ф10-3899/14 по делу N А48-373/2014


г. Калуга


26 ноября 2014 г.

Дело N А48-373/2014


Резолютивная часть постановления объявлена 19.11.2014.

Полный текст постановления изготовлен 26.11.2014.


Арбитражный суд Центрального округа в составе:

председательствующего

Егорова Е.И.

судей

Ермакова М.Н.


Чаусовой Е.Н.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Давидович Е.В.

Техническую часть фиксации видеоконференц-связи осуществляют: от Арбитражного суда Орловской области - секретарь судебного заседания Качко М.В., от Арбитражного суда Центрального округа - помощник судьи Давидович Е.В.

В порядке п. 2 ч. 2 ст. 153 АПК РФ явка и полномочия лиц, явившихся в судебное заседание, установлены судьей Арбитражного суда Орловской области Володиным А.В.

при участии в заседании от:


ИФНС России по г. Орлу

302025, г. Орел, Московское шоссе, д.119


Картелевой Н.И. - представителя (дов. N 07-22/000269 от 13.01.2014);

Шолоховой О.А. - представителя (дов. N 07-22/001812 от 03.02.2014);

ООО "Торговый дом "Дэвин"

302043, г. Орел, ул. Кромской проезд, д.2

(ОГРН 1025700779983)


Воробьева Ю.Н. - директора, Фроловой Т.М. - представителя (дов. от N 2304 от 23.04.2014),

Гусакова А.И. - представителя (дов. N 06/02 от 06.02.2014).

рассмотрев в открытом судебном заседании с использованием системы видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Орловской области кассационную жалобу ИФНС России по г. Орлу на решение Арбитражного суда Орловской области от 05.05.2014 (судья Соколова В.Г.) и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2014 (судьи Осипова М.Б., Михайлова Т.Л., Скрынников В.А.) по делу N А48-373/2014,

УСТАНОВИЛ:

ООО "Торговый дом "Дэвин" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Орловской области с заявлением о признании недействительными решения ИФНС России по г. Орлу (далее - Инспекция) N 17-10/44 от 30.09.2013 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" и требования N 69 "Об уплате налога, пени и штрафа по состоянию на 22.01.2014".

Решением Арбитражного суда Орловской области от 05.05.2014, оставленным без изменения постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2014 решение Инспекции N 17-10/44 от 30.09.2013 признано недействительным в части доначисления НДС в сумме 2 572 629,57 руб., начисления пени по НДС в сумме 953 853,95 руб., привлечения к ответственности по НДС по пункту 1 ст. 122 НК РФ в сумме 163 479,12 руб.

Заявление о признании недействительным требования N 69 "Об уплате налога, пени, штрафа по состоянию на 22.01.2014" оставлено без рассмотрения.

С Инспекции в пользу Общества взыскано 2000 руб. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

В удовлетворении остальной части требования отказано.

Инспекция обратилась с кассационной жалобой на состоявшиеся по делу судебные акты, в которой, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам спора и имеющимся в деле доказательствам, просит их отменить и принять по делу новый судебный акт.

В отзыве на кассационную жалобу Общество выражает несогласие с доводами жалобы, просит отказать в её удовлетворении.

Изучив материалы дела, выслушав пояснения представителей Инспекции и Общества, обсудив доводы жалобы и отзыва, кассационная коллегия не находит оснований для отмены оспариваемых решения и постановления.

Из материалов дела следует, что Инспекцией по результатам проведенной выездной налоговой проверки Общества за период 2009-2011 годов составлен акт N 17-10/37 от 22.08.2013 и принято решение N 17-10/44 от 30.09.2013 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения", оставленное без изменения решением Управления ФНС России по Орловской области N 1 от 09.01.2014.

Решением налогового органа N 17-10/44 от 30.09.2013 Общество привлечено к налоговой ответственности по НДС по пункту 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в размере 376 054 руб., Обществу также предложено уплатить недоимку по НДС в сумме 3 635 499 руб. и соответствующие пени.

Основанием для принятия оспариваемого решения послужили выводы налогового органа о неправомерном применении Обществом налоговых вычетов по НДС по договору поставки алкогольной и спиртосодержащей продукции с ООО "Грант", поскольку, по мнению Инспекции, организация ООО "Грант" в период с 2009-2011 являлось несуществующим юридическим лицом и не обладало надлежащей правоспособностью.

Полагая, что указанные решение и требование Инспекции не соответствуют закону и нарушают права и его законные интересы, Общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Разрешая спор по существу и частично удовлетворяя заявленные требования, суды обоснованно руководствовались следующим.

Согласно положениям ст.ст. 171 и 172 НК РФ налоговым вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с гл.21 НК РФ, за исключением товаров, предусмотренных п.2 ст.170 НК РФ.

Пунктами 1 и 6 ст. 171 НК РФ предусмотрено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст.166 НК РФ, на установленные ст. 171 НК РФ налоговые вычеты.

Из положений ст.ст. 171, 172 НК РФ следует, что для налогоплательщика право на применение налогового вычета по НДС возникает при соблюдении следующих условий: товары, работы и услуги должны быть получены, поставлены на учет, приобретены для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения в соответствии с гл. 21 НК РФ.

Статьей 169 НК РФ счет-фактура определен как документ, служащий основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном гл. 21 НК РФ.

Требования, предъявляемые к счету-фактуре, установлены пунктами 5, 5.1 и 6 названной статьи.

Счета-фактуры, не соответствующие установленным нормам их заполнения, не могут являться основанием для возмещения покупателю сумм налога на добавленную стоимость (п. 2 ст. 169 НК РФ).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определениях N 138-О от 25.07.2001 и N 169-О от 08.04.2004, в сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика, основанием для отказа в возмещении налога на добавленную стоимость может являться недобросовестность налогоплательщика, в том числе в отношениях с поставщиками.

Представляемые плательщиком документы не только по форме должны отвечать установленным требованиям, но и содержать достоверную информацию. Поэтому, возмещение налогоплательщиком налога на добавленную стоимость предполагает реальное осуществление сделок с реальными товарами.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении N 138-О от 25.07.2001, возмещение из бюджета возможно при условии, что налогоплательщик действовал добросовестно.

В сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков, и в случае, если установлена недобросовестность налогоплательщика, ему может быть отказано в защите его прав, в том числе права на возмещение налога.

О недобросовестности налогоплательщиков может свидетельствовать ситуация, когда с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создаются схемы незаконного обогащения за счет бюджетных средств, что может привести к нарушению публичных интересов в сфере налогообложения и нарушению конституционных прав и свобод других налогоплательщиков. Оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели. Заключенные сделки должны не только формально соответствовать законодательству, но и не вступать в противоречие с общим запретом недобросовестного осуществления прав налогоплательщиком (определения Конституционного Суда Российской Федерации N 169-О от 08.04.2004 и N 324-О от 04.11.2004).

В соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.2006 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" под налоговой выгодой для целей настоящего постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

При рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

При этом вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

Действующее законодательство возлагает на налоговые органы обязанность доказывать недобросовестность налогоплательщика, а в силу ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений.

Как установлено судами, основным видом деятельности Общества является оптовая торговля алкогольными напитками. Во исполнение договора поставки N 04/05/Д от 05.04.2007 ООО "Грант" поставляло налогоплательщику алкогольную и спиртосодержащую продукцию, что подтверждается товарно-транспортными накладными, счетами-фактурами, карточкой счета 60.1, актами сверки взаимных расчетов, копиями контрольно-кассовых чеков на оплату товара.

Вся поставленная ООО "Грант" алкогольная продукция была оприходована Обществом и реализована в последующем в полном объеме, что подтверждается карточками количественно-стоимостного учета за 2009-2010, расходными накладными за 2009-2010, счетами-фактурами за 2009-2010.

Отклоняя доводы Инспекции о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по операциям с ООО "Ивановский СПЗ" (до переименования ООО "Грант") за период ранее 20.12.2010, суды правомерно указали, что Инспекцией в ходе проверки не было установлено ни одного обстоятельства, свидетельствующего о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, а представленные Обществом документы могут являться основанием для применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, поскольку содержат достоверные сведения и подтверждают реальность хозяйственных операций между Обществом и его контрагентом.

Довод Инспекции о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицом, значащимся в учредительных документах поставщика в качестве руководителя этого общества, обоснованно отклонен судами в связи со следующим.

Согласно позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума N 18162/09 от 20.04.2010, обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 НК РФ, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора, а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.2006 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

Исходя из правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума N 17684/09 от 08.06.2010, то обстоятельство, что документы, подтверждающие исполнение соответствующих сделок, от имени контрагентов подписаны лицами, отрицающими их подписание и наличие у них полномочий руководителя не является безусловным и достаточным основанием для отказа в учете расходов для целей налогообложения.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 15658/09 от 25.05.2010 по делу N А60-13159/2008-С8 также отражено, что при реальности произведенного сторонами исполнения по сделке то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание и наличие у него полномочий руководителя (со ссылкой на недостоверность регистрации сведений о нем как о руководителе в Едином государственном реестре юридических лиц), само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

Как верно отмечено судами, Инспекцией не представлено доказательств того, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и, исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки, знал или должен был знать об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицом, не являющимся руководителем контрагента, или о том, что контрагентом по договору является лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности и не декларирующее свои налоговые обязанности по сделкам, оформляемым от его имени.

Судами сделан обоснованный вывод о том, что при реальности произведенного сторонами исполнения по сделке то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента общества ООО "Грант" (после переименования - ООО "Иваноский СПЗ") оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание и наличие у него полномочий руководителя, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды.

Отклоняя довод Инспекции, о том, что Общество действовало без должной осмотрительности при выборе контрагента - ООО "Грант", суды правомерно указали, что Общество до заключения договора поставки N 04/05/Д от 05.04.2007 проверило правоспособность контрагента ООО "Грант", затребовав необходимые документы, каких-либо сомнений в правоспособности контрагента не возникло. Доказательств необходимости проявления Обществом большей степени заботливости и осмотрительности, чем фактически было проявлено при заключении и исполнении сделок со спорным контрагентом, а также доказательств сговора, взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика и ООО "Грант" Инспекцией не представлено.

Также правомерно отклонена судами ссылка налогового органа на то, что полномочия Маремукова A.M., как директора ООО "Грант", закончились 14.08.2008, то есть в момент окончания существования ООО "Грант", а также на то, что с указанной даты такого налогоплательщика, как ООО "Грант" не существует ввиду изменения кода причины постановки на учет, изменения места нахождения, наименования, внесения изменений в учредительные документы, поскольку приведенные обстоятельства не свидетельствуют о прекращении ООО "Грант" как юридического лица и налогоплательщика.

Суды правильно указали, что факт представления в подтверждение оплаты кассовых чеков, отпечатанных с использованием контрольно-кассовой техники, не принадлежащей ООО "Грант", свидетельствует о нарушении поставщиком порядка применения контрольно-кассовой техники и выдачи документов об оплате, установленного Федеральным законом от 22.05.2003 N 54-ФЗ "О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении денежных расчетов с населением и (или) расчетов с использованием платежных карт", однако не может являться основанием для отказа покупателю в принятии к вычету сумм налога, фактически уплаченного поставщику.

Оценив представленные Обществом квитанции к приходным кассовым ордерам, в которых спорные суммы НДС выделены отдельной строкой, суды пришли к обоснованному выводу, что указанные документы являются достаточным доказательством уплаты налога в спорной сумме поставщику товара.

Отклоняя довод Инспекции о наличии в квитанциях к приходным кассовым ордерам подписи и расшифровки подписи Маремукова А.М. и об отсутствии в них фамилии и инициалов Николаева В.Н., судами правомерно отмечено, что согласно постановлению Госкомстата РФ от 18.08.1998 N 88 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету кассовых операций, по учету результатов инвентаризации" квитанция к приходному кассовому ордеру подписывается главным бухгалтером или лицом, на это уполномоченным, и кассиром, заверяется печатью (штампом) кассира и регистрируется в журнале регистрации приходных и расходных кассовых документов (форма N КО-3) и выдается на руки сдавшему деньги, а приходный кассовый ордер остается в кассе, следовательно, наличие в квитанции к приходным кассовым ордерам фамилии и инициалов Николаева В.Н. противоречило бы порядку заполнению форм первичной учетной документации по учету кассовых операций. Доказательства того, что Николаев В.Н. является главным бухгалтером или лицом, на это уполномоченным в материалах дела отсутствуют.

В свою очередь, доказательств того, что Маремуков А.М. не был уполномочен на подписание квитанций к приходным кассовым ордерам Инспекцией также не представлено.

Отклоняя довод налогового органа о том, что в ходе проверки Общество не представило справки к товарно-транспортным накладным, сертификаты соответствия, удостоверения о качестве продукции, судами обоснованно отмечено, что Инспекцией не представлено доказательств истребования указанных документов при проведении налоговой проверки в порядке ст.93 НК РФ, а кроме того, данные документы не являются документами налогового контроля, а подтверждают легальность оборота алкогольной продукции.

Как установлено судами, Межрегиональное управление Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка по Центральному федеральному округу провело проверку Общества и не обнаружило каких-либо нарушений при составлении соответствующих документов, в том числе за проверяемый период в отношении спорного контрагента.

В ходе судебного разбирательства Общество представило в материалы дела справки к товарно-транспортным накладным, сертификаты соответствия и удостоверения качества алкогольной продукции за период 2009-2011, подтверждающие легальность оборота алкогольной продукции, закупленной у ООО "Грант", и, соответственно, реальность данных хозяйственных операций.

Оценивая довод налогового органа о том, что письмо от 10.12.2008 было направлено ООО "Грант" не Обществу, а ООО "Воскресенский", судами правильно указано, что в названии Общества, которому оно адресовано, допущена ошибка, а место нахождения адресата в 2008 году (ООО "Торговый дом "Дэвин"), ФИО руководителя указаны верно. Из текста письма следует, что оно адресовано Обществу, поскольку договор поставки от 05.04.2007 N 04/05/Д ООО "Грант" заключен с налогоплательщиком, а не с ООО "Воскресенский". Данное обстоятельство также подтверждено ответом на запрос суда первой инстанции, в котором ООО "Авитон" (правопреемник ООО "Воскресенский") подтвердило, что договор поставки N 04/05/Д от 05.04.2007 с ООО "Грант" не заключало, данное общество никогда не являлось его контрагентом, и, соответственно, с письмом от 10.12.2008 в его адрес не обращалось.

Правомерно не принят судами довод налогового органа о том, что налогоплательщику в применении вычетов по НДС следует отказать, поскольку лицензия, выданная ООО "Грант" на осуществление деятельности по поставке алкогольной продукции, была аннулирована 24.04.2008. Судами установлено, что лицензия была выдана ООО "Грант" на пять лет и, поэтому обоснованно указано, что до истечения этого срока у Общества не было оснований полагать, что ООО "Грант" осуществляет реализацию алкогольной продукции без лицензии. Доказательств обратного Инспекцией не представлено.

Также суд кассационной инстанции дополнительно хочет отметить следующее.

В акте выездной налоговой проверки и решении налогового органа в отношении налога на прибыль указано, что налогоплательщик полностью документально подтвердил понесенные затраты, т.е. в проверяемом периоде при проверке обоснованности понесенных затрат у Инспекции также не возникло сомнений в правоспособности ООО "Грант".

Исходя из вышеизложенного, кассационная коллегия полагает, что суды пришли к правомерному выводу о недействительности решения Инспекции N 17-10/44 от 30.09.2013 в части доначисления НДС в сумме 2 572 629,57 руб., соответствующих сумм пени и штрафа.

Учитывая, что заявленные Обществом требования удовлетворены, государственная пошлина уплачена Обществом в полном размере, то возврат уплаченной государственной пошлины из бюджета в рассматриваемом случае законом не предусмотрен. Поэтому суд правомерно исходил из положений ст.110 АПК РФ и взыскал с налогового органа, как с проигравшей стороны, судебные расходы в виде государственной пошлины в размере 2 000 руб.

Доводы кассационной жалобы, повторяющие позицию налогового органа, изложенную в судах первой и апелляционной инстанций, не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального и процессуального права, направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, что в силу ст. 286 АПК РФ не допускается при рассмотрении жалобы в суде кассационной инстанции.

Иных убедительных доводов, основанных на доказательственной базе и позволяющих отменить обжалуемые судебные акты, кассационная жалоба не содержит, в связи с чем удовлетворению не подлежит.

Фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора по существу, установлены судами на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, отвечающих признакам относимости, допустимости и достаточности.

Нарушений норм процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену судебного акта, не установлено.

Руководствуясь п. 1 ч.1, ст. 287, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Орловской области от 05.05.2014 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2014 по делу N А48-373/2014 оставить без изменения, а кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы России по г. Орлу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано непосредственно в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства в течение двух месяцев со дня его изготовления в полном объеме.


Председательствующий

Е.И. Егоров


Судьи

М.Н. Ермаков
Е.Н. Чаусова


"Оценив представленные Обществом квитанции к приходным кассовым ордерам, в которых спорные суммы НДС выделены отдельной строкой, суды пришли к обоснованному выводу, что указанные документы являются достаточным доказательством уплаты налога в спорной сумме поставщику товара.

Отклоняя довод Инспекции о наличии в квитанциях к приходным кассовым ордерам подписи и расшифровки подписи Маремукова А.М. и об отсутствии в них фамилии и инициалов Николаева В.Н., судами правомерно отмечено, что согласно постановлению Госкомстата РФ от 18.08.1998 N 88 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету кассовых операций, по учету результатов инвентаризации" квитанция к приходному кассовому ордеру подписывается главным бухгалтером или лицом, на это уполномоченным, и кассиром, заверяется печатью (штампом) кассира и регистрируется в журнале регистрации приходных и расходных кассовых документов (форма N КО-3) и выдается на руки сдавшему деньги, а приходный кассовый ордер остается в кассе, следовательно, наличие в квитанции к приходным кассовым ордерам фамилии и инициалов Николаева В.Н. противоречило бы порядку заполнению форм первичной учетной документации по учету кассовых операций. Доказательства того, что Николаев В.Н. является главным бухгалтером или лицом, на это уполномоченным в материалах дела отсутствуют.

В свою очередь, доказательств того, что Маремуков А.М. не был уполномочен на подписание квитанций к приходным кассовым ордерам Инспекцией также не представлено.

Отклоняя довод налогового органа о том, что в ходе проверки Общество не представило справки к товарно-транспортным накладным, сертификаты соответствия, удостоверения о качестве продукции, судами обоснованно отмечено, что Инспекцией не представлено доказательств истребования указанных документов при проведении налоговой проверки в порядке ст.93 НК РФ, а кроме того, данные документы не являются документами налогового контроля, а подтверждают легальность оборота алкогольной продукции."

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 26 ноября 2014 г. N Ф10-3899/14 по делу N А48-373/2014


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение