Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 июля 2014 г. N 19АП-3699/14

Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 июля 2014 г. N 19АП-3699/14

 

г. Воронеж

 

24 июля 2014 г.

Дело N А48-373/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 17 июля 2014 года.

В полном объеме постановление изготовлено 24 июля 2014 года.

 

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Осиповой М.Б.,

судей : Михайловой Т.Л.,

Скрынникова В.А.

при ведении протокола судебного заседания секретарем Малыгиной Е.Г.,

при участии в судебном заседании:

от Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Орлу: Удалова С.А. по доверенности N 07-21/007708 от 16.04.2014, Картелева Н.И. по доверенности N 07-22/000269 от 13.01.2014;

от общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Дэвин": Воробьев Ю.Н. директор, Фролова Т.М. по доверенности N 16/07 от 16.07.2014; Гусаков А.И. по доверенности N06/02 от 06.02.2014;

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Орлу на решение Арбитражного суда Орловской области от 05.05.2014 по делу N А48-373/2014 (судья Соколова В.Г.), принятое по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Дэвин" (ОГРН 1025700779983, ИНН 5752027696) к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Орлу (ОГРН 1125742000020, ИНН 5752077778) о признании недействительными решения от 30.09.2013 N 17-10/44 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и требования N 69 от 22.01.2014,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Дэвин" (далее - Общество, налогоплательщик) обратилось Арбитражный суд Орловской области с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Орлу (далее - Инспекция, налоговый орган) о признании недействительными решения от 30.09.2013 N 17-10/44 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и требования N 69 об уплате налога, пени и штрафа по состоянию на 22.01.2014.

Решением Арбитражного суда Орловской области от 05.05.2014 решение Инспекции ФНС России по г. Орлу от 30.09.2013 N 17-10/44 признано недействительным в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 2572629,57 руб., начисления пени в сумме 953853,95 руб., привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, в сумме 163479,12 руб.

В удовлетворении остальной части требования о признании недействительным решения Инспекции ФНС России по г. Орлу от 30.09.2013 N 17-10/44 судом отказано.

Требование общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Дэвин" о признании недействительным требования N 69 об уплате налога, пени, штрафа по состоянию на 22.01.2014 оставлено судом без рассмотрения.

Суд взыскал с Инспекции ФНС России по г. Орлу в пользу общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Дэвин" 2000 руб. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

Инспекция, не согласившись с вынесенным судебным актом, обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить в части удовлетворенных требований Общества, и принять по делу новый судебный акт, которым отказать в удовлетворении требований ООО "Торговый дом "Дэвин".

В обоснование апелляционной жалобы Инспекция ссылается на неправомерное применение Обществом налоговых вычетов по НДС по договору поставки алкогольной и спиртосодержащей продукции с ООО "Грант".

Инспекция указывает что, юридическое лицо с названием ООО "Грант", ИНН 0702900669, КПП 070201001 с 14.08.2008 прекратило свое существование. Изменились наименование юридического лица с ООО "Грант" на ООО "Ивановский СПЗ", КПП 070201001 на КПП 370201001, также изменились юридический адрес, Устав и учредительные документы общества, оттиск печати и руководитель общества. 20.12.2010 в ЕГРЮЛ внесены сведения за государственным регистрационным номером 2103702453050 об исключении ООО "Ивановский СПЗ" из ЕГРЮЛ по решению Инспекции ФНС по г. Иваново.

Таким образом, по мнению налогового органа, счета-фактуры за 2009-2011, выставленные от имени ООО "Грант" в адрес ООО "Торговый дом "Дэвин", не отвечают требованиям, установленным законодательством о бухгалтерском учете, являются недостоверными в части названия юридического лица, его местонахождения, в них неверно указан ИНН покупателя и продавца. Счета-фактуры подписаны Маремуковым A.M., полномочия которого как директора ООО "Грант" истекли 14.08.2008.

Кроме того как указывает Инспекция, Маремуков A.M. в протоколе допроса от 05.07.2013 N 6 указал, что являлся руководителем ООО "Грант" только в период с 2007 по 2008 годы.

Таким образом, налоговый орган пришел к выводу, что организация ООО "Грант" в период с 2009-2011 являлось несуществующим юридическим лицом и не обладало надлежащей правоспособностью.

В вину ООО "ТД "Дэвин" вменяется отсутствие должной осмотрительности при выборе контрагента.

В представленном суду апелляционной инстанции отзыве Общество возражает против доводов Инспекции, указывает на законность и обоснованность обжалуемого судебного акта, а также на отсутствие оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции в обжалуемой части.

В соответствии с частью 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

Сторонами ходатайство о пересмотре решения суда первой инстанции в полном объеме не заявлялось, соответствующих возражений не заявлено, в связи с чем, исходя из положений части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд проверяет законность и обоснованность решения Арбитражного суда Орловской области от 05.05.2014 лишь в обжалуемой части, т.е. в части удовлетворенных требований Общества.

Изучив материалы дела, заслушав представителей налогового органа и налогоплательщика, явившихся в судебное заседание, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и отзыве на нее, суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены либо изменения решения суда первой инстанции в обжалуемой части.

Как следует из материалов дела, ИФНС России по г. Орлу проведена выездная налоговая проверка ООО "Торговый дом "Дэвин" по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период 2009-2011, по результатам которой составлен акт от 22.08.2013 N 17-10/37.

По результатам рассмотрения акта, материалов проверки и возражений налогоплательщика Инспекцией вынесено решение от 30.09.2013 N 17-10/44 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Указанным решением ООО "Торговый дом "Дэвин" привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), в виде штрафа за неполную уплату налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 376054 руб., Инспекция доначислила налогоплательщику НДС в сумме 3635499 руб. и начислила пени по данному налогу в сумме 1133913,65 руб.

Основанием для вынесения решения от 30.09.2013 N 17-10/44 послужили выводы налогового органа о неправомерности применения налогоплательщиком налоговых вычетов по НДС в связи с приобретением по договору поставки алкогольной и спиртосодержащей продукции у ООО "Грант".

В ходе проверки налоговый орган посчитал, что счета-фактуры и первичные бухгалтерские документы, представленные налогоплательщиком, содержат недостоверные сведения об ООО "Грант".

Так, Инспекция установила, что учредителем ООО "Грант" являлся Шидов А.Х., руководителем - Маремуков A.M. Первичные документы подписаны Маремуковым A.M.

Однако допрошенный Инспекцией Маремуков A.M. показал, что в 2009-2011 годах не являлся руководителем ООО "Грант", отрицал как наличие взаимоотношений с ООО "Торговый дом "Дэвин", так и подписание первичных документов (протокол допроса от 05.07.2013 N 6).

Согласно материалам дела 21.12.2006 МРИ ФНС N 2 по Кабардино-Балкарской Республике (Территориальный участок 0702 по Зольскому району) внесла запись в ЕГРЮЛ о создании ООО "Грант", ИНН 0702900669, КПП 070201001, юридический адрес: 361721, КБР, Зольский район, с, Сармаково, ул. Заводская, д. 11.

14.08.2008 ООО "Грант" было переименовано в ООО "Ивановский СПЗ", ИНН и ОГРН остались прежними, изменился юридический адрес: г. Иваново, ул. Станко, 25, 9, КПП и руководитель. Учредителем и единственным лицом, имеющим право без доверенности действовать от имени ООО "Ивановский СПЗ", являлся Агеев С.О.

20.12.2010 ООО "Ивановский СПЗ" по решению ИФНС России по г. Иваново исключено из ЕГРЮЛ как фактически прекратившее свою деятельность.

Учитывая изложенные обстоятельства, Инспекция пришла к выводу о том, что представленные ООО "Торговый дом "Дэвин" счета-фактуры, выставленные ООО "Грант", подписаны ненадлежащим лицом, не соответствуют требованиям п.п. 5 и 6 ст. 169 НК РФ, то есть не могут служить основанием для применения налоговых вычетов по НДС.

Не согласившись с указанным решением Инспекции, Общество обжаловало его в Управление ФНС России по Орловской области.

Решением Управления ФНС России по Орловской области от 09.01.2014 N 1 апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения.

На основании вступившего в законную силу решения от 30.09.2013 N 17-10/44, Инспекцией в адрес Общества выставлено требование N 69 об уплате налога, пени и штрафа по состоянию на 22.01.2014.

Не согласившись с указанным решением Инспекции и выставленным на его основании требованием, ООО "Торговый дом "Дэвин" обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Частично удовлетворяя заявленные требования в части вычетов по налогу на добавленную стоимость, приходящихся на счета-фактуры ООО "Грант", датированные до 20.12.2010, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 143 НК РФ организации признаются налогоплательщиками налога на добавленную стоимость.

В соответствии с п.п. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ объектом налогообложения по НДС признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализации предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передачи имущественных прав.

Согласно ст. 166 НК РФ сумма налога при определении налоговой базы в соответствии со ст.ст. 154 - 159 и 162 НК РФ исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы, а при раздельном учете - как сумма налога, полученная в результате сложения сумм налогов, исчисляемых отдельно как соответствующие налоговым ставкам процентные доли соответствующих налоговых баз.

В соответствии с п. 1 ст. 173 НК РФ сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов, предусмотренных ст. 171 НК РФ (за исключением налоговых вычетов, предусмотренных п. 3 ст. 172 НК РФ), общая сумма налога, исчисляемая в соответствии со ст. 166 НК РФ и увеличенная на суммы налога, восстановленного в соответствии с настоящей главой.

Согласно п. 1 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные данной статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных п. 2 ст. 170 НК РФ, а также товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В соответствии со ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных п. 3, 6 - 8 ст. 171 НК РФ.

Вычетам подлежат, если иное не установлено указанной статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Основанием для применения налоговых вычетов в силу ст. 169 НК РФ являются счета-фактуры, выставленные поставщиками при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг) и оформленные в установленном порядке.

Согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ N 93-О от 15.02.2005 указано что, буквальный смысл абз. 2 п. 1 ст. 172 НК РФ позволяет сделать однозначный вывод о том, что обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг), поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиками.

Таким образом, налогоплательщик вправе применить налоговые вычеты по НДС при соблюдении всех предусмотренных законодательством о налогах и сборах условий, а именно: принятие к учету товаров, работ, услуг, приобретенных для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения, наличие счетов-фактур, оформленных в соответствии с требованиями ст. 169 НК РФ.

Как следует из материалов дела, 05.04.2007 между ООО "Торговый дом "Дэвин" (заказчик) и ООО "Грант" (поставщик) заключен договор поставки N 04/05/Д, согласно которому поставщик в течение срока действия договора обязуется передавать в собственность заказчика отдельными партиями алкогольную и спиртосодержащую продукцию, а заказчик обязуется принимать и оплачивать товар на условиях настоящего договора.

Из пункта 8 договора следует, что договор действует до 31.12.2007. В случае, если ни одна из сторон не менее, чем за 30 дней до даты окончания срока действия договора не уведомит другую сторону о его расторжении, договор считается продленным на каждый календарный год.

Во исполнение указанного договора поставщик поставлял заказчику алкогольную и спиртосодержащую продукцию, что подтверждается товарно-транспортными накладными, счетами-фактурами, карточкой счета 60.1, актами сверки взаимных расчетов, копиями контрольно-кассовых чеков на оплату товара.

Факт реального приобретения и оплаты алкогольной продукции подтверждается следующими первичными документами: счетами-фактурами за 2007-2010, товарными накладными за 2009-2010, товарно-транспортными накладными за 2009-2010, платежными поручениями за 2007-2008, квитанциями к приходным кассовым ордерам за 2009-2010, актами сверок по состоянию на 31.12.2009, на 31.12.2010, оборотно-сальдовыми ведомостями по счету 60.1 за 2007-2010, журналом ордером по счету 60.1 за 2007-2010, карточками счета 60.1 по контрагенту ООО "Грант" за 2007, сертификатами соответствия, удостоверениями качества, справками к товарно-транспортным накладным за 2009-2010.

Вся поставленная ООО "Грант" алкогольная продукция была оприходована ООО "ТД "Дэвин" и реализована в последующем в полном объеме, что подтверждается следующими документами: карточками количественно-стоимостного учета за 2009-2010, расходными накладными за 2009-2010, счетами-фактурами за 2009-2010.

Таким образом, материалами дела подтверждается соблюдение Обществом установленных положениями налогового законодательства условий, с которыми законодательство о налогах и сборах связывает право налогоплательщика на налоговые вычеты по НДС в спорный период.

Отклоняя доводы Инспекции о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по операции с ООО "Ивановский СПЗ" (до переименования ООО "Грант") за период ранее 20.12.2010, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Налоговым кодексом РФ, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В соответствии с абз. 3 п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление Пленума ВАС РФ N 53), представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, под которой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны, если налоговым органом не доказано обратное.

При этом вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

В пунктах 3, 4 Постановления Пленума ВАС РФ N 53 закреплено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

- невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

- отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

- учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

- совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета (п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ N 53).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 6, 10 Постановления Пленума ВАС РФ N 53, судам необходимо иметь в виду, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной: создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 настоящего Постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

При этом факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Из анализа определений Конституционного Суда Российской Федерации от 08.04.2004 N 169-О и от 04.11.2004 N 324-О следует, что оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок на предмет их действительности. Заключенные сделки должны не только формально соответствовать законодательству, но и не вступать в противоречие с общим запретом недобросовестного осуществления прав налогоплательщиком.

Инспекцией в ходе проверки не было установлено ни одного обстоятельства, свидетельствующего о получении налогоплательщиком необоснованности налоговой выгоды.

Судом первой инстанции установлено, что представленные Обществом документы могут являться основанием для применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, поскольку содержат достоверные сведения и подтверждают реальность хозяйственных операций между Обществом и его контрагентом.

Довод Инспекции о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицом, значащимся в учредительных документах поставщика в качестве руководителя этого общества, отклоняется судом апелляционной инстанции в связи со следующим.

В постановлении Президиума от 20.04.2010 г. N 18162/09 Высший Арбитражный Суд Российской Федерации указал на то, что обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 НК РФ, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора, а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

Исходя из правовой позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в Постановлении Президиума РФ от 08.06.2010 г. N 17684/09, то обстоятельство, что документы, подтверждающие исполнение соответствующих сделок, от имени контрагентов подписаны лицами, отрицающими их подписание и наличие у них полномочий руководителя не является безусловным и достаточным основанием для отказа в учете расходов для целей налогообложения.

В постановление Президиума ВАС РФ от 25.05.2010 N 15658/09 по делу N А60-13159/2008-С8 также отражено, что при реальности произведенного сторонами исполнения по сделке то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание и наличие у него полномочий руководителя (со ссылкой на недостоверность регистрации сведений о нем как о руководителе в Едином государственном реестре юридических лиц), само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

При установлении этого обстоятельства и недоказанности факта невыполнения спорных услуг по договору поставки в применении налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, а также в признании расходов, понесенных в связи с оплатой данных услуг, может быть отказано при условии, если Инспекцией будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и, исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки, знал или должен был знать об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицом, не являющимся руководителем контрагента, или о том, что контрагентом по договору является лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности и не декларирующее свои налоговые обязанности по сделкам, оформляемым от его имени.

Соответствующих доказательств Инспекцией не представлено.

Кроме того, допрошенная судом первой инстанции в качестве свидетеля главный бухгалтер ООО "Торговый дом "Дэвин" Фролова Т.М. показала суду, что работает в ООО "Торговый дом "Дэвин" с 2002 по настоящее время. С ООО "Грант" заключен договор в 2007. При заключении договора ООО "Грант" представило пакет документов: свидетельство о государственной регистрации, свидетельство о постановке на учет в налоговом органе, Устав, свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ, лицензию и другие документы. Поставка товара от ООО "Грант" была регулярной. Товар поступал на склад, документы передавались в бухгалтерию. Поставка товара осуществлялась силами поставщика. С 2009 товар поставлялся на условиях "на реализацию" (с отсрочкой платежа), т.е. товар приходовался на склад, реализовывался покупателям, а затем производилась оплата товара поставщику. Оплата производилась из кассы представителю ООО "Грант". Взаимоотношения между ООО "Торговый дом "Дэвин" и ООО "Грант" были стабильными, устойчивыми, никаких недоразумений не возникало. В августе 2013 она получила акт налоговой проверки N 17-10/37, из которого узнала, что ООО "Грант" было переименовано в ООО "Иваноский СПЗ" 14.08.2008. Безналичным путем расчеты осуществлялись до конца 2008, при этом банковская система ни одного возврата платежа не сделала, т.е. расчетный счет действовал.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что при реальности произведенного сторонами исполнения по сделке то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента общества ООО "Грант" (после переименования - ООО "Иваноский СПЗ") оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание и наличие у него полномочий руководителя, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды.

Довод Инспекции, о том, что Общество действовало без должной осмотрительности при выборе контрагента - ООО "Грант", правомерно отклонен судом первой инстанции исходя из следующего.

Как установлено судом, Общество до заключения договора поставки от 05.04.2007 N 04/05/д проверил правоспособность контрагента ООО "Грант", затребовав необходимые документы. ООО "Грант" были представлены копии следующих документов: свидетельство о государственной регистрации юридического лица от 21.12.2006 серия 07 N 001411180, свидетельство о постановке на учет в налоговом органе от 21.12.2003 серия 07 N 001049450, свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ от 26.07.2007 серия 07 N 001411427, Устав ООО "Грант", лицензия Б 096265, сведения о постановке на учет в Статрегистре.

Договор поставки от имени ООО "Грант" был подписан директором Маремуковым A.M., полномочия которого Инспекция не оспаривает.

В рамках настоящего дела налоговый орган не представил бесспорных доказательств того, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и, исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки, знал или должен был знать об указании контрагентом недостоверных сведений или о недействительности представленных документов ввиду их подписания лицом, не являющимся в спорный период руководителем контрагента, или о том, что контрагентом по договору является лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности или не уплачивающее соответствующие налоги в бюджет.

Таким образом, до заключения договора поставки Обществом была проявлена должная осмотрительность, каких-либо сомнений в правоспособности контрагента не возникло.

Согласно пояснениям представителя Общества суду первой инстанции, о фактах переименования ООО "Грант" в ООО "Ивановский СПЗ", смены собственника, руководителя и юридического адреса ООО "Грант" Обществу не было известно до проведения выездной налоговой проверки, поскольку ООО "Грант" продолжало после 14.08.2008 осуществлять поставку алкогольной продукции в адрес ООО "ТД "Дэвин".

В соответствии с пунктом 8.2 договора поставки от 05.04.2007 N 04/05/д в случае, если ни одна из сторон не менее чем за 30 дней до окончания срока действия договора не уведомит другую сторону о его расторжении, договор считается продленным на каждый календарный год. Ни одна из сторон договора с момента его заключения не заявляла о расторжении договора.

Доказательств расторжения указанного договора Инспекцией не представлено.

До декабря 2008 ООО "ТД "Дэвин" оплату за поставленную ООО "Грант" продукцию осуществляло безналичным расчетом, что подтверждается платежными документами.

В последующем ООО "Грант" в адрес ООО "ТД "Дэвин" направило письмо от 10.12.2008, в котором указало, что в связи с созданием в Орловской области представительства ООО "Грант" просит денежные средства, причитающиеся по договору поставки от 05.04.2007 N 04/05/д, выдавать заместителю директора Николаеву В.Н. (указаны паспортные данные, приказ о назначении).

Одновременно с письмом была представлена доверенность на Николаева В.Н. от 10.12.2008 N 1-08 с правом получения денег, со сроком действия до 31.12.2009.

В январе 2010 Николаев В.Н. представил Обществу аналогичную доверенность от 08.01.2010 N 1/10 со сроком действия три года.

Таким образом, с января 2009 до 2011 Николаев В.Н. получал оплату наличными денежными средствами за поставленную алкогольную продукцию и представлял Обществу квитанции к приходным кассовым ордерам.

Довод Инспекции об отсутствии права Николаева В.Н. на получение наличных денежных средств, отклоняется судом, как противоречащий представленным в материалы дела доказательствам.

Таким образом, суд апелляционной инстанции исходит из того, что Инспекцией не представлено доказательств необходимости проявления Обществом большей степени заботливости и осмотрительности, чем фактически было проявлено Обществом при заключении и исполнении сделок со спорным контрагентом.

Довод Инспекции о том, что в федеральной базе данных налогоплательщиков Николаев В.Н. отсутствует, отклоняется судом, поскольку Николаев В.Н. в силу ст. 19 НК РФ может и не являться физическим лицом, на которое в соответствии с настоящим Кодексом возложена обязанность уплачивать соответственно налоги и (или) сборы.

Ссылка налогового органа на то, что полномочия Маремукова A.M., как директора ООО "Грант", закончились 14.08.2008, т.е. в момент окончания существования ООО "Грант", а также на то, что с указанной даты такого налогоплательщика, как ООО "Грант" не существует ввиду изменения кода причины постановки на учет, изменения места нахождения, наименования, внесения изменений в учредительные документы правомерно отклонены судом, поскольку приведенные обстоятельства не свидетельствуют о прекращении ООО "Грант" как юридического лица и налогоплательщика.

При этом, Инспекцией также не доказано, что Общество знало либо должно было знать о приведенных обстоятельствах, в том числе об изменениях должностных лиц, уполномоченных без доверенности действовать от имени ООО "Грант".

Тот факт, что представленные в подтверждение оплаты кассовые чеки были отпечатаны с использованием контрольно-кассовой техники, не принадлежащей ООО "Грант", свидетельствует о нарушении поставщиком порядка применения контрольно-кассовой техники и выдачи документов об оплате, установленного Федеральным законом от 22.05.2003 N 54-ФЗ "О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении денежных расчетов с населением и (или) расчетов с использованием платежных карт", однако не может являться основанием для отказа покупателю в принятии к вычету сумм налога, фактически уплаченного поставщику.

Оценив представленные заявителем квитанции к приходным кассовым ордерам, в которых спорные суммы НДС выделены отдельной строкой, суд первой инстанции пришел к выводу, что указанные документы являются достаточным доказательством уплаты налога в спорной сумме поставщику товара.

Довод Инспекции о наличии в квитанциях к приходным кассовым ордерам подписи и расшифровки подписи Маремукова А.М. и об отсутствии в них фамилии и инициалов Николаева В.Н. отклоняются судом.

Согласно постановлению Госкомстата РФ от 18.08.1998 N 88 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету кассовых операций, по учету результатов инвентаризации" квитанция к приходному кассовому ордеру подписывается главным бухгалтером или лицом, на это уполномоченным, и кассиром, заверяется печатью (штампом) кассира и регистрируется в журнале регистрации приходных и расходных кассовых документов (форма N КО-3) и выдается на руки сдавшему деньги, а приходный кассовый ордер остается в кассе.

Таким образом, наличие в квитанции к приходным кассовым ордерам фамилии и инициалов Николаева В.Н. противоречило бы порядку заполнению форм первичной учетной документации по учету кассовых операций, поскольку доказательства того, что Николаев В.Н. является главным бухгалтером или лицом, на это уполномоченным в материалах дела отсутствуют.

В свою очередь, доказательств того, что Маремуков А.М. не был уполномочен на подписание квитанций к приходным кассовым ордерам Инспекцией также не представлено.

Довод налогового органа о том, что в ходе проверки ООО "Торговый дом "Дэвин" не представило справки к товарно-транспортным накладным, сертификаты соответствия, удостоверения о качестве продукции, правомерно отклонен судом.

Доказательств истребования указанных документов при проведении налоговой проверки в порядке ст. 93 НК РФ Инспекцией не представлено.

Кроме того, как правомерно отмечено судом первой инстанции, данные документы не являются документами налогового контроля, а подтверждают легальность оборота алкогольной продукции.

Как установлено судом, представитель Общества пояснил суду первой инстанции, что Межрегиональное управление Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка по Центральному федеральному округу провело проверку ООО "ТД "Дэвин" и не обнаружило каких-либо нарушений при составлении соответствующих документов.

В ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции налогоплательщик представил в материалы дела справки к товарно-транспортным накладным, сертификаты соответствия и удостоверения качества алкогольной продукции за период 2009-2011, подтверждающие легальность оборота алкогольной продукции, закупленной у ООО "Грант", и, соответственно, реальность данных хозяйственных операций.

Довод налогового органа о том, что письмо от 10.12.2008 было направлено ООО "Грант" не ООО "Торговый дом "Дэвин", а ООО "Воскресенский" не принят судом, поскольку в названии Общества, которому оно адресовано, допущена ошибка.

Место нахождения адресата в 2008 году (ООО "Торговый дом "Дэвин"), ФИО руководителя указаны верно. Из текста письма следует, что оно адресовано ООО "Торговый дом "Дэвин", поскольку договор поставки от 05.04.2007 N 04/05/д ООО "Грант" заключен с ООО "Торговый дом "Дэвин", а не с ООО "Воскресенский".

Кроме того, в ответ на запрос суда ООО "Авитон" (правопреемник ООО "Воскресенский") в письме от 21.04.2014 сообщило, что договор поставки от 05.04.2007 N 04/05/д с ООО "Грант" не заключало, данное общество никогда не являлось его контрагентом, и, соответственно, с письмом от 10.12.2008 в его адрес не обращалось.

Довод налогового органа о том, что налогоплательщику в применении вычетов по НДС следует отказать, поскольку лицензия, выданная ООО "Грант" на осуществление деятельности по поставке алкогольной продукции, была аннулирована 24.04.2008, не приняты судом, т.к. лицензия была выдана ООО "Грант" на пять лет и до истечения этого срока у ООО "Торговый дом "Дэвин" не было оснований полагать, что ООО "Грант" осуществляет реализацию алкогольной продукции без лицензии.

Кроме того, судом первой инстанции правомерно учтено следующее. Постановлением Правительства РФ от 24.02.2009 N 154 "О Федеральной службе по регулированию алкогольного рынка" (вместе с "Положением о Федеральной службе по регулированию алкогольного рынка") установлено, что Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка осуществляет ведение государственного сводного реестра выданных, приостановленных и аннулированных лицензий на производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

При этом порядок и правила ведения данного реестра были определены только в 2012 Постановлением Правительства РФ от 17.07.2012 N 723 "О государственном сводном реестре выданных, приостановленных и аннулированных лицензий на производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" (вместе с "Правилами ведения государственного сводного реестра выданных, приостановленных и аннулированных лицензий на производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции").

Следовательно, до июля 2012 ООО "Торговый дом "Дэвин" не могло знать о том, что у ООО "Грант" была отозвана лицензия.

Доказательств обратного Инспекцией не представлено.

Кроме того, тот факт, что ООО "Грант" осуществляло оборот алкогольной и спиртосодержащей продукции без соответствующей лицензии, свидетельствует о совершении контрагентом административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 3 статьи 14.17 КоАП РФ, однако не может являться основанием для отказа Обществу в принятии к вычету сумм НДС по спорным операциям.

Исходя из вышеизложенного, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о недействительности решения Инспекции ФНС России по г. Орлу от 30.09.2013 N 17-10/44 недействительным в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 2572629,57 руб.

В соответствии с п. 1 ст. 75 НК РФ пеней признается установленная настоящей статьей денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов, в том числе налогов, уплачиваемых в связи с перемещением товаров через таможенную границу Таможенного союза, в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.

Пеня начисляется за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога или сбора, начиная со следующего за установленным законодательством о налогах и сборах дня уплаты налога или сбора (п. 3 ст. 75 НК РФ).

С учетом того, что пени являются средством обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов и установления судом апелляционной инстанции необоснованности предложения к уплате ООО "Торговый дом "Дэвин" налога на добавленную стоимость в сумме 2572629,57 руб. начисление на них пеней в сумме 953853,95 руб. также является необоснованным.

Налоговая ответственность по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде взыскания штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора) подлежит применению за неуплату или неполную уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия).

Поскольку суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии в действиях налогоплательщика факта неполной уплаты налога на добавленную стоимость в сумме 2572629,57 руб., привлечение Общества к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в размере 163479,12 руб. также является неправомерным.

В соответствии со статьей 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

Согласно части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Статьей 102 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что основания и порядок уплаты государственной пошлины, а также порядок предоставления отсрочки или рассрочки уплаты государственной пошлины устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Поскольку в статье 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации не предусмотрен возврат истцу (заявителю), требования которого удовлетворены судом, уплаченной им госпошлины из федерального бюджета, госпошлина, уплаченная истцом (заявителем) в таком случае, подлежит взысканию в его пользу также с проигравшей стороны.

В соответствии с пунктом 21 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 N 46 "О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах" законодательством не предусмотрены возврат заявителю уплаченной государственной пошлины из бюджета в случае, если судебный акт принят в его пользу, а также освобождение государственных органов, органов местного самоуправления от процессуальной обязанности по возмещению судебных расходов. В связи с этим, если судебный акт принят не в пользу государственного органа (органа местного самоуправления), должностного лица такого органа, за исключением прокурора, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, расходы заявителя по уплате государственной пошлины подлежат возмещению соответствующим органом в составе судебных расходов (часть 1 статьи 110 АПК РФ).

При подаче заявления в Арбитражный суд Орловской области ООО "Торговый дом "Дэвин" произведена уплата государственной пошлины в размере 2000 руб. (с учетом возврата судом излишне уплаченной государственной пошлины). Учитывая, что заявленные Обществом требования удовлетворены, государственная пошлина уплачена Обществом в полном размере, возврат уплаченной государственной пошлины из бюджета в рассматриваемом случае законом не предусмотрен, суд первой инстанции правомерно исходил из положений ст. 110 АПК РФ и взыскал с налогового органа, как с проигравшей стороны, судебные расходы в виде государственной пошлины в размере 2000 руб.

В соответствии с ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

Частью 5 ст. 200 АПК РФ предусмотрено, что обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

В нарушение указанных норм Инспекцией не представлено надлежащих доказательств законности решение в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 2572629,57 руб., начисления пени в сумме 953853,95 руб., привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, в сумме 163479,12 руб., в связи с чем, указанный ненормативный правовой акт подлежал признанию недействительными в указанной части.

Убедительных доводов, основанных на доказательственной базе, и опровергающих выводы суда первой инстанции апелляционная жалоба не содержит, в силу чего удовлетворению не подлежит.

Принимая во внимание, что фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения дела по существу, установлены судом первой инстанции на основании полного и всестороннего исследования, имеющихся в деле доказательств, им дана надлежащая правовая оценка судом первой инстанции, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта.

Суд первой инстанции не допустил нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения (часть 4 статьи 270 АПК РФ).

При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что решение Арбитражного суда Орловской области от 05.05.2014 по делу N А48-373/2014 в обжалуемой части следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Орлу без удовлетворения.

В соответствии с п. 25 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" по результатам рассмотрения апелляционной жалобы, поданной на часть решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции выносит судебный акт, в резолютивной части которого указывает выводы относительно обжалованной части судебного акта. Выводы, касающиеся необжалованной части судебного акта, в резолютивной части судебного акта не указываются.

Учитывая, что в соответствии с п.п. 1.1 п. 1 ст. 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации государственные органы, органы местного самоуправления, выступающие по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, в качестве истцов или ответчиков освобождаются от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, вопрос о взыскании государственной пошлины с Инспекции, как заявителя апелляционной жалобы, судом не разрешается.

Руководствуясь статьями 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Орловской области от 05.05.2014 по делу N А48-373/2014 в обжалуемой части оставить без изменения, апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Орлу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в двухмесячный срок через арбитражный суд первой инстанции.

 

Председательствующий судья

М.Б. Осипова

 

Судьи

Т.Л. Михайлова
В.А. Скрынников

 

Номер дела в первой инстанции: А48-373/2014


Истец: ООО "Торговый дом "Дэвин"

Ответчик: Инспекция Федеральной налоговой службы по г. Орлу

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.