Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20 февраля 2008 г. N 09АП-18324/2007 (ключевые темы: основное средство - полезные ископаемые - налог на имущество - НДС - счет-фактура)

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда
от 20 февраля 2008 г. N 09АП-18324/2007


Город Москва


20 февраля 2008 г.

Дело N 09АП-18324/2008-АК


Резолютивная часть постановления объявлена 14.02.08г.

Полный текст постановления изготовлен 20.02.08г.


Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

Председательствующего судьи Л.Г. Яковлевой

судей М.С. Сафроновой, Р.Г. Нагаева

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Дашиевой М.А.

при участии:

от истца (заявителя) - Деменчук А.С. по дов. N 146/2007 от 21.12.2007г., Виденеевой Н.В. по дов. N 145/2007 от 21.12.2007г.

от ответчика (заинтересованного лица) - Елькиной Ж.Н. по дов. N 5 от 14.01.2008г., Борисова А.Н. по дов. N 10 от 18.01.2008г., Абламской Т.В. по дов. от 23.07.2007г. N 59

Рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1

на решение от 09.11.2007г. по делу N А40-24252/07-33-143

Арбитражного суда города Москвы, принятое судьей О.Я. Черняевой

по иску (заявлению) ООО "Нарьянмарнефтегаз"

к МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1

о признании частично недействительным решения

УСТАНОВИЛ:

ООО "Нарьянмарнефтегаз" (далее - общество, заявитель, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 (далее - инспекция, заинтересованное лицо, налоговый орган) о признании недействительным решения N 52/507 от 22.03.2007г. "О привлечении налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента к ответственности за совершение налогового правонарушения" в части доначисления налога на прибыль 2004 г. по п.2.4 "л", п.2.4 "м", п.2.13 (частично в сумме 482 210 руб.), по п.2.16 мотивировочной части решения, в части уменьшения убытка за 2005 г. по п.2.4 "и", по п.2.7 частично в сумме 145 424,13 руб., по п.2.13 частично в сумме 138 596,89 руб., соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисления НДС и уменьшения исчисленных в завышенных размерах налогов по п.3.5, 3.6, 3.9, 3.11, 3.14 (1), 3.14 (5), 3.16 (3), 3.16 (4), 3.15 мотивировочной части решения и соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисления налога на имущество по п.4.2, 4.4, 4.5.1 (в части суммы 13 882 руб.), п.4.6 соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисления НДПИ по п.7.2 решения, соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисления НДФЛ по п.9.3 в сумме 19 980 руб., налоговых санкций по ст.123 НК РФ (далее - Кодекс) в размере 3 976 руб. (с учетом уточнения требований в порядке ст.49 АПК РФ).

Решением суда от 09.11.2007г. заявленные требования удовлетворены частично. Суд решил признать недействительным решение инспекции N 52/507 от 22.03.2007г. в части доначисления налога на прибыль по следующим пунктам мотивировочной части решения за 2004 г. по п.2.4 "л", 2.4 "м", 2.13 частично в сумме 482 210 руб., п.2.16, в части уменьшения убытка за 2005 г. по п.2.4 "и", по п.2.7 частично в сумме 145 424,13 руб., по п.2.13 частично в сумме 138 596,89 руб., соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисления НДС и уменьшения исчисленных в завышенных размерах налогов по следующим пунктам мотивировочной части решения п.3.6, п.3.9, п.3.11, п.3.16 (3), п.3.16 (4), п.3.15 в части в связи с непринятием налоговых вычетов в сумме 16 718 руб., соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисления налога на имущество по следующим пунктам п.4.4, п.4.5.1 в части суммы 13 882 руб., соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисления НДПИ по п.7.2 решения, соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисленя НДФЛ в сумме 19 980 руб. по п.9.3 решения. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятым решением, заинтересованное лицо обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда в удовлетворенной части отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать, указывая на то, что судом при принятии решения неправильно применены нормы материального права.

Заявитель представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором, не соглашаясь с доводами жалобы, просит оставить решение суда без изменения, а апелляционную жалобу инспекции - без удовлетворения.

Отказ в удовлетворении части заявленных требований общество не оспаривает.

Законность и обоснованность принятого решения проверены апелляционной инстанцией в порядке ст.266, п.5 ст.268 АПК РФ.

В судебном заседании представитель общества заявил ходатайство в порядке ч.2 ст.49 АПК РФ об отказе от иска в части требований по п.2.13 оспариваемого решения на сумму расходов в размере 108 137,97 руб. по договорам страхования, учтенных в расходах в 2005 г., а также ходатайство о прекращении производства по делу в указанной части требований на сумму 108 137,97 руб.

Представитель инспекции не возражал против удовлетворения заявления об отказе от иска в указанной части, указывая на то, что права инспекции не будут нарушены.

В соответствии с ч.2 ст.49 АПК РФ истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде любой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в суде соответствующей инстанции, отказаться от иска полностью или частично.

Арбитражный суд в силу ч.5 ст.49 АПК РФ не принимает отказ от иска, если это противоречит закону или нарушает права других лиц.

Суд апелляционной инстанции, исследовав представленные в материалах дела документы, установил, что в данном случае частичный отказ от иска не нарушает прав лиц, участвующих в деле, соответствует требованиям процессуального законодательства. Таким образом, суд апелляционной инстанции принимает отказ от иска в части требований по п.2.13 оспариваемого решения на сумму расходов в размере 108 137,97 руб. по договорам страхования, учтенных в расходах в 2005 г.

В силу п.4 ч.1 ст.150 АПК РФ арбитражный суд прекращает производство по делу, если истец отказался от иска и отказ принят арбитражным судом.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции считает, что решение суда от 09.11.2007г. в части требований по п.2.13 оспариваемого решения на сумму расходов в размере 108 137,97 руб. по договорам страхования, учтенных в расходах в 2005 г. подлежит отмене, производство по делу в указанной части - прекращению.

Суд апелляционной инстанции, изучив представленные в деле доказательства, заслушав представителей сторон, рассмотрев доводы апелляционной жалобы инспекции и отзыва на нее, не находит оснований для отмены решения в части признания недействительным решения инспекции N 52/507 от 22.03.2007г. в части доначисления налога на прибыль по следующим пунктам мотивировочной части решения за 2004 г. по п.2.4 "л", 2.4 "м", 2.13 частично в сумме 482 210 руб., п.2.16, в части уменьшения убытка за 2005 г. по п.2.4 "и", по п.2.7 частично в сумме 145 424,13 руб., по п.2.13 частично в сумме 138 596,89 руб., соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисления НДС и уменьшения исчисленных в завышенных размерах налогов по следующим пунктам мотивировочной части решения п.3.6, п.3.9, п.3.11, п.3.16 (3), п.3.16 (4), п.3.15 в части в связи с непринятием налоговых вычетов в сумме 16 718 руб., соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисления налога на имущество по следующим пунктам п.4.4, п.4.5.1 в части суммы 13 882 руб., соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисления НДПИ по п.7.2 решения, соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисленя НДФЛ в сумме 19 980 руб. по п.9.3 решения, и удовлетворения апелляционной жалобы, исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, в период с 06.06.2006г. по 26.09.2006г. инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества (с филиалами и иными обособленными подразделениями) по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах (правильности исчисления, удержания, уплаты и перечисления): налога на прибыль организаций, налога на имущество предприятий, единого социального налога, платы за пользование водными объектами, земельного налога, транспортного налога, налога на рекламу и иных налогов и сборов за период с 01.01.2004г. по 31.12.2005г., налога на добавленную стоимость с 01.04.2004г. по 31.12.2005г., налога на доходы физических лиц с 01.10.2004г. по 31.12.2005г., соблюдения валютного законодательства за период с 01.01.2004г. по 31.12.2005г., по результатам которой составлен акт N 52/1492 от 29.09.2006г. и вынесено решение N 52/507 от 22.03.2007г.

Указанным решением общество привлечено к налоговой ответственности за совершение налоговых правонарушений, предусмотренной п.1 ст.122 Кодекса за неуплату или неполную уплату сумм налогов в результате занижения налоговой базы в виде штрафа в размере 18 707 092,79 руб.; ст.123 Кодекса за неправомерное неперечисление сумм НДФЛ, подлежащих удержанию и перечислению налоговым агентом, выразившееся в неудержании сумм налога в 2004-2005гг., в виде штрафа в размере 15 121,20 руб.; п.1 ст.126 Кодекса за непредставление налоговым агентом сведений о доходах, выплаченных физическим лицам за 2004-2005гг., в виде штрафа в размере 1 000 руб.; обществу отказано в привлечении к ответственности, предусмотренной п.1 ст.122 Кодекса за неуплату налога на прибыль за 2004 г., в связи с отсутствием события налогового нарушения (за период с 29.03.2005г. по 22.03.2007г. у общества имелась переплата); обществу предложено уплатить суммы налоговых санкций, суммы неуплаченных (не полностью уплаченных) налогов и сборов в размере 19 201 717 руб. (налог на прибыль), 176 714 841 руб. (НДС), 2 772 910 руб. (налог на имущество), 1 543 руб. (плата за пользование водными объектами), 15 руб. (водный налог), 21 780 руб. (налог на добычу полезных ископаемых), 3 556 195 руб. (налог на добычу полезных ископаемых), 34 994,75 руб. (транспортный налог), пени за несвоевременную уплату налогов (сборов) в размере 6 275 736,85 руб. (НДС), 355 323,75 руб. (налог на имущество), 5 677,17 руб. (транспортный налог), 615,05 руб. (плата за пользование водными объектами), 3 464 руб. (водный налог), 3 223,66 руб. (налог на добычу полезных ископаемых), 533 860,95 руб. (налог на добычу полезных ископаемых); предложено удержать с физических лиц и перечислить в бюджет сумму неудержанного НДФЛ в размере 75 606 руб., уменьшить исчисленные в завышенных размерах суммы НДС в размере 90 341 691 руб., уменьшить убыток по налогу на прибыль за 2005 г. в сумме 8 955 694 руб.; предложено внести необходимые исправления в бухгалтерский учет.

Данное решение общество оспаривает частично.

Исследовав представленные в деле доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что решение инспекции в оспариваемой части является незаконным и необоснованным, а требования общества подлежат частичному удовлетворению.

В апелляционной жалобе инспекция указывает на отсутствие экономической обоснованности расходов, таким образом, затраты по оплате услуг авиационного аудита общество обязано нести за счет чистой прибыли, а также на непредставление документов, подтверждающих обязанность общества нести затраты по оплате услуг авиационного аудита.

Данный довод был исследован судом первой инстанции и не нашел своего подтверждения.

Как следует из материалов дела и правильно установлено судом первой инстанции, общество в 2005 г. заключило договоры с ООО "Дабл Игл Консалтинг" на проведение полного авиационно-технического аудита ФГУП "2-ой Архангельский ОАО" (договор N 10/04 от 04.10.2005г.), ЗАО "Аэрофлот-Норд" (договор N 04/06 от 06.04.2005г.), ООО "Авиакомпания "Трансавиа-Гарантия" (договор N 03/25 от 25.03.2005г.), ФГУП "Нарьян-Марский ОАО" (договор N 10/03 от 03.10.2005г.) (т. 7 л.д. 14-25).

Целью проведения аудита является техническая проверка авиакомпаний и самолетов, предоставляемых авиакомпанией, с целью обеспечения безопасности при осуществлении вахтовых перевозок и транспортировки грузов для общества.

Расходы, связанные с проведением полного авиационно-технического аудита авиапредприятий ФГУП "2-ой Архангельский ОАО", ФГУП "Нарьян-Марский ОАО", ЗАО "Аэрофлот-Норд" и ООО "Авиакомпания "Трансавиа Гарантия" были осуществлены в рамках тендера по выбору подрядчиков по оказанию авиауслуг по доставке вахтовых бригад и грузов на нефтепромыслы на 2006-2008гг. (лот N 120 и N 121) (т.7 л.д.1-13).

После проведения технического аудита данных авиакомпаний в соответствии с договорами N 03/25 от 25.03.2005г., N 04/06 от 06.04.2005г., N 10/03 от 03.10.2005г., N 10/04 от 04.10.2005г., ООО ""Дабл Игл Консалтинг" предоставило обществу отчеты о полном техническом аудите авиапредприятий (т.15 л.д.13-150, т.16 л.д.1-147, т.8 л.д.1-168), из которых следует, какие виды работ были произведены ООО "Дабл Игл Консалтинг".

После получения результатов технического аудита между обществом и данными авиапредприятиями, были заключены договоры N 105 от 25.02.2004г., N 853 от 01.12.2005г., N 646 от 01.01.2005г. с ФГУП "2-ой Архангельский ОАО" (т.7 л.д.41-59, л.д.148-159), N 2005-04/07-ТАГ от 04.06.2005г., N 2005-22/-2-ТАГ от 22.02.2005г., N ТАГ/05/12 от 16.12.2005г. с ООО "Авиакомпания "Трансавиа-Гарантия" (т.7 л.д.73-118), N 525-А-04 от 08.07.2004г., N 243-Н19-04 от 02.12.2004г. с ЗАО "Аэрофлот-Норд" (т.7 л.д.60-72), N 401-АО-05 от 01.12.2005г., N 397-АО-07 от 24.11.2004г. с ФГУП "Нарьян-Марский ОАО" (т.7 л.д.119-147) на периодическое авиационное обслуживание общества на самолетах и вертолетах (воздушных суднах) с летными экипажами и инженерно-техническим персоналом для перевозки пассажиров и грузов, а также предоставление обществу за плату воздушное судно с экипажем для выполнения заказных рейсов для перевозки пассажиров и грузов.

Договоры на авиационное обслуживание были заключены с целью организации доставки работников общества до рабочих мест, поскольку на предприятии общества применяется вахтовый метод работы, что подтверждается представленными в материалы дела приказами о приеме работников на работу (т.15 л.д.2-7).

В связи с большой удаленностью производственных объектов общества осуществление постоянных чартерных рейсов малой и сверхмалой авиации является необходимым для осуществления обычной производственной деятельности общества, которая предполагает доставку работников общества к месту работы.

Согласно п.2.4 Положения о вахтовом методе организации работ в обществе (т.17 л.д.38-46) доставка работников на вахту осуществляется организованно от места нахождения предприятия или от пункта сбора вахты до места работы и обратно экономически целесообразными видами транспорта или организациями транспортных министерств.

Кроме того, работникам, работающим вахтовым методом и доставляемым от базового города к месту работы и обратно организованно воздушным транспортом, выдаются удостоверения установленного образца, являющиеся единственным документом на право проезда.

Для выполнения норм законодательства РФ о гарантированности работникам предприятия безопасных условий труда общество ввиду отсутствия соответствующих специалистов заключило с ООО "Дабл Игл Консалтинг" договоры на проведение полного авиационно-технического аудита авиапредприятий ФГУП "2-ой Архангельский ОАО", ФГУП "Нарьян-Марский ОАО", ЗАО "Аэрофлот-Норд" и ООО "Авиакомпания "Трансавиа Гарантия".

Суд первой инстанции полно и всесторонне исследовал представленные документы и пришел к правильному выводу о том, что ссылка инспекции на непредставление документов, подтверждающих обязанность общества нести затраты по оплате услуг авиационного аудита, является несостоятельной, поскольку обязанность подтверждена представленными приказами о приеме на работу, Положением о вахтовом методе организации работ в обществе, коллективным договором, заключенным между обществом и первичной профсоюзной организацией ООО "Лукойл-Нарьянмарнефтегаз" на 2004-2005гг. (т.17 л.д.10-37), договорами на проведение авиационно-технического аудита с ООО "Дабл Игл Консалтинг", отчетами о полном техническом аудите авиапредприятий (т.15 л.д.13-150, т.16 л.д.1-147, т.8 л.д.1-168), договорами с авиапредприятиями на авиационное обслуживание.

Кроме того, согласно позиции Минфина России, изложенной им в письме от 22.11.2004г. N 03-03-01-04/1/126, расходы общества на авиационно-технический аудит являются составной частью расходов на доставку работников до места работ в соответствии с пп.12.1 п.1 ст.264 Кодекса.

Таким образом, общество несет оспариваемые затраты в силу выполнения обществом обязанностей работодателя, установленных действующим законодательством РФ, и не обязано предоставлять инспекции иные, нежели документально подтверждающие понесенные обществом затраты, документы.

Ссылка инспекции на отсутствие экономической обоснованности у подобных расходов, следовательно, нести данные затраты общество обязано за счет чистой прибыли, является необоснованной.

Проверка экономической целесообразности не входит в компетенцию налогового органа и не является условием признания затрат в качестве расходов по налогу на прибыль организаций. Проверку правильности применения цен налогоплательщиками и их соответствия рыночным ценам инспекция не проводила.

Согласно п.4 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006г. N 53 следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 04.06.2007г. N 366-О-П обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

В соответствии с п.1 ст.252 Кодекса в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, а под документально подтвержденными - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

Согласно пп.7, 12.1 п.1 ст.264 Кодекса к расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на обеспечение нормальных условий труда и мер по технике безопасности, расходы на доставку от места жительства (сбора) до места работы и обратно работников, занятых в организациях, которые осуществляют свою деятельность вахтовым способом.

Налоговое законодательство не устанавливает, в каком случае расходы считаются экономически оправданными.

В соответствии с Методическими рекомендациями, утвержденными приказом МНС России от 20.12.2002г. N БГ-3-02/729, действовавшими в проверяемый период, под экономически оправданными расходами следует понимать затраты, обусловленные целями получения доходов, удовлетворяющие принципу рациональности и обусловленные обычаями делового оборота.

Согласно Постановлению Пленума ВАС РФ от 12.10.2006г. N 53 обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате. Вместе с тем обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала.

Довод апелляционной жалобы инспекции о неотносимости предоставленных лицензий к рассматриваемому спору (невозможно установить, какие из приведенных лицензий имеют отношение к рассматриваемому спору, лицензионными соглашениями не установлена обязанность по геологическому изучению скважин, сама формулировка договора говорит о том, что добыча и геологическое изучение месторождений являются правом, а не обязанность лицензиата), является необоснованным.

Согласно ст.7 Закона РФ от 21.02.1992г. N 2395-1 "О недрах" в соответствии с лицензией на пользование недрами для добычи полезных ископаемых участок недр предоставляется пользователю в виде горного отвода - геометризованного блока недр.

Лицензия является документом, удостоверяющим право ее владельца на пользование участком недр в определенных границах в соответствии с указанной в ней целью в течение установленного срока при соблюдении владельцем заранее оговоренных условий.

Лицензия удостоверяет право проведения работ по геологическому изучению недр, разработки месторождений полезных ископаемых, использования отходов горнодобывающего и связанных с ним перерабатывающих производств, использования недр в целях, не связанных с добычей полезных ископаемых, образования особо охраняемых геологических объектов, сбора минералогических, палеонтологических и других геологических коллекционных материалов.

Лицензия и ее неотъемлемые составные части должны содержать: указание границ земельного отвода или акватории, выделенных для ведения работ, связанных с пользованием недрами; условия выполнения установленных законодательством, стандартами (нормами, правилами) требований по охране недр и окружающей природной среды, безопасному ведению работ.

В соответствии с п.10 ч.2 ст.22 Закона РФ "О недрах" пользователь недр обязан обеспечить выполнение условий, установленных лицензией.

Аналогичная позиция содержится в п.3.1, 15.2 Положения о порядке лицензирования пользования недрами, утвержденного Постановлением Верховного Совета РФ от 15.07.1992г. N 3314-1 "О порядке введения в действие Положения о порядке лицензирования пользования недрами".

Таким образом, общество - как пользователь недр и лицензиат, ответственный за комплексное изучение месторождения, обязан производить разнообразные исследования, включая лабораторные анализы, на всех скважинах месторождения.

В случае нарушения пользователем недр существенных условий лицензии и систематического нарушения пользователем недр установленных правил пользования недрами право пользования недрами общества может быть досрочно прекращено, приостановлено или ограничено органами, предоставившими лицензию.

Отзыв лицензии повлечет невозможность осуществления обществом добычи углеводородов, что является основным видом деятельности общества, направленной на получение дохода.

В соответствии с условиями лицензионных соглашений ко всем имеющимся у общества лицензиям на право пользования недрами (от 28.01.2003г. серия НРМ 11522 НЭ, от 28.04.2003г. серия НРМ 11528 НЭ, от 28.04.2003г. серия НРМ 11524 НЭ, от 28.04.2003г. серия НРМ 11525 НЭ, от 28.04.2003г. серия НРМ 11521 НЭ, от 28.04.2003г. серия НРМ 11527 НЭ, от 28.04.2003г. серия НРМ 11523 НЭ, от 28.04.2003г. серия НРМ 11526 НЭ, от 28.04.2003г. серия НРМ 11520 НП, от 23.09.2004г. серия НРМ 12685 НЭ, от 23.09.2004г. серия НРМ 12686 НЭ, от 23.09.2004г. серия НРМ 12687 НЭ, от 23.09.2004г. серия НРМ 12688 НП) общество обязано осуществлять геологоразведочные работы по изучению территории лицензионного участка, провести полный комплекс промыслово-геофизических исследований скважин по контролю за разработкой и в бурении, осуществить геологической службой систематический контроль за разработкой месторождения и за техническим состоянием скважин, осуществить комплексное изучение месторождения с целью определить возможность использования попутных компонентов, содержащихся в углеводородном сырье и пластовых водах.

Согласно п.10.6 договоров об условиях пользования недрами для добычи углеводородного сырья и геологического изучения недр, заключенных между Министерством природных ресурсов РФ, Администрацией Ненецкого автономного округа и обществом владелец лицензии (общество) (т.17 л.д.47-150, т.18 л.д.11-114) принимает на свой баланс весь фонд ранее пробуренных скважин в пределах месторождения и осуществляет контроль за их состоянием.

В п.10.5 договоров об условиях пользования недрами заложена обязанность владельца лицензии (общество) за свой счет проводить мониторинг состояния окружающей среды, обязуясь в своей производственной деятельности не превышать фоновый уровень загрязнения окружающей среды. Кроме того, в соответствии с п.16.4 указанных договоров владелец лицензии (общество) осуществляет в течение всего периода эксплуатации месторождения мониторинг окружающей природной среды на лицензионном участке.

Лицензии были получены для осуществления обществом своей основной деятельности - добыча полезных ископаемых.

Договоры об условии пользования недрами носят типовой характер. Лицензии и заключенные в связи с этим договоры предоставлены в материалы дела и были полно и всесторонне исследованы судом первой инстанции.

Таким образом, довод инспекции о неотносимости предоставленных лицензий к рассматриваемому спору является необоснованным.

Кроме того, инспекция в апелляционной жалобе самостоятельно выделила лицензии на месторождения, где проводились анализы (т.32 л.д.4).

Помимо этого, в акте выездной налоговой проверки N 52/1492 инспекция указывает все перечисленные лицензии, ставшие предметом проверки, а также сопоставляет лицензии и месторождения, на которые они выданы.

Довод инспекции о том, что спорные расходы понесены обществом на основании актов выполненных работ, датированных 14.07.2004г., т.е. до подписания договора аренды, является необоснованным.

Как следует из материалов дела, 16.08.2004г. общество заключило с ЗАО "АГД-добыча" договор аренды сооружений N 645/2004 (т.7 л.д.160-164), в соответствии с которым арендодатель (ЗАО "АГД-добыча") обязуется передать за плату во временное владение и пользование арендатору (общество) сооружения - скважины, указанные в приложении N 1 к договору, а арендатор обязуется своевременно возвратить то же имущество.

В Приложении N 1 к названному договору "Перечень сооружений, передаваемых в аренду" за номером 32 указана скважина Варандейская N 1006.

Как следует из акта приема-передачи сооружений от 16.08.2004г. (т.7 л.д.165-166) скважина N 1006 Варандейского месторождения была передана обществу арендодателем - ЗАО "АГД-добыча".

В соответствии с п.1 ст.252 Кодекса в целях налогообложения прибыли налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов.

Расходами признаются экономически оправданные затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно пп.2 п.1 ст.253 Кодекса затраты на содержание и эксплуатацию, ремонт и техническое обслуживание основных средств и иного имущества, а также затраты на поддержание их в исправном (актуальном) состоянии относятся к расходам, связанным с производством и реализацией продукции (работ, услуг).

По договору аренды арендодатель обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

Согласно п.2 ст.616 ГК РФ арендатор обязан поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законом или договором аренды.

В силу ст.254 Кодекса к материальным расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на приобретение работ и услуг производственного характера, выполняемых сторонними организациями или индивидуальными предпринимателями, а также на выполнение этих работ (оказание услуг) структурными подразделениями налогоплательщика. К указанным работам относятся, в том числе работы по контролю соблюдения установленных технологических процессов, техническое обслуживание основных средств и другие подобные работы.

Заявитель понес в 2004 г. расходы, связанные с проведением работ на скважине N 1006 Варандейского месторождения по договорам подряда договор N 94-04 на осуществление проектных работ от 17.05.2004г. (т.12 л.д.1-9), N 21/2-04 на генеральный подряд выполнения работ по освоению и подземному ремонту скважин от 24.12.2003г. (т.19 л.д.15-31), N 21/235-03 от 21.05.2003г. на генеральный подряд выполнения работ по ПНП и КРС от 21.05.2003г. (т.12 л.д.117-133), заключенным с ООО "Лукойл-Бурение-Пермь".

Согласно п.2 ст.272 Кодекса датой осуществления материальных расходов признается дата подписания налогоплательщиком, применяющим метод начисления, акта приема-передачи услуг (работ). В соответствии с п.5 ст.272 Кодекса расходы на ремонт основных средств признаются в качестве расхода в том отчетном периоде, в котором они были осуществлены, вне зависимости от даты их оплаты.

Следовательно, расходы по ремонту скважины N 1006 Варандейского месторождения были осуществлены 30.08.2004г., 31.08.2004г., 30.09.2004г., т.е. в период действия договора аренды сооружений от 16.08.2004г. N 645/2004.

Кроме того, общество в период с 16.08.2004г. о 31.12.2004г. понесло и иные аналогичные расходы по ремонту скважины N 1006 Варандейского месторождения, а именно, по актам о приемке выполненных работ от 29.09.2004г., 29.10.2004г. Однако эти расходы не были исключены инспекцией из состава расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль организаций за 2004 г.

Согласно отчетам о работе добывающих скважин (т.12 л.д.10-21) в связи с понесенными расходами на ремонт скважины N 1006 по переводу ее на механический способ добычи, увеличилась добыча нефти и газа из скважины N 1006 Варандейского месторождения, что свидетельствует о том, что расходы в размере 1 369 163, 56 руб. были произведены обществом для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно Определениям Конституционного Суда РФ от 04.06.2007г. N 366-О-П и N 320-О-П налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

В оспариваемом решении инспекция в нарушение п.3 ст.101 Кодекса не изложила обстоятельства совершенного обществом налогового правонарушения, а также не привела документального подтверждения обстоятельств, на которые ссылается.

Довод инспекции об отсутствии оснований к принятию в качестве доказательств договора аренды и приложений к нему, поскольку они не были предметом рассмотрения в проверке по рассматриваемому правонарушению, обоснованно отклонен судом первой инстанции, т.к. договор аренды от 16.08.2004г. N 645/2004 был предоставлен обществом в инспекцию в ходе проведения выездной налоговой проверки, что отражено в оспариваемом решении (т.4 л.д.72, 107).

Довод инспекции о не учете амортизации по основному средству "забор металлический" за 2005 г. является несостоятельным.

Общество представило расчет амортизационных отчислений, который произвело на основании отнесения данного основного средства к 8 группе со сроком полезного использования от 20 до 25 лет, однако инспекция при рассмотрении возражений не приняла во внимание данный факт и расчет общества не проверила.

Согласно п.2 ст.259 Кодекса сумма амортизации для целей налогообложения определяется налогоплательщиками ежемесячно. Амортизация начисляется отдельно по каждому объекту амортизируемого имущества.

Начисление амортизации по объекту амортизируемого имущества начинается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию.

Таким образом, инспекция была обязана не только проверить правильность предоставленного обществом расчета, но рассчитать амортизацию указанного выше объекта основных средств и включить ее в расходы, связанные с производством и реализацией, уменьшив тем самым налоговую базу по налогу на прибыль за 2005 г.

Кроме того, инспекция обязана была проконтролировать соблюдение обществом налогового законодательства, которое включает не только порядок включения налогоплательщиком в налоговую базу по налогу на прибыль доходов, но и порядок и условия уменьшения налоговой базы на сумму произведенных расходов.

В апелляционной жалобе инспекция указала, что в нарушение п.6 ст.272 Кодекса обществом отнесены на затраты расходы на страхование в 2004 г. и 2005 г. (инспекция указывает на завышение расходов общества по причине неправильного отражения в составе текущих расходов налогового учета расходов по страхованию транспортных средств и страхованию гражданской ответственности), однако данный довод не соответствует действительности в части (в связи с частичным отказом от иска).

Согласно п.1 ст.263 Кодекса расходы на обязательное и добровольное страхование имущества включают страховые взносы по всем видам обязательного страхования, а также по добровольному страхованию средств транспорта (водного, воздушного, наземного, трубопроводного).

Расходы по страхованию включаются в состав прочих расходов.

В соответствии с п.3 ст. 263 Кодекса расходы по добровольным видам страхования включаются в состав прочих расходов в размере фактических затрат.

Согласно п.1 ст.272 Кодекса при методе начисления расходы, принимаемые для целей налогообложения, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты.

Расходы по обязательному и добровольному страхованию признаются в качестве расхода в том отчетном (налоговом) периоде, в котором в соответствии с условиями договора налогоплательщиком были перечислены (выданы из кассы) денежные средства на оплату страховых взносов. Если по условиям договора страхования предусмотрена уплата страхового (пенсионного) взноса разовым платежом, то по договорам, заключенным на срок более одного отчетного периода, расходы признаются равномерно в течение срока действия договора.

Общество принимает расходы по договорам страхования автотранспорта равномерно в течение срока действия договора, руководствуясь нормами ст.ст.263, 272 Кодекса.

Исходя из аналитических данных о суммах расходов общества на страхование транспортных средств и автогражданской ответственности, содержащихся в аналитических данных к Ж/О по счету 97 "Расходы будущих периодов" (т.12 л.д.22, 24), КХО 0992 "Страхование транспорта" (т.12 л.д.23, 25), содержащих информацию о сроках действия договора, обществом был сделан пересчет суммы текущих расходов по договорам страхования, а также был сделан пересчет общей суммы таких расходов в соответствии с требованиями п.6 ст.272 Кодекса, т.е. была установлена правильная сумма расходов по страхованию, которая должна быть отражена в составе текущих расходов в декларациях по налогу на прибыль общества за 2004-2005гг. (т.18 л.д. 125-128).

Общество представило договоры страхования автотранспортных средств, заключенные с ОАО "КапиталЪ Страхование" (т.12 л.д.26-116), из анализа которых следует, что общество имело право включить в расходы суммы большие, нежели те, которые рассчитаны инспекцией.

Суд первой инстанции полно и всесторонне исследовал представленные расчеты и договоры страхования и пришел к правильному выводу о том, что инспекция не указала, какие договоры не представлены и не учла, что общество произвело перерасчет текущих расходов в соответствии с требованиями п.6 ст.272 Кодекса.

Таким образом, общество не завысило расходы на указанную инспекцией сумму, частично признав завышение расходов по договорам страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

В апелляционной жалобе инспекция указывает на то, что работы были произведены для перевода скважин, добывающих нефть фонтанным способом, на способ добычи при помощи ЭЦН, в результате чего увеличилась производительность скважин. Данные работы являются работами по модернизации скважин и должны расцениваться как капитальные вложения в арендованные объекты основных средств; эксплуатационная скважина была принята обществом, переведена на способ добычи нефти ЭЦН и передана обратно тоже в эксплуатации, следовательно, скважина была передана вместе с неотделимыми улучшениями, т.е. с глубинным оборудованием; ЗАО "АГД-добыча" не компенсировало обществу стоимость оборудования, установленного на принадлежащих ему скважинах, т.е. данное оборудование было передано обществу безвозмездно.

Данные доводы были исследованы судом первой инстанции и не нашли своего подтверждения.

Как усматривается из материалов дела, между обществом и ЗАО "АГД-добыча" был заключен договор безвозмездного пользования N 290/2004 от 19.02.2004г. (т.14 л.д.1-5), согласно которому общество получило во временное пользование сооружения - скважины Варандейского, Торавейского, Тобойского, Мядсейского, Северо-Сарембойского и других месторождений.

В соответствии с положениями договора N 290/2004 от 19.02.2004г. ссудополучатель (общество) обязуется поддерживать имущество в исправном состоянии, включая осуществление текущего и капитального ремонта, нести расходы по содержанию имущества.

16.08.2004г. стороны расторгли договор безвозмездного пользования N 290/2004 от 19.02.2004г. (т.14 л.д.8-10) и заключили договор аренды сооружений N 645/2004 от 16.08.2004г., согласно которому общество получило во временное владение и пользование (аренду) сооружения - скважины Варандейского, Торавейского, Тобойского, Мядсейского, Северо-Сарембойского и других месторождений.

В соответствии с условиями договора N 645/2004 от 16.08.2004г. арендатор (общество) обязан поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества.

Для исполнения принятых на себя по вышеуказанным договорам обязательств общество заключило с ООО "ЛУКОЙЛ-Бурение-Пермь" договор N 21/235-03 на генеральный подряд выполнения работ по ПНП и КРС от 21.05.2003г. (т.12 л.д.117-133) (выполнение генеральным подрядчиком работ по капитальному, текущему ремонту скважин и расконсервации скважин, расположенных в границах лицензионного участка недр общества) и договор N 21/2-04 на генеральный подряд выполнения работ по освоению и подземному ремонту скважин от 24.12.2003г. (т.19 л.д.15-31) (организация и выполнение работ по подземному ремонту скважин (ПРС) с целью восстановления работоспособности эксплуатационных скважин, повышение нефтеотдачи пластов (ПНП), физической ликвидации, расконсервации скважин, расположенных в границах производственной деятельности общества).

Дополнительным соглашением N 1 от 01.01.2004г. срок действия договора был продлен на 2004 г. (т.12 л.д.133).

В соответствии с п.108 Правил охраны недр, утвержденных Постановлением Госгортехнадзора РФ от 06.06.2003г. N 71, к текущему ремонту скважин относятся работы, связанные с переводом скважин с одного способа эксплуатации на другой с обеспечением заданного технологического режима работы оборудования, изменением режимов работы и сменой оборудования, очисткой ствола скважины и подъемных труб от песка, парафина, солей и иных отложений и др.

Из положений, изложенных в Правилах ремонтных работ в скважинах (РД 153-39-023-97), утвержденных Минтопэнерго России 18.08.1997г. и согласованных с Федеральным горным промышленным надзором России от 22.05.1997г. N 10-13/270, следует, что текущим ремонтом скважин является комплекс работ по изменению режима эксплуатации скважины, а перевод скважины на другой способ эксплуатации является видом текущего ремонта скважин.

Согласно п. 6.4.1 Правил разработки нефтяных и газонефтяных месторождений, утвержденных коллегией Министерства нефтяной промышленности СССР и согласованных с Госгортехнадзором СССР, Министерством геологии СССР, Министерством газовой промышленности СССР к подземному (текущему) ремонту относятся работы, связанные с переводом скважин с одного способа эксплуатации на другой, с обеспечением заданного технологического режима работы подземного эксплуатационного оборудования, изменением режимов работы и сменой этого оборудования, очистки ствола скважины и подземных труб от песка, парафина и солей.

Пунктом 3.1.2 и разделом 4.2 Классификатора ремонтных работ в скважинах, утвержденного и введенного в действие приказом Минэнерго от 22.10.2001г. N 297 (РД153-39.0-088-01) перевод скважин на другой способ эксплуатации (в том числе и с фонтанного на механический (УЭЦН) способ добычи) относится к текущему ремонту.

Таким образом, довод инспекции о том, что работы по переводу скважин с фонтанного способа эксплуатации на механизированный не являются ремонтом, необоснован.

Согласно ст.260 Кодекса расходы на ремонт основных средств, произведенные налогоплательщиком, рассматриваются как прочие расходы и признаются для целей налогообложения в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они были осуществлены, в размере фактических затрат.

Данная норма налогового законодательства применяется также в отношении расходов арендатора амортизируемых основных средств, если договором (соглашением) между арендатором и арендодателем возмещение указанных расходов арендодателем не предусмотрено.

Следовательно, инспекция неправомерно исключила из состава расходов затраты на ремонт скважин в размере 24 319 691, 53 руб. Таким образом, доначисление налога на прибыль за 2004 г. является незаконным и необоснованным.

Довод инспекции о том, что определение ремонта, приведенное в Правилах ведения ремонта скважин (РД 153-39-023-97), не применимо в налоговых спорах в связи с тем, что целью ведения данных правил являлось урегулирование требований, предъявляемых при выполнении соответствующих работ скважинах, а не использование понятия ремонтных работ в налоговых спорах ввиду отличия категорий и различия в критериях оценки, обоснованно отклонен судом первой инстанции.

При раскрытии понятия "ремонтных работ" инспекция ссылается на п.3.1 Положения о проведении планово-предупредительного ремонта производственных зданий и сооружений, утвержденного Постановлением Госстроя СССР от 29.12.1973г. N 279, однако данное Положение используется в качестве рекомендуемого и не является обязательным для применения, а определения, содержащиеся в нем, не могут рассматриваться как единственно верные, в отличие от используемых обществом норм и требований Правил разработки нефтяных и газонефтяных месторождений, утвержденных приказом Минфина СССР, п.108 Правил охраны недр, утвержденных постановлением Госгортехнадзора РФ от 06.06.2003г. N 71, а также пункта 3.1.2 и раздела 4.2 Классификатора ремонтных работ в скважинах, утвержденного и введенного в действие приказом Минэнерго от 22.10.2001г. N 297 (РД 153-39.0-088-01), которые являются нормами отраслевого законодательства по ремонту объектов основных средств по добыче нефти и газа.

Руководствуясь нормами отраслевого законодательства, общество расходы на работы, связанные с переводом скважин с одного способа эксплуатации на другой, включило в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, как расходы, связанные с ремонтом основных средств.

Таким образом, довод инспекции о том, что работы по переводу скважин с фонтанного способа эксплуатации на механизированный являются работами капитального характера и связаны с созданием на скважинах неотделимых улучшений, является необоснованным, т.к. проведенные работы являются расходами на текущий ремонт и поддержание скважин в исправном (рабочем) состоянии.

Поскольку в соответствии с нормами п.1 ст.146 Кодекса налогом на добавленную стоимость облагаются операции по реализации товаров, работ, услуг, к которым относится и передача права собственности на товары, результаты выполненных работ, оказанных услуг на безвозмездной основе, то у общества не возникает налоговой базы по НДС по данному эпизоду, поскольку в связи с вышеизложенным нет реализации.

Оборудование, которое было установлено на скважинах, являлось собственностью общества и числилось на его балансе, переход права собственности не происходил. Доказательств обратного инспекция не представила.

Инспекция не представила доказательств того, что общество при возврате скважин передавало имущество, установленное на скважинах, что имущество находилось на скважине и не демонтировалось, а также того, что данное имущество перешло на баланс ЗАО "АГД-Добыча" и перестало числиться на балансе общества.

Первичные документы, подтверждающие факт такой передачи, не оформлялись, т.к. не было самого факта передачи имущества.

Общество представило выписку со счета 01 "Основные средства", из которых следует, что электроцентробежные насосы не передавались со счета 01 "Основные средства" и учитываются на балансе общества.

В нарушение п.3 ст.101 Кодекса в оспариваемом решении инспекции не приведены ни документы, ни иные сведения, которые подтверждают обстоятельства, на которые ссылается инспекция.

Инспекция указывает, что обществом за период с 19.02.2004г. по 16.08.2004г. выполнено работ по переводу скважин на механический способ добычи на сумму 13 520 302, 67 руб., а в период с 16.08.2004г. по 01.12.2005г. - на сумму 9 441 508, 66 руб., при этом инспекция не указывает, на основании каких документов были сформированы данные показатели - стоимость выполненных работ.

Общество самостоятельно определило стоимость работ по переводу скважин на механический способ добычи на основании актов выполненных работ, справок о стоимости выполненных работ и счетов-фактур, выписанных исполнителем - ООО "Лукойл-Бурение-Пермь", ООО "Буровая компания "Евразия-Пермь" (т.19 л.д.43-150, т.23 л.д.1-45).

Согласно справки (т.19 л.д.42) в период с 19.02.2005г. по 01.12.2005г. ремонты по переводу скважины на механический способ добычи производились на скважинах N N 3, 4, 9, 1001, 1002, 1003, 1004, 1005, 1006 Варандейского месторождения, N N 22, 24, 31, 46 Торавейского месторождения, N N 1, 11, 101 Тобойского месторождения, N 45 Мядсейского месторождения. В период с 19.02.2004г. по 16.08.2004г. стоимость работ на указанных скважинах составила 15 992 478, 22 руб., а в период с 16.08.2004г. по 01.12.2005г. - 34 408 424,52 руб. (т.23 л.д.46).

Таким образом, данные, полученные обществом, не совпадают с данными инспекции, что свидетельствует о нарушении должностными лицами инспекции требований ст.101 Кодекса.

Инспекцией доначисление сумм налога производится при отсутствии расчета и документов, подтверждающих правонарушение.

Стоимость работ невозможно определить из оспариваемого решения инспекции.

Следовательно, доначисление обществу НДС, пени и штрафа по данному эпизоду необоснованно и противоречит нормам действующего законодательства.

Довод инспекции о том, что целью перевода скважин на механизированный способ добычи являлось увеличение технико-экономических показателей основного средства, перевод на механизацию добычи, модернизация и замена фонтанирующего способа добычи (устаревшая) на более производительное - механизированное, обоснованно признан судом первой инстанции неправомерным.

В соответствии с п.2 ст.257 Кодекса для признания работ достройкой, дооборудованием, реконструкцией, модернизацией или техническим перевооружением, работы должны изменять конструкцию, технологическое назначение основного средства, а также технико-экономические показатели основного средства.

Конструкция скважины состоит из пробуренного ствола скважины и обсадных труб.

Исходя из строительных норм и правил (ГЭСН 81-02-04-2001), характеристиками скважины являются: ее глубина, количество и диаметр обсадных труб. Данные характеристики отражаются и в технических паспортах скважин.

Следовательно, только изменение указанных характеристик повлечет за собой признание произведенных работ достройкой, дооборудованием, реконструкцией, модернизацией или техническим перевооружением.

В соответствии с Методическими указаниями о порядке обследования организаций, производящих работы по текущему, капитальному ремонту и реконструкции нефтяных и газовых скважин (РД-13-07-2007) (утверждены Приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 23.04.2007г. N 279) текущий ремонт скважин - это комплекс работ по восстановлению работоспособности внутрискважинного оборудования и работ по изменению режима и способа эксплуатации скважины.

Реконструкция скважин - комплекс работ по восстановлению работоспособности скважин, связанный с существенным изменением их конструкции (полная замена эксплуатационной колонны с изменением ее диаметра, толщины стенки, механических свойств).

Работы по изменению способа добычи нефти не изменяют первоначальной конструкции скважин, не изменяют ее технические характеристики, так как указанные работы не связаны непосредственно со скважиной, а заключаются лишь в установке электроцентробежных насосов, являющихся самостоятельными основными средствами.

Кроме того, инспекция в апелляционной жалобе также указывает на то, что произведенные работы сводились не к устранению неисправностей и замене изношенных деталей, а к установке нового оборудования.

Однако, как правильно установлено судом первой инстанции, электроцентробежный насос (ЭЦН), в соответствии с технологией нефтедобычи, монтируется временно, и после окончания добычи нефти (либо в процессе добычи) подлежит демонтажу, что инспекцией не оспаривается.

Таким образом, скважина и ЭЦН являются отдельными и самостоятельными объектами основных средств как для целей бухгалтерского, так и для целей налогового учета.

Таким образом, расходы по изменению способа добычи нефти не могут включаться в первоначальную стоимость другого основного средства - скважины.

Такие расходы в силу п.2 ст.257 Кодекса также не включаются и в стоимость основного средства - ЭЦН, поскольку первоначальная стоимость основных средств может изменяться только в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям. Монтаж и демонтаж ЭЦН - изменение способа добычи нефти - ни к одному из этих случаев не относится.

Пунктом 31 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденных приказом Минфина России от 20.07.1998г. N 33н, также установлено, что по передвижным строительным машинам и механизмам, числящимся в составе основных средств, затраты по доставке на стройку, по монтажу и демонтажу предусматриваются в составе расходов по эксплуатации указанных машин и механизмов и в их первоначальную стоимость не входят.

Исходя из изложенного, работы по переводу скважин на механизированный способ добычи нефти не могут изменять ни первоначальную стоимость скважин, ни первоначальную стоимость электроцентробежного насоса (ЭЦН).

Таким образом, обществом выполнены все условия, предусмотренные ст.252 Кодекса и он вправе уменьшить доходы на данный вид расходов.

Согласно п.1 ст.164 Кодекса налогообложение НДС по ставке 0% производится при реализации товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта.

Общество осуществляет реализацию сырой нефти на экспорт по контракту от 29.04.2004г. N 0410487, заключенному между ОАО "Нефтяная компания "ЛУКОЙЛ" и компанией "ЛИТАСКО" (Швейцария) (т.11 л.д.74-90).

ОАО "Нефтяная компания "ЛУКОЙЛ" заключила указанный контракт от имени общества на основании договора комиссии от 24.06.2004г. N 0410672 (т.11 л.д.67-73), согласно п.1.1 которого ОАО "Нефтяная компания "ЛУКОЙЛ" обязуется по поручению общества (комитент) и за вознаграждение совершать от своего имени и за счет комитента сделки по реализации на внешнем рынке нефти комитента на условиях FOB порт Варандей и/или CIF порт, указанный покупателем (компанией "ЛИТАСКО").

На основании поручения N 4 от 28.02.2005г. в марте 2005 г. была осуществлена отгрузка сырой нефти на экспорт по временной ГТД N 10203100/280205/0000647 (постоянная ГТД N 10203100/080405/0001179). Стоимость отгруженной в марте продукции составила 149 984 252 руб. (без НДС). Временная ГТД N 10203100/280205/0000647 была заявлена обществом в налоговой декларации по НДС по налоговой ставе 0% за март 2005 г. (т.11 л.д.146-160).

Статьей 165 Кодекса установлен перечень документов, необходимых для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0%.

При вывозе товаров в таможенном режиме экспорта судами через морские порты для подтверждения вывоза товаров за пределы таможенной территории Российской Федерации налогоплательщиком в налоговые органы также представляются следующие документы: копия поручения на отгрузку экспортируемых грузов с указанием порта разгрузки с отметкой "Погрузка разрешена" пограничной таможни Российской Федерации.

20.06.2005г. общество представило в инспекцию полный пакет документов, предусмотренный п.1 ст.165 НК РФ (т.11 л.д.29-96 ,т.11 л.д.112- 146), что не оспаривается инспекцией.

Инспекция указывает на то, что данные документы были предоставлены в инспекцию только при рассмотрении возражений на акт N 1492, т.е. за пределами 180-дневного срока на подтверждение ставки 0% по НДС по декларации за март 2005 г., однако документы были представлены в инспекцию 20.06.2005г., о чем свидетельствует отметка инспекции, и на их основании было принято решение N 53 о возмещении сумм налога на добавленную стоимость от 20.09.2005г. (т.23 л.д.54-55).

Довод инспекции о том, что расхождение в датах фактического вывоза и разрешения на вывоз товара является опровержением того, что товар был вывезен, является несостоятельным, поскольку инспекция не оспаривает легитимность отметки таможенного органа о фактическом вывозе товара и не предоставляет доказательств, опровергающих перемещение товара за пределы таможенного пространства РФ.

Кроме того, расхождение в поставленных на поручении датах вызвано тем, что на Поморском таможенном посту Архангельской таможни на одном из четырех экземпляров Поручения N 4 от 28.02.2005г. (ГТД N 10203100/280205/0000647) была ошибочно поставлена дата 28.05.2005г. Именно этот экземпляр был предоставлен комитенту.

Комитент ОАО "НК "ЛУКОЙЛ" письмом N 11/2-3199п от 10.10.2006г. (т.11 л.д.93-96) направил в адрес общества копию еще одного Поручения N 4, в котором отметка таможенного органа "Погрузка разрешена" датирована 28.02.2005г. Дата фактического вывоза товара в ГТД N 10203100/080405/0001179 указана верно - 10.03.2005г.

Пакет документов, представленный в МИФНС России N 4 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу 20.06.2005г. (т.11 л.д.29-30), был рассмотрен, и инспекция вынесла решение N 53 о возмещении сумм НДС от 20.09.2005г. (т.23 л.д.54-55), в котором указала на возмещение обществу НДС в размере 4 349 718 руб. в связи с правомерным применением ставки 0%, в том числе и при реализации товаров согласно ГТД N 10203100/080405/0001179 (т.23 л.д.56).

Инспекция не может отменить решение, которое она вынесла ранее.

Вышестоящий налоговый орган не отменял решение N 53 о возмещении сумм НДС от 20.09.2005г., вынесенное МИФНС России N 4 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу.

Ссылка инспекции в апелляционной жалобе на Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2006г. N 15000/05, согласно которому принятие инспекцией решений о возмещении НДС по камеральным проверкам не исключает ее возможности скорректировать впоследствии по итогам выездных налоговых проверок суммы налога, в отношении которых приняты такие решения, при установлении обстоятельств, свидетельствующих о необоснованности возмещения, необоснованна, поскольку инспекция не приняла во внимание то обстоятельство, что в данном Постановлении ВАС РФ указал, что налоговая инспекция может отменить ранее принятые свои решения, вынесенные по результатам камеральной проверки, только если в ходе выездной проверки установит обстоятельства, которые свидетельствуют о недобросовестности налогоплательщика и выявит факты необоснованного возмещения налога.

Инспекция не оспаривает факт добросовестности общества.

Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 25.07.2001г. N 138-О в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика.

Инспекция не представила доказательств совершения обществом действий, свидетельствующих о его недобросовестности.

Кроме того, начисляя НДС по ставке 18% на сумму реализации обществом сырой нефти на экспорт, инспекция не исключает из состава вычетов суммы НДС, возмещенные обществу на основании решения N 53 о возмещении сумм НДС от 20.09.2005г.

Суд первой инстанции полно и всесторонне исследовал представленные документы и пришел к обоснованному выводу о соответствии данных документов требованиям ст.165 Кодекса (т.11 л.д.29-96, 112-146).

Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 14.07.2003г. N 12-П недопустим формальный подход к решению вопроса об условиях реализации права налогоплательщика на применение налоговой ставки 0%.

Довод инспекции о неправомерном включении в налоговые вычеты суммы НДС, предъявленные на основании счетов-фактур, составленных с нарушением порядка, установленного п.5 и 6 ст.169 Кодекса, правомерно не принят во внимание судом первой инстанции.

В обоснование своей позиции инспекция указывает на то, что отсутствуют адрес покупателя (в части счета-фактуры N 36 от 08.06.2004г. ООО "Ризалти-плюс-ДКД"), отсутствует адрес и ИНН покупателя (в части счета-фактуры N 536 от 31.05.2004г. Отдел Государственной фельдегерской службы РФ в г. Архангельске), ИНН покупателя не соответствует ИНН общества (в части счетов-фактур N 93 от 30.06.2004г. ЗАО РК "Трейтинг", N 154 от 17.11.2003г. ООО "Варандейнефтегазстрой", N 0000002 от 31.01.2005г. ООО "Аэрокас", N 0000003 от 31.01.2005г. ООО "Аэрокас", N 00000020 от 31.03.2005г. ООО "Аэрокас", N 000014 от 20.02.2005г. ООО "Аэрокас", N 196 от 29.07.2004г. ИП Зобина Татьяна Геннадьевна), отсутствует ИНН продавца (в части счетов-фактур ЗАО "Спутник" N 5479 от 05.12.2003г., N 1230 от 24.03.2004г., N 346 от 28.01.2004г., N 361 от 29.01.2004г.).

Как следует из материалов дела, общество исправило счета-фактуры N 36 от 08.06.2004г. и N 536 от 31.05.2004г. кроме того, нарушения в оформлении счетов-фактур носят не существенный характер, поскольку ИНН покупателя (общества) инспекции известен.

В соответствии с Определениями Конституционного суда РФ от 15.02.2005г. N 93-О и от 18.04.2006г. N 87-О соответствие счета-фактуры требованиям, установленным п.5 и 6 ст.169 Кодекса, позволяет определить контрагентов по сделке (ее субъекты), их адреса, объект сделки (товары, работы, услуги), количество (объем) поставляемых (отгруженных) товаров (работ, услуг), цену товара (работ, услуг), а также сумму начисленного налога, уплачиваемую налогоплательщиком и принимаемую им далее к вычету.

Суд первой инстанции правильно указал, что поскольку необходимые сведения определены, отказ в применении налогового вычета, а соответственно и возмещении НДС, необоснован.

Отсутствие в счетах-фактурах ИНН покупателя, которым является общество, не является основанием для отказа в возмещении НДС, поскольку инспекции известны ИНН общества, и данные нарушения носят не существенный характер.

Довод инспекции о неправомерном заявлении налоговых вычетов по материальным ценностям, услугам, использованным для выполнения СМР до ввода в эксплуатацию основного средства, по счетам-фактурам ОАО "Архангельскгеолдобыча" (услуги ОАО "Архангельскгеолдобыча" связаны с капитальным строительством), является необоснованным.

Как усматривается из материалов дела, во исполнение условий лицензий, обладателем которых является общество, общество заключило с ОАО "Архангельскгеологодобыча" договоры об оказании услуг N 152/03-ДП от 05.10.2003г. (т.14 л.д.30-48) и от 22.02.2005г. N 05А072 (т.14 л.д.49-66), согласно которым ОАО "Архангельскгеологодобыча" принимает на себя обязательства по организации работ по гидродинамическому исследованию скважин; по отбору проб пластовых флюидов (нефть, вода) и определению их физико-химических свойств; по проведению физико-химических исследований устьевых проб нефти и определение их товарных характеристик; по проведению исследований коллекторских и физических свойств горных пород; по проведению исследований почв, грунтов, грунтовых и поверхностных вод на содержание загрязняющих элементов.

ОАО "Архангельскгеологодобыча" выполняло работы, обусловленные договором об оказании услуг, в соответствии с техническими заданиями общества на основании разовых заявок.

Результаты работ оформлялись актами сдачи-приемки выполненных работ и протоколами, в которых представлены результаты проведенных анализов (т.14 л.д.69-147, т.13 л.д.1-144).

Согласно представленным в материалы дела актов сдачи-приемки выполненных работ и протоколов (т.13 л.д.1-144, т.14 л.д.69-147) ОАО "Архангельскгеологодобыча" проводило работы на следующих месторождениях: Варандейское, Торавейское, Тобойское, Мядсейское.

Кроме того, ОАО "Архангельскгеологодобыча" проводило лабораторные анализы и на скважинах N 58, 59 Торавейского месторождения, N 3 Междуречинского месторождения.

Услуги оказывались обществу с целью оценки состояния компонентов природной среды и контроля соблюдения обществом природоохранного законодательства, и носят для общества производственный характер, не связанный со строительством объекта основных средств.

Полученные обществом услуги связаны с выполнением требований лицензий и лицензионных соглашений. Таким образом, довод инспекции о том, что вышеперечисленные услуги ОАО "Архангельскгеолдобыча" связаны с капитальным строительством, несостоятелен.

Согласно п.1 ст.171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить сумму налога, исчисленную в соответствии со ст.166 Кодекса на установленные налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении: товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения.

Налоговые вычеты, предусмотренные ст.171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

Кроме того, инспекцией не оспаривается соответствие счетов-фактур требованиям налогового законодательства, не оспариваются факты приобретения обществом услуг, принятия их на учет, а также факт их оплаты.

Довод инспекции о том, что вычеты сумм налога, производятся по мере постановки на учет соответствующих объектов завершенного капитального строительства (основных средств), не может быть принят во внимание, поскольку полученные обществом услуги не связаны с капитальным строительством объектов основных средств.

Таким образом, общество правомерно предъявило к вычету в октябре 2005 г. сумму НДС в размере 266 340,90 руб.

Довод инспекции о неправомерном заявлении налоговых вычетов в декабре 2005 г. по внутреннему рынку по материальным ценностям, услугам до ввода в эксплуатацию основного средства в размере 97 528,98 руб. по счету-фактуре от ООО "Торговый Дом "Махаон" N 1069 от 28.09.2005г., является несостоятельным.

Основными факторами, определяющими право налогоплательщика на вычет сумм НДС по приобретенным товарам, работам, услугам, в том числе по основным средствам, являются их производственное назначение, фактическое наличие, учет и оплата.

Общество по договору поставки от 30.03.2005г. N ДП-38/03 (т.10 л.д.82-86), заключенному с ООО "Торговый Дом "Махаон", и согласно товарной накладной от 28.09.2005г. N 1069 (т.10 л.д.87), приемного акта от 07.10.2005г. N 2/315 (т.10 л.д.88-89) и счета-фактуры (т.10 л.д.81) приобрело щит управления КРУН-СВЛ-6-12,5-ПАПВ1-УХЛ1. Кроме того, была осуществлена доставка приобретенного основного средства.

В соответствии с Инструкцией по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утвержденной Приказом Министерства финансов Российской Федерации N 94н от 31.10.2000г., данный щит управления был оприходован обществом на счете 08 "Вложение в необоротные активы", субсчет 08.4 "Приобретение объектов основных средств" (т.10 л.д.90). В декабре 2005 г. общество, произведя частичную оплату, предъявило к вычету НДС в размере 97 528,98 руб.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что общество правомерно включило спорную сумму НДС в налоговые вычеты, поскольку основные фонды и услуги по их транспортировке переданы по актам приема-передачи и оприходованы на счетах бухгалтерского учета, счет-фактура поставщиком оформлен в установленном порядке, произведена оплата поставщику и данные факты инспекцией не оспариваются.

Инспекция не представила доказательств того, что товары, приобретенные обществом по договору поставки от 30.03.2005г. N ДП-38/03 и указанные в счете-фактуре N 1069 от 28.09.2005г., приобретались для выполнения строительно-монтажных работ по капитальному строительству.

В оспариваемом решении инспекции не отражены доказательства включения в сумму налоговых вычетов, отраженных в налоговой декларации по НДС за декабрь 2005 г., сумм НДС, связанных с осуществлением расчетов и затрат по капитальному строительству и выполнению строительно-монтажных работ. Сам по себе факт учета основного средства на счете 08.4 не свидетельствует о том, что данное оборудование приобретено для выполнения строительно-монтажных работ.

Таким образом, довод инспекции о том, что указанное оборудование приобретено для выполнения строительно-монтажных работ, является необоснованным.

Довод апелляционной жалобы инспекции о том, что вычеты сумм НДС производятся в налоговом периоде, следующем за налоговым периодом, в котором это оборудование принято к учету в качестве основного средства и введено в эксплуатацию на основании акта приема-передачи основных средств (ОС-1), является необоснованным.

Вычеты по приобретенным основным фондам и услуг по их транспортировке производятся по факту их оприходования на счетах бухгалтерского учета.

Основными факторами, определяющими право налогоплательщика на вычет сумм НДС по приобретенным основным средствам, являются их производственное назначение, фактическое наличие, учет и оплата.

Условия для применения налоговых вычетов обществом выполнены, и инспекцией не оспариваются. Оборудование после приобретения было поставлено на бухгалтерский учет на счете "08.4", и с этого момента был предъявлен к вычету уплаченный НДС. Согласно пункту 5 ПБУ N 6/01 "Учет основных средств" к основным средствам относятся здания, сооружения, рабочие и силовые машины и оборудование, измерительные и регулирующие приборы и устройства, вычислительная техника, транспортные средства, инструмент, производственный и хозяйственный инвентарь и принадлежности, рабочий, продуктивный и племенной скот, многолетние насаждения и прочие соответствующие объекты. В пункте 3 ПБУ N 6/01 определено, что оно не применяется в отношении предметов, сданных в монтаж или подлежащих монтажу, капитальных и финансовых вложений.

Таким образом, оборудование, подлежащее монтажу, не относится к основным средствам, и его оприходование на счете 08.4 является правильным.

Действующее налоговое законодательство не связывает право налогоплательщика на зачет налогов с конкретным счетом, на котором было учтено оборудование.

Согласно п.6 ст.171 Кодекса вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику подрядными организациями, (заказчиками-застройщиками) при проведении ими капитального строительства, сборке (монтаже) основных средств, суммы налога, предъявленные налогоплательщику по товарам (работам, услугам), приобретенным им для выполнения строительно-монтажных работ, и суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении им объектов незавершенного капитального строительства. Расширительному толкованию данный перечень не подлежит.

В апелляционной жалобе инспекция указывает на то, что суд первой инстанции пришел к необоснованному выводу о наличии у инспекции обязанности доказывания факта приобретения оборудования для выполнения строительно-монтажных работ, однако инспекция не представила доказательств, опровергающих данный вывод.

Довод инспекции о неправомерном занижении обществом налога на имущество, поскольку общество не учло при расчете среднегодовой стоимости имущества стоимости некоторых объектов строительства, учитываемых на момент определения налогооблагаемой базы на счете 08.03 "Строительство объектов основных средств, является необоснованным.

В обоснование своей позиции инспекция указывает на то, что оформленные на скважины Тобойского месторождения (скважины N 38, 101, 39, 1П, 1К), Торавейского месторождения (скважины N 58, 82, 47, 86, 102, 101), Варандейского месторождения (скважины N 11, 13, 1П), Мядсейского месторождения (скважина N 49), Перевозного месторождения (скважина N 7), Южно-Хыльчуюского месторождения (скважины N 1-ВЗ, 2-В) акты на передачу скважин из бурения в эксплуатацию, а также отчеты о работе добывающих скважин являются основанием считать объекты строительства законченными объектами строительства; общество при определении налоговой базы учитывало скважины (поименованные выше) по первоначальной стоимости без учета износа; для расчета среднегодовой стоимости имущества стоимость нефтяных скважин общество определяло поквартально. Таким образом, налог на имущество общества был занижен на 530 766 руб. за 2004 г. и на 1 768 790 руб. за 2005 г.

Однако, как следует из материалов дела, все перечисленные скважины до 01.07.2005г. учитывались обществом на счете 08 "Вложения во внеоборотные активы".

Начиная с 01.07.2005г. бухгалтерия общества на основании актов ОС-1 переводила скважины на счет 01 специальный субсчет 04 "Объекты капитального строительства незарегистрированные".

В целях уменьшения налоговых рисков налог на имущество в период с 01.01.2004г. по 01.07.2005г. начислялся обществом на стоимость скважин, числящихся на счете 08 и не являющихся объектами основных средств, а, следовательно, и объектом налогообложения налогом на имущество.

В период с 01.08.2005г. по 01.01.2006г. налог на имущество начислялся на стоимость скважин, учитываемых как на счете 08 "Вложения во внеоборотные активы", так и на счете 01.04 "Объекты капитального строительства незарегистрированные".

Суд первой инстанции правильно указал, что как у общества (в период с 01.01.04 по 01.07.05 г.), так и у инспекции отсутствовали основания для включения спорных объектов (скважин) в состав основных средств, а, следовательно, и в налоговую базу по налогу на имущество, поскольку датой принятия основного средства к учету на счете 01 "Основные средства" является дата государственной регистрации права собственности на скважины.

Государственная регистрация права собственности общества на часть скважин была осуществлена 02.02.2007г. (скважины N N 47, 82 Торавейского месторождения), 28.05.2007г. (скважины N N 58, 86 Торавейского месторождения), 29.05.2007г. (скважина N 2-В Южно-Хыльчуюского месторождения), 30.05.2007г. (скважина N 101 Тобойского месторождения), 04.06.2007г. (скважина N 1 ВЗ Южно-Хыльчуюского месторождения). На другие скважины свидетельства о государственной регистрации права не получены.

Объектом обложения по налогу на имущество признается недвижимое имущество, учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

Имущество, признаваемое основными средствами, учитывается в соответствии с Планом счетов бухгалтерского учета (Приказ Минфина РФ от 31.10.2000г. N 94н) по счету 01 "Основные средства".

Вместе в тем, установленные правила не применяются к капитальным вложениям, что прямо указывается в п.3 ПБУ 6/01, т.е. данная норма не позволяет относить к основным средствам имущество, являющееся капитальными вложениями.

В соответствии с п.41 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ, утвержденным Приказом Минфина РФ от 29.07.1998г. N 34н, к незавершенным капитальным вложениям относятся не оформленные актами приемки - передачи основных средств и иными документами (включая документы, подтверждающие государственную регистрацию объектов недвижимости в установленных законодательством случаях) затраты на строительно-монтажные работы, приобретение зданий, оборудования, транспортных средств, инструмента, инвентаря, иных материальных объектов длительного пользования, прочие капитальные работы и затраты (проектно - изыскательские, геологоразведочные и буровые работы, затраты по отводу земельных участков и переселению в связи со строительством, на подготовку кадров для вновь строящихся организаций и другие).

Объекты капитального строительства, находящиеся во временной эксплуатации, до ввода их в постоянную эксплуатацию отражаются как незавершенные капитальные вложения.

До момента государственной регистрации права на объект недвижимости скважины являются незавершенным капитальным вложением и не относятся к основным средствам. Подобные вложения в соответствии с правилами бухгалтерского учета учитываются на счете 08 "Вложения во внеоборотные активы".

Согласно Закону РФ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" от 21.11.1996г. N 129-ФЗ государственной регистрации подлежат права на земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, все объекты, связанные с землей так, что их перемещение без несоразмерного ущерба их назначению невозможно.

Согласно п.2 ст.223 ГК РФ право собственности у приобретателя недвижимости возникает с момента государственной регистрации перехода этого права.

Законодательство о бухгалтерском учете устанавливает требование о регистрации недвижимости как условие ее отражения в балансе в качестве основного средства.

В связи с тем, что часть скважин была зарегистрирована в качестве объектов основных средств в 2007 г., а часть скважин не зарегистрирована, у общества отсутствовали основания для отражения спорных объектов на счете 01.04 "Объекты капитального строительства незарегистрированные" в 2004 г. и 2005 г.

Более того, согласно п. 8 Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" (ПБУ 6/01), утвержденного приказом Минфина РФ от 20.03.2001г. N 26н объект недвижимости принимается к учету в качестве объекта основных средств в сумме фактических затрат на его приобретение, сооружение, изготовление, включая и плату за регистрацию права собственности на недвижимое имущество. Таким образом, полная стоимость объекта недвижимости для целей налогообложения должна быть определена именно с учетом всех затрат на его создание, в том числе и платы за регистрацию.

Таким образом, поскольку объект обложения налогом на имущество (среднегодовая стоимость имущества) определяется в соответствии с данными счетов бухгалтерского учета, а сооружения - скважины подлежат отражению в данном учете с момента их государственной регистрации, то отражение обществом на счете 01.04 "Объекты капитального строительства незарегистрированные" незарегистрированных объектов не ведет к возникновению объектов обложения налогом на имущество.

В данном случае неправильное отражение незарегистрированных объектов-скважин на счетах бухгалтерского учета не привело к недоплате налога на имущество за 2004 г. и 2005 г.

В апелляционной жалобе инспекция указывает на искусственное затягивание процессов государственной регистрации прав на недвижимое имущество общества с целью уклонения от уплаты налога на имущество, что не соответствует действительности.

В соответствии с требованиями п.1 ст.256 Кодекса амортизируемым имуществом в целях расчета налога на прибыль признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено настоящей главой), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации.

Таким образом, не зарегистрировав право собственности на объект недвижимого имущества, организация сознательно лишает себя права на начисление амортизации в налоговом учете, т.е. увеличить свои расходы и тем самым уменьшить прибыль.

Обществу экономически выгоднее уменьшить свою прибыль, чем налог на имущество.

Установленный порядок ведения бухгалтерского учета основных средств не предполагает считать объект строительства объектом основного средства с момента составления акта на передачу скважины из бурения в эксплуатацию (тем более в отношении обслуживающих скважин, поскольку само бурение является только одним из этапов строительства скважины).

В оспариваемом решении в отношении обслуживающих скважин инспекция не привела иных доказательств, подтверждающих факт эксплуатации этих скважин. Из 18-ти скважин, перечисленных в решении, обслуживающими скважинами являются N 1П Варандейское месторождение, N 1К Тобойское месторождение, N 1П Тобойское месторождение, N 101-Г Торавейское месторождение, N 1-ВЗ Южно-Хыльчуюское месторождение, N 2-В Южно-Хыльчуюское месторождение.

Таким образом, у инспекции отсутствуют основания для доначисления налога на имущество за 2004 г. и 2005 г.

Выводы и суммовые показатели инспекции, отраженные в расчетах о доначислении налога на имущество общества за 2004-2005гг. не соответствуют выводам и показателям инспекции, изложенным в оспариваемом решении.

Довод инспекции о том, что общество несвоевременно включало в налоговую базу стоимость нефтяных скважин, введенных в эксплуатацию (N 101 Тобойское месторождение включена в налоговую базу на 01.04.2004г., N 49 Мядсейское месторождение) включена в налоговую базу на 01.10.2004г., является несостоятельным.

Инспекция указывает на несвоевременность отражения в составе основных средств только двух указанных. В отношении остальных шестнадцати скважин инспекция претензий не предъявляет.

Суд первой инстанции исследовал представленную инспекцией таблицу расчета отклонений стоимости объектов - скважин - с указанием периода возникновения обязанности по обложению таких объектов налогом на имущество и установил, что по указанным двум скважинам данные решения инспекции имеют расхождения с расчетными данными представленной таблицы.

Таким образом, только по данной причине, исходя из таблицы, скважины N 101 Тобойского месторождения и N 49 Мядсейского месторождения неправомерно облагались налогом на имущество лишние 2 месяца каждая.

Кроме того, поскольку претензии о несвоевременности отражения распространяются только на 2 указанные выше скважины, данные таблицы инспекции о сумме отклонений начала налогообложения налогом на имущество необоснованны также в отношении скважин N 39 Тобойское месторождение, N 1К Тобойское месторождение, N 13 Варандейское месторождение, N 102 Торавейское месторождение.

Из представленной в решении таблицы ИМ-9 следует, что первоначальная стоимость основных средств по состоянию на 01.01.2005г., определенная в расчетах налога на имущество по данным налогоплательщика, соответствует этому показателю по данным налогового органа - 808 274 521 руб. Так как спор в отношении своевременности учета скважин N 101 Тобойского месторождения и N 49 Мядсейского месторождения сводится исключительно периодам только 2004 г., следовательно, стоимость скважин N 101 (Тобойское месторождение) и N 49 (Мядсейское месторождение) по состоянию на 01.01.2005г. была включена в налоговую базу, как по расчетам инспекции, так и по расчетам общества, и, в дальнейшем, участвовала в расчете налога на имущество налогоплательщика в 2005 г. в полном объеме. Таким образом, основания для пересчета налога на имущество по данному основанию за 2005 г. отсутствуют.

В Таблице N 1 в разрезе каждой скважины приведены следующие показатели: месторождение; N скважины; дата ввода по акту; инвентарный номер; данные по счету 08.03 по данным организации (общества); данные по счету 08.03 по данным проверки (инспекции).

При сопоставлении итоговых значений данных по счету 08.03, указанных в Таблице N 1, с данными о первоначальной стоимости Таблицы ИМ-9, были установлены расхождения.

Таким образом, невозможно определить, какие данные, по каким скважинам и каким образом инспекция использовала для пересчета налога на имущество.

Имеющиеся в расчетах инспекции расхождения данным общества с данными инспекции не имеют документального обоснования.

В представленной инспекцией Таблице N 1 по некоторым скважинам имеются расхождения в первоначальной стоимости данных общества с данными проверки. При этом инспекция ни в Таблице N 1, ни в тексте решения инспекция не ссылается на какие-либо документы, на основании которых такие расхождения (которые приводят к увеличению налога на имущество) были выявлены.

Таким образом, инспекция аргументировано и документально не обосновывает правомерность доначисления налога на имущество по данному основанию.

Данные, полученные обществом, не совпадают с данными инспекции, указанными в оспариваемом решении, что свидетельствует о нарушении должностными лицами инспекции требований ст.101 Кодекса.

В соответствии с п.3 ст.101 Кодекса в решении о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного налогоплательщиком налогового правонарушения, как они установлены проведенной проверкой, документы и иные сведения, которые подтверждают указанные обстоятельства.

Согласно п.30 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.2001г. N 5 при оценке судом соблюдения налоговым органом требований по содержанию решения о привлечении налогоплательщика к ответственности, предусмотренных в п.3 ст.101 Кодекса, необходимо иметь в виду, что в таком решении непременно должен быть обозначен его предмет, то есть суть и признаки налогового правонарушения, вменяемого налогоплательщику.

В данном случае инспекцией доначисление сумм налога производится с нарушением п.6 ст.101 Кодекса.

Таким образом, доначисления по налогу на имущество в размере 530 766, 00 руб. за 2004 г. и 1 768 790, 00 руб. за 2005 г. являются незаконными.

Инспекция указывает на то, что согласно счету-фактуре N 534 от 22.04.2005г. обществом были реализованы основные средства на сумму 1 382 992,62 руб. Указанный счет-фактура в июле 2005 г. был возвращен покупателем для переоформления в связи с отсутствием основных средств на промыслах.

Счет-фактура N 534 был исключен из реализации и был выставлен новый счет-фактура N 1424 от 28.07.2005г. При этом остаточная стоимость основных средств, включенных в счет-фактуру N 534 в размере 35 275 руб. не была восстановлена на счете 01.10. В июне 2005 г. указанная корректировка осуществлена.

Однако данный довод инспекции не соответствует действительности, поскольку стоимость объектов основных средств, указанных в счете-фактуре N 534 от 22.04.2005г., в действительности была восстановлена в бухгалтерском учете общества 30.06.2005г. (т.19 л.д.39), 01.07.2005г. (т.19 л.д.36-37), 31.07.2005г. (т.19 л.д.38), о чем свидетельствуют представленные документы за июль 2005 г.

Довод инспекции об отсутствии в бухгалтерском учете корректирующих записей по восстановлению остаточной стоимости объектов основных средств на счете 01 "Основные средства" является неправомерным, поскольку общество подтвердило наличие корректирующих записей в учете, датированных 30.06.2005г., 01.07.2005г., 31.07.2005г., которые восстанавливают на счете 01 "Основные средства" остаточную стоимость объектов по счету-фактуре N 534 от 22.04.2005г. наличием следующих документов: 960 "Взаиморасчеты с поставщиками" N 534 от 22.04.2005г. за период с 01.07.2005г. по 28.07.2005г.; 001 "Акт приемки-передачи ОС" N 1274 за 01.07.2005г.; 001 "Акт приемки-передачи ОС" N 1302 за 31.07.2005г.; 901 "Бухгалтерская справка" N СПРВ-9313911/5 за 30.06.2005г.

Данные документы подтверждают тот факт, что стоимость объектов основных средств, указанных в счете-фактуре N 534 от 22.04.2005г. и не реализованных в апреле 2005 г., полностью восстановлена в учете общества в июле 2005 г. в общей сумме 1 382 994,99 руб., и участвовала в расчете налога на имущество, начиная с 01.08.2005г.

Однако инспекция при вынесении оспариваемого решения не приняла во внимание "Акт приемки-передачи ОС" N 1274 за 01.07.2005г., "Акт приемки-передачи ОС" N 1302 за 31.07.2005г. (т. 19 л.д. 36-38).

Для идентификации объектов основных средств, перечисленных в счете-фактуре N 534 от 22.04.2005 с объектами, восстановленными в учете по указанным выше документам, была составлена Таблица идентификации реализации объектов основных средств по счету-фактуре N 534 от 22.04.2005г. по наименованиям и стоимости с данными восстановительных записей в учете общества (т.19 л.д.40), по данным которой можно пообъектно отследить восстановление конкретных объектов основных средств, указанных в счете-фактуре N 534 от 22.04.2005г.

По состоянию на 01.05.2005г., на 01.06.2005г. и на 01.07.2005г. стоимость основных средств (с учетом начисленной амортизации), указанных в счете-фактуре N 534 от 22.04.2005г., общество не учло при расчете среднегодовой стоимости основных средств при исчислении налога на имущество общества за 2005 г., однако у инспекции отсутствуют основания для увеличения на стоимость рассматриваемых основных средств по состоянию на 01.08.2005г., на 01.09.2005г., на 01.10.2005г., на 01.11.2005г., на 01.12.2005г. и на 01.01.2006г. общей стоимости основных средств при определении среднегодовой стоимости имущества за 2005 г.

В соответствии с п.1 ст.374 Кодекса объектом налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета. В соответствии с правилами ведения бухгалтерского учета, установленными Планом счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и инструкции по его применению (утвержден Приказом Минфина РФ от 31.10.2000г. N 94н) для обобщения информации о наличии и движении основных средств организации, находящихся в эксплуатации, запасе, на консервации, в аренде, доверительном управлении предназначен счет 01 "Основные средства".

Таким образом, поскольку объекты основных средств, перечисленные в счете-фактуре N 534 от 22.04.2005, были восстановлены в учете общества с июля 2005 г., то, начиная с 01.08.2005г. стоимость таких объектов формирует налогооблагаемую базу по налогу на имущество.

Обществом был произведен пересчет занижения среднегодовой стоимости основных средств и, соответствующее ему занижение налога на имущество общества за 2005 г. по данному эпизоду.

Суд первой инстанции исследовал представленный расчет и пришел к правильному выводу о том, что доначисление налога на имущество за 2005 г. на 13 881,91 руб. является необоснованным.

Инспекция указывает, что общество занизило количество добытого полезного ископаемого (песка), что привело к занижению налогооблагаемой базы по НДПИ за 2005 г., в результате чего налог на добычу полезных ископаемых был занижен на 3 556 195 руб. Данный довод не соответствует действительности.

Как следует из материалов дела, общество с 2005 г. на основании лицензий осуществляет добычу природного строительного песка на месторождениях "Пильняхой", "Нэебтеяха", "Вангдето", площадь Лаято. В 2005 г. на основании представленных документов - договоров, актов выполненных работ, справок о стоимости выполненных работ и затрат (форма КС-3), счетов-фактур, маркшейдерских замеров и исполнительных маркшейдерских съемок объем добытого природного строительного песка составил: карьер "Пильняхой" 329593 м3, карьер "Нэебтияха" 181326 м3, карьер "Вангдето" 213309 м3, площадь Лаято 67061 м3 .

Согласно представленных документов общество добычу песчаного грунта осуществляет подрядным способом для собственных нужд на основании заключенных договоров подряда с ЗАО "Глобалстрой-Инжиниринг".

Однако извлеченный из карьеров на поверхность грунт еще не является полезным ископаемым для целей исчисления НДПИ.

Согласно п.2 ст.337 Кодекса видами добытого полезного ископаемого является, в том числе, неметаллическое сырье, используемое в основном в строительной индустрии. К такому виду неметаллического сырья относится, в частности, песок природный строительный. При этом п.1 ст.337 Кодекса установлено, что полезным ископаемым признается продукция горнодобывающей промышленности и разработки карьеров, содержащаяся в фактически добытом (извлеченном) из недр (отходов, потерь) минеральном сырье (породе, жидкости и иной смеси), первая по своему качеству соответствующая государственному стандарту Российской Федерации, стандарту отрасли, региональному стандарту, международному стандарту, а в случае отсутствия указанных стандартов для отдельного добытого полезного ископаемого - стандарту организации (предприятия).

В соответствии с данными Планов развития горных работ (т.6 л.д.1-41), а также Проектов разработки месторождений (т.6 л.д.42-137, 151-159), обществом добываются следующие виды грунтов (неметаллического сырья, используемого в строительной индустрии): гравийно-песчаная смесь, песок тонкий, песок очень тонкий.

Согласно данным раздела 1.3.3 "Качественная характеристика полезного ископаемого" Рабочего проекта разработки песка добытое сырье имеет следующие характеристики. Сырье блоков СгII и СгIII относиться к гравийно-песчаным смесям. По петрографическому составу гравий до 20% представлен зернами слабых пород (глинистыми сланцами, выветрелыми песчаниками и т.д.), а лимитируемое ГОСТом 8267-93 (ГОСТ 8267-93 "Щебень и гравий из плотных горных пород для строительных работ. Технические условия") не должно превышать 15%. Поэтому гравий (отсев) как сырье в качестве заполнителей для тяжелого бетона и выполнения ответственных видов строительных и дорожных работ является непригодным. Пески-отсевы, согласно ГОСТ 8736-93 (ГОСТ 8736-93 "Песок для строительных работ. Технические условия") классифицируются как очень мелкие (блок II) и мелкие (блок III), по содержанию пылевидных и глинистых частиц, зерен менее 0,16 мм не соответствуют техническим требованиям ГОСТа. Приведенные показатели качества превышают стандартные почти в 2 раза.

Вторая разновидность полезного ископаемого - песок тонкий (блоки СгI, С IV) и очень тонкий (блоки СгIV и СгV). По своим качественным параметрам (содержанию зерен свыше 10 мм, свыше 5 мм, содержанию пылевидных и глинистых частиц пески в природном виде не соответствуют требованиям стандарта (ГОСТ 8736-93 "Песок для строительных работ. Технические условия") и поэтому не могут применяться в качестве заполнителя для бетонов, приготовления сухих смесей для устройства оснований и покрытий автомобильных дорог и аэродромов.

Таким образом, извлеченный из месторождений на поверхность грунт не может быть признан полезным ископаемым, как не соответствующий ГОСТам продукт.

Количество добытого полезного ископаемого, подлежащего налогообложению НДПИ, не может быть определено на основании актов выполненных работ подрядчиков формы КС-2, т.к. в них указана кубатура всего извлеченного грунта, а не количество полезного ископаемого в нем.

Согласно п.8 ст.339 Кодекса при реализации и (или) использовании минерального сырья до завершения комплекса технологических операций (процессов), предусмотренных техническим проектом разработки месторождения полезных ископаемых, количество добытого в налоговом периоде полезного ископаемого определяется как количество полезного ископаемого, содержащегося в указанном минеральном сырье, реализованном и (или) использованном на собственные нужды в данном налоговом периоде.

Таким образом, доначисление НДПИ за февраль, март, апрель и октябрь 2005 г. является незаконным.

В апелляционной жалобе инспекция также указывает на отсутствие документального подтверждения количества полезного ископаемого, которое фактически было обложено НДПИ, что не соответствует действительности, поскольку данные о количестве полезного ископаемого, подлежащее налогообложению определяется за каждый отчетный период в Справках об объемах добытого песка и объектам отсыпки на месторождениях общества, которые представляются главным маркшейдером общества, и которые имеют статус первичного учетного документа.

Довод инспекции в том, что данные маркшейдерских замеров, равно как и справки маркшейдеров по количеству добытого песка, различаются по количеству песка в меньшую сторону от актов выполненных работ подрядчиков исключительно по причине отсутствия в них определенного количества песка, не вывезенного с территории месторождения, является необоснованным.

Налоговая база по добытому полезному ископаемому, качество которого не соответствует ГОСТу, формируется только в периоде его непосредственного использования (реализации, либо использования для собственных нужд).

В силу статьи 338 Кодекса налоговая база определяется налогоплательщиком самостоятельно в отношении каждого добытого полезного ископаемого, как стоимость добытых полезных ископаемых. Стоимость добытых полезных ископаемых определяется в соответствии со ст.340 Кодекса.

Количество добытых полезных ископаемых определяется в порядке, предусмотренном в ст.339 Кодекса. В п.7 ст.339 Кодекса установлено, что при определении количества добытого в налоговом периоде полезного ископаемого учитывается, если иное не предусмотрено п.8 ст.339 Кодекса, полезное ископаемое, в отношении которого в налоговом периоде завершен комплекс технологических операций (процессов) по добыче (извлечению) полезного ископаемого из недр (отходов, потерь). Кроме того, п.8 ст.339 Кодекса определено, что при реализации и (или) использовании минерального сырья до завершения комплекса технологических операций (процессов), предусмотренных техническим проектом разработки месторождения полезных ископаемых, количество добытого в налоговом периоде полезного ископаемого определяется как количество полезного ископаемого, содержащегося в указанном минеральном сырье, реализованном и (или) использованном на собственные нужды в данном налоговом периоде.

При незавершенном технологическом цикле добытые ресурсы подлежат налогообложению только в периоде реализации таких ресурсов или использования их на собственные нужды.

Довод налогового органа в том, что объем не вывезенного песка неправомерно не включен в декларацию по НДПИ (вывоз песка не относится к комплексу технологических операций по извлечению полезного ископаемого), является несостоятельным.

Добытый (извлеченный) в период с 07.05.2005г. по 14.12.2005г. грунт, содержащий песок, не мог быть использован (реализован и (или) использован для собственных нужд), т.к. в указанный период грунт не подлежал вывозу с территории месторождений.

Горные отводы месторождений "Вангдето" и "Пильняхой" окружены территорией тундровой зоны, передвижение по которой было запрещено с 07.05.2005г. по 14.12.2005г. на территории всего Ненецкого автономного округа, согласно постановлениям Администрации Ненецкого автономного округа. Работы по перемещению за пределы горного отвода по зимним дорогам и использованию полезного ископаемого ведутся только в период, разрешенный органами власти НАО для перемещения транспортных средств по тундре. В межсезонье и летний период ведение таких работ невозможно из-за отсутствия дорог и запрещено органами власти НАО. Добытое неметаллическое сырье на территории горных отводов для общества и третьих лиц не используется, так как на данных территориях производственные и строительные объекты у общества и третьих лиц отсутствуют.

Таким образом, в октябре 2005 г. налогооблагаемая база по НДПИ в отношении песка строительного определена быть не может по причине отсутствия самого объекта налогообложения.

Законодательством установлена обязанность маркшейдерской службы проводить измерения добытых полезных ископаемых и представлять данные для целей начисления НДПИ.

В соответствии с пп.40 п.1 ст.17 Закона РФ от 08.08.2001г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" лицензированию подлежит производство маркшейдерских работ. Порядок лицензирования производства маркшейдерских работ определен Положением о лицензировании деятельности по производству маркшейдерских работ (утверждено Постановлением Правительства РФ от 04.06.2002г. N 382) и Положением о лицензировании производства маркшейдерских работ (утверждено Постановлением Правительства РФ от 26.06.2006г. N 392).

Обществом получена лицензия N 00-ПМ-001809 (О) от 03.11.2003г. на производство маркшейдерских работ, в числе которых указаны и работы по учету и обоснованию объемов горных разработок.

В основе деятельности маркшейдерской службы общества лежат следующие нормативные акты РФ: Типовое положение о ведомственной маркшейдерской службе (утверждено Постановлением Совета Министров СССР от 27.10.1981г. N 1040); Положение о геологическом и маркшейдерском обеспечении промышленной безопасности и охраны недр (утверждено Постановлением Госгортехнадзора России от 22.05.2001г. N 18); Инструкция по производству маркшейдерских работ РД 07-603-03 (утверждена Постановлением Госгортехнадзора России от 06.06.2003г. N 73); Инструкция по маркшейдерскому учету объемов горных работ при добыче полезных ископаемых открытым способом (утверждена Постановлением Госгортехнадзора от 06.06.2003г. N 74), Инструкция о порядке списания запасов полезных ископаемых с учета предприятий по добыче полезных ископаемых (утверждена МПР РФ и Госгортехнадзора РФ 18.07, 17.09.1997г. N 121-1, N 28). Правила охраны недр (утверждены Постановлением Госгортехнадзора РФ от 06.06.2003г. N 71).

Вышеуказанные нормативные акты являются обязательными для всех организаций независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, осуществляющих строительство, эксплуатацию, консервацию и ликвидацию объектов по добыче и переработке полезных ископаемых.

Законодательство РФ устанавливает жесткие требования к осуществлению маркшейдерского обеспечения промышленной безопасности и охраны недр.

Обществом утверждено Положение о Службе главного маркшейдера, согласованное с Ростехнадзором, где в числе основных задач и функций Службы установлены следующие задачи и функции: ежегодные маркшейдерские замеры фактических уровней добычи на месторождениях общераспространенных полезных ископаемых, недропользователем которых является общество; оформление отчетности об объемах выполненных работ; определение объемов земляных работ по данным топографической съемки.

В должностных инструкциях специалистов маркшейдерской службы общества установлены жесткие требования, предъявляемые к специалистам указанной службы.

Производство маркшейдерских работ в обществе осуществляется в соответствии с Инструкцией по производству маркшейдерских работ РД 07-603-03 (введена в действие с 29.06.2003г. согласно приказу Госгортехнадзора РФ от 27.06.2003г. N 145), где закреплены методики и формулы расчета добытых полезных ископаемых, горных пород.

Кроме того, в своей работе маркшейдерская служба применяет Инструкцию по маркшейдерскому учету объемов горных работ при добыче полезных ископаемых открытым способом и Инструкцию о порядке списания запасов полезных ископаемых с учета предприятий по добыче полезных ископаемых, где установлены обязательные к применению конкретные методики подсчета объемов добычи природных ресурсов.

Главный маркшейдер предприятия общества производит подсчет объема добытого полезного ископаемого расчетным путем замера извлеченного грунта с применением лабораторных анализов по определению объемного веса песчаного грунта, коэффициента разрыхления, коэффициента уплотнения и др. методов, изложенных в вышеуказанных нормативных актах РФ.

Для замера извлеченного грунта главный маркшейдер применяет специальные измерительные приборы и аппаратуру, такие, как тахеометры электронные (производство США, Япония), нивелиры оптические (производство Япония), GPS - приемники спутниковые геодезические двухчастотные (производство США), а также программный комплекс "CREDO".

В соответствии с требованиями п.10 Инструкции по производству маркшейдерских работ РД 07-603-03 (введена в действие с 29.06.2003г. согласно приказу Госгортехнадзора РФ от 27.06.2003г. N 145) инструменты и приборы, используемые при производстве маркшейдерских работ, проверены и допущены к применению в качестве рабочего средства измерений, о чем свидетельствуют имеющиеся у общества Свидетельства о проверке и Сертификаты соответствия.

Технологическая схема разработки месторождения включает: снятие вскрышных пород и складирование их в отвалах на границе карьера; разработку залежи песка (сушка, рыхление); транспортирование добытого грунта на объекты строительства; рекультивацию карьера.

Грунтовые строительные материалы (разрыхленный грунт) используется обществом для возведения земляных (грунтовых) сооружений - отсыпки территории месторождения, площадок под буровое и технологическое оборудование, для стабилизации земляного полотна, дорог и др.

Таким образом, довод инспекции о том, что вывоз песка не относится к комплексу технологических операций по извлечению полезного ископаемого опровергается представленными в материалы дела доказательствами - Рабочий проект "Разработка месторождения песка "Нэебтеяха" (т.6 л.д.49-137).

Таким образом, при расчете налоговой базы по НДПИ обществом правомерно используются данные маркшейдера.

Согласно п.133 Правил охраны недр (утверждены Постановлением Госгортехнадзора РФ от 06.06.2003г. N 71) корректировка геологических и маркшейдерских данных количества и качества добытых полезных ископаемых по учетным данным перерабатывающего производства не допускается, что свидетельствует о незаконности перерасчета НДПИ налоговым органом на основании актов КС-2, КС-3, выставленных в адрес общества подрядными организациями.

Таким образом, довод апелляционной жалобы инспекции о том, что в должностные обязанности маркшейдера не входят перечисленные налогоплательщиком действия, связанные с определением объема полезного ископаемого, соответствующего ГОСТу, является необоснованным и противоречит нормам действующего законодательства.

Согласно квалификационному справочнику Министерства труда РФ (утвержден Постановлением Минтруда и соцразвития от 20.12.2002г. N 82), на который ссылается инспекция, указано, что маркшейдер ведет учет выработанного пространства, добычи горной массы и полезных ископаемых, оформляет производственную документацию и отчетность. Таким образом, ссылка инспекции на указанный нормативный акт опровергает выводы самой инспекции.

Довод инспекции о том, что понятия грунт и песок маркшейдером не разделяются и его вывод, что расчет НДПИ должен производиться на основании данных подрядных организаций, обоснованно не принят во внимание судом первой инстанции, поскольку нормативное правовое основание для таких расчетов налога на добычу полезных ископаемых отсутствует, а для расчетов НДПИ общество обоснованно применяет данные маркшейдера.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции считает, что анализ представленных в деле доказательств подтверждает правомерность вывода суда первой инстанции о том, что решение инспекции в оспариваемой части является незаконным, а требования заявителя были правомерно частично удовлетворены судом первой инстанции.

Таким образом, решение суда в части признания недействительным решение инспекции в части доначисления налога на прибыль по следующим пунктам мотивировочной части решения за 2004 г. по п.2.4 "л", 2.4 "м", 2.13 (частично), п.2.16, в части уменьшения убытка за 2005 г. по п.2.4 "и", по п.2.7 (частично), соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисления НДС и уменьшения исчисленных в завышенных размерах налогов по следующим пунктам мотивировочной части решения п.3.6, п.3.9, п.3.11, п.3.16 (3), п.3.16 (4), п.3.15 в части, соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисления налога на имущество по следующим пунктам п.4.4, п.4.5.1 в части, соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисления НДПИ по п.7.2 решения, соответствующих пени и налоговых санкций, в части доначисленя НДФЛ в по п.9.3 решения является законным и обоснованным, соответствует материалам дела и действующему законодательству, в связи с чем отмене не подлежит.

Решение суда от 09.11.2007г. в части требований по п.2.13 оспариваемого решения на сумму расходов в размере 108 137,97 руб. по договорам страхования, учтенных в расходах в 2005 г. подлежит отмене (в связи с отказом от иска), производство по делу в указанной части - прекращению.

Расходы по уплате госпошлины по апелляционной жалобе распределяются между сторонами в соответствии со ст.110 АПК РФ.

Глава 25.3 НК РФ не содержит положений, предусматривающих освобождение государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, выступающих в суде от имени публично-правового образования, от уплаты государственной пошлины при совершении соответствующих процессуальных действий (подаче апелляционной жалобы) по делам, по которым данные органы или соответствующее публично-правовое образование выступали в качестве ответчика. Учитывая, что при подаче апелляционной жалобы налоговым органом не была уплачена госпошлина, с МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 подлежит взысканию госпошлина по апелляционной жалобе в доход федерального бюджета.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст.110, 49, п.4 ст.150, 266, 268, 269, 270, 271 АПК РФ, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 09.11.2007г. по делу N А40-24252/07-33-143 изменить.

Принять отказ ООО "Нарьянмарнефтегаз" от заявленных требований в части признания недействительным решения МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 от 22.03.2007г. N 52/507 "О привлечении налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения" в части п.2.13 мотивировочной части в отношении расходов в сумме 108 137,97 руб. по договорам страхования, учтенных в расходах в 2005 г.

Отменить решение суда в части удовлетворения требований ООО "Нарьянмарнефтегаз" о признании недействительным решения МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 от 22.03.2007г. N 52/507 "О привлечении налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения" в части п.2.13 мотивировочной части в отношении расходов в сумме 108 137,97 руб. по договорам страхования, учтенных в расходах в 2005 г.

Производство в указанной части прекратить.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Взыскать с МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 государственную пошлину в доход федерального бюджета 1 000 руб. по апелляционной жалобе.


Председательствующий

Л.Г. Яковлева


Судьи

М.С. Сафронова
Р.Г. Нагаев


Номер дела в первой инстанции: А40-24252/07-33-143


Истец: ООО "Нарьянмарнефтегаз"

Ответчик: МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1

Третье лицо: УФНС РФ по г. Москве


Хронология рассмотрения дела:


10.06.2008 Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа N КА-А40/4799-08


20.02.2008 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-18324/2007

Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение