Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 23 августа 2012 г. N 04АП-427/11 (ключевые темы: оборудование - неустойка - железнодорожные станции - мобилизация - перемещение)

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 23 августа 2012 г. N 04АП-427/11

 

г. Чита

 

23 августа 2012 г.

дело N А19-18123/2010

 

Резолютивная часть постановления объявлена 21 августа 2012 года.

В полном объеме постановление изготовлено 23 августа 2012 года.

 

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Капустиной Л.В.,

судей Клочковой Н.В., Юдина С.И.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Хайбрахмановой Е.Ф., рассмотрев в открытом заседании апелляционную жалобу истца на решение Арбитражного суда Иркутской области от 28 декабря 2010 года по делу N А19-18123/2010 по иску общества с ограниченной ответственностью "Везерфорд" (ОГРН 5077746870460, ИНН 7708639661, адрес: г. Москва, 4-ый Лесной переулок, д.4) к обществу с ограниченной ответственностью "Центр управления проектом "Восточная Сибирь-Тихий океан" (ОГРН 1053801124519, ИНН 3801079270, адрес: Иркутская область, г. Ангарск, ул. Горького, д.2б) о взыскании 58 648 462,59 руб. (суд первой инстанции: судья Апанасик С.В.),

с участием в судебном заседании:

от истца: Матвейчева С.В. - представителя, действовавшего по доверенности 19.06.2012 N 3,

от ответчика: Апхолова А.В. - представителя, действовавшего по доверенности N 973 от 03.02.2012, Дорохина А.Н. - представителя, действовавшего по доверенности N 974 от 03.02.2012,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Везерфорд" (далее - ООО "Везерфорд", истец) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области к обществу с ограниченной ответственностью "Центр управления проектом "Восточная Сибирь-Тихий океан" (далее - ООО "ЦУП "ВСТО", ответчик) с исковым заявлением о взыскании 58 648 462,59 руб., из которых 5 310 000 руб. стоимости демобилизации оборудования и персонала, 46 880 078,40 руб. стоимости простоя оборудования и 6 458 384,19 руб. пени за просрочку оплаты по контракту N 185/02-08 от 12.11.2008.

Решением от 28.12.2010 Арбитражный суд Иркутской области в удовлетворении иска отказал.

Решение суда первой инстанции обжаловано истцом.

Рассмотрев апелляционную жалобу истца, Четвертый арбитражный апелляционный суд постановлением от 01.06.2011 отменил решение Арбитражного суда Иркутской области от 28.12.2010, иск удовлетворил частично: с ООО "ЦУП "ВСТО" в пользу ООО "Везерфорд" взыскано 14 726 162,78 руб. неустойки, 50 722,20 руб. возмещения расходов на государственную пошлину за исковое заявление и апелляционную жалобу, а всего: 14 776 884,68 руб. В удовлетворении остальной части иска суд апелляционной инстанции отказал.

В соответствии с определением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2011 об исправлении арифметической ошибки и опечаток в постановление суда апелляционной инстанции были внесены исправления, согласно которым с ООО "ЦУП "ВСТО" в пользу ООО "Везерфорд" взыскано 23 272 288 руб. стоимости простоя оборудования и 80 497 руб. расходов на государственную пошлину.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа постановлением от 16.08.2011 постановление суда апелляционной инстанции (с учетом определения об исправлении арифметической ошибки и опечаток) оставил без изменения.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2012 N 15116/11 постановление от 01.06.2011 и определение от 10.06.2011 Четвертого арбитражного апелляционного суда и постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16.08.2011 по делу настоящему делу отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Четвертый арбитражный апелляционный суд.

Принимая Постановление, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации исходил из того, что названные постановление и определение суда апелляционной инстанции приняты с нарушением положений статей 179, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал следующее. Суд апелляционной инстанции не обосновал свой вывод о том, что к рассматриваемой ситуации подлежит применению подпункт 25.2.2, а не пункт 20.9 контракта, на котором основывал свои выводы суд первой инстанции; в постановлении не приведено доказательств, на основании которых суд пришел к указанным выводам, и не приведено доводов, опровергающих противоположные выводы суда первой инстанции. Определение от 10.06.2011 Четвертого арбитражного апелляционного суда не может быть расценено в качестве определения об исправлении опечаток или арифметических ошибок, принятого в порядке, предусмотренном статьей 179 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку существенно изменяет содержание как мотивировочной, так и резолютивной частей постановления суда апелляционной инстанции.

Кроме того, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что исчисление судом апелляционной инстанции семидневного срока исполнения обязательств, предусмотренных пунктом 8.5 контракта, с момента окончания выполнения подрядчиком работ на участке км 1192 - км 1249,94 основано на ошибочном толковании положений статьи 314 Гражданского кодекса Российской Федерации, поэтому при новом рассмотрении дела суду необходимо проверить наличие доказательств предъявления заказчику требования о транспортировке оборудования подрядчика с производственной площадки до железнодорожной станции Лена ВСЖД.

В апелляционной жалобе истец просил отменить решение суда первой инстанции и принять новый судебный акт об удовлетворении исковых требований.

Доводы апелляционной жалобы сводились к тому, что решение суда первой инстанции принято при неправильном применении норм процессуального права (пункта 7 статьи 71, пункта 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), основано на выводах, не соответствующих обстоятельствам дела.

По мнению истца, документами в деле доказан факт нахождения на производственной площадке км 1192 - км 1249,94 и в последующем вывоз ответчиком мобилизованного оборудования, определенного в приложении N 8 к дополнительному соглашению N 1 от 19.03.2009 к контракту N 185/02-08/1408-08 от 12.11.2008, а также факт вынужденного неиспользования в период с 25.06.2009 по 17.08.2009 оборудования, мобилизованного для выполнения работ.

Заявитель указал на не соответствие требованиям статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оценки арбитражным судом акта приема-передачи оборудования от 17.08.2009, как недопустимого доказательства, а вывод суда о передаче оборудования не ответчику по делу, а третьему лицу - ООО "Концепт-логистик" не согласуется с содержанием других документов в деле: писем истца, адресованных ответчику, о вывозе мобилизованного оборудования с производственной площадки.

Заявитель жалобы сослался на то, что обязанность ответчика своими силами и за свой счет произвести транспортировку его (заявителя) оборудовании от железнодорожной станции Лена ВСЖД до производственной площадки и в обратном направлении предусмотрена пунктом 8.5 контракта; письмами N 127/27-05 от 27.05.2009, N 18м-130 от 08.06.2009, N 18м-131 от 24.06.2009 ответчик был проинформирован о завершении работ на последнем участке и о готовности оборудования к демобилизации с производственной площадки, а по акту приема-передачи от 25.06.2009 ответчик получил от него результат работ на последнем этапе фактически выполненных работ - участке км 1192 - км 1249,94; 22.07.2009 ответчик сообщил о плане демобилизации оборудования с производственной площадки, а 17.08.2009 оборудование вывез с производственной площадки.

Кроме того, истец полагал, что арбитражный суд первой инстанции неправильно применил к спорным правоотношениям пункт 20.9 контракта N 185/02-08/1408-08 от 12.11.2008, поскольку исковые требования основаны на условиях, определенных в пункте 25.2.2 названного контракта, а стоимость использования оборудования и персонала в связи с их простоем рассчитаны по Технологическим ставкам, указанным в приложении N 1 к контракту N 185/02-08/1408-08 от 12.11.2008 - "Протокол соглашения о производственных ставках". Указал, что в решении арбитражный суд не изложил мотивов, по которым не принял доказательств в деле и отклонил его (заявителя) доводы, приведенные в обоснование исковых требований, что привело к принятию неправильного судебного акта по делу.

Истец посчитал ошибочным вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для взыскания с ответчика неустойки, начисленной в связи с несвоевременной оплатой принятых работ, поскольку между сторонами был подписан акт сверки расчетов, отразивший задолженность ответчика в сумме 101 706 847,97 руб., а платеж был осуществлен равными частями за два раза; в платежных документах ответчик указал на счет N 190, как на основание платежа.

При новом рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции представитель истца поддержал правовую позицию, изложенную в жалобе, и дополнительно пояснил следующее. Разрешая вопрос о сроке исполнения ООО "ЦУП ВСТО" обязательства демобилизовать оборудование с последней производственной площадки следует исходить из буквального содержания пунктов 1.14 и 8.5 контракта N 185/02-08/1408-08 от 12.11.2008 и к нему приложения N 1 - "Протокол соглашения о производственных ставках". Полагал, что стороны связали момент возникновения обязательства заказчика транспортировать оборудование с последней производственной площадки с моментом окончания работ, поэтому подписанные сторонами акты о приемке выполненных работ N 4, 5 от 26.06.2009 - это требование подрядчика к заказчику произвести транспортировку оборудования с производственной площадки. Кроме того, заявитель жалобы сослался на письмо ООО "ЦУП ВСТО" N 08-01-15579 от 28.05.2009, из содержания которого, по его мнению, следует, что ответчик также связывал момент возникновения обязательства транспортировать оборудование подрядчика с завершением работ на последнем участке. Истец обратил внимание суда на то обстоятельство, что о перебазировке оборудования с производственной площадки км 1420 - км 1456 на производственную площадку км 1288 - км 1324 ООО "ЦУП ВСТО" приняло решение и 05.03.2009 информировало его (истца) по факту выполнения работ на указанном участке.

Возражая на апелляционную жалобу, ответчик в письменных объяснениях указал, что, по его мнению, суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, подлежащие установлению при рассмотрении спора, верно оценил доказательства в деле, а выводы арбитражного суда соответствуют фактическим обстоятельствам. Ответчик полагал решение арбитражного суда законным и обоснованным, а доводы жалобы - не подтвержденными документами в деле.

Дополнительно, при новом рассмотрении дела, ответчик указал, что ООО "Везерфорд" не обращался к нему с требованием о транспортировке оборудования с производственной площадки до железнодорожной станции Лена ВСЖД и он не допустил просрочки в исполнении этого своего обязательства, а сложившийся между сторонами порядок перемещения оборудования ООО "Везерфорд" по трассе МН от одной производственной площадки до другой не мог быть применен при транспортировке оборудования с производственной площадки до железнодорожной станции Лена ВСЖД, потому что последняя представляет более сложный процесс.

Законность и обоснованность обжалованного судебного акта проверены в апелляционном порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Оценив доказательства в деле в их совокупности, достаточности и взаимной связи, проверив доводы истца и возражения ответчика, суд апелляционной инстанции не нашел правовых оснований для удовлетворения жалобы по следующим причинам.

Как следует из материалов дела, истец (подрядчик) и ответчик (заказчик) заключили контракт N 185/02-08 от 12.11.2008 (далее - контракт; т. 1, л.д. 66-96). Согласно условиям контракта, ответчик поручил, а истец принял на себя выполнение комплекса работ по проведению пневматического испытания на прочность и герметичность на участке км 1137 - км 1456 по Объекту строительства: "Первая очередь трубопроводной системы "Восточная Сибирь - Тихий океан" (ВСТО). Расширение трубопроводной системы ВСТО. Участок N 3 (Талаканское месторождение - г. Алдан). Линейная часть, км 1105 - км 1570" в установленные сроки и в пределах контрактной цены 336 980 542,58 руб. с учетом НДС - 51 403 811,58 руб. При этом истец обязался выполнить работы на каждом из шести участков: км 1420,31 - км 1456; км 1324,9 км 1375,95; км 1137,1 - км 1192,0; км 1288 - км 1324,9; км 1250,06 - км 1288; км 1192,0 - км 1249,94, а ответчик - своими силами и за свой счет обеспечить транспортировку оборудования истца от железнодорожной станции Лена ВСЖД до объектов пневматического испытания и перемещение по трассе МН от одной производственной площадки до другой, также в обратном направлении, осуществить поэтапную оплату выполненных истцом работ.

Основанием для обращения истца в арбитражный суд с иском послужило то, что ответчик не обеспечил истцу выполнение работ на участке км 1137 - км 1192, своевременно не уплатил 101 706 847,97 руб. за принятые работы и допустил просрочку транспортировки оборудования истца от производственной площадки км 1192 - км 1249,94 до железнодорожной станции Лена ВСЖД.

Истец определил стоимость демобилизации оборудования и техники в размере, равном 1/6 стоимости мобилизации оборудования, согласованной сторонами в контракте, рассчитал стоимость вынужденного неиспользования своих оборудования, техники, материалов и персонала в период 25.06.2009 по 17.08.2009 по Технологическим ставкам, согласованным сторонами в приложении N 1 к контракту, а неустойку исчислил за период с 16.07.2009 по 20.10.2009.

Принимая решение, суд первой инстанции исходил из необоснованности исковых требований о взыскании стоимости демобилизации, поскольку при отсутствии акта наличия техники, материалов и оборудования истца на объекте, оформленного сторонами в соответствии с Ведомостью техники, материала и оборудования подрядчика (приложение N 8) не имел возможности сделать однозначный вывод о том, какие именно техника, материалы и оборудование мобилизованы и демобилизованы истцом, и были ли выполнены эти мероприятия как таковые на участке км 1137 - км 1192, а другими документами в деле не доказаны мобилизация и демобилизация оборудования. По той же причине, суд посчитал недоказанным факт простоя оборудования истца на участке км 1137 - км 1192, полагал, что по условиям пункта 20.9 контракта ответчик не может нести ответственности за простой или прекращение эксплуатации оборудования истца. При недоказанности истцом направления ответчику оригинала счета N 190 от 25.06.2009 на оплату за выполненные работы, ответчик не несет ответственности за допущенную просрочку платежа.

Суд апелляционной инстанции согласился с отсутствием оснований для удовлетворения исковых требований, исходя из следующего.

В силу пункта 1 части 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают, в том числе из договоров.

Договор, как одно из оснований возникновения обязательств, определен статьей 307 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статьями 309 и 310 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

По своей правовой природе заключенный между ООО "Везерфорд" и ООО "ЦУП "ВСТО" контракт - договор подряда. В указанной связи на правоотношения сторон распространяются нормы главы 37 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 702 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

В силу положений пунктов 1, 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора; условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

В соответствии с пунктом 1 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон.

В пункте 3.1 контракта, измененного дополнительным соглашением N 1 от 19.03.2009, стороны согласовали, что контрактная цена в размере 336 980 542,58 руб. включает стоимость мобилизации 31 860 000 руб. (в том числе НДС - 4 860 000 руб.), стоимость демобилизации и комплекса работ по пневматическому испытанию на прочность и герметичность с последующей демобилизацией по 50 853 423,77 руб. за каждый участок работ: км 1420,31 - км 1456; км 1324,9 км 1375,95; км 1137,1 - км 1192,0; км 1288 - км 1324,9; км 1250,06 - км 1288; км 1192,0 - км 1249,94 (т. 2, л.д. 24-25).

Согласно пункту 4.4 контракта в редакции дополнительного соглашения N 1 от 19.03.2009 оплата принятых ответчиком работ и мобилизации осуществляется по ценам, указанным в контракте.

Из приведенных условий, сопоставленных с другими условиями контракта о цене, следует, что стороны отдельно согласовали стоимость мобилизации оборудования, механизмов, расходных материалов и персонала истца и не определили, что стоимость демобилизации, включенная в общую цену контракта, равна стоимости мобилизации.

По пояснениям истца, подтвержденным данными платежных поручений N 029 от 26.03.2009 на сумму 82 713 423,65 руб., N 998 от 05.05.2009 на сумму 50 853 423,97 руб., N 365 от 03.06.2009 на сумму 50 853 422,91 руб., N 902 от 23.09.2009 на сумму 50 853 424 руб. и N 991 от 20.10.2009 на сумму 50 853 423,97 руб. (т. 1, л.д. 135-139), и по пояснениям ответчика усматривается, что ответчик уплатил истцу за демобилизацию оборудования, механизмов, расходных материалов и персонала в общей сумме перечислений. В названных платежных документах, в счетах N 50 от 25.03.2009, N 115 от 25.04.2009, N 139 от 25.05.2009, N 190 от 25.06.2009 (т. 1, л.д. 97-100), в актах о приемке выполненных работ N 4, 5 от 25.06.2009 (т. 1, л.д. 110-113), в справках о стоимости выполненных истцом работ и затрат N 1 от 25.03.2009, N 2 от 25.04.2009, N 3 от 25.05.2009, N 4 от 25.06.2009 (т. 1, л.д. 126-129), подписанных каждой стороной, не содержится сведений о размере возмещения стоимости демобилизации (т. 1, л.д. 97-100).

Истец потребовал взыскания стоимости демобилизации, несмотря на то, что не выполнял работы на участке км 1137 - км 1192 и, вопреки требованиям части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не представил доказательств перемещения его оборудования, механизмов, расходных материалов и персонала на названный участок и факта их демобилизации с участка.

При таких обстоятельствах требования истца о взыскании стоимости демобилизации не основаны ни на фактических данных, ни на законе, и в их удовлетворении отказано правомерно.

Отсутствие составленного сторонами акта наличия техники, материалов и оборудования истца на объекте, предусмотренного пунктом 4.4 контракта в редакции дополнительного соглашения N 1 от 19.03.2009, как основание оплаты затрат истца на мобилизацию, в настоящем случае не имеет правового значения, поскольку истец не требовал взыскания стоимости мобилизации, а, исходя из условий контракта и поведения сторон в процессе исполнения контракта, для оплаты демобилизации составление такого акта не требовалось.

Вместе с тем, ошибочный вывод арбитражного суда об обязательности оформления акта наличия техники, материалов и оборудования истца на объекте для разрешения требования о взыскании стоимости демобилизации, не повлиял на принятие правильного решения в указанной части исковых требований.

В силу положений статей 711, 720 Гражданского кодекса Российской Федерации заказчик обязан оплатить выполненную подрядчиком работу после сдачи результатов работ в сроки и в порядке, предусмотренные условиями договора, а надлежащим доказательством выполнения работ, их стоимости по договору являются акты приемки выполненных работ.

Указанная норма означает, что акт является доказательством исполнения подрядчиком обязательства по договору, основанием для возникновения обязательства заказчика по оплате выполненных работ является сдача результата работ заказчику.

В соответствии со статьей 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

По актам о приемке выполненных работ N 4, 5 от 25.06.2009 за период с 26.05.2009 по 25.06.2009 истец выполнил и передал ответчику комплекс работ по проведению пневматического испытания на прочность и герметичность на участке км 1324,9 - км 1375,95 и на участке км 1192 - км 1249,94 стоимостью 50 853 424,09 руб. и 50 853 423,88 руб. соответственно, а всего на сумму 101 706 847,97 руб. (т. 1, л.д. 110-113). Стоимость выполненных работ и затрат истца за обозначенный период времени подтверждена данными справки о стоимости выполненных работ и затрат N 4 от 25.06.2009 (т. 1, л.д. 129). Работы приняты уполномоченными представителями ответчика без замечаний по объему и по качеству, что не оспаривалось в суде.

Согласно пункту 4.4 контракта в редакции дополнительного соглашения N 1 о 19.03.2009 оплата принятых ответчиком работ по участкам должна осуществляться в течение 15 (банковских) дней, следующих за датой получения ответчиком оригинала счета, оформленного истцом на основании подписанных уполномоченными представителями сторон актов о приемке выполненных работ и справок о стоимости выполненных работ и затрат.

В пункте 25.2.1 стороны предусмотрели, что в случае если ответчик нарушил срок оплаты принятых работ более чем на 15 календарных дней, ответчик уплачивает пеню в размере 0,1% от суммы задержанного (просроченного) платежа за каждый день просрочки, но не более 5% от просроченного платежа.

Исходя из приведенных правоположений и условий контракта, несмотря на то, что обязанность ответчика по оплате за выполненные истцом работы возникла с принятием этих работ, получение неустойки за несвоевременную оплату работ возможно только по истечении 15 календарных дней после окончания срока на оплату, определяемого с даты получения ответчиком счета на оплату.

Для оплаты принятых ответчиком работ стоимостью 101 706 847,97 руб. истец оформил счет N 190 от 25.06.2009. Поскольку платежное поручение N 902 от 23.09.2009 на сумму 50 853 424 руб. содержит ссылку на счет N 190, то следует признать, что этот счет был получен ответчиком не позднее даты платежа. Истец не представил в дело доказательств вручения ответчику счета N 190 от 25.06.2009 ранее 23.09.2009. Учитывая согласованные сторонами условия и порядок начисления неустойки при изложенных фактических данных к 20.10.2009, когда по платежному поручению N 991 истцу перечислена оставшаяся сумма оплаты, не имели место события, при которых наступает ответственность ответчика в виде уплаты неустойки.

Ссылка истца на акты сверки, как на доказательства получения ответчиком счета N 190 от 25.06.2009 ранее дня платежа, не могла быть принята, так как в актах не отражены сведения о названном счете (т. 1, л.д. 140-142).

Стало быть, суд правомерно и обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований в части неустойки.

В приложении N 8 к дополнительному соглашению N 1 от 19.03.2009 к контракту стороны указали наименование и количество техники, материалов и оборудования, подлежащих использованию при выполнении подрядчиком комплекса работ по проведению пневматического испытания на прочность и герметичность на участке км 1137 - км 1456 объекта строительства.

Согласно пункту 8.5 контракта заказчик обязан своими силами и за свой счет обеспечить транспортировку оборудования подрядчика от железнодорожной станции Лена ВСЖД до объектов пневматического испытания и перемещение по трассе МН от одной производственной площадки до другой, также в обратном направлении (т. 1, л.д. 76).

В пункте 25.2.2 контракта стороны предусмотрели ответственность заказчика за нарушения условий, которые являются его обязанностью по контракту, приведшие к простою оборудования и персонала подрядчика, в виде возмещения подрядчику связанных с этим затрат в соответствии с приложением N 1 к контракту, содержащим ставки, применяемые для расчета стоимости работ и услуг оборудования подрядчика во время вынужденного неиспользования оборудования подрядчика, возникшего не по его вине - технологическая ставка за единицу оборудования и механизма подрядчика в день.

Согласованная сторонами в пункте 25.2.2 ответственность по правовому содержанию представляет собой неустойку, как средство упрощенной компенсации потерь кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств.

Поскольку по условиям пункта 20.9 контракта стороны освобождены от ответственности перед другой стороной за косвенные убытки, под которыми они определили недополученные доходы, простой или прекращение эксплуатации оборудования или иного имущества, простой бригады субподрядчиков, потерю возможностей для бизнеса, потерю продукцию, недополученную продукцию и остановку бизнеса, независимо от причин, но они не освобождены от ответственности в виде неустойки за нарушение своих обязательства по контракту перед другой стороной, у суда первой инстанции не имелось оснований для применения к спорным отношениям данного пункта контракта.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции не установил оснований для взыскания с ООО "ЦУП ВСТО" неустойки за вынужденное неиспользование ООО "Везерфорд" своих оборудования, техники, материалов и персонала в период 25.06.2009 по 17.08.2009.

В соответствии с пунктом 2 статьи 314 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с тем, что обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.

Исходя из условий контракта о предмете договора и связи с этим взаимных обязательствах сторон, ни у сторон, ни у суда не возникло сомнения в том, что предусмотренная пунктом 8.5 контракта обязанность ответчика транспортировать оборудование истца с производственной площадки до железнодорожной станции Лена ВСЖД возникла с выполнением истцом работ на объекте и передачей их результата ответчику. Однако обязательство не предусматривает и не позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено. Данное обстоятельство сторонами не оспаривалось и не опровергнуто.

В указанной связи право предъявления требования об исполнении обязательства у ООО "Везерфорд" возникло по истечении разумного срока со дня принятия ООО "ЦУП ВСТО" работ по актам. Однако доказательствами заявления истцом такого требования ответчику суд не располагал.

Так, до подписания актов о приемке выполненных работ N 4, 5 от 25.06.2009 в письме N 127/27-05 от 27.05.2009 ООО "Везерфорд" информировало ООО "ЦУП ВСТО" о завершении выполнения работ на последнем из производственных участков, на которых выполнялись работы (км 1192 - км 1249,94) и попросило содействия в организации демобилизации оборудования и персонала с производственной площадки на 1288 км. (т. 1, л.д. 45). Несмотря на то, что ответчик ссылался на не получение от истца данного письма, суд апелляционной инстанции установил факт получения письма ответчиком постольку, поскольку на следующий день - 28.05.2009 письмом N 08-01-15579, адресованным ООО "Востокнефтепровод", ООО "ЦУП ВСТО" просило в связи с завершением пневматических испытаний на участке км 1137 - км 1456 во избежание простоя и необоснованных затрат организовать транспортировку оборудования ООО "Везерфорд" с трассы МП до станции Лена ВСЖД. Письмо ООО "ЦУП ВСТО" N 08-01-15579 от 28.05.2009 судом апелляционной инстанции получено в материалы дела при исполнении указаний Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Достоверность последнего названного письма и его относимость к спорным отношениям ответчиком не оспорена.

Далее, в письме N 18м-130 от 08.06.2009 в адрес ОАО "АК Транснефть", ООО "Востокнефтепровод" и ООО "ЦУП ВСТО" истец указал, что все его оборудование готово к демобилизации с производственной площадки, неоднократные попытки осуществить вывод оборудования с производственной площадки (1288 км.) не имели положительных результатов по причине невозможности использовать грузоподъемную и вездеходную технику из-за состояния грунта (топь) на производственной площадке и на подъездных путях, в таких условиях осуществление погрузочных работ и транспортировка оборудования могли привести к возникновению рисков повреждения или полной утраты дорогостоящего оборудования (т. 1, л.д. 46-47). В письме N 18м-131 от 24.06.2009, адресованном тем же лицам, что и письмо N 18м-130 от 08.06.2009, ООО "Везерфорд" указало на отсутствие изменений в ситуации по демобилизации оборудования, в связи с чем просило совместно с ним обсудить сложившуюся ситуацию и выработать решения, касающиеся сроков демобилизации оборудования и персонала (т. 1, л.д. 48). Несмотря на то, что ответчик в суде отрицал получение данных писем, а истец не представил доказательств направления или вручения их ответчику, судом апелляционной инстанции приняты как достоверные фактические обстоятельства, указанные в письмах, поскольку сторонами они не опровергнуты.

Доказательств предъявления истцом ответчику других требований о транспортировке оборудования с производственной площадки до железнодорожной станции Лена ВСЖД в материалы дела не представлено.

Из текста письма N 19-01-4401-ш от 22.07.2009 усматривается, что ООО "ЦУП ВСТО" сообщило ООО "Везерфорд" о запланированной на период с 24.07.2009 по 27.07.2009 перебазировке оборудования и технических ресурсов с 1288 км. в г. Ленск с последующей переброской водным транспортом до г. Усть-Кут (т. 1, л.д. 50).

Учитывая, что в данном случае закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, а разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются (пункт 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), в отсутствие в деле сведений и данных о том, что ответчик исполнил свои обязательства с нарушением условий пункта 2 статьи 314 Гражданского кодекса Российской Федерации не имелось оснований для привлечения ответчика к ответственности. При этом суд апелляционной инстанции принял во внимание, что период исполнения ответчиком обязательства по транспортировке оборудования ООО "Везерфорд" до станции Лена ВСЖД по продолжительности занял меньше времени, чем затрачено времени для доставки техники, материалов и оборудования истца на объекте работ. Это обстоятельство следует из содержания отчетов и писем ООО "Везерфорд" о мобилизации и доставки оборудования, необходимого для выполнения работ, за период с декабря 2008 по январь 2009 года (N 18м/33 от 04.12.2008, N 18м/-37 от 08.12.2008, N 18м/-36 от 10.12.2008, N 18м/-40 от 15.12.2008, N 18м/-43 от 19.12.2008, N 18м/-41 от 16.12.2008, N 18м/-42 от 18.12.2008, N 18м/-44 от 23.12.2008, N 18м/-65 от 30.01.2009, N 18м/-67 от 02.02.2009, N 18м/-70 от 06.02.2009).

Довод истца о том, что между сторонами сложился определенный порядок транспортировки оборудования, который ответчиком нарушен, судом не принят как не соответствующий фактическим обстоятельствам. В суде стороны подтвердили, что ООО "ЦУП ВСТО" осуществляло перемещение оборудования ООО "Везерфорд" по трассе МН от производственного участка км 1420 - км 1456 до производственного участка км 1288 - км 1329. Такое перемещение оборудования по временным, техническим и организационным затратам не сопоставило с транспортировкой оборудования от производственной площадки до железнодорожной станции.

Само по себе не обеспечение ответчиком истцу выполнения работ на участке км 1137 - км 1192 не влечет ответственности ответчика, предусмотренной пунктом 25.2.2 контракта.

При изложенных фактических обстоятельствах не было оснований для удовлетворения требования о взыскании стоимости простоя оборудования истца.

Ошибочные выводы суда первой инстанции не повлияли на принятие правильного решения по существу спора. В иске отказано правомерно.

Апелляционные доводы истца отклонены ввиду того, что не соответствовали обстоятельствам дела, основаны на неправильном толковании приведенных выше норм материального права и не содержали фактов, влияющих на решение суда первой инстанции.

Суд первой инстанции не допустил нарушения или неправильного применения норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта.

Следовательно, отсутствовали основания для отмены или изменения решения суда.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 2 000 руб. государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы оставлены на истце.

Доводы ответчика о неправомерном восстановлении истцу срока на обжалование не могли быть предметом проверки в суде апелляционной инстанции, поскольку именно суд апелляционной инстанции счел обоснованным и удовлетворил ходатайство истца о восстановлении такого срока, о чем указал в определении от 29.03.2011.

Руководствуясь статьей 268, пунктом 1 статьи 269, статьями 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Иркутской области от 28 декабря 2010 года по делу N А19-18123/2010 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение двух месяцев с даты принятия.

 

Председательствующий

Л.В. Капустина

 

Судьи

Н.В. Клочкова
С.И. Юдин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.