Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 8 октября 2015 г. N 04АП-4962/15

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 8 октября 2015 г. N 04АП-4962/15

 

г. Чита

 

08 октября 2015 г.

Дело N А19-921/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 01 октября 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 08 октября 2015 года.

 

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Никифорюк Е.О.,

судей: Желтоухова Е.В., Ткаченко Э.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Жалсановым Б.Ц., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Иркутской области на решение Арбитражного суда Иркутской области от 27 июля 2015 года по делу N А19-921/2015 по заявлению АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА "СВЕТЛЫЙ" (ОГРН 1023800732207, ИНН 3802005714, место нахождения: 666904, г. Бодайбо, ул. Стояновича, 34) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Иркутской области (ОГРН 1043800734450, ИНН 3802009941, место нахождения: 666901, г.Бодайбо, ул.Лесная,64) о признании частично недействительным решения от 19.09.2014 г. N 04-22/08506 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения,

(суд первой инстанции - М.В. Луньков).

при участии в судебном заседании:

от заявителя: Торопчинова Ю.Ю., представитель по доверенности от 28.09.2015;

Гурьянова М.Н., представитель по доверенности N 20Д-15/09/2015 от 15.09.2015;

от заинтересованного лица:

Муратова О.В., представитель по доверенности N НЗ-07-96 от 09.07.2015;

Душкина Н.Н., представитель по доверенности N НЗ-07-96 от 09.07.2015.

установил:

Закрытое акционерное общество "СВЕТЛЫЙ" (далее - ЗАО "СВЕТЛЫЙ", Общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Иркутской области (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 19.09.2014 г. N 04-22/08506 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (в редакции решения УФНС России по Иркутской области от 12.01.2015 г. N 26-13/00029@), принятого по результатам выездной налоговой проверки в части: предложения уплатить недоимку по НДС за 2010-2012 годы в размере 5079590 руб., предложения уплатить пени по НДС в размере 334551 руб. 97 коп., предложения уплатить штрафные санкции в соответствии с п.1 ст. 122 Налогового кодекса РФ в размере 65757 руб. 80 коп.; предложения уменьшить сумму излишне возмещенного НДС в размере 4750801 руб.; предложения внести исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Решением Арбитражного суда Иркутской области заявленные требования удовлетворены частично. Признано недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Иркутской области от 19.09.2014 г. N 04-22/08506 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части:

- доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 5079590 руб. (п.1 таблицы пункта 1 решения);

- привлечения к налоговой ответственности по п.1 ст.122 НК РФ в виде штрафа в сумме 65757 руб. 80 коп. (пункт 2 решения);

- начисления пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 334551 руб. 79 коп. (строка 2 таблицы пункта 3 решения);

- уменьшения суммы налога, излишне заявленного к возмещению в сумме 4750801 руб. (пункт 4 решения);

- предложения уплатить сумму налога на добавленную стоимость, указанного в пункте 1 решения, в сумме 5079590 руб. (подп. 1 пункта 5 решения); предложения уплатить штрафы, указанные в пункте 2 решения (подп.2 пункта 5 решения); предложения уплатить пеню по налогу на добавленную стоимость, указанную в пункте 3 решения, в сумме 334551 руб. 79 коп. (подп.3 пункта 5 решения), как несоответствующее Налоговому кодексу Российской Федерации.

В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

В обосновании суд первой инстанции указал, что деятельность общества по обеспечению работников горячим питанием направлена не на извлечение прибыли, а на создание нормальных условий труда.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, налоговый орган обратился с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда Иркутской области от 27.07.2015 г. по делу N А19-921/2015, в части удовлетворения иска. Полагает, что передача продуктов работникам, находящимся на вахте, является реализацией, не освобожденной от уплаты НДС. В соответствии с действующим налоговым законодательством факт нахождения продавца и покупателя товаров (работ, услуг) в трудовых отношениях на порядок определения объекта обложения налогом на добавленную стоимость не влияет.

На апелляционную жалобу налогового органа поступил отзыв общества, в котором оно соглашается с выводами суда первой инстанции и просит оставить решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

О месте и времени судебного заседания лица, участвующие в деле, извещены надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что подтверждается уведомлениями вручении. Информация о времени и месте судебного заседания по апелляционной жалобе размещена на официальном сайте апелляционного суда в сети "Интернет" 01.09.2015.

Представители налогового органа в судебном заседании дали пояснения согласно доводам апелляционной жалобы. Просили решение суда первой инстанции в обжалуемой части отменить, апелляционную жалобу - удовлетворить.

Представители общества дали пояснения согласно отзыву на апелляционную жалобу. Просили решение суда первой инстанции в обжалуемой части оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Дело рассматривается в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Изучив материалы дела, проверив соблюдение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, в соответствии с положениями статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации налоговым органом на основании решения от 30.09.2013 г. N 11 проведена выездная налоговая проверка ЗАО "Светлый" по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты, в том числе налога на добавленную стоимость, за период с 01.01.2010 г. по 31.12.2012 г.(т.3 л.д.9).

Решением от 21.10.2013 г. N 11/1 проведение проверки приостановлено; решением от 04.02.2014 г. N11/3 проведение проверки возобновлено.

Решением от 05.02.2014 г. N 11/4 проведение проверки приостановлено; решением от 24.03.2014 г. N 11/5 проведение проверки возобновлено (т.3 л.д.11-12).

По результатам проверки налоговой инспекцией составлен акт от 30.06.2014 г. N 04- 22/6 (т.4 л.д.37-102, далее - акт проверки), на основании которого, с учетом проведенных на основании решения N 04-22/007490 от 19.08.2014 г. дополнительных мероприятий налогового контроля (т.3 л.д.6-7) (справка от 30.04.2014 (т.3 л.д.3) года, справка от 18.09.2014 года) и письменных возражений общества, вынесено решение от 19.09.2014 г. N 04-22/08506 (т.1 л.д.51-124, далее - решение) о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым заявителю предложено, в том числе, уплатить суммы доначисленного налога на добавленную стоимость в размере 5079590 рублей; уплатить сумму пени по НДС в размере 334551,97 рублей; уплатить сумму штрафных санкций в соответствии с п.1 статьи 122 НК РФ в размере 65757,8 рубля; внести исправления в документы бухгалтерского и налогового учета, уменьшена сумма налога на добавленную стоимость, излишне заявленного в возмещению на 4750801 рубля.

ЗАО "Светлый" обратилось с апелляционной жалобой (с учетом дополнений к апелляционной жалобе N 442 от 09.12.2014 г.) на решение налоговой инспекции в Управление Федеральной налоговой службы по Иркутской области, решением которого от 12.01.2015 г. N 26-13/000029@ апелляционная жалоба была оставлена без удовлетворения (т.1 л.д.129-132).

Налогоплательщик, полагая, что решение налоговой инспекции от 19.09.2014 г. N 04-22/08506 не соответствует нормам законодательства о налогах и сборах и нарушает его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности, обратился в Арбитражный суд Иркутской области с требованием о признании его недействительным в части: предложения уплатить недоимку по НДС за 2010-2012 годы в размере 5079590 руб., предложения уплатить пени по НДС в размере 334551 руб. 97 коп., предложения уплатить штрафные санкции в соответствии с п.1 ст. 122 Налогового кодекса РФ в размере 65757 руб. 80 коп.; предложения уменьшить сумму излишне возмещенного НДС в размере 4750801 руб.; предложения внести исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Решением Арбитражного суда Иркутской области заявленные требования удовлетворены частично.

Не согласившись с решением суда первой инстанции в части удовлетворенных требований, налоговый орган обратился в суд апелляционной инстанции.

Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы и отзыва, заслушав пояснения сторон в судебном заседании, приходит к выводу об отсутствии оснований для изменения или отмены решения суда первой инстанции в обжалуемой части по следующим мотивам.

В соответствии с ч.4 ст.200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Согласно части 5 ст.200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Рассматривая дело в обжалуемой части, суд первой инстанции правильно исходил из следующих положений.

В соответствии со статьей 143 Налогового кодекса РФ ЗАО "Светлый" в 2010-2012 годах являлось плательщиком налога на добавленную стоимость.

Основным видом деятельности ЗАО "Светлый" является добыча руд и песков драгоценных металлов (золота, серебра и металлов платиновой группы), при осуществлении которого используется вахтовый метод организации работ.

В соответствии со статьей 297 Трудового кодекса РФ вахтовый метод - особая форма осуществления трудового процесса вне места постоянного проживания работников, когда не может быть обеспечено ежедневное их возвращение к месту постоянного проживания.

Вахтовый метод применяется при значительном удалении места работы от места постоянного проживания работников или места нахождения работодателя в целях сокращения сроков строительства, ремонта или реконструкции объектов производственного, социального и иного назначения в необжитых, отдаленных районах или районах с особыми природными условиями, а также в целях осуществления иной производственной деятельности.

Работники, привлекаемые к работам вахтовым методом, в период нахождения на объекте производства работ проживают в специально создаваемых работодателем вахтовых поселках, представляющих собой комплекс зданий и сооружений, предназначенных для обеспечения жизнедеятельности указанных работников во время выполнения ими работ и междусменного отдыха, либо в приспособленных для этих целей и оплачиваемых за счет работодателя общежитиях, иных жилых помещениях.

Согласно пункту 3.1 Основных положений о вахтовом методе организации работ, утвержденных постановлением Государственного комитета СССР по труду и социальным вопросам, Секретариатом Всесоюзного Центрального Совета Профессиональных Союзов и Министерства здравоохранения СССР от 31.12.1987 г. N 794/33-82, вахтовые поселки представляют собой комплекс жилых, культурно-бытовых, санитарных и хозяйственных зданий и сооружений, предназначенных для обеспечения жизнедеятельности работников, работающих вахтовым методом, в период их отдыха на вахте, а также обслуживания строительной и спецтехники, автотранспорта, хранения запасов товарно-материальных ценностей.

Как установлено в оспариваемом решении, подтверждается переданными сторонами в материалы дела доказательствами и не оспаривается заявителем, в проверяемых периодах ЗАО "Светлый" приобретало продовольственные товары, часть из которых в последующем подвергалась термической обработке поварами общества (то есть имело место изготовление различных блюд), а также табачные изделия; в дальнейшем данные продовольственные товары, готовые блюда, табачные изделия передавались работникам ЗАО "Светлый" в котлопунктах под запись (в рамках заключенных обществом с его работниками договоров, квалифицированных заявителем в качестве договоров агентирования) с последующим удержанием их стоимости из заработной платы работников.

Порядок учета операций по организации питания ЗАО "Светлый" в проверяемый период в Положениях об учетной политике для целей бухгалтерского учета, закреплен следующим образом:

В пункте 16.2 Положения об учетной политике для целей бухгалтерского учета, соответственно на 2010 г.,2011 г. и 2012 г. предусмотрено, что учет расчетов с работниками по оплате труда, включая выплаты социального характера, ведется на счете "Расчеты с персоналом по оплате труда".

В пункте 16.3 Положения об учетной политике для целей бухгалтерского учета, соответственно на 2010 г., 2011 г. и 2012 г. предусмотрено, что учет всех прочих расчетов с работниками (расчеты с персоналом по выплате полевого довольствия, расчеты с персоналом по агентским договорам и др.) ведется на счете "Расчеты с персоналом по прочим операциям".

В пункте 21 Положения об учетной политике для целей бухгалтерского учета, соответственно на 2010 г., 2011 г. и 2012 г., предусмотрен учет ценностей на забалансовых счетах, где счет забалансового учета 002 "ТМЦ на ответственном хранении" используется как для учета ТМЦ, переданных Обществу на ответственное хранение, так и для учета ТМЦ, приобретенных во исполнение агентских договоров с работниками Общества. В Рабочем плане счетов ЗАО "Светлый", Приложении N 2 к учетным политикам для целей бухгалтерского учета содержатся:

-счет 73 "Расчеты с персоналом по прочим операциям", содержит субсчет первого порядка 73.4 "Расчеты по агентским договорам" и два субсчета второго порядка 73.4.1 "Поступления по агентским договорам" и 73.4.2 "Расчеты по агентским договорам";

-счет 002 "ТМЦ на ответственном хранении", содержит субсчета первого порядка, в том числе счет 002.1 "Товарно-материальные ценности принятые на хранение", счет 002.2 "Продукты по агентским договорам";

-счет 41 "Товары", содержит субсчета первого порядка 41.1 "Товары на складах" и т.д.;

Учет поступления продуктов питания производится по дебету счета "Поступления по агентским договорам" и кредиту счета 60.1 "Расчеты с поставщиками и подрядчиками", счета 71 "Расчеты с подотчетными лицами", счета 91.1 "Прочие доходы" (разовая операция, связанная с консервацией закупленных овощей) в общей сумме по обезличенной номенклатуре "Продукты", с одновременным отражением продуктов на счете 002.2 "Продукты по агентским договорам", в разрезе каждого наименования продукта, с указанием его весовых и стоимостных показателей.

На начало 2010 г. сальдо счета 73.04.1 "Поступления по агентским договорам" и счета 002.2"Продукты по агентским договорам" составило 3074790 рублей.

За 2010 г сумма закупленных продуктов составила 16 461 494 руб. 39 коп., в том числе по счету 60.01 "Расчеты с поставщиками и подрядчиками" -16 461 494 руб.39 коп, за 2011 г.-22 668 422 руб. 38 коп. в том числе по счету 60.1"Расчеты с поставщиками и подрядчиками" 22 668 422 руб. 38 коп за 2012 г.- 28 760 088 руб. 13 коп., в том числе по счету 60.1"Расчеты с поставщиками и подрядчиками" 28 760 088 руб. 13 коп., счета- фактуры к счету 73.04.1 и товарные накладные, формы ТОРГ-12, предоставлены сопроводительным письмом N 14/02 82 от 25.03.2014 года.

Перемещение продуктов с подотчета в подотчет оформляется накладной (на перемещение) и отражается стандартными проводками.

Отпуск продуктов в котлопункт (столовую), табачных изделий сотрудникам Общества и списание продуктов производится на основании требований (накладных).

Указанная хозяйственная операция сопровождается проводками дебет счета 73.04.2 "Расчеты по агентским договорам" и кредит счета 73.04.1 "Поступления по агентским договорам", с одновременным отражением задолженности по продуктам с кредита счета 002.2"Продукты по агентским договорам", в разрезе каждого сотрудника, с указанием ФИО физического лица и суммы распределенной задолженности. Распределение суммы расчета по списанным продуктам производится на основании данных содержащихся в первичных учетных документах по учету едодней, к которым относится табель на питание работников ЗАО "Светлый".

Стоимость продуктов удержанных с работников Общества составила:

* за 2010 г.-15 451 016 руб. 04 коп.,

* за 2011 г. -19 290 501 руб.94 коп.,

* за 2012 год 25 936 017 руб. 48 коп..

Аналитические данные, содержащиеся в карточке счета 73.04.2 характеризуют программное распределение расчетной стоимости суммы питания пропорционально количеству отпущенных едодней, последним днем каждого месяца. Указанное распределение проводятся следующими документами:

1) списание продуктов, содержащая проводку на передачу продуктов в Котлопукт без указания номенклатуры продукта - дебет сч.73.04.2 и кредит счета 73.04.1 (материально ответственное лицо- кладовщик базы Карьера);

2) списание продуктов списком, содержащим одновременно две проводки, первая из которых отражает отпуск продуктов без указания номенклатуры продукта - дебет сч.73.04.2 и кредит счета 73.04.1, вторая - удержание без указания номенклатуры продукта - дебет сч.70 и кредит счета 73.04.2 (материально ответственное лицо- кладовщик);

3) стоимость питания, содержащим одновременно две проводки, первая из которых производит удержание без указания номенклатуры продукта - дебет счета 70.1 "Расчеты с персоналом по оплате труда и кредит счета 73.04.2, вторая перемещение расчетной суммы без указания номенклатуры продукта дебет сч.73.04.2 и кредит счета 73.04.2 (материально ответственное лицо - кладовщик базы г. Бодайбо).

Как правильно указывает суд первой инстанции, в ходе выездной налоговой проверки налоговой инспекцией было установлено, что для целей налогообложения (при исчислении налога на добавленную стоимость) операции по обеспечению работников горячим питанием, табачными изделиями налогоплательщиком не учитывались (стоимость реализованных товаров в налоговую базу по налогу на добавленную стоимость не включалась, раздельный учет реализуемых товаров, облагаемых по различным ставкам налога, не велся).

Проанализировав условия договоров, заключенных ЗАО "Светлый" с его работниками, а также обстоятельства исполнения сторонами обязательств, с учетом положений статей 454, 455, 779, 780 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для применения к правоотношениям сторон по агентским договорам положений главы 52 Гражданского кодекса Российской Федерации, учитывая, что в нарушение императивных требований статьи 1008 Гражданского кодекса Российской Федерации ЗАО "Светлый" не была выполнена обязанность по предоставлению принципалам отчетов об исполнении агентских договоров, кроме того, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что не имеется правовых оснований для признания их заключенными, поскольку предмет договоров не согласован контрагентами, а именно, в договорах отсутствуют сведения о наименовании, количестве товаров, подлежащих приобретению, переработке, выдаче обществом. При этом, как установлено налоговой проверкой, отчеты агента, из содержания которых возможно было получить соответствующие сведения, ЗАО "Светлый" не составлялись.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильным выводам, что налоговый орган пришел к обоснованному выводу в оспариваемом решении о необходимости переквалификации агентских договоров.

По результатам выездной налоговой проверки сделки (агентские договоры), совершенные налогоплательщиком со своими работниками, были переквалифицированы налоговым органом, результатом переквалификации сделок стал вывод налогового органа о том, что имела место реализация налогоплательщиком возмездных услуг питания своим работникам, облагаемая НДС.

Как следует из материалов дела и указано представителями сторон в судебном заседании, в апелляционном суде общество не оспаривает наличие оснований для переквалификации спорных отношений, но согласно с выводами суда, а налоговый орган согласен с выводом суда о наличии оснований для переквалификации, но не согласен с квалификацией спорных отношений, данных судом.

Суд первой инстанции согласился с заявителем, что налоговым органом неправильно определен результат переквалификации, поскольку обстоятельства дела подтверждают, что фактически в 2010-2012 годах имела место не реализация услуг питания работникам, а передача товаров (работ, услуг) для собственных нужд, не облагаемая НДС в момент самой передачи, поскольку расходы на приобретение этих товаров (работ, услуг) уменьшают налогооблагаемую прибыль в силу пп. 2 п. 1 ст. 146, 255, 270 НК РФ.

В 2011, 2012 гг. питание предоставлялось заявителем своим работникам фактически бесплатно, поскольку полностью компенсировалось начислением суммы на удорожание питания в соответствии с условиями Коллективного соглашения, что подтверждается сопоставлением сумм удержанных за питание из заработной платы работников и суммы одновременно начисленной компенсации, подтвержденные выводами налогового органа на стр.6 оспариваемого решения, справкой о размере выплаченной компенсации N 14/02 307 от 09.12.2014 г., расчетами заявителя, не опровергнутыми налоговым органом.

Факт удержания в 2010 году из заработной платы работников стоимости питания и отсутствие последующей компенсации работодателем стоимости питания не изменяет вышеизложенного вывода.

Отклоняя доводы налогового органа, оспаривающего указанный вывод, апелляционный суд поддерживает мотивы суда первой инстанции, а именно:

Согласно ст. 131 Трудового кодекса Российской Федерации выплата заработной платы производится в денежной форме в валюте Российской Федерации (в рублях). В соответствии с коллективным договором или трудовым договором по письменному заявлению работника оплата труда может производиться и в иных формах, не противоречащих законодательству Российской Федерации и международным договорам Российской Федерации.

Согласно п. 1 ст. 255 Кодекса в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

Исходя из изложенного, налогоплательщик вправе уменьшить налогооблагаемую прибыль на затраты по оплате труда в натуральной форме, поэтому вывод о том, что оплата труда в натуральной форме не является объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость в силу пп. 2 п.1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации и у налогового органа отсутствовали основания для доначисления налогоплательщику налога на добавленную стоимость, является обоснованным.

Пунктом 1 ст. 248 НК РФ Кодекса предусмотрено, что к доходам относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав и внереализационные доходы.

Доходом от реализации признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав. Выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах (п. 1, 2 ст. 249 Кодекса).

Как правильно указывает суд первой инстанции, экономическую выгоду в денежной или в натуральной форме Общество в указанной ситуации не получало, цель реализации услуг питания, продуктов питания отсутствовала, поскольку обязательное для заявителя в силу закрепления обязанности в нормативных актах действующего законодательства, Коллективном соглашении и изданных в порядке их исполнения приказах директора ЗАО "Светлый" обеспечение работников общества горячим питанием было обусловлено спецификой, характером работы в организации (вахтовый метод), и является передачей товаров (работ, услуг) для собственных нужд. Действительная цель, которую преследовал налогоплательщик, являющийся работодателем, заключалась не в передаче права собственности работникам на товары (услуги) и получения от данных операций дохода (выручки), а организация процесса питания работников, работающих вахтовым методом, что признается налоговым органом, т.е. преследовалась цель организации питания своих работников в целях обеспечения им нормальных условий труда, исполнения трудовой функции работниками, участвующими в производственном процессе добычи драгоценных металлов (основной деятельности).

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ объектом налогообложения НДС признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

В целях главы 21 НК РФ передача права собственности на товары, результатов выполненных работ, оказание услуг на безвозмездной основе признается реализацией товаров (работ, услуг).

При этом под реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем понимается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу - на безвозмездной основе (пункт 1 статьи 39 НК РФ).

Поскольку в налоговом законодательстве не дано определение понятия "безвозмездная передача", в соответствии с положениями статьи 11 НК РФ следует учитывать положения иных отраслей законодательства.

Пунктом 1 статьи 572 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) предусмотрено, что по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 ГК РФ.

Между тем, в соответствии со статьей 15 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) трудовые отношения представляют собой отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Статьей 9 ТК РФ также предусмотрено, что в соответствии с трудовым законодательством регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений может осуществляться путем заключения, изменения, дополнения работниками и работодателями коллективных договоров, соглашений, трудовых договоров.

Судом первой инстанции правильно установлено, что питанием обеспечивались только работники Общества, а целью предоставления Обществом питания являлось оказание своим работникам социальной защиты, обеспечение социальных гарантий, создание для работников надлежащих условий работы. Кроме того, с данных выплат Общество удерживало и исчисляло налог на доходы физических лиц. Такого рода обеспечение работников питанием, вытекающее из условий коллективного соглашения, связанное с исполнением работниками трудовых обязанностей, не является реализацией услуг (товара).

Следовательно, как правильно указывает суд первой инстанции, объект налогообложения, предусмотренный подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ, в данном случае не возникает. При этом подпунктом 2 пункта 1 статьи 146 НК РФ установлено, что объектом налогообложения признаются операции по передаче на территории Российской Федерации товаров (выполнение работ, оказание услуг) для собственных нужд, расходы на которые не принимаются к вычету (в том числе через амортизационные отчисления) при исчислении налога на прибыль организаций. Следовательно, организация питания работников, которая осуществлялась в производственных целях, в счет оплаты труда без цели их реализации регулируется специальной нормой подпункта 2 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации и не может являться налоговой базой для налога на добавленную стоимость.

Таким образом, обязанность по исчислению налога на добавленную стоимость с указанных хозяйственных операций напрямую связана с невозможностью учета расходов по этим операциям при исчислении налога на прибыль. Статьей 270 Кодекса определен перечень расходов, не учитываемых в целях обложения налогом на прибыль. Рассматриваемые в настоящем деле затраты на приобретение продуктов питания, услуг для организации питания работников не относятся к расходам, перечисленным в упомянутой статье Кодекса.

Как указывает суд первой инстанции, налоговым органом в оспариваемом решении не оспаривается возможность отнесения на уменьшение налогооблагаемой прибыли расходов на приобретение в 2010-2012 гг. продуктов питания, услуг, а также суммы компенсации на питание, в соответствии с расчетом заявителя превышающей стоимость предоставленного питания за 2011, 2012 гг. Предоставленный расчет заявителя налоговым органом не опровергнут.

В соответствии с пунктом 25 статьи 270 НК РФ при определении налоговой базы не учитываются следующие расходы: в виде надбавок к пенсиям, единовременных пособий уходящим на пенсию ветеранам труда, доходов (дивидендов, процентов) по акциям или вкладам трудового коллектива организации, компенсационных начислений в связи с повышением цен, производимых сверх размеров индексации доходов по решениям Правительства Российской Федерации, компенсаций удорожания стоимости питания в столовых, буфетах или профилакториях либо предоставления его по льготным ценам или бесплатно (за исключением специального питания для отдельных категорий работников в случаях, предусмотренных действующим законодательством, и за исключением случаев, когда бесплатное или льготное питание предусмотрено трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами).

Согласно абз. 1 ст. 40 ТК РФ коллективным договором является правовой акт, регулирующий социально-трудовые отношения в организации или у индивидуального предпринимателя и заключаемый работниками и работодателем в лице их представителей.

В силу статьи 8 ТК РФ работодатель принимает локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права, в пределах своей компетенции в соответствии с законами и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями. На основании статьи 5 ТК РФ локальные нормативные акты входят в систему трудового законодательства.

Как установлено судом первой инстанции, в соответствии с разделом N 2 Коллективного соглашения, утвержденного приказом директора ЗАО "Светлый" от 05.05.2012 г. N 129/1 "Оплата труда" ЗАО "Светлый" предусмотрено следующее: подпунктом 2.20. "При предоставлении питания, табачных изделий Работник ежемесячно компенсирует стоимость представляемых товаров, услуг"; подпунктом 2.22 "Выплачивать работникам на удешевление питания 100 рублей за каждый отработанный день. Ежегодно сумма на удешевления питания индексируется на процент инфляции"; в соответствии с п.5.4.2. Коллективного соглашения налогоплательщик как работодатель обязался обеспечивать бытовые нужды работников, связанные с выполнением ими трудовых обязанностей. Указанное Коллективное соглашение действует с 01.01.2010 г. до 31.12.2012 г.

Пункты питания на месторождении (котлопункты) работали в ограниченном режиме (только в период вахты). Сумму компенсации, выплачиваемую работникам, налогоплательщик включал в состав расходов на оплату труда при исчислении налога на прибыль и в совокупный доход работников при удержании налога на доходы физических лиц, что подтверждается материалами проверки - анализом счета 70, регистрами бухгалтерского учета: лицевыми счетами по учету труда и его оплаты, сводными ведомостями по расчету с персоналом по оплате груда, расчетными листками работников, регистрами налогового учета по учету доходов и налога на доходы физических лиц-налоговыми карточками по учету доходов и налога на доходы физических лиц.

Таким образом, суд первой инстанции сделал правильный вывод, что компенсация стоимости питания работников предусмотрена Коллективным соглашением, заключенным между работодателем и трудовым коллективом ОАО "Светлый" на 2010-2012 гг.(п.2.22) и, поскольку, выплаты на удешевление питания полностью компенсировали работникам его стоимость, то такое питание является для работников бесплатным. Данный факт подтверждает действительную цель, преследуемую налогоплательщиком, а именно: удовлетворение бытовых потребностей работников в питании с целью выполнения ими трудовых функций для осуществления производственного процесса. Следовательно, действия налогоплательщика были направлены на организацию производственного процесса, в целях осуществления им основной деятельности по добыче драгоценных металлов с использованием вахтового метода работ; были обусловлены его обязательствами как работодателя, возложенными на него действующим трудовым законодательством, в том числе, Трудовым Кодексом РФ, принятым в соответствии с ним Коллективным соглашением, а также пунктом 6.1 Основных положений о вахтовом методе организации работ, утвержденных постановлением Госкомтруда СССР, Секретариата ВЦСПС и Минздрава СССР от 31.12.1987 N 794/33-82.

Налоговым органом не оспаривается тот факт того, что понесенные обществом расходы на приобретение продуктов питания документально подтверждены и экономически обоснованы, подлежат учету в качестве расходов при исчислении налога на прибыль в соответствии с главой 25 Налогового Кодекса РФ.

Согласно пункту 1 статьи 252 Кодекса при исчислении налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Учитывая специфику производственной деятельности заявителя, экономическую обоснованность и производственную необходимость понесенных расходов по осуществлению спорных операций, суд первой инстанции правильно посчитал, что данные затраты общества в силу закона должны относиться в состав расходов в целях налогообложения прибыли, что исключает отнесение расходов на приобретение продуктов питания и оказанных услуг к объекту обложения налогом на добавленную стоимость, предусмотренному подпунктом 2 пункта 1 статьи 146 Кодекса. То обстоятельство, установленное налоговым органом в ходе налоговой проверки, что общество ошибочно не использовало законодательно установленное право отнесения в состав расходов названных затрат и неправильно отражало их в бухгалтерском и налоговом учете, не могло привести к возникновению объекта обложения налогом на добавленную стоимость, определенного подпунктом 2 пункта 1 статьи 146 Налогового Кодекса РФ. Отсутствие объекта налогообложения свидетельствует об отсутствии обязанности по определению налоговой базы, исчислению и уплате налога.

Как правильно указывает суд первой инстанции, доводы, приводимые заявителем подтверждают, что им не преследовалась цель реализации работникам услуг питания, а удержание в 2010 году стоимости приобретенных продуктов представляет собой выплату заработной платы в натуральной форме с целью обеспечения выполнения работниками (труд которых осуществляется с использованием вахтового метода работ, в условиях ограниченной возможности альтернативного питания работников) своих трудовых функций при осуществлении производственной деятельности заявителя (добычи драгоценных металлов), а не формой расчета за питание. Компенсационные выплаты, также представляющие собой расходы налогоплательщика на организацию в 2011-2012 гг. питания своих работников, обоснованно отнесены налогоплательщиком в составе расходов на оплату труда на расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, что подтверждается предоставленным в материалы дела анализом счетов и не оспаривается налоговым органом. Связь данных расходов именно с выполнением работниками их трудовой функции подтверждается также тем фактом, что удержание стоимости питания и его одновременная компенсация осуществлялась налогоплательщиком только за фактически отработанные работником дни, что подтверждается содержанием расчетных листков.

Также суд первой инстанции указал, что доказательства, предоставленные заявителем, подтверждают тот факт, что работники получали заработную плату за отработанное время, из которой стоимость питания в 2011-2012 гг. фактически не удерживалась, поскольку стоимость питания покрывалась одновременной компенсацией, начисляемой работодателем за расчетный месяц (подтверждается также предоставленными в дело расчетными листками). Следовательно, является обоснованным довод о том, что в периоды, когда работникам предоставлялась компенсация на питание (а она фактически покрывала их расходы на питание), питание являлось бесплатным, данное льготное (бесплатное) питание было предусмотрено в Коллективном соглашении, которое учитывало обязательства работодателя по организации бытовых нужд работников в соответствии с действующим трудовым законодательством.

Апелляционный суд соглашается с судом первой инстанции в том, что обеспечение заявителем своих работников горячим питанием осуществлялось в соответствии требованиями пункта 6.1 Основных положений о вахтовом методе организации работ, утвержденных постановлением Госкомтруда СССР, Секретариата ВЦСПС и Минздрава СССР от 31.12.1987 N 794/33-82, условиями Коллективного соглашения, заключенного с трудовым коллективом, представляет собой передачу товаров для собственных нужд в целях обеспечения питания работников, труд которых используется в режиме "вахтового метода организации работ", было направлено на создание благоприятных условий труда и обеспечение бытовых нужд такой категории работников, связанных с выполняемыми ими трудовых обязанностей в удалении от мест постоянного проживания и ограниченности у работников возможности по организации своего питания помимо пунктов питания, организованных работодателем; расходы на приобретение продуктов питания для работников непосредственно были связано с обеспечением производственной деятельности ЗАО "Светлый" по добыче драгоценных металлов. Питание предоставлялось только работникам заявителя по себестоимости продуктов (без наценки). Таким образом, деятельность общества по обеспечению работников горячим питанием нельзя признать предпринимательской деятельностью по оказанию услуг общественного питания, так как она была направлена не на извлечение прибыли, а на создание нормальных условий труда.

Суд первой инстанции пришел к правильным выводам о неправомерности произведенного инспекцией доначисления НДС, начисления соответствующих пеней и штрафов по операциям, связанным с организацией питания работников. Учитывая нормы п/п 2 пункта 1 статьи 146 НК РФ, включение в налоговую базу по НДС всей стоимости продуктов питания, использованных для предоставления питания работникам ЗАО "Светлый" в 2010-2012 гг., без учета обязательств налогоплательщика, как работодателя, в соответствии с условиями Коллективного соглашения (п.5.4.2.) по организации бытовых нужд работников и компенсации работникам стоимости питания, а также без учета характера, цели осуществлённых налогоплательщиком действий и произведенных им расходов является необоснованным и влечет в указанной части незаконность принятого налоговым органом решения.

Налогоплательщик в ходе выездной налоговой проверки доказал, что не оспаривается налоговым органом, связь расходов на приобретение продуктов питания с производством и обеспечением производственной ЗАО "Светлый" по добыче драгоценных металлов. Расходы налогоплательщика по приобретению продуктов питания, услуг носят производственный характер, связаны с основной деятельностью общества по выполнению добычных работ, реализация которых признается объектом обложения налогом на добавленную стоимость в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации.

Учитывая производственную направленность расходов в соответствии с положениями статей 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации заявитель имел право предъявить к вычету сумму налога на добавленную стоимость, уплаченную своим контрагентам, у которых были приобретены соответствующие продукты питания для работников общества.

Действия налогоплательщика по организации питания работников осуществлены в целях организации производственного процесса по добыче драгоценных металлов (основной деятельности) на природных месторождениях в соответствии выданной заявителю лицензией, т.е. в целях совершения операций по производству или реализации товаров (работ, услуг), которые в свою очередь облагаются налогом на добавленную стоимость по ставке 0 процентов.

В постановлении от 20.10.2009 N 9048/09 Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что анализ положений пунктов 1, 2, 4 статьи 170 и иных положений главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что законом установлен критерий, в соответствии с которым суммы налога на добавленную стоимость, включенные в цену приобретенных товаров (работ, услуг), налогоплательщик либо предъявляет к налоговому вычету, либо включает в состав расходов при исчислении налога на прибыль. Таким критерием является характер использования приобретенных товаров (работ, услуг), а именно: используются они для совершения операций, подлежащих обложению налогом на добавленную стоимость, или для операций, не подлежащих обложению названным налогом (освобождаемых от налогообложения).

Это означает, что налогоплательщик имеет право заявить к вычету суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные продавцами при приобретении товаров (работ, услуг), только в случае использования таких товаров (работ, услуг) в целях осуществления операций, подлежащих обложению данным налогом. При этом не имеет правового значения, осуществляются операции по реализации товаров (работ, услуг) иным лицам либо для собственных нужд.

Поскольку продукты питания приобретались обществом для организации питания работников для осуществления производственной деятельности, т.е. в целях осуществления основной деятельности, реализация которой подлежит налогообложению НДС, то суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что обществом выполнены условия получения вычетов НДС, предусмотренные п. 2 ст. 171, ч.3. ст.172 НК РФ.

С учетом того, что заявителем подтвержден факт приобретения товаров (работ, услуг) в целях осуществления операций, подлежащих обложению налогом на добавленную стоимость, а налоговый орган не доказал обратного, суд приходит к выводу об обоснованном праве заявителя на применение налоговых вычетов, которое должно было быть учтено налоговым органом при переквалификации хозяйственных операций налогоплательщика.

Согласно пункту 4 статьи 89 НК РФ целью проведения выездных налоговых проверок является установление действительной обязанности налогоплательщика по уплате налогов, сборов, пеней, штрафов. Правовая позиция о необходимости определения в ходе выездной налоговой проверки действительного размера налоговой обязанности при переквалификации налоговым органом совершенных налогоплательщиком хозяйственных операций была сформулирована Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 06.07.2010 N 17152/09.

Суд первой инстанции рассмотрел дело с учетом перерасчета (неоспариваемый эпизод по выдаче табачных изделий за 2010 год в размере 2799805,70 рублей; за 2011 год в размере 3311655,02 рублей; за 2012 год в размере 5090216,28 рублей).

В соответствии с пунктом 1 статьи 173 НК РФ при определении суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, общая сумма налога, исчисленная в соответствии со статьей 166 НК РФ, уменьшается на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьей 171 НК РФ.

В рассматриваемом случае, как правильно указывает суд первой инстанции, налоговым органом при определении в ходе выездной налоговой проверки размера недоимки по НДС вследствие увеличения налоговой базы, облагаемой по ставке 18 % по операциям, связанным с реализацией табачных изделий, должны учитываться не только вычеты, связанные с приобретением табачных изделий, но и вычеты, связанные с приобретением продуктов питания в целях совершения операций по производству или реализации драгоценных металлов, которые, в свою очередь, облагаются налогом на добавленную стоимость по ставке 0 %. Однако, наличие у налогоплательщика права на самостоятельное применение налоговых вычетов путем их декларирования, не освобождает налоговый орган от обязанности определения в рамках выездной налоговой проверки суммы действительного налогового обязательства налогоплательщика. Документы, подтверждающие произведенные налоговые вычеты, были представлены заявителем налоговому органу в ходе выездной налоговой проверки. При этом претензий к документальному подтверждению заявителем примененных налоговых вычетов оспариваемое решение налогового органа не содержит, более того, сам налоговый орган в оспариваемом решении подтвердил правильное документальное оформление, достоверное содержание счетов-фактур, других первичных документов, подтверждающих факт и размер понесенных налогоплательщиком расходов для организации питания работников.

Принимая во внимание требования п.3.ст.172, пп. 6 пункта 1 статьи 164, пп.8,10 ст.165, 167 Налогового кодекса РФ, заявителем в ходе рассмотрения дела в соответствии с установленным в Положениях об учетной политике для целей налогового учета порядком определения суммы НДС к вычету, относящейся к товарам (работам, услугам), имущественным правам, приобретенным для производства и реализации драгоценных металлов, определена сумма налоговых вычетов по приобретенным продуктам питания, относимая к добытым и реализованным в налоговых периодах 2010-2012 гг. драгоценным металлам; учтено увеличение налоговой базы от реализации в налоговых периодах 2010-2012 гг. табачных изделий, облагаемой по ставке 18 %; учтена сумма налоговых вычетов по приобретенным в налоговых периодах 2010-2012 гг. табачным изделиям.

Расчеты заявителя составлены с учетом требований, установленных в ст.166, 171-173 НК РФ, представлены в Таблице N 1 "Расчет суммы налога на добавленную стоимость по эпизоду обеспечения работников питанием, удержанием за табачные изделия в 2010-2012 гг."; Расчетах суммы НДС, подлежащей вычету по операциям по реализации драгметаллов по ставке 0%, приходящийся на реализованный металл (составленных за налоговые периоды 2010-2012 гг.); Таблице N 2 "Данные по приобретенным табачным изделиям в разрезе счетов-фактур за налоговые периоды 2010-2012 гг.

Как правильно указывает суд первой инстанции, расчеты, составленные заявителем налоговым органом не опровергнуты, контррасчет не предоставлен.

Учитывая толкование статьи 122 НК РФ, данное Пленумом ВАС РФ в п.20 Постановления от 30.07.2013 г. N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации", принимая во внимание, что заявителем при подаче налоговых деклараций по НДС право на налоговые вычеты, установленное в результате переквалификации его хозяйственных операций, ранее не заявлялось, НДС по приобретенным продуктам не возмещался, что подтверждается самим налоговым органом, учитывая сумму недоимки по НДС в результате занижения налоговой базы в части выручки от реализации табачных изделий и суммы вычетов по ним, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии у заявителя недоимки по НДС за 2010-2012 гг.

В соответствии с пунктом 1 статьи 122 Налогового Кодекса Российской Федерации неуплата или неполная уплата сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия) влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченных сумм налога.

В силу статьи 122 Налогового кодекса РФ занижение налоговой базы, иное неправильное исчисление налога или другие неправомерные действия (бездействия) налогоплательщика образуют состав предусмотренного данной нормой правонарушения лишь в том случае, если такие действия (бездействия) привели к неуплате или неполной уплате сумм налога, то есть к возникновению задолженности по этому налогу.

В соответствии со ст.75 НК РФ пеней признается установленная настоящей статьей денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов, в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.

Поскольку установленные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии у заявителя недоимки по НДС за 2010-2012 гг., то суд первой инстанции правильно посчитал, что у налогового органа не имелось оснований для привлечения Общества к ответственности, предусмотренной п.1 ст. 122 Налогового кодекса РФ в виде штрафа размере 65757 руб. 80 коп. и начисления пени за несвоевременную уплату НДС в размере 334551 руб. 97 коп.

Доводы налогового органа отклоняются по мотивам, изложенным судом первой инстанции. Ссылки на судебную практику также отклоняются, поскольку выводы судов в каждом деле имеют свое фактическое основание. Апелляционный суд полагает, что в каждом случае требуется исследовать фактические обстоятельства на предмет их действительного экономического смысла, в данном случае, материалы дела свидетельствуют о том, что, фактически, общество несло затраты на питание работников-вахтовиков, которое организовывало согласно требованиям закона и коллективных договоров.

При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, доводы которой проверены в полном объеме, но не могут быть учтены, как не влияющие на законность и обоснованность принятого по делу судебного акта.

Суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции в обжалуемой части и удовлетворения апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 27 июля 2015 года по делу N А19-921/2015 в обжалуемой части оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение двух месяцев с даты принятия через арбитражный суд первой инстанции.

 

Председательствующий

Е.О.Никифорюк

 

Судьи

Е.В.Желтоухов
Э.В.Ткаченко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А19-921/2015


Истец: ЗАО "Светлый"

Ответчик: Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 3 по Иркутской области