Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 сентября 2016 г. N 18АП-10228/16 (ключевые темы: срок полезного использования - проведение экспертизы - коллективный договор - натуральная форма - основные средства) (подтверждено кассацией)

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 сентября 2016 г. N 18АП-10228/16

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 29 ноября 2016 г. N Ф09-10151/16 настоящее постановление оставлено без изменения

Требование: о признании недействительным акта органа власти, о признании недействительным договора, о признании недействительным права собственности по договору на оказание услуг по уплате налогов

Вывод суда: решение суда первой инстанции оставлено в силе

г. Челябинск

 

08 сентября 2016 г.

Дело N А47-11729/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 01 сентября 2016 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 08 сентября 2016 года.

 

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Плаксиной Н.Г.,

судей Арямова А.А., Костина В.Ю.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Шелонцевой Т.В., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Оренбургской области и общества с ограниченной ответственностью "РН-Бурение" на решение Арбитражного суда Оренбургской области от 10 июня 2016 г. по делу N А47-11729/2015 (судья Александров А.А.).

В заседании приняли участие представители:

общества с ограниченной ответственностью "РН-Бурение" - Цыб А.В. (доверенность N 45 от 08.02.20016);

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Оренбургской области - Полякова О.П. (доверенность N 03/03 от 11.01.2016), Шарипов К.Т. (доверенность N 03/05 от 14.01.2016); Сборец Э.Ю. (доверенность N 03/20 от 09.10.2015).

Общество с ограниченной ответственностью "ОРЕНБУРГСКАЯ БУРОВАЯ КОМПАНИЯ" (далее - ООО "ОБК", заявитель, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Оренбургской области (далее - заинтересованное лицо 1, налоговый орган, инспекция, Межрайонная ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Оренбургской области) о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Оренбургской области от 20.08.2015 N 20 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в части доначислений: налога на прибыль организации в сумме 8 033 923 руб., пени в сумме 619 070 руб. 88 коп., штрафа в сумме 539 989 руб.; налога на добавленную стоимость в сумме 7 116 146 руб., пени в сумме 358 246 руб. 29 коп., штрафа в сумме 414 290 руб.; налога на доходы физических лиц в сумме 1 159 332 руб., пени в сумме 289 112 руб., штрафа в сумме 83 945 руб. (с учетом уточнений).

Определением от 10.02.2016 (полный текст определения изготовлен 17.02.2016) заявление общества с ограниченной ответственностью "РН-Бурение" (ОГРН 1067746404681, ИНН 7706613770) о замене стороны по делу ее правопреемником удовлетворено, произведена замена выбывшей стороны - ООО "ОБК" на ее правопреемника - общество с ограниченной ответственностью "РН-Бурение" (далее - ООО "РН-Бурение", заявитель, налогоплательщик).

Определением от 17.03.2016 к участию в деле в качестве второго заинтересованного лица привлечена Инспекция Федеральной налоговой службы N 25 по г. Москве (далее - заинтересованное лицо 2, Инспекция ФНС N 25 по г.Москва).

Решением от 10.06.2016 (резолютивная часть от 03.06.2016) суд удовлетворил заявленные требования ООО "РН-Бурение", признал недействительным решение Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Оренбургской области от 20.08.2015 N 20 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления: налога на прибыль организации в сумме 8 033 923 руб., пени по налогу на прибыль в сумме 619 070 руб. 88 коп., штрафа по налогу на прибыль, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Налоговый кодекс), в сумме 539 989 руб.; налога на добавленную стоимость в сумме 7 116 146 руб., пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 358 246 руб. 29 коп., штрафа по налогу на добавленную стоимость, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса в сумме 414 290 руб.; пени по налогу на доходы физических лиц в сумме 289 112 руб., штрафа по налогу на доходы физических лиц, предусмотренного статьей 123 Налогового кодекса в сумме 83 945 руб.

Суд обязал Инспекцию ФНС N 25 по г. Москве устранить нарушение прав и законных интересов заявителя, с Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Оренбургской области в пользу ООО "РН-Бурение" взысканы судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 3 000 руб.

Не согласившись с указанным решением, инспекция обратилась с апелляционной жалобой, в которой просить отменить решение суда полностью, в удовлетворении заявленных требований налогоплательщика отказать.

В обоснование указывает, что судом неправильно применены нормы статьи 146 Налогового кодекса. Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.05.2014 N 33, операции по предоставлению питания работникам не подлежит налогообложению налогом на добавленную стоимость (далее также - НДС) только в тех случаях, когда их предоставление предусмотрено трудовым законодательством, которое в соответствии со статьей 5 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - Трудовой кодекс) состоит из данного Кодекса, а также иных федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации, содержащих нормы трудового права. В соответствии со статьями 164, 222 Трудового кодекса питание, предоставляемое ООО "ОБК" своим работникам - вахтовикам, не является гарантией и компенсацией, предусмотренными федеральным, региональным или локальным актом трудового права. Тем более следует учесть, что ООО "ОБК" предоставляет работникам питание на возмездной основе.

Вывод суда о том, что в связи с отсутствием у налогоплательщика экономической выгоды (дохода в денежной или натуральной форме) при предоставлении услуг питания не возникает объекта налогообложения НДС, противоречит нормам главы 21 Налогового кодекса. Операции, не являющиеся объектом налогообложения НДС поименованы в пункте 2 статьи 146 Налогового кодекса, этот перечень является закрытым, и оплата труда в натуральной форме, в том числе в виде услуг по организации питания, а также возмездная передача продуктов питания, в нем отсутствуют.

Следовательно, ООО "ОБК" в 2012-2013 годах неправомерно не включало в налоговую базу стоимость услуг по организации питания и стоимость продуктов питания, удержанную из заработной платы работников, и не исчисляло НДС по ставке 18%.

Также считает, что позиция инспекции поддерживается Министерством финансов Российской Федерации в письме от 16.10.2014 N 03-07-15/52270.

Поскольку суд первой инстанции неправомерно признал доначисление НДС незаконным, то и неправомерны выводы суда об отсутствии объекта обложения налогом на доходы физических лиц (далее также - НДФЛ).

Считает необоснованными выводы суда о том, что оспариваемое решение инспекции направлено на переоценку фактов, установленных в судебных актах по делу N А47-2147/2014. В указанном судебном акте суд пришел к выводу об отсутствии у налогового органа в 2011 году доказательств, подтверждающих отнесение спорного основного средства к определенной амортизационной группе. При этом при рассмотрении судом дела N А47-2147/2014 в материалах проверки отсутствовало заключение эксперта о сроке полезного использования спорного основного средства.

ООО "РН-Бурение" также обратился с апелляционной жалобой, не согласившись с отдельными выводами суда в мотивировочной части решения.

Считает, что арбитражный суд в нарушение статьи 64, 170 Налогового кодекса не были приняты во внимание доводы заявителя о наличии процессуальных нарушений при назначении и проведении экспертизы в рамках выездной налоговой проверки. Указывает, что экспертиза проведена налоговым органом с нарушением требований статей 82, 95 Налогового кодекса, налогоплательщик был лишен своего права присутствовать при проведении экспертизы и давать объяснения. Экспертное заключение подготовлено лицом, не имеющего в соответствии со статьей 95 Налогового кодекса правовых оснований и полномочий для проведения экспертизы.

Вопреки требованиям статьи 82, 102 Налогового кодекса налоговый орган в рамках проводимой проверки осуществлял сбор информации о налогоплательщике с нарушением требований Конституции Российской Федерации и Налогового кодекса. Налоговый орган распространил сведения о налогоплательщике, составляющие налоговую тайну, в целях сбора информации, положенных в последствие в основу оспариваемого решения.

Считает, что экспертиза проведена лицами, не владеющими специальными познаниями по отношению к тем вопросам, которые были поставлены перед ними для исследования.

Экспертами и налоговым органом срок полезного использования спорного объекта основных средств определен в нарушение требований статьи 258 Налогового кодекса и Постановления Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1. Экспертом срок полезного использования спорного объекта основных средств определен на основании среднего срока полезного использования агрегатов, которые входят в состав системы управления буровой установки, что противоречит требованиям статьи 258 Налогового кодекса.

Указывает, что экспертом и в последствии налоговым органом, допущены элементарные арифметические ошибки при определении срока полезного использования системы управления буровой установки.

Просит изменить мотивировочную часть решения. Исключив абзац 2 и 9 страницы 19 решения, касающихся выводов суда об отклонении доводов заявителя относительно наличия процессуальных нарушений при назначении и проведении экспертизы.

От заявителя и налогового органа поступили отзывы на апелляционные жалобы, в которых они возражают против доводов апелляционной жалобы друг друга.

В судебном заседании представители инспекции и налогоплательщика настаивали на доводах своих апелляционных жалоб.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка деятельности заявителя по вопросам правильности исчисления, своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов (налог на добавленную стоимость, налог на доходы физических лиц, налог на прибыль организаций, водный налог, транспортный налог, налог на имущество организаций, земельный налог) за период с 01.01.2012 по 31.12.2013..

По результатам проверки налоговым органом составлен акт от 08.07.2015 N 10.

По результатам проверки Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Оренбургской области принято решение от 20.08.2015 N 20, в котором доначислен налог на прибыль организаций в сумме 9 074 893 руб., налог на добавленную стоимость в сумме 9 611 541 руб., начислены соответствующее пени в размере 1 692 474 рублей. Также общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122, статьей 123 Налогового кодекса в виде штрафа в размере 1 506 151 руб. Кроме того, обществу предложено удержать и перечислить в бюджет сумму удержанного налога на доходы физических лиц в размере 1 159 332 руб.

В целях соблюдения обязательного досудебного порядка обжалования, налогоплательщик обратился с апелляционной жалобой в вышестоящий налоговый орган.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Оренбургской области от 23.10.2015 N 16-15/12926 отменено решение налогового органа в части доначисления НДС в сумме 2 495 395 руб., а также начисления пени и предъявления штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса в соответствующих суммах.

ООО "РН-Бурение", не согласившись с решением налогового органа в оспариваемой части, обратилось с настоящим заявлением в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу о несоответствии выводов налогового органа в оспариваемом решении.

Оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации все имеющиеся в деле доказательства в их совокупности, суд апелляционной инстанции, с учётом положений статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришёл к следующим выводам.

Как следует из текста оспариваемого решения, налоговым органом сделан вывод о том, что ООО "ОБК" в 2012-2013 годах неправомерно не включило в налоговую базу стоимость услуг по организации питания работников и стоимость продуктов питания, удержанную из заработной платы работников, и не исчислило НДС по ставке 18%.

Инспекция указывает, что оказание услуг по организации питания работникам общества за его счет, а также передача работникам продуктов питания, приобретенных за счет общества, с последующим удержанием их стоимости из заработной платы, являются реализацией товара (услуг), подлежащей налогообложению НДС.

На основании подпункта 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса объектом налогообложения признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации. При этом в целях обложения НДС передача права собственности на товары, результатов выполненных работ, оказание услуг на безвозмездной основе признаются реализацией товаров (работ, услуг).

Согласно статье 39 Налогового кодекса реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных Налоговым кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу - на безвозмездной основе.

Подпунктом 2 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса установлено, что объектом налогообложения признаются следующие операции: передача на территории Российской Федерации товаров (выполнение работ, оказание услуг) для собственных нужд, расходы на которые не принимаются к вычету (в том числе через амортизационные отчисления) при исчислении налога на прибыль организаций.

В соответствии с пунктом 2 статьи 249 Налогового кодекса выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах.

Согласно статьи 255 Налогового кодекса в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

В пункте 4 статьи 255 Налогового кодекса установлено, что к расходам на оплату труда в целях главы 25 Налогового кодекса относится, в частности, стоимость бесплатно предоставляемых работникам в соответствии с законодательством Российской Федерации коммунальных услуг, питания и продуктов, предоставляемого работникам налогоплательщика в соответствии с установленным законодательством РФ порядком бесплатного жилья (суммы денежной компенсации за непредставление бесплатного жилья, коммунальных и иных подобных услуг).

Согласно пункту 25 статьи 255 Налогового кодекса к расходам на оплату труда в целях главы 25 Налогового кодекса относятся другие виды расходов, произведенные в пользу работника, предусмотренные трудовым договором и (или) коллективным договором.

В соответствии со статьей 297 Трудового кодекса вахтовым методом работы является особая форма осуществления трудового процесса вне места постоянного проживания работников, когда не может быть обеспечено ежедневное их возвращение к месту постоянного проживания. Вахтовый метод применяется при значительном удалении места работы от места постоянного проживания работников или места нахождения работодателя в целях сокращения сроков строительства, ремонта или реконструкции объектов производственного, социального и иного назначения в необжитых, отдаленных районах или районах с особыми природными условиями, а также в целях осуществления иной производственной деятельности.

Согласно пункту 3.1 Основных положений о вахтовом методе организации работ, утвержденных Постановлением Госкомтруда СССР, Секретариата ВЦСПС, Минздрава СССР от 31.12.1987 N 794/33-82, вахтовые поселки представляют собой комплекс жилых, культурно-бытовых, санитарных и хозяйственных зданий и сооружений, предназначенных для обеспечения жизнедеятельности работников, работающих вахтовым методом, в период их отдыха на вахте, а также обслуживания строительной и спецтехники, автотранспорта, хранения запасов товарно-материальных ценностей.

Пунктом 6.1 Основных положений о вахтовом методе организации работ установлено, что проживающие в вахтовых поселках обеспечиваются транспортным, торгово-бытовым обслуживанием, а также ежедневным трехразовым горячим общественным питанием.

Из положений статьи 5 Трудового кодекса следует, что трудовые отношения регулируются, в том числе, коллективными договорами, соглашениями и локальными нормативными актами.

В рассматриваемой ситуации обеспечение работников общества общественным питанием в котлопунктах и столовых регулируется Трудовым кодексом, Основными положениями о вахтовом методе организации работ, локальными нормативными актами и является элементом системы оплаты труда.

Пунктом 7.15 коллективного договора ООО "ОБК" на 2010-2013 г.г. (т.д. 2 л.д. 11-29) предусмотрено, что работодатель обеспечивает работникам общества общественное питание в котлопунктах и столовых с возмещением затрат, предусмотренных действующим законодательством в пределах сумм, установленных бизнес-планом. Принять нормы частичной компенсации питания работников общества, в следующих размерах: для работников, работающих вахтовым методом с организованным трехразовым питанием (приложение N 9 к коллективному договору) - по расчету исходя из договорной стоимости обслуживания одного котлопункта. Стоимость частичной оплаты питания за один день определяется делением общей суммы затрат на основании отчетов, предоставляемых за месяц на общее количество вахтовых дней, отработанных всеми работниками, которым установлен вахтовый метод работы. Компенсация питания для каждого работника, определяемая умножением стоимости питания 1 дня на количество вахтовых дней, отработанных конкретным работником, подлежит обложению НДФЛ.

Пунктом 3.7 "Общего положения по оплате труда и материальному стимулированию работников ООО "ОБК" (т.д. 1 л.д. 144-162) работникам общества, для которых установлен вахтовый метод работы, организовано трехразовое питание. Стоимость продуктов питания оплачивается непосредственно работником за наличный или безналичный (под запись) расчет. Стоимость содержания котлопункта на объекте оплачивается обществом на основании подписанных договоров.

В целях исполнения условий коллективного договора ООО "ОБК" заключены договоры на оказание услуг по организации торговли с третьими лицами.

Согласно ежемесячным расчетным ведомостям за 2012, 2013 г.г. по расчетам и выплатам заработной платы работникам ООО "ОБК" стоимость услуг по организации питания ("193 Компенсация стоимости питания") включена в доходы работников общества, полученные ими в натуральной форме, стоимость питания удержана из заработной платы работников ООО "ОБК".

Сумма, затраченная обществом на продукты питания работника в месяц, является выплатой заработной платы в натуральной форме, включается в совокупный доход работника и облагается налогом на доходы физических лиц.

Судом установлено, что обществом в проверяемом периоде, стоимость услуг по организации питания ("193 Компенсация стоимости питания") отнесена в порядке статьи 255 Налогового кодекса в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

Налоговый орган правомерность признания таких расходов при налогообложении прибыли не оспаривает.

Как следует из материалов дела, питанием обеспечивались только работники общества в соответствии с условиями коллективного договора и положения об оплате труда, что обусловлено спецификой и характером работы в организации, с целью создания для работников надлежащих условий труда, исполнения трудовой функции работниками, участвующими в производственном процессе бурения скважин для добычи углеводородного сырья.

Следовательно, такого рода обеспечение работников питанием, вытекающее из условий коллективного договора и положения об оплате труда, связанное с исполнением работниками трудовых обязанностей, не является безвозмездной передачей услуг (товара).

Экономическую выгоду в денежной или в натуральной форме общество в данном случае не получало, цель реализации услуг по организации питания вахтовых сотрудников, продуктов питания отсутствовала, поскольку такая деятельность для налогоплательщика являлась обязательной в силу действующего законодательства, коллективного договора и положения об оплате труда, и обусловлена спецификой, характером работы в организации.

В данном случае, объект налогообложения, предусмотренный подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса, не возникает.

Из материалов дела следует, что именно коллективным договором и положением об оплате труда общества предусмотрена обязанность по обеспечению его работников питанием. ООО "ОБК", выполняя указанную обязанность, производило выплату работникам в натуральной форме, исчисляя с указанных выплат налог на доходы физических лиц, включало стоимость организации питания в состав расходов на оплату труда при исчислении налога на прибыль.

На основании указанного суд пришел к обоснованному и правильному выводу о неправомерности произведенного инспекцией доначисления НДС, начисления соответствующих пеней и штрафов.

Доводы инспекции по данному эпизоду основаны на неправильной оценки обстоятельств дела об ошибочном толковании налогового законодательства, в связи с чем подлежат отклонению по выше приведенным мотивам.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.05.2014 N 33, не являются объектом налогообложения также операции по бесплатному предоставлению налогоплательщиком своим работникам предусмотренных трудовым законодательством гарантий и компенсаций в натуральной форме (например, при наличии вредных и (или) опасных условий труда).

Как указывалось, в силу статьи 5 Трудового кодекса коллективные договоры относятся к актам трудового законодательства. Обеспечение питания работников в данном случае предусмотрено коллективным договором.

Ссылка налогового органа в обоснование своей позиции на данное Постановление также не принимается апелляционной инстанцией, поскольку указанное толкование напрямую не относится к обстоятельствам рассматриваемого спора, который касается вопроса налогообложения сумм обеспечения работников питанием в счет заработной платы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 207 Налогового кодекса налогоплательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Согласно статье 210 Налогового кодекса при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 настоящего Кодекса.

Как следует из текста оспариваемого решения, в качестве дохода, подлежащего обложением налогом на доходы физических лиц, налоговый орган признал сумму НДС, на которую должна быть увеличена натуральная форма оплаты труда в виде организации питания.

Учитывая, что отсутствует объект обложения налогом на добавленную стоимость, правовые основания увеличения налоговой базы по НДФЛ на соответствующую сумму НДС отсутствуют.

По результатам налоговой проверки налоговый орган установил, что обществом завышены расходы в виде амортизационных отчислений на сумму 40 169 617 руб., что привело к недоплате налога на прибыль в 2012 году в сумме 8 033 923 руб. По мнению налогового органа, завышение амортизационных отчислений произошло по причине неверного определения налогоплательщиком кода ОКОФ 14 3222311 "Система управления автоматизированными линиями и комплексами" по объекту основных средств с инвентарным номером N 5219 "Система управления VFD/MCC", что привело к неверному определению амортизационной группы и срока полезного использования.

Налоговый орган на основании заключения эксперта от 10.04.2015 N 105/2015 (т.д. 7 л.д. 123-143), которое было получено в рамках проводимой выездной налоговой проверки, в оспариваемом решении указал, что срок полезного использования системы управления буровой установки составляет 15 лет (181 мес.).

Суд первой инстанции данный вывод налогового органа признал неправомерным, обоснованно руководствуясь следующим.

В соответствии со статьями 247 Налогового кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком.

В соответствии со статьями 252 Налогового кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Налогового кодекса).

При этом расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В силу пункта 2 статьи 253 Налогового кодекса расходы, связанные с производством и (или) реализацией включают в себя, в том числе суммы начисленной амортизации.

Согласно пункту 1 статьи 256 Налогового кодекса амортизируемым имуществом признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено настоящей главой), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации.

Пунктом 2 статьи 257 Налогового кодекса установлено, что первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и иным аналогичным основаниям.

Таким образом, затраты, указанные в пункте 2 статьи 257 НК РФ, учитываются в стоимости основных средств и списываются на расходы через амортизацию.

Согласно пункту 1 статьи 258 Налогового кодекса, амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования. Сроком полезного использования признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика. Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями настоящей статьи и с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации.

Классификация основных средств состоит из десяти амортизационных групп и предназначается для обязательного использования всеми организациями независимо от форм собственности при начислении амортизации и износа основных средств.

Так, в соответствии с пунктом 3 статьи 258 Налогового кодекса к первой амортизационной группе отнесено все недолговечное имущество со сроком полезного использования от 1 года до 2 лет включительно. К седьмой группе относится имущество со сроком полезного использования свыше 15 лет до 20 лет включительно.

Суд первой инстанции признал ошибочным вывод налогового органа об отнесении спорного имущества (система управления буровой установки, инвентарный номер N 5219) к седьмой амортизационной группе, руководствуясь выводами решения Арбитражного суда Оренбургской области от 17.11.2014 по делу NА47-2147/2014.

В указанном решении Арбитражного суда Оренбургской области сделан вывод, что налогоплательщик правомерно присвоил код ОКОФ 14 3222311 и включил спорный объект в 1-ю амортизационную группу со сроком полезного использования 24 мес.

Принимая наличие противоречивости мнения специалиста Грекова Э.Л. и результатов экспертизы, проведенной налогоплательщиком, суд счел необходимым руководствоваться положениями части 1 статьи 258 Налогового Кодекса, согласно которой срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями настоящей статьи и с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда о том, что оспариваемое решение инспекции направлено на переоценку фактов, установленных в судебных актах по делу N А47-2147/2014.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации (часть 1 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 17.03.2009 N 5-П согласно статье 118 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. По смыслу данной статьи во взаимосвязи со статьей 10 Конституции Российской Федерации, именно суду принадлежит исключительное полномочие принимать окончательные решения в споре о праве, в том числе по делам, возникающим из налоговых правоотношений, что, в свою очередь, означает недопустимость преодоления вынесенного судом решения посредством юрисдикционного акта административного органа.

Преодоление судебного решения путем принятия административным органом юрисдикционного акта, влекущего для участников спора, по которому было принято судебное решение, иные последствия, нежели определенные этим судебным решением, означает нарушение установленных Конституцией Российской Федерации судебных гарантий прав и свобод, не соответствует самой природе правосудия, которое осуществляется только судом, и несовместимо с конституционными принципами самостоятельности судебной власти, независимости суда и его подчинения только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлениях от 11.05.2005 N 5-П и от 05.02.2007 N 2-П, исключительная по своему существу возможность преодоления вступивших в законную силу окончательных судебных актов предполагает установление таких особых процедурных условий их пересмотра, которые отвечали бы прежде всего требованиям правовой определенности, обеспечиваемой признанием законной силы судебных решений, их неопровержимости, что, как правило, даже в судебных процедурах может быть поколеблено, только лишь если какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство или обнаруженные фундаментальные нарушения неоспоримо свидетельствуют о судебной ошибке, без устранения которой компетентным судом невозможно возмещение причиненного ею ущерба. Тем более недопустимо дезавуирование судебного решения во внесудебной процедуре.

Конкретизируя вытекающее из статей 10 и 118 Конституции Российской Федерации положение о юридической силе актов судебной власти применительно к делам, разрешаемым арбитражными судами, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает, что вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации (часть 1 статьи 16). Это означает, что судебный акт, принятый по спору между действующим от имени государства налоговым органом и налогоплательщиком, впредь до его опровержения в судебном же порядке не может быть отвергнут никаким другим налоговым органом, в том числе вышестоящим.

Проверка законности и обоснованности судебных актов осуществляется лишь в специальных, установленных процессуальным законом процедурах - посредством рассмотрения дела судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Иная - не судебная - процедура ревизии судебных актов принципиально недопустима, поскольку означала бы возможность - вопреки обусловленным природой правосудия и установленным процессуальным законом формам пересмотра судебных решений и проверки их правосудности исключительно вышестоящими судебными инстанциями - замещения актов органов правосудия административными актами, что является безусловным отступлением от необходимых гарантий самостоятельности, полноты и исключительности судебной власти (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17.03.2009 N 5-П).

Вопрос о законности присвоения налогоплательщиком кода ОКОФ основному средству (инв.N 5219) и включения данного объекта в 1 амортизационную группу со сроком полезного использования 24 месяца, был предметом рассмотрения арбитражного суда по делу N А47-2147/2014 по заявлению общества об оспаривании решения налогового органа по результатам выездной налоговой проверки за другой налоговый период. Суд признал незаконными выводы налогового органа об отнесении спорного объекта к 5 амортизационной группе и правомерности действий налогоплательщика по включению объекта в первую группу.

Таким образом, судебным актом, вступившим в законную силу, установлено обстоятельство по отнесению основанного средства (инв.N 5219) к первой амортизационной группе. Данное обстоятельство установлено не относительно какого-либо отдельного налогового периода, а в отношении конкретного объекта основных средств, срок полезного его использования установлен на дату ввода в эксплуатацию и до окончания пользования.

При этом ссылка инспекции о том, что в указанном решении по делу N А47-2147/2014 суд лишь пришел к выводу об отсутствии у налогового органа в 2011 году доказательств, подтверждающих отнесение спорного основного средства к определенной амортизационной группе, ошибочна и не свидетельствует о наличии у налогового органа права при проведении последующей проверки установить в отношении спорного объекта иные обстоятельства, основываясь на иных полученных доказательствах (проведенной экспертизы).

Суд правильно указал, что, являясь стороной по делу N А47-2147/2014 инспекция, в нарушение части 1 статьи 16, части 7, 8 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, без учета приведенной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, в рамках проведения выездной налоговой проверки в период с 23.09.2014 по 15.05.2015 необоснованно не приняла во внимание судебное решение от 17.11.2014, вынесла оспариваемый в рамках настоящего спора ненормативный правовой акт, направленный на преодоление состоявшегося судебного акта - решения Арбитражного суда Оренбургской области от 17.11.2014 по делу N А47-2147/2014, и дезавуирующие его значение.

Таким образом, решение налогового органа N 20 от 20.08.2015 в оспариваемой части не может преодолевать обстоятельства, установленные вступившими в силу судебными актами по делу N А47-2147/2014, создавать иные последствия, нежели определенные судебными актами.

При указанных обстоятельствах суд обоснованно не принял в качестве допустимого надлежащего доказательства, подтверждающего доводы налогового органа, экспертное заключение от 10.04.2015 N 105/2015 (т.д. 7 л.д. 123-143), которое было получено в рамках проводимой выездной налоговой проверки.

При таких обстоятельствах, налоговым органом не доказаны законные основания для исключения из состава расходов за 2012 год суммы начисленной амортизации и доначисления налога на прибыль организаций в размере 8 033 923 руб.

В силу указанного доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе инспекции, судом апелляционной инстанции отклоняются, поскольку основаны на ошибочном толковании норм законодательства.

В отношении доводов апелляционной жалобы ООО "РН-Бурение" по процедуре проведенной налоговым органом при выездной проверке экспертизы, суд апелляционной инстанции отмечает следующее.

Поскольку суд признал заключение экспертизы недопустимым доказательством по выше указанным мотивам, то оценка процессуальных нарушений при его получении не требовалась.

Кроме того, суд правильно указал на то, что заявитель мог воспользоваться процессуальными способами опровержения экспертного заключения, такими как: вызов эксперта в суд и получение его пояснений по представленному заключению; оспаривание достоверности экспертного заключения представлением заключения специалиста (эксперта), содержащего иные выводы; заявление ходатайства о назначении дополнительной или повторной экспертизы, в том числе со ссылкой на нарушение процессуальных прав. Указанным процессуальным правом заявитель не воспользовался.

Таким образом, оснований для исключения из мотивировочной части решения выводов суда об отклонении доводов заявителя относительно процессуальных нарушений при проведении экспертизы, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Между тем следует признать обоснованным довод заявителя о нарушении при проведении экспертиза требований статей 82, 95 Налогового кодекса, поскольку налогоплательщик был лишен своего права присутствовать при проведении экспертизы и давать объяснения.

Как следует из материалов дела, налогоплательщик был ознакомлен инспекцией с постановлением о назначении экспертизы от 10.03.2015 N 2 в этот же день. Из заключения экспертизы следует, что осмотр площадки буровой установки, принадлежащей ООО "ОБК", на объекте в поселке Шахринав, Республика Таджикистан произведен также 10.03.2015.

Таким образом, в нарушение статьи 95 Налогового кодекса заявитель не был своевременно проинформировано о месте и времени проведения экспертизы, в связи с чем, был лишен возможности предоставить дополнительные вопросы эксперту и давать объяснения эксперту. При этом направление уведомления о проведении экспертизы 05.03.2015 не опровергает довод о нарушении прав заявителя, так как в нем не установлено точное время проведения осмотра, не указаны вопросы.

Довод заявителя о том, что экспертное заключение подготовлено лицом, не имеющим в соответствии со статьей 95 Налогового кодекса правовых оснований и полномочий для проведения экспертизы, не принимается, поскольку опровергается представленными налоговым органом документами о квалификации экспертов (т.7 л.д.123-146).

В отношении доводов о неправильном определении экспертами срока полезного использования, допущенных при этом арифметических ошибках суд апелляционной инстанции не может дать оценку, поскольку это требует специальных познаний. Согласно Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации данные вопросы разрешаются путем назначения повторной или дополнительной экспертизы, получения консультации специалиста.

Иные доводы о процессуальных нарушениях при проведении экспертизы отклоняются апелляционной инстанцией в силу положений части 14 статьи 101 Налогового кодекса, поскольку их нельзя признать существенными.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно удовлетворил заявленные требования о признании недействительным оспариваемого решения. Суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены полностью или изменения мотивировочной части решения суда первой инстанции, и, следовательно, удовлетворения апелляционных жалоб.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом апелляционной инстанции не установлено.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса налоговый орган освобождается от уплаты государственной пошлины при подаче апелляционной жалобы. Расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе заявителя относятся на него в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Излишне уплаченная государственная пошлины в сумме 1500 руб. подлежит возврату заявителю в соответствии со статьей 333.21 Налогового кодекса.

Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Оренбургской области от 10 июня 2016 г. по делу N А47-11729/2015 оставить без изменения, апелляционные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Оренбургской области и общества с ограниченной ответственностью "РН-Бурение" - без удовлетворения.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью "РН-Бурение" из федерального бюджета государственную пошлину по апелляционной жалобе в сумме 1500 руб., излишне уплаченную по платежному поручению от 12 июля 2016 г. N 136851.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

 

Председательствующий

Н.Г. Плаксина

 

Судьи

А.А. Арямов
В.Ю. Костин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А47-11729/2015


Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 29 ноября 2016 г. N Ф09-10151/16 настоящее постановление оставлено без изменения


Истец: ООО "ОРЕНБУРГСКАЯ БУРОВАЯ КОМПАНИЯ", ООО "РН-Бурение", ООО \ "РН-Бурение\"

Ответчик: Межрайонная инспекция по крупнейшим налогоплательщикам по Оренбургской области

Третье лицо: Инспекция Федеральной налоговой службы N 25 по г. Москве