Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 16 ноября 2018 г. N 02АП-7959/18

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 5 марта 2019 г. N Ф01-468/19 настоящее постановление оставлено без изменения

 

г. Киров

 

16 ноября 2018 г.

Дело N А82-12908/2018

 

Второй арбитражный апелляционный суд в составе судьи Сандалова В.Г.

без вызова сторон,

рассмотрев апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Санаторий "Золотой колос"

на решение Арбитражного суда Ярославской области от 28.08.2018 по делу N А82-12908/2018, принятое в порядке упрощенного производства судом в составе судьи Кузьмичева А.В.,

по исковому заявлению Межрегионального управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Ярославской и Костромской областям (ИНН 7603028094, ОГРН 1047600206334)

к обществу с ограниченной ответственностью "Санаторий "Золотой Колос" (ИНН 7621006054, ОГРН 1037602608691),

о возмещении вреда в размере 80 000 руб.,

установил:

Межрегиональное управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Ярославской и Костромской областям (далее - Управление, истец) обратилось в Арбитражный суд Ярославской области к обществу с ограниченной ответственностью "Санаторий "Золотой Колос" (далее - Общество, ответчик) с исковым заявлением о возмещении вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, в размере 80 000 руб.

Дело рассмотрено судом первой инстанции в порядке упрощенного производства.

Решением Арбитражного суда Ярославской области от 28.08.2018 исковые требования удовлетворены.

Общество с ограниченной ответственностью "Санаторий "Золотой Колос" с принятым решением суда несогласно, обратилось во Второй арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда от 28.08.2018 и принять по делу новый судебный акт.

По мнению заявителя апелляционной жалобы, решение суда первой инстанции является незаконным и необоснованным. В обоснование доводов по жалобе ответчик указал на то, что предусмотренные действующим законодательством Российской Федерации правовые основания для возмещения вреда в рассматриваемой ситуации отсутствуют, в связи с чем предъявленный иск должен был быть оставлен без удовлетворения. Представленные в акте обследования фототаблицы не позволяют определить площадь предполагаемого причинения вреда, поскольку не содержат ни границ, ни масштабируемых данных, при помощи которых можно было бы осуществить расчет площади участка. Соответственно, единственный способ определения площади участка - это оценка измерений, проведенных Управлением при обследовании территории. Согласно исковому заявлению в рамках расследования истец с привлечением специалистов Ярославского филиала ФГБУ "ЦЛАТИ по ЦФО" 23.11.2017 осуществил отбор проб почвы в месте разлива канализации у КНС на территории Санатория с площади 25 кв.м. Площадь разлива согласно позиции истца якобы замерена навигатором Garmin GPSMAP 62s. При этом ни протокол взятия проб и образцов от 23.11.2017, ни акт обследования территории (акватории) на предмет соблюдения природоохранных требований N 420/4031 от 24.11.2017 не содержат указания на использование навигатора при измерении площади предполагаемого загрязнения и точки отбора проб. В представленных документах не приведены координаты точек углов участка и координаты точек отбора проб, позволяющие оценить достоверность произведенных измерений, то есть фактически не зафиксировано место предполагаемого причинения вреда. Таким образом, координирование точек углов участка не выполнено надлежащим образом: измерение площади предполагаемого загрязнения осуществлено неповеренными приборами, не внесенными в Реестр Государственных средств измерения и столь высокую степень абсолютной погрешности, что она в разы превышает предельно допустимую для такого рода измерений, а также не менее, чем в 3 раза превышает результаты заявленных истцом измерений, в которых начальной точкой замеров является КНС, а далее все замеры выполняются относительно друг друга с вышеуказанной погрешностью. Следовательно, вычисленная истцом площадь предположительно загрязненного участка не может приниматься для проведения расчета вреда, причиненного почве. Заявленные истцом данные о площади участка вызывают обоснованные сомнения и с высокой степенью вероятности с учетом погрешностей, допускаемых примененным для измерения прибором, носят недостоверный характер, что свидетельствует о недоказанности истцом тех обстоятельств, на которые он ссылается, в том числе площади земельного участка, предположительно загрязненной канализационными стоками, и размера причиненного ущерба. При этом следует учесть, что на момент проведения обследования представитель ответчика не знал о том, что сотрудники Управления применяют недопустимый прибор для измерений (о приборе и его технических характеристиках ответчик узнал в процессе сбора соответствующей дополнительной информации по результатам анализа документов, полученных от Управления по итогам обследования), а потому и не внес в акт обследования каких-либо замечаний. Вместе с тем, само по себе отсутствие таких замечаний вопреки мнению суда первой инстанции не влечет за собой автоматическую действительность результатов неправомерного обследования и недопустимых измерений. Ответчик считает, что установленное Законом об охране окружающей среды основание для возмещения вреда возникает только в том случае, когда окружающей среде действительно причинен вред. При этом статья 1 Закона об охране окружающей среды содержит легальную дефиницию понятия "вред окружающей среде", согласно которой это "негативное изменение окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшее за собой деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов". Соответственно, сам по себе факт разлива канализационных вод на земельном участке не создает основания для возмещения вреда. Такой разлив должен не просто повлечь за собой загрязнение, а одновременно вызвать деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов. В противном случае исследуемые обстоятельства не могут оцениваться как вред окружающей среде, а потому не являются юридическим фактом, влекущим возникновение обязанности по причинению вреда. Аналогичная позиция изложена и в пунктах 6, 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 N 49 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде". Истец не представил доказательств, подтверждающих наличие вреда, то есть не предоставил зафиксированных фактов одновременной деградации естественных экологических систем и истощения природных ресурсов. Имеют место лишь доказательства факта разлива канализационных вод, но никак не подтверждения факта причинения вреда в смысле статьи 1 Закона об охране окружающей среды. В рассматриваемом случае истец зафиксировал лишь изменение химического состава почвы на конкретном участке, но не оценивал и не зафиксировал предусмотренных вышеуказанным нормативным актом обязательных последствий в виде снижения качества и плодородия почвы. Более того, истец не оценивал количественные и качественные показатели ухудшения свойств и режимов почвы как элемента природной среды, а также не выявил каких-либо фактов снижения природно-хозяйственной значимости конкретного земельного участка, что не позволяет вести речь о деградации почв. Ответчик считает, что процедура отбора проб проведена с грубым нарушением ГОСТ 17.4.3.01-83 (СТ СЭВ 3847-82) "Государственный стандарт Союза ССР. Охрана природы. Почвы. Общие требования к отбору проб", устанавливающим требования к отбору проб почвы при общих и локальных загрязнениях. Ответчик вынужден был допустить незначительный сброс сточных вод с территории Санатория в связи с тем, что 04.11.2017 в КНС, расположенной в юго-восточной части территории Санатория, произошла аварийная ситуация, связанная с поломкой погружного насоса. При этом данная КНС предназначена не только для обеспечения нужд санатория, но и для выполнения водоотведения на жилых домах и социальных объектах всего поселка Золотой колос. Данная КНС, являющаяся жизненно необходимым элементом инфраструктуры муниципального образования, должна функционировать бесперебойно. В сложившейся ситуации имелось лишь 2 варианта: осуществить незначительный сброс сточных вод на рельеф или же полностью остановить работу КНС на несколько дней для проведения необходимых работ. Остановка КНС неминуемо привела бы к причинению вреда здоровью и имуществу граждан, находящихся на территории поселка Золотой колос, затоплению внутридомовых и внутриквартирных помещений отходами жизнедеятельности, следствием чего стало бы создание очагов активного распространения инфекционных заболеваний. В целях устранения реальной угрозы с учетом необходимости поддержания функционирования и сохранности объекта жизнеобеспечения, принимая во внимание конструктивные особенности КНС, ответчик вынужден был принять решение о сбросе на рельеф незначительного объема сточной воды (прозрачной светлой жидкости) из верхней части колодца насосной станции. Данные действия ответчика следует квалифицировать именно как совершенные в состоянии крайней необходимости и направленные на предупреждение причинения реального вреда третьим лицам, явно превышающего тот предполагаемый вред, который мог бы быть причинен при сбросе незначительного объема сточной воды на рельеф. В подобной ситуации, даже если предположить, что какой-либо вред был причинен, в соответствии с абзацем 2 статьи 1067 Гражданского кодекса РФ, суд вправе освободить от возмещения вреда с учетом обстоятельств, при которых был причинен такой вред.

В отзыве на апелляционную жалобу Управление возразило против доводов заявителя, указало, что находит принятое по делу решение законным и обоснованным, просило оставить его без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Определение Второго арбитражного апелляционного суда о принятии апелляционной жалобы к производству вынесено 27.09.2018 и размещено в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" 28.09.2018 в соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 122 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ). На основании указанной нормы стороны надлежащим образом уведомлены о рассмотрении апелляционной жалобы.

Законность и обоснованность обжалуемого решения Арбитражного суда Ярославской области от 28.08.2018 проверена Вторым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном статьями 258, 266, 268, 272.1 АПК РФ.

Как усматривается из материалов дела, на основании поступившего обращения о сливе канализационных стоков на почву с территории ООО "Санаторий "Золотой "Колос" и распоряжения от 16.11.2017 N 486 о проведении рейдовых мероприятий старшим государственным инспектором Российской Федерации в области охраны окружающей среды по Ярославской области (л.д.-47) Будниковой Т.С. проведено обследование земельных участков в районе расположения ООО "Санаторий "Золотой колос".

Канализационная насосная станция находится на балансе ООО "Санаторий "Золотой Колос", что подтверждается инвентарной карточкой. Земельный участок, на котором расположена канализационная насосная станция, принадлежит обществу на праве аренды.

По результатам выездной проверки составлен акт обследования на предмет соблюдения природоохранных требований от 24.11.2017 N 420/4031 (л.д.-42-43), в котором с участием директора Общества Королева зафиксировано место попадания канализационных стоков на почву возле канализационной насосной станции; в данном месте с привлечением специалистов филиала ФГБУ ЦЛАТИ по ЦФО отобраны пробы почвы предположительно загрязненной канализационными стоками с площади 25кв.м.

Со слов генерального директора ООО "Санаторий "Золотой Колос" Королева М.В. 04.11.2017 в канализационной насосной станции, расположенной в юго-восточной части территории санатория, произошла аварийная ситуация, связанная с поломкой погружного насоса; для оперативного ремонта насоса и устранения причин аварии им было принято решение о сбросе на рельеф сточной воды из верхней части колодца насосной станции, представляющей собой прозрачную светлую жидкость; объем сброшенной воды составил не более 5 кубических метров.

23.11.2017 в рамках административного расследования произведен отбор проб почвы, загрязненной канализационными сточными водами (акт, протокол взятия проб и образцов - л.д.38,44) и проведены необходимые исследования.

Согласно заключению по результатам лабораторных исследований, измерений и испытаний от 05.12.2017 N 397 (л.д.-35-37), подготовленному филиалом Центра лабораторного анализа и технических измерений по Ярославской области, установлено наличие превышения концентраций загрязняющих веществ (нитрит-ион, нитрат-ион, сульфат-ион, фосфат-ион, азот аммония) в исследуемых образцах проб почвы в сравнении с условно чистой пробой, что является нарушением требований статей 13, 42 ЗК РФ.

При составлении протокола об административном правонарушении от 12.12.2017 N 517/4031 Королев М.В. подтвердил пояснения, которые дал ранее.

Постановлением Управления от 22.12.2017 генеральный директор ООО "Санаторий "Золотой Колос" Королев М.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 8.6 Кодекса об административных нарушениях Российской Федерации "Порча земель в результате нарушения правил обращения с отходами производства и потребления", на Королева М.В. наложен административный штраф в размере 10 000 руб. (л.д.-29-31). Указанное постановление ответчиком не обжаловалось

В связи с химическим загрязнением почвы ответчиком в результате сброса стоков истцом в соответствии с Методикой исчисления вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 08.07.2010 N 238 (далее - Методика N 238), рассчитан размер вреда, причиненного действиями ответчика окружающей среде, в размере 80 000 руб.

Решением Фрунзенского районного суда г.Ярославля от 29.03.2018 по делу N 2-890/2018 в удовлетворении иска Управления о взыскании с Королева М.В. 80 000 руб. отказано (л.д.-16-18).

Управление направило Обществу 26.04.2018 претензию с предложением добровольно уплатить названную сумму (л.д.-11-12); претензия получена ответчиком 03.05.2018 (л.д.-13) и оставлена без ответа.

Поскольку сумма вреда не была оплачена в добровольном порядке, истец обратился в Арбитражный суд Ярославской области с настоящим иском.

Руководствуясь статьей 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" (далее - Закон об охране окружающей среды), суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности требований Управления о возмещения вреда, причиненного окружающей среде.

Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, суд апелляционной инстанции не нашел правовых оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта исходя из нижеследующего.

В соответствии со статьей 8 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства, порождающих гражданские права и обязанности.

На основании пункта 1 статьи 15 Кодекса лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно пункту 2 статьи 15 Кодекса под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В силу статьи 4 Закона об охране окружающей среды объектами охраны окружающей среды от загрязнения, истощения, деградации, порчи, уничтожения и иного негативного воздействия хозяйственной и (или) иной деятельности являются компоненты природной среды, природные объекты и природные комплексы.

Согласно пункту 1 статьи 77 Закона об охране окружающей среды юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.

Вред окружающей среде, причиненный юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды (пункт 3 статьи 77 Закона об охране окружающей среды).

В соответствии с пунктом 1 статьи 78 Закона об охране окружающей среды компенсация вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется добровольно либо по решению суда или арбитражного суда.

Определение размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ, при их отсутствии в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.

Исследовав и оценив представленные в дело доказательства, суд первой инстанции установил, и это не противоречит материалам дела, что лицом, действиями которого причинен вред окружающей среде, является Общество.

Факт загрязнения почвы сточными водами в рамках осуществления ответчиком предпринимательской деятельности, причинение своими действиями вреда объекту (почвам), наличие вины Общества и причинно-следственной связи между его поведением и наступившими последствиями подтверждены материалами дела.

Факт вины в совершении административного правонарушения по части 2 статьи 8.6 КоАП РФ Обществом не отрицается.

Суд первой инстанции проверил расчет предъявленного к взысканию размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, и признал его обоснованным.

Данная сумма представляет собой стоимостное выражение размера вреда, причиненного химическим загрязнением почв.

При определении площади загрязнения Управление руководствовалось замерами, проведенными при осмотре территории земельного участка, площадь загрязнения земельного участка составила 25 кв.м.

Доводы заявителя жалобы о недостоверности площади, исходя из которой рассчитан вред, судом апелляционной инстанции не могут быть приняты, поскольку доказательств того, что загрязнение допущено на иной площади земельного участка, в материалы дела не представлено.

Не имеется в материалах дела и сведений о том, что при замерах истцом использовались ненадлежащие технические средства.

Указывая на то, что при отборе проб почвы нарушены требования государственных стандартов, в частности, ГОСТ 17.4.3.01-83, каким образом это повлияло на исчисление размера ущерба, ответчик не обосновал.

Доводы ответчика о недоказанности факта деградации почвы и, соответственно, не доказанности факта причинения вреда в смысле статьи 1 Закона об охране окружающей среды, основаны на неправильном толковании норм права.

Согласно статье 1 Закона об охране окружающей среды вред окружающей среде представляет собой негативное изменение окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшее за собой деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов; загрязнение окружающей среды - это поступление в окружающую среду вещества и (или) энергии, свойства, местоположение или количество которых оказывают негативное воздействие на окружающую среду; загрязняющее вещество - вещество или смесь веществ, количество и (или) концентрация которых превышают установленные для химических веществ, в том числе радиоактивных, иных веществ и микроорганизмов нормативы и оказывают негативное воздействие на окружающую среду.

В результате произошло загрязнение территории площадью 25 кв.м.

По результатам химического анализа почвы установлено, что содержание в ней загрязняющих вредных веществ превышает допустимое содержание химических веществ в почве.

В соответствии с пунктом 6 Методики при отсутствии установленного норматива качества окружающей среды для почв (для конкретного загрязняющего вещества) в качестве значения "норматив качества окружающей среды для почв (мг/кг)" применяется значение концентрации этого загрязняющего вещества на сопредельной территории аналогичного целевого назначения и вида использования, не испытывающей негативного воздействия от данного вида нарушения, что и было сделано Управлением при проведении проверки. И в результате полученных анализов проб почвы установлено значительное расхождение в показателях по 5 химическим элементам.

Таким образом, превышение предельно допустимых концентраций химических веществ в случае, если данные концентрации превышают фоновую концентрацию этих веществ в почве, само по себе свидетельствует об ухудшении экологической обстановки, а, следовательно, и о причинении ущерба почве, как объекту охраны окружающей среды.

В данном случае при рассмотрении вопроса о наличии причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившим вредом для определения наличия вреда первостепенное значение имеет сам факт розлива канализационных сточных вод на рельеф местности, в результате чего произошло загрязнение почвы химическими элементами в концентрациях, превышающих фоновые показатели, и, как следствие, наличие или отсутствие причиненного природному объекту вреда нельзя ставить в зависимость непосредственно от ухудшения качества почвы.

Довод заявителя жалобы о причинении вреда в состоянии крайней необходимости и освобождении от возмещения вреда в соответствии с абзацем 2 статьи 1067 ГК РФ был предметом рассмотрения суда первой инстанции и правомерно отклонен как противоречащий представленным в дело доказательствам.

Между тем, доказательств того, что Обществом были предприняты все необходимые меры для предупреждения причинения вреда почвам, заявителем жалобы не представлено. Также отсутствуют доказательства того, что загрязнение почв произошло по независящим от Общества обстоятельствам, в том числе по вине третьих лиц. А не подтвержденные документально доводы заявителя жалобы в основу судебного акта положены быть не могут.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции сделал правильный вывод о правомерности заявленных требований, поскольку в материалах дела содержатся доказательства, подтверждающие противоправный характер действий ответчика, наличие причинно-следственной связи между возникновением убытков и данными действиями, а также их размер. Доказательства, подтверждающие иное, а также контррасчет ущерба, ответчиком в материалы дела не представлены.

На основании изложенного, суд первой инстанции правомерно удовлетворил исковые требования Управления.

Доводы апелляционной жалобы, сводящиеся, по сути, к повторению аргументов, исследованных и правомерно отклоненных судом первой инстанции, не могут служить основанием для отмены или изменения судебного акта, поскольку не свидетельствуют о нарушении судом норм материального и процессуального права.

Иное толкование подателем жалобы положений действующего законодательства, а также иная оценка обстоятельств спора не свидетельствуют о неправильном применении судами норм права.

Принимая во внимание вышеизложенное, суд апелляционной инстанции находит решение суда первой инстанции законным и обоснованным, соответствующим нормам материального права и фактическим обстоятельствам дела, в связи с чем оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены судебного акта по доводам заявителя не имеется.

Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины относятся на заявителя апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 258, 268, пунктом 1 статьи 269, 271, 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Второй арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ярославской области от 28.08.2018 по делу N А82-12908/2018 оставить без изменения, а апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Санаторий "Золотой Колос" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Волго-Вятского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, через Арбитражный суд Ярославской области только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного суда Российской Федерации (часть 1 статьи 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Кассационная жалоба подается непосредственно в Верховный Суд Российской Федерации.

 

Судья

В.Г. Сандалов

Номер дела в первой инстанции: А82-12908/2018


Постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 5 марта 2019 г. N Ф01-468/19 настоящее постановление оставлено без изменения


Истец: МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ ПО ЯРОСЛАВСКОЙ И КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТЯМ

Ответчик: ООО "Санаторий "Золотой Колос"