Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 26 ноября 2019 г. N 01АП-9111/19

Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 26 ноября 2019 г. N 01АП-9111/19

 

г. Владимир

 

26 ноября 2019 г.

Дело N А43-23956/2019

 

Первый арбитражный апелляционный суд в составе судьи Кастальской М.Н.,

рассмотрев без вызова сторон апелляционную жалобу акционерного общества "Объединенная химическая компания "Уралхим" (ОГРН 1077761874024, ИНН 7703647595) на решение Арбитражного суда Нижегородской области от 26 августа 2019 года по делу N А43-23956/2019, принятое в порядке упрощенного производства по заявлению акционерного общества "Объединенная химическая компания "Уралхим" (ОГРН 1077761874024, ИНН 7703647595) о признании незаконным и отмене постановления Приволжской электронной таможни о назначении административного наказания по делу об административном правонарушении N10418000-074/2019 от 28.05.2019, в соответствии с которым АО "Объединенная химическая компания "Уралхим" привлечено к административной ответственности по ст.16.3 КоАП РФ с назначением административного наказания в виде штрафа в размере 50 000 руб.

без участия представителей лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом

УСТАНОВИЛ:

Акционерное общество "Объединенная химическая компания "Уралхим" (далее - заявитель, Общество) обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Приволжской электронной таможни о назначении административного наказания по делу об административном правонарушении N 10418000-074/2019 от 28.05.2019, в соответствии с которым АО "Объединенная химическая компания "Уралхим" привлечено к административной ответственности по ст.16.3 КоАП РФ с назначением административного наказания в виде штрафа в размере 50 000 руб.

На основании статей 226, 228 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено в порядке упрощенного производства без вызова сторон по имеющимся в материалах дела доказательствам.

Решением Арбитражного суда Нижегородской области от 02.08.2019 года по делу N А43-23956/2019, вынесенным в порядке части 1 статьи 229 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд отказал акционерному обществу "Объединенная химическая компания "Уралхим" в удовлетворении заявленных требований.

В связи с поступлением ходатайств акционерного общества "Объединенная химическая компания "Уралхим" и Приволжской электронной таможни, судом изготовлен полный мотивированный текст решения от 26.08.2019 года.

Не согласившись с судебным актом, акционерное общество "Объединенная химическая компания "Уралхим" обратилось в арбитражный суд с апелляционной жалобой, в которой просило решение суда первой инстанции отменить, указывает на недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд посчитал установленными.

В апелляционной жалобе Общество настаивает на том, что в его действиях отсутствует событие и состав вменяемого правонарушения, предусмотренного ст. 16.3 КоАП РФ, указывает на наличие оснований для применения ст. 2.9 КоАП РФ.

Подробно доводы приведены заявителем в апелляционной жалобе.

Приволжская электронная таможня (далее - административный орган) в отзыве на апелляционную жалобу указала на законность обжалуемого решения, просила решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Обществом "Объединенная химическая компания "Уралхим" заявлено ходатайство, в котором заявитель просит суд апелляционной инстанции вызвать стороны в судебное заседание по настоящему делу.

В соответствии с частью 1 статьи 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционные жалобы на решения арбитражного суда по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства, рассматриваются в суде апелляционной инстанции судьей единолично без проведения судебного заседания и без извещения сторон по имеющимся в деле доказательствам.

Судом апелляционной инстанции заявленное Обществом ходатайство рассмотрено и отклонено, поскольку позиция Общества относительно существа спора достаточно полно и подробно изложена в апелляционной жалобе, в связи с чем суд не усматривает необходимости рассмотрения апелляционной жалобы с участием сторон.

Настоящая апелляционная жалоба рассмотрена в соответствии со статьей 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации без вызова сторон по имеющимся в деле доказательствам.

Исследовав материалы дела, проверив в порядке, предусмотренном ст. ст. 266, 268, 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской федерации, правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права, проверив обоснованность доводов, изложенных в апелляционной жалобе, отзыве на апелляционную жалобу, Первый арбитражный апелляционный суд не усмотрел оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 28.03.2019 Общество на Приволжский таможенный пост (центр электронного декларирования) Приволжской электронной таможни в соответствии со статьями 104, 105, 106, 134 Таможенного кодекса Евразийского Экономического союза (далее - ТК ЕАЭС), с применением электронной формы таможенного декларирования, подана таможенная декларация на товары (далее - ДТ), N 10418010/280319/0076196, в том числе, на товар N1-"Антикоррозионная жидкость FERROTEC-R в количестве 20 литров, жидкость упакована в пластиковые бутыли емкостью по 1 литру, жидкость применяется при испытании запорной арматуры на испытательном стенде ps100/psl5, рабочая среда, используемая при испытаниях -вода, жидкость защищает от коррозии испытуемый образец и трубопроводную систему испытательного стенда, рабочий раствор не загнивает (даже в жаркие летние месяцы, при длительном простое оборудования), имеет увеличенный срок эксплуатации, его можно использовать при постоянном доливании свежего рабочего раствора, не содержит спиртов и нефтяных продуктов, содержит бензотриазол cas95-14-7 einecs:202-394-l, хп r22 меньше или равно 2,5%, поверхностное натяжение воды составляет 0,07275 н/м (при 20 градусах), используется в следующей концентрации: 0,5-1% в испытательных жидкостях, 0,1-0,3% при дополнительной промывке при обработке поверхности после очистки, область применения: химическая промышленность, приобретаются для собственных нужд, отчуждению не подлежит. Производитель TECUM-INDUSTRIEPRODUKTE GMBH товарный знак отсутствует торговый знак, марка FERROTEC-R артикул 0000020075, количество во 20 л." для помещения под таможенную процедуру выпуск для внутреннего потребления. В графе 33 вышеуказанной ДТ декларантом заявлен классификационный код по единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (далее - ТН ВЭД ЕАЭС) 3402909000.

Товар ввезен на таможенную территорию Евразийского экономического союза (далее -Союз) из Германии (страна происхождения Германия) автомобильным транспортом (код 31) в зоне деятельности таможенного поста Брузги-2 (11216417) Гродненской областной таможни, на условиях поставки DAP Пермь, Россия, (ИНКОТЕРМС 2010), по контракту N 180329/МТО/07 от 29.03.2018, в соответствии с инвойс N 2190126 от 14.02.2019, товарно-транспортной накладной CMRN 140162735 от 18.03.2019.

29.03.2019 в ходе проведения таможенного контроля, в соответствии со статьей 325 ТК ЕАЭС, ЦЭД Приволжской электронной таможни было выставлено требование о предоставлении товарно-транспортной накладной CMR N 140162735 от 18.03.2019 с отметкой Роспотребнадзора (со штампом о прохождении санитарно-карантинного контроля, в соответствии с Решением Комиссии таможенного союза от 28.05.2010 N 299 "О применении санитарных мер в таможенном союзе" (далее - Решение Комиссии N 299).

В ответ на запрос ЦЭД Приволжской электронной таможни декларант представил CMR N 140162735 от 18.03.2019 без штампов, подтверждающих прохождение товаров санитарно -карантинного контроля, кроме того от декларанта поступило заявление от 29.03.2019 N 290319/МТО с просьбой выпустить товар, декларируемый по ДТ N 10418010/280319/0076196 без пограничной отметки Роспотребнадзора, которая со слов общества не была проставлена по вине перевозчика ООО "Весттранслайн". Вместе с заявлением приложена копия свидетельства о государственной регистрации о соответствии продукции от 30.11.2015 N RU.59.55.11.008.Е.000031.11.15.

В связи с тем, что в установленные пунктом 1 статьи 119 ТК ЕАЭС сроки выпуска товара, декларантом не представлен товаро-сопроводительный документ - CMR N 140162735 от 18.03.2019 с отметкой о прохождении санитарно-карантинного контроля ЦЭД Приволжской электронной таможни 29.03.2019 принято решение о продлении срока выпуска товара, декларируемого по ДТ N 10418010/280319/0076196 в соответствии с подпунктом 3 пункта 4 статьи 119 ТК ЕАЭС.

01.04.2019 декларантом в ЦЭД Приволжской электронной таможни представлена CMR N 140162735 от 18.03.2019 со штампом "Ввоз разрешен", проставленный только 01.04.2019 Управлением Роспотребнадзора по Пермскому краю, в тот же день товар, декларируемый по ДТ N 10418010/280319/0076196 выпущен ЦЭД Приволжской электронной таможни в соответствии с заявленной таможенной процедурой.

Усматривая в действиях Общества состав административного правонарушения предусмотренного ст.16.3 КоАП РФ 14.05.2019 в отношении заявителя был составлен протокол об административном правонарушении N 10418000-074/2019.

28.05.2019 в отношении Общества должностным лицом таможенного органа вынесено постановление N 10418000-074/2019 о назначении административного наказания по делу об административном правонарушении в соответствии с которым Общество привлечено к административной ответственности по ст.16.3 КоАП РФ с назначением административного наказания в виде штрафа в размере 50 000 руб.

Не согласившись с обжалуемым постановлением, Общество обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Приволжской электронной таможни N 10418000-074/2019 от 28.05.2019.

В соответствии с ч. 6 ст. 210 АПК РФ, при рассмотрении дел об оспаривании постановления административного органа о привлечении к административной ответственности, арбитражный суд, в судебном заседании, проверяет законность и обоснованность оспариваемого постановления, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое постановление, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также, иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

Согласно ч. 7 ст. 210 АПК РФ, при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое решение в полном объеме.

Суд первой инстанции, исследовав в порядке ст. 71 АПК РФ материалы дела, пришел к правильному выводу о составлении протокола об административном правонарушении и вынесении оспариваемого постановления уполномоченными должностными лицами в рамках компетенции государственного органа, о соблюдении заинтересованным лицом срока давности привлечения заявителя к административной ответственности (ст. 4.5 КоАП РФ).

Нарушений процедуры привлечения Общества к административной ответственности, которые в соответствии с разъяснениями п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 могут являться основанием для отмены постановления по делу об административном правонарушении, судом не установлено.

Согласно части 1 статьи 1.6 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

В соответствии со статьей 16.3 КоАП РФ несоблюдение установленных международными договорами государств - членов Евразийского экономического союза, решениями Евразийской экономической комиссии, нормативными правовыми актами Российской Федерации запретов и ограничений на ввоз товаров на таможенную территорию Евразийского экономического союза или в Российскую Федерацию и (или) вывоз товаров с таможенной территории Евразийского экономического союза или из Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 статьи 16.2 настоящего Кодекса, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией товаров, явившихся предметами административного правонарушения, или без таковой либо конфискацию предметов административного правонарушения; на должностных лиц - от пяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц - от пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей с конфискацией товаров, явившихся предметами административного правонарушения, или без таковой либо конфискацию предметов административного правонарушения.

В соответствии с подпунктом 10 статьи 2 ТК ЕАЭС запреты и ограничения применяемые в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу Союза, меры нетарифного регулирования, в том числе вводимые в одностороннем порядке в соответствии с Договором о Евразийском экономическом союзе (далее -Договор о Союзе), меры технического регулирования, санитарные, ветеринарно-санитарные и карантинные фитосанитарные меры, меры экспортного контроля, в том числе меры в отношении продукции военного назначения, и радиационные требования, установленные в соответствии с Договором о Союзе и (или) законодательством государств-членов ЕАЭС.

Согласно статье 2 Федерального закона от 03.08.2018 N 289-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в Российской Федерации применяются меры таможенно-тарифного регулирования, запреты и ограничения, установленные в соответствии с Договором о Союзе и международными договорами и актами в сфере таможенного регулирования. В случаях и порядке, которые предусмотрены Договором о Союзе, международными договорами и актами в сфере таможенного регулирования, Российская Федерация применяет отдельные меры таможенно-тарифного регулирования, запреты и ограничения в одностороннем порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Документами, подтверждающими сведения, заявленные в таможенной декларации согласно подпункту 4 пункта 1 статьи 108 ТК ЕАЭС являются документы, подтверждающие соблюдение запретов и ограничений. Согласно пункту 3 статьи 108 ТК ЕАЭС документы, подтверждающие сведения, заявленные в таможенной декларации, должны быть у декларанта на момент подачи таможенной декларации, за исключением случаев, когда такие документы могут отсутствовать на момент подачи таможенной декларации.

Согласно статье 135 ТК ЕАЭС условиями помещения товаров под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления являются соблюдение запретов и ограничений.

В соответствии с пунктом 2 статьи 84 ТК ЕАЭС декларант, в том числе обязан: произвести таможенное декларирование товаров, представить таможенному органу в случаях, предусмотренных ТК ЕАЭС, документы, подтверждающие сведения, заявленные в таможенной декларации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 84 ТК ЕАЭС декларант несет ответственность в соответствии с законодательством государств-членов ЕАЭС за неисполнение обязанностей, предусмотренных пунктом 2 данной статьи, за заявление в таможенной декларации недостоверных сведений, а также за представление таможенному представителю недействительных документов, в том числе поддельных и (или) содержащих заведомо недостоверные (ложные) сведения.

Согласно пункту 8 статьи 111 ТК ЕАЭС, с момента регистрации таможенная декларация становится документом, свидетельствующим о фактах, имеющих юридическое значение.

Пунктом 3 статьи 7 ТК ЕАЭС установлено, что соблюдение санитарных, ветеринарно-санитарных и карантинных фитосанитарных мер и радиационных требований подтверждается по результатам осуществления санитарно-эпидемиологического, ветеринарного, карантинного фитосанитарного, радиационного контроля (надзора) в порядке, установленном Договором о Союзе и принятыми в соответствии с ним актами Евразийской экономической комиссии, и (или) в порядке, установленном законодательством государств-членов ЕАЭС.

Помещение товаров под таможенную процедуру согласно пункту 2 статьи 128 ТК ЕАЭС начинается с момента подачи таможенному органу таможенной декларации или заявления о выпуске товаров до подачи декларации на товары, если иное не установлено ТК ЕАЭС, и завершается выпуском товаров, за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 статьи 204 ТК ЕАЭС.

Днем помещения товаров под таможенную процедуру согласно пункту 3 статьи 128 ТК ЕАЭС считается день выпуска товаров. Обязанность по подтверждению соблюдения условий помещения товаров под заявленную таможенную процедуру возлагается на декларанта, в силу пункта 4 статьи 128 ТК ЕАЭС.

В соответствии с пунктом 4 статьи 128 ТК ЕАЭС обязанность по подтверждению соблюдения условий помещения товаров под заявленную таможенную процедуру возлагается именно на декларанта.

Согласно пункту 5 статьи 128 ТК ЕАЭС товары, подлежащие санитарно-карантинному, ветеринарному, карантинному фитосанитарному и другим видам государственного контроля (надзора), помещаются под таможенную процедуру только после осуществления соответствующего вида государственного контроля (надзора).

Таким образом, исходя из буквального толкования правых норм, в их совокупности и взаимосвязи на декларанта возлагается правовая обязанность по прохождению декларируемых товаров, санитарно-карантинного, ветеринарного, карантинному фитосанитарному и другим видам государственного контроля (надзора), товары, подлежащие санитарно-карантинному, ветеринарному, карантинному фитосанитарному и другим видам государственного контроля (надзора), помещаются под таможенную процедуру только после осуществления соответствующего вида государственного контроля (надзора).

Решением Комиссии таможенного союза N 299 от 28.05.2010 "О применении санитарных мер в Евразийском экономическом союзе" (далее - Решение Комиссии N 299) утвержден Единый перечень продукции (товаров), подлежащей государственному санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю) на таможенной границе и таможенной территории Евразийского экономического союза (далее - Единый перечень).

Ввоз и обращение продукции (товаров) указанной в пунктах 6-11 раздела II Перечня осуществляется при наличии документа, подтверждающего их безопасность в соответствии с пунктами 17 и 30 Положения о порядке осуществления государственного санитарно-эпидемиологического надзора (контроля) за лицами и транспортными средствами, пересекающими таможенную границу Евразийского экономического союза, подконтрольной продукцией (товаров), перемещаемой через таможенную границу Евразийского экономического союза и на таможенной территории Евразийского экономического союза (далее - Порядок).

Пунктом 14 Порядка проведения государственного санитарно-эпидемиологического надзора (контроля) на таможенной границе Евразийского экономического союза и на таможенной территории Евразийского экономического союза (далее - Порядок) установлено, что Санитарно-карантинный контроль подконтрольных товаров на таможенной границе Союза включает: проверку наличия государственной регистрации подконтрольных товаров, подлежащих государственной регистрации, и их соответствия транспортным (перевозочным) и (или) коммерческим документам; осмотр, организацию отбора (отбор) проб подконтрольных товаров для проведения оценки в случаях, указанных в пункте 22 Порядка; участие (по обращению органов, выполняющих контрольно-надзорные функции) в проверке транспортных (перевозочных) и (или) коммерческих документов, осмотр, организация отбора (отбор) проб для оценки подконтрольных товаров, включенных в Единый перечень товаров.

На основании пункта 17 Порядка - ввоз подконтрольных товаров, включенных в раздел II Единого перечня товаров, на таможенную территорию Союза осуществляется при наличии документа, подтверждающего безопасность продукции (товаров), в части ее соответствия санитарно-эпидемиологическим и гигиеническим требованиям, выданного по результатам лабораторных исследований (испытаний), проведенных в лабораториях уполномоченных органов, аккредитованных (аттестованных) в национальных системах аккредитации (аттестации) государств-членов ЕАЭС, и внесенных в Единый реестр органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров) таможенного союза.

Исходя из пункта 20 Порядка в пунктах пропуска должностные лица, осуществляющие санитарно-карантинный контроль, проводят в пределах своей компетенции проверку документов, подтверждающих безопасность продукции (товаров), транспортных (перевозочных) и (или) коммерческих документов на подконтрольные товары, включенные в разделы II, III Единого перечня товаров, и при установлении их соответствия требованиям, установленным пунктами 17 или 19 Порядка, проставляют штамп "Ввоз разрешен" с указанием наименования уполномоченного органа, даты и подписи в одном из транспортных (перевозочных) и (или) коммерческих документов, а также делают отметку личной номерной печатью.

Таким образом, товары подлежат санитарно-карантинному контролю и для целей таможенного контроля должны представляться товаросопроводительные документы с отметкой о прохождении санитарно-карантинного контроля, в соответствии с пунктом 20 Положения о порядке осуществления государственного санитарно-эпидемиологического надзора (контроля) за лицами и транспортными средствами, пересекающими таможенную границу Евразийского Экономического союза, подконтрольной продукцией товарами, перемещаемой через таможенную границу Евразийского Экономического союза и на таможенной территории Евразийского экономического союза, утвержденным Решением Комиссии Таможенного союза от 28.05.2010 N 299 "О применение санитарных мер в Евразийском экономическом союзе".

Вместе с тем, документом, подтверждающим соблюдение установленных запретов и ограничений, для таможенных целей, в соответствии с положениями Решения Комиссии таможенного союза N 299, является не свидетельство о государственной регистрации, а именно перевозочный документ - CMR N 140162735 от 18.03.2019 с отметкой (штампом) о прохождении санитарно-карантинного контроля (со штампом "Ввоз разрешен").

Из материалов дела следует, что на момент подачи, регистрации ДТ N 10418010/280319/0076196 и помещения товаров под таможенную процедуру выпуск для внутреннего потребления декларантом Обществом не представлен документ, подтверждающий соблюдение установленных международными договорами государств - членов Евразийского экономического союза, решениями Евразийской экономической комиссии, нормативными правовыми актами Российской Федерации запретов и ограничений на ввоз товаров на таможенную территорию Евразийского экономического союза, а именно товаро-транспортная накладная с отметкой о прохождении санитарно-эпидемиологического надзора (контроля), и соответственно, АО "ОХК "УРАЛХИМ" (Филиал "ПМУ" АО "ОХК "УРАЛХИМ" в городе Перми) не подтвердило соблюдение запретов и ограничений, ввиду отсутствия при помещении товаров, задекларированных по ДТ N 10418010/280319/0076196, под таможенную процедуру выпуск для внутреннего потребления, сведений об отметках и документах, свидетельствующих о прохождения государственного санитарно-эпидемиологического надзора (контроля), предусмотренных "Положением о порядке осуществления государственного санитарно-эпидемиологического надзора (контроля) за лицами и транспортными средствами, пересекающими таможенную границу Евразийского экономического союза, подконтрольной продукцией (товарами), перемещаемой через таможенную границу Евразийского экономического союза и на таможенной территории Евразийского экономического союза" утвержденных Решением Комиссии Таможенного союза от 28.05.2010 N299.

Таким образом, при декларировании товаров по ДТ N 10418010/280319/0076196 декларантом АО "ОХК "УРАЛХИМ" (Филиал "ПМУ" АО "ОХК "УРАЛХИМ" в городе Перми) нарушены требования пункта 3 статьи 7 ТК ЕАЭС, пункта 2 статьи 84 ТК ЕАЭС, подпункта 4 пункта 1 статьи 108 ТК ЕАЭС, пунктами 2, 3, 4, 5 статьи 128 ТК ЕАЭС, пункта 20 Порядка проведения государственного санитарно-эпидемиологического надзора (контроля) на таможенной границе Евразийского экономического союза и на таможенной территории Евразийского экономического союза, утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 28.05.2010 N 299 в силу которых у общества, до помещения товара под заявленную таможенную процедуру, на момент подачи и регистрации таможенным органом ДТ (28.03.2019) должен был быть товаросопроводительный документ CMR N 140162735 от 18.03.2019 с проставленной отметкой о прохождении санитарно-карантинного контроля "ввоз разрешен", которая была проставлена лишь 01.04.2019 Управлением Роспотребнадзора по Пермскому краю при завершении таможенной процедуры выпуск для внутреннего потребления.

При указанных обстоятельствах суд первой инстанции и таможенный орган обоснованно пришли к выводу о наличии в действиях Общества события административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст.16.3 КоАП РФ.

Довод Общества о наличии на товаро-сопроводительном документе CMR N 140162735 от 18.03.2019 отметки (20.03.2019) "выпуск дозволены" Гродненской таможни Государственного таможенного комитета Республики Беларусь, в качестве подтверждения о прохождении декларируемых по ДТ N 10418010/280319/0076196 санитарно-карантинного контроля правомерно отклонен судом первой инстанции.

В соответствии с пунктом 1 Указа Президента Республики Беларусь от 28.01.2013 N 524 "О некоторых вопросах осуществления санитарно-карантинного контроля в пунктах пропуска через Государственную границу Республики Беларусь" таможенными органами Республики Беларусь в пунктах пропуска через Государственную границу Республики Беларусь осуществляется санитарно-карантинный контроль в части: наличия документов, подтверждающих безопасность продукции (товаров), содержащейся (содержащихся) в разделе II Единого перечня товаров, подлежащих санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю) на таможенной границе и таможенной территории Таможенного союза, утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 28.05.2010 года N 299 "О применении санитарных мер в Таможенном союзе", а также продукции (товаров), в отношении которой (которых) техническими регламентами Таможенного союза предусмотрена оценка соответствия в форме государственной регистрации (далее - товары), в части ее (их) соответствия санитарно-эпидемиологическим и гигиеническим требованиям; соответствия документов, указанных в абзаце втором настоящего подпункта, транспортным (перевозочным) и (или) коммерческим документам. По результатам осуществления санитарно-карантинного контроля должностными лицами таможенных органов Республики Беларусь принимается решение о разрешении или запрещении ввоза на таможенную территорию Таможенного союза.

Порядок осуществления санитарно-карантинного контроля должностными лицами таможенных органов Республики Беларусь определен Инструкцией о порядке действий (взаимодействия) таможенных органов Республики Беларусь, органов пограничной службы Республики Беларусь, органов и учреждений, осуществляющих государственный санитарный надзор, при проведении санитарно-карантинного контроля в пунктах пропуска через государственную границу Республики Беларусь (далее - Инструкция), утвержденной Постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь, Государственного таможенного комитета Республики Беларусь, Государственного пограничного комитета Республики Беларусь 30.12.2013 N 135/34/16.

Согласно пункту 9 Инструкции при ввозе продукции (товаров) (далее - подконтрольные товары) на таможенную территорию Таможенного союза должностные лица таможенных органов Республики Беларусь (далее - должностные лица таможенных органов) в пунктах пропуска через Государственную границу Республики Беларусь осуществляют СКК в части: наличия документов, подтверждающих безопасность подконтрольных товаров, содержащихся в разделе II Единого перечня товаров, подлежащих санитарно -эпидемиологическому надзору (контролю) на таможенной границе и таможенной территории Таможенного союза, утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 28.05.2010 г. N 299 "О применении санитарных мер в Таможенном союзе" (далее - Единый перечень), а также подконтрольных товаров, в отношении которых техническими регламентами Таможенного союза предусмотрена оценка соответствия в форме государственной регистрации, в части их соответствия санитарно-эпидемиологическим и гигиеническим требованиям; соответствия документов, указанных в абзаце втором настоящего пункта, транспортным (перевозочным) и (или) коммерческим документам; наличия сведений в транспортных (перевозочных) и (или) коммерческих документах об отнесении ввозимых подконтрольных товаров к товарам, включенным в раздел III Единого перечня, при ввозе подконтрольных товаров, включенных в раздел III Единого перечня, без документов, подтверждающих безопасность подконтрольных товаров и части их соответствия санитарно-эпидемиологическим и гигиеническим требованиям.

В силу пункта 10 Инструкции решение о разрешении ввоза на таможенную территорию Таможенного союза подконтрольных товаров оформляется должностным лицом таможенного органа путем проставления штампа "Ввоз разрешен" в трех экземплярах одного из трансфертных (перевозочных) и (или) коммерческих документов, при этом указывается дата принятия такого решения, подпись и проставляется оттиск личной номерной печати.

Первый экземпляр одного из транспортных (перевозочных) и (или) коммерческих документов, указанных в части второй настоящего пункта, вручается перевозчику, второй -остается в делах таможенного органа, а третий - передается должностному лицу СКП.

Согласно письму Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 02.10.1995 N 02-23/13884 "Об образцах таможенных атрибутов, применяемых белорусскими таможенными органами" штамп "выпуск дозволены", проставленный на товаро -сопроводительном документе CMR N 140162735 от 18.03.2019, свидетельствует о подтверждении выданного разрешения таможенного органа на перемещение вещей через таможенную границу либо на использование их в таможенном режиме свободного обращения на территории Республики Беларусь, а не о подтверждении прохождения товаров санитарно-карантинного контроля.

Таким образом, штамп "выпуск дозволены" проставленный на товаросопроводительном документе CMR N 140162735 от 18.03.2019 в соответствии с нормами Указа Президента Республики Беларусь от 28.01.2013 N 524 "О некоторых вопросах осуществления санитарно-карантинного контроля в пунктах пропуска через Государственную границу Республики Беларусь" и Постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь, государственного таможенного комитета Республики Беларусь, государственного пограничного комитета Республики Беларусь 30.12.2013 N 135/34/16 не подтверждает факта прохождения санитарно-карантинного контроля товаров, декларируемых по ДТ N 10418010/280319/0076196, а свидетельствует о факте разрешения выданного таможенным органом на перемещение вещей через таможенную границу либо на использование их в таможенном режиме свободного обращения на территории Республики Беларусь.

В качестве подтверждения прохождения санитарно-карантинного контроля осуществляемого таможенными органами Республики Беларусь на товаросопроводительных документах проставляется штамп "Ввоз разрешен" на котором указывается дата принятия такого решения, подпись и проставляется оттиск личной номерной печати, данный штамп на CMR N 140162735 от 18.03.2019 при подаче и регистрации ДТ N10418010/280319/0076196 отсутствовал и был проставлен только лишь 01.04.2019 Управлением Роспотребнадзора по Пермскому краю при помещении товара под заявленную таможенную процедуру.

В подтверждении вышеизложенного таможенным органом приложены копии товаросопроводительных документов с отметками о прохождении санитарно-карантинного контроля "ввоз разрешен" осуществляемого должностными лицами таможенных органов Республики Беларусь, должностными лицами Министерства здравоохранения Республики Беларусь продукции (товаров) в пунктах пропуска через государственную границу Республики Беларусь другими декларантами: CMR по ДТ N 10418010/030719/0168409 товар "лак на основе синтетических полимеров", CMR по ДТ N 10418010/260319/0074158 "красители кислотные для производства краски для волос", по ДТ N 10418010/260319/0073997 товар "органическое химическое соединение с азотсодержащей функциональной группой, соли четвертичного аммониевого основания", по ДТ N 10418010/100619/0145119 товар "фарфоровая масса", по ДТ N 10418010/280319/0076415 декларант товар "dmapa /n,n-диметил-1,3-пропандиамин, синонимы и торговое наименование: 3-аминопропилдиметиламин".

Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.06.2011 N 500 утверждены правила осуществления санитарно-карантинного контроля в пунктах пропуска через государственную границу Российской Федерации.

Пунктом 2 вышеуказанных Правил установлено, что санитарно-карантинный контроль осуществляется: а) Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека: в специально оборудованных и предназначенных для этих целей пунктах пропуска (далее -специализированные пункты пропуска), за исключением пунктов пропуска, расположенных на территории свободного порта Владивосток, - в отношении товаров, включенных в Единый перечень продукции (товаров), подлежащей государственному санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю) на таможенной границе и таможенной территории Евразийского экономического союза, утвержденный Решением (далее соответственно - Единый перечень, подконтрольные товары); в пунктах пропуска - в отношении подконтрольных товаров, ввозимых физическими лицами для личных, семейных, домашних и иных не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности нужд, транспортных средств, уловов водных биологических ресурсов, добытых (выловленных) при осуществлении рыболовства, и произведенной из них рыбной и иной продукции, за исключением пунктов пропуска, расположенных на территории свободного порта Владивосток, а также в отношении лиц; б) таможенными органами: в специализированных пунктах пропуска - в отношении подконтрольных товаров (за исключением товаров, ввозимых физическими лицами для личных, семейных, домашних и иных не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности нужд, а также уловов водных биологических ресурсов, добытых (выловленных) при осуществлении рыболовства, и произведенной из них рыбной и иной продукции) в части проведения проверки документов, предусмотренных пунктом 15 настоящих Правил; в пунктах пропуска, расположенных на территории свободного порта Владивосток, - в отношении подконтрольных товаров и транспортных средств в полном объеме действий по осуществлению санитарно-карантинного контроля, определенных настоящими Правилами.

Таким образом, отметка "ввоз разрешен" о прохождении санитарно-карантинного контроля проставляются либо таможнями, либо Министерством здравоохранения Республики Беларусь в ДТ с товарами, попадающие под санитарно-карантинный контроль, ввозимые через территорию Республики Беларусь.

Довод Заявителя о том, что в письме Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 02.10.1995 N 02-23/13884 "Об образцах таможенных атрибутов, применяемых белорусскими таможенными органами" нет указания о применении таможенными органами Республики Беларусь штампа "Ввоз разрешен" отклоняется судом апелляционной инстанции так, как в Республике Беларусь, приняты национальные правовые акты регулирующие порядок прохождения санитарно-карантинного контроля.

Довод Заявителя о том, что вывод суда о наличии в действиях общества всех признаков административного правонарушения предусмотренного статьей 16.3 КоАП РФ не соответствует обстоятельствам дела, является несостоятельным, поскольку не содержит фактов, которые не были бы проверены и учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела.

В соответствии с частью 1 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственностью, только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Согласно части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП России или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

В данном случае как обоснованно указал суд первой инстанции не имеется доказательств, подтверждающих, что общество предприняло все зависящие от него меры по надлежащему исполнению требований действующего таможенного законодательства и недопущению совершения административного правонарушения, так как у общества имелась реальная возможность пройти санитарно-карантинный контроль до подачи таможенной декларации как того требует ТК ЕАЭС.

Довод заявителя со ссылкой на отсутствие в действиях общества существенной угрозы охраняемым законом общественным отношениям отклоняется судом апелляционной инстанции как несостоятельный.

Как установлено судом первой инстанции общество своими виновными действиями поставило под угрозу охраняемые законом общественные отношения, регулирующие санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и окружающей среды.

Правовая обязанность Общества, как лица, ответственного за полное, достоверное (т.е. соответствующее действительности) декларирование товара вытекает, прежде всего, из общеправового принципа, закрепленного в ст. 15 Конституции России, согласно которому любое лицо должно соблюдать Конституцию России и законы, а соответственно установленные законодательством обязанности, т.е. не только знать об их существовании, но и обеспечивать их исполнение, проявляя необходимую и достаточную степень заботливости и осмотрительности, какая требуется для надлежащего исполнения административно-таможенных обязанностей, которые, являясь по характеру публично-правовыми, не должны обеспечиваться в меньшей степени, чем выполнение обязательств в гражданско-обязательственных частно-правовых отношениях. Указанное согласуется с позицией Конституционного Суда России (постановление от 27.04.2001 N 7-П).

Исходя из характера предпринимательской деятельности, осуществляемой самостоятельно на свой риск и под свою ответственность, юридическое лицо обязано проявлять необходимую степень осторожности и осмотрительности и не допускать действий, которые могут быть квалифицированы как противоправные.

Общество достоверно знало о необходимости соблюдения запретов и ограничений на ввоз на территорию ЕАЭС товаров, подпадающих под действие Единого перечня, утвержденного Решением Комиссии N 299, знало о том, что Свидетельство о государственной регистрации подконтрольного товара, не является документом подтверждающим прохождение санитарно-карантинный контроль, которым является штамп "Ввоз разрешен" транспортных (перевозочных) и (или) коммерческих документах (CMR N 140162735 от 18.03.2019).

Материалы дела об административном правонарушении свидетельствуют о том, что Общество не отнеслось внимательно к обязанности по соблюдению правил и норм, установленных ТК ЕАЭС с достаточным уровнем осторожности, не проявило ту степень заботливости и осмотрительности, которая необходима для исполнения обязанности по достоверному таможенному декларированию товаров. У Общества имелась возможность для соблюдения правил и норм таможенного законодательства. Чрезвычайных событий и обстоятельств, которые декларант не мог предвидеть и предотвратить, у Общества не было.

Факт совершения Обществом административного правонарушения предусмотренного ст. 16.3 КоАП РФ подтверждается материалами дела.

Установленные по делу обстоятельства свидетельствуют о наличии в действиях Общества состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 16.3 КоАП РФ.

Процессуальных нарушений при производстве по делу об административном правонарушении со стороны административного органа не допущено. О времени и месте составления протокола об административном правонарушении и рассмотрения материалов административного дела Общество извещалось надлежащим образом.

Срок давности привлечения к административной ответственности, установленный частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ, административным органом соблюден.

Штраф назначен Обществу в минимальном размере санкции, предусмотренной статьей 16.3 КоАП РФ.

Суд первой инстанции, оценив доказательства вины общества, в совершении административного правонарушения предусмотренного статей 16.3 КоАП РФ, характер и высокую степень общественной опасности деяния, создающего реальную угрозу охраняемым общественным отношениям законно и обоснованно не усмотрел оснований освобождения общества от административной ответственности при малозначительности административного правонарушения на основании статьи 2.9 КоАП РФ.

В соответствии со статьей 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решать дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Согласно пунктам 18, 18.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" при квалификации правонарушения в качестве малозначительного необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.

Квалификация правонарушения как малозначительного может иметь место только в исключительных случаях и производится применительно к обстоятельствам конкретного совершенного лицом деяния.

Категория малозначительности относится к числу оценочных, в связи с чем определяется в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств совершенного правонарушения. Применение положений о малозначительности является правом, а не обязанностью суда.

Оценив представленные в дело доказательства, характер совершенного правонарушения, суд первой инстанции не усмотрел в действиях Общества малозначительности вмененного деяния. Материалы дела не свидетельствуют об исключительности рассматриваемого случая.

Одновременно суд не усмотрел оснований для замены административного штрафа на предупреждение в порядке части 1 статьи 4.1.1 КоАП РФ, а равно для применения в рассматриваемом случае положений части 3.2 статьи 4.1 КоАП РФ ввиду отсутствия документальных доказательств, подтверждающих наличие исключительных для этого обстоятельств.

Таким образом, оспариваемым постановлением Обществу назначено наказание в виде штрафа с учетом фактических обстоятельств по делу. Назначенный размер штрафа является правомерным, соответствует принципу справедливости и соразмерности.

При этом суд апелляционной инстанции исходит из того, что в рассматриваемом случае Обществом ни в суд первой инстанции, ни в суд апелляционной инстанции не представлены доказательства и судом апелляционной инстанции не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что имеются какие-либо основания для признания назначенного штрафа несправедливым, несоразмерным характеру совершенного правонарушения, имущественному и финансовому положению правонарушителя.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, связанные с иным толкованием норм права и иной оценкой имеющихся в деле доказательств, не могут быть положены в основу отмены принятого по делу судебного акта.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правильно не усмотрел оснований для признания незаконным и отмены постановления Приволжской электронной таможни N 10418000-074/2019 от 28.05.2019.

С учетом изложенного апелляционная жалоба акционерного общества "Объединенная химическая компания "Уралхим" по приведенным в ней доводам удовлетворению не подлежит.

Арбитражный суд Нижегородской области полно и всесторонне выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда соответствуют обстоятельствам дела, нормы материального права применены правильно.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены судебного акта, судом первой инстанции не допущено.

В соответствии с частью 4 статьи 208 АПК РФ заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности государственной пошлиной не облагается.

Следовательно, по данной категории спора государственная пошлина не уплачивается в целом по делу, в том числе при подаче апелляционной жалобы.

Руководствуясь ст. 229, ст. ст. 266, 268, 269, 271, 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Первый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Нижегородской области от 26.08.2019 по делу N А43-23956/2019 оставить без изменения, апелляционную жалобу акционерного общества "Объединенная химическая компания "Уралхим" (ОГРН 1077761874024, ИНН 7703647595)- без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Волго-Вятского округа в двухмесячный срок со дня принятия по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Судья

М.Н. Кастальская

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А43-23956/2019


Истец: АО "ОХК "УРАЛХИМ", АО ОХК УРАЛХИМ

Ответчик: Федеральная таможенная служба Приволжская электронная таможня