Постановление Суда по интеллектуальным правам от 17 февраля 2017 г. N С01-1271/2016 по делу N А71-990/2016 Изменив постановление апелляционного суда и частично удовлетворив требование индивидуального предпринимателя о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на спорные товарные знаки, суд исходил из доказанности факта нарушения обществом исключительных прав индивидуального предпринимателя на спорные товарные знаки, которым была предоставлена правовая охрана на территории РФ после даты закупки у общества спорного товара

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 17 февраля 2017 г. N С01-1271/2016 по делу N А71-990/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 14 февраля 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 17 февраля 2017 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Силаева Р.В.,

судей Снегура А.А., Тарасова Н.Н.,

при участии в судебном заседании представителя истца - Завортного В.Б. (по доверенности от 30.12.2016),

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Осетрова Александра Владимировича (Удмуртская Республика, ОГРНИП 306183827000015) на постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2016 (судьи Суслова О.В., Григорьева Н.П., Гребенкина Н.А.) по делу N А71-990/2016, возбужденному по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь" (ул. Годовикова, 9, стр. 3, Москва, 129085, ОГРН 1107746373536)

к индивидуальному предпринимателю Осетрову Александру Владимировичу,

с участием третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - Кузовкова Олега Геннадьевича (Москва),

о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав, установил:

общество с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Осетрову Александру Владимировичу (далее - предприниматель) о взыскании (с учетом уменьшения суммы иска, принятого судом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) 40 000 руб. компенсации за нарушение исключительных прав, в том числе 10 000 руб. - на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 505856, 10 000 руб. - на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 505857, 10 000 руб. - на произведение изобразительного искусства - рисунок "Маша", 10 000 руб. - рисунок "Медведь".

Решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 14.06.2016 в удовлетворении требований общества отказано.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд определением от 06.10.2016 перешел к рассмотрению дела по правилам, установленным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации для рассмотрения дела в суде первой инстанции, по причине рассмотрения дела судом первой инстанции в отсутствие представителя истца, возражавшего против рассмотрения спора по существу непосредственно по окончании предварительного судебного заседания, а также по причине непривлечения судом первой инстанции к участию в деле Кузовкова Олега Геннадьевича, чьи права и законные интересы были затронуты судебным решением. Тем же определением апелляционный суд привлек Кузовкова О.Г. к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2016 решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 14.06.2016 отменено, исковые требования удовлетворены: с предпринимателя в пользу общества взыскано 40 000 руб. компенсации, а также 5 000 руб. в возмещение расходов по оплате государственной пошлины и 344 руб. 40 коп. в возмещение судебных издержек.

Не согласившись с постановлением суда апелляционной инстанции, предприниматель обратился с кассационной жалобой в Суд по интеллектуальным правам, в которой, ссылаясь на ненадлежащее выяснение апелляционным судом имеющих значение для дела обстоятельств и неправильное применение норм материального права и нарушение норм процессуального права, просит постановление отменить и оставить в силе решение суда первой инстанции.

В обоснование кассационной жалобы предприниматель ссылается на то, что истец не является обладателем исключительных прав на объекты изобразительного искусства, поскольку его лицензионный договор с третьим лицом не опосредует отчуждение исключительных прав. Как следствие, считает ошибочным вывод апелляционного суда о наличии оснований для защиты исключительных прав истца.

Кроме того, предприниматель в кассационной жалобе указывает, что на дату закупки у него истцом спорного товара (12.12.2013) исключительные права истца на товарные знаки еще не возникли, поскольку товарный знак "Маша" по свидетельству Российской Федерации N 505856 и товарный знак "Медведь" по свидетельству Российской Федерации N 505857 зарегистрированы позднее - 07.02.2014.

Предприниматель в кассационной жалобе также указывает на отсутствие доказательственного значения у представленных истцом видеозаписи и товарного чека, по причине их недостаточной информативности, а также ввиду отсутствия штампа "оплачено" на товарном чеке.

Со ссылкой на законодательство о защите прав потребителей предприниматель также указывает на отсутствие у общества права на осуществление контрольных закупок.

Кроме того, предприниматель обращает внимание суда кассационной инстанции на отсутствие в материалах дела доказательств контрафактности спорного товара, а также соответствующего вывода суда о контрафактности товара.

В завершение кассационной жалобы предприниматель указал, что отсутствие со стороны апелляционного суда оценки вышеприведенных доводов свидетельствует о нарушении требований статей 8 и 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

До начала назначенного на 14.02.2017 судебного заседания от предпринимателя поступило дополнение к кассационной жалобе, в котором ответчик указывает на то, что общество не является правообладателем персонажей "Маша" и "Медведь", а также что истцом не было доказано использование произведения путем реализации его точных копий либо реализация производного (переработанного) произведения.

В отзыве на кассационную жалобу истец просит оспариваемые судебные акты оставить без изменения, сославшись на их законность и обоснованность, а также на несостоятельность доводов жалобы.

Представитель истца в судебном заседании возражал против удовлетворения кассационной жалобы по доводам, изложенным в отзыве.

Ответчик, извещенный надлежащим образом о начале судебного процесса с его участием, а также о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в том числе посредством размещения соответствующей информации на официальном сайте суда и в картотеке арбитражных дел в сети Интернет, явку своего представителя в судебное заседание не обеспечил. Данное обстоятельство в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы.

Законность обжалуемого судебного акта проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судами и следует из материалов дела, в обоснование исковых требований общество указало, что 12.12.2013 у предпринимателя в магазине, расположенном по адресу: г. Ижевск, ул. Локомотивная, 38, по договору розничной купли-продажи приобретен кошелек с имеющимися на нем изображениями "Маши" и "Медведя", сходными до степени смешения с товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 505856 и 505857, а также являющимися произведениями изобразительного искусства - рисунками, права на которые принадлежат истцу на условиях лицензионного договора от 08.06.2010 N ЛД-1/2010, заключенному между истцом и автором рисунков Кузовковым О.Г.

В подтверждение факта купли-продажи товара истец представил товарный чек от 12.12.2013, видеозапись процесса покупки, а также спорный товар.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности истцом нарушения его исключительных прав ответчиком. В частности, суд первой инстанции указал, что представленная видеозапись не отражает процесс приобретения спорного товара и не позволяет сделать вывод о его реализации в торговой точке ответчика.

Апелляционный суд, отменив решение суда первой инстанции по безусловным основаниям и рассмотрев дело по правилам, установленным для рассмотрения дела судом первой инстанции, пришел к выводу о доказанности факта нарушения ответчиком исключительных прав истца как на товарные знаки, так и на объекты изобразительного искусства (рисунки), что и послужило основанием для удовлетворения исковых требований в заявленном размере.

При этом апелляционный суд исходил из положений лицензионного договора от 08.06.2010 N ЛД-1/2010, заключенного между истцом и третьим лицом - автором рисунков Кузовковым О.Г., в соответствии с положениями которого истцу как лицензиату предоставлено исключительная лицензия на использование спорных произведений, в том числе путем воспроизведения и осуществления их переработки.

Суд по интеллектуальным правам, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии решения, постановления, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, пришел к выводу о наличии оснований для ее частичного удовлетворения в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если ГК РФ не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ.

Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак). Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Согласно пункту 2 статьи 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 ГК РФ).

Пунктом 1 статьи 1270 ГК РФ предусмотрено, что автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 этого Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 этой статьи.

В соответствии со статьей 1250 ГК РФ интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1252 названного Кодекса в случаях, предусмотренных этим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Статьей 1301 ГК РФ предусмотрено, что в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных названным Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 того же Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда; в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Аналогичное по существу правило закреплено в пункте 4 статьи 1515 ГК РФ применительно к защите исключительного права на товарный знак.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 43.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.

Аналогичный методологический подход применим и к делам о защите исключительных прав на товарные знаки.

В силу изложенного бремя доказывания легальности происхождения спорного товара в смысле правомерности размещения на нем результатов интеллектуальной деятельности, правообладателем которых является истец, лежит на ответчике.

Доводы заявителя кассационной жалобы, сводящиеся к его мнению об отсутствии доказательственного значения у представленных истцом в материалы дела товарного чека и видеозаписи процесса покупки спорного товара, заявлены без учета полномочий суда кассационной инстанции, в компетенцию которого не входит переоценка доказательств (часть 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

По тем же мотивам отклоняется и довод заявителя кассационной жалобы об отсутствии у истца и его представителей, не являющихся уполномоченными органами контроля, полномочий на проведение контрольных закупок. Аргументация заявителя кассационной жалобы, приведенная в обоснование данного довода, фактически сводится к его мнению о несоответствии указанных доказательств требованиям статей 64 и 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу части 3 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Согласно статье 68 того же Кодекса обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

Вместе с тем, согласно части 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

При этом такой способ защиты нарушенного права, как самозащита, прямо предусмотрен гражданским законодательством (статья 12 ГК РФ) и не противоречит законодательству, регламентирующему деятельность уполномоченных государством органов, осуществляющих контрольные и правоохранительные функции.

С учетом изложенного мнение ответчика о недопустимости оспоренных им доказательств истца (спорного товара, товарного чека и видеосъемки) не может быть признано состоятельным, поскольку указанные доказательства собраны представителем истца в порядке статей 12 и 14 ГК РФ в целях самозащиты гражданских прав, соответствуют положениям статей 64, 67, 68, 75, 76 и 89 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, являются допустимыми доказательствами по делу, позволяющим установить обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения настоящего спора.

Оспоренные заявителем кассационной жалобы доказательства были исследованы судом апелляционной инстанции и им дана надлежащая оценка. По итогам оценки собранных по делу доказательств в их совокупности по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционным судом сделан мотивированный вывод о реализации спорного товара в торговой точке ответчика.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что авторскому праву неизвестны понятия "сходство" или "сходство до степени смешения", поэтому истец должен был доказать факт использования рисунка путем реализации его точных копий, не согласуется с содержанием обжалуемого судебного акта. Так, постановление апелляционного суда не содержит выводов о сходстве изображений на спорном товаре с упомянутыми объектами изобразительного искусства. Соответствующий вывод сделан лишь в отношении товарных знаков истца (последний абзац страницы 4 и абзац третий страницы 6 постановления).

Вывод апелляционного суда о праве общества на иск в части требования о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на объекты изобразительного искусства (рисунки "Маша" и "Медведь") мотивирован положениями вышеназванного лицензионного договора от 08.06.2010 N ЛД-1/2010, в соответствии с положениями которого истцу как лицензиату предоставлено на условиях исключительной лицензии право использовать указанные произведения, в том числе, путем воспроизведения, а также осуществления их переработки.

Вопрос о том, копируют ли изображения на спорном товаре соответствующие рисунки или являются производным результатом переработки таких рисунков, является вопросом факта, разрешение которого входит в компетенцию судов первой и апелляционной инстанций, рассматривающих спор по существу.

Как следует из вывода апелляционного суда (абзац третий страницы 6 постановления) и его обоснования, коллегия судей апелляционной инстанции установила, что на товаре без согласия правообладателя размещены именно рисунки, права на воспроизведение которых принадлежат обществу на условиях исключительной лицензии.

При этом суд кассационной инстанции считает необходимым обратить внимание заявителя кассационной жалобы на то обстоятельство, что, как указывалось выше, истец обладает исключительной лицензией не только на воспроизведение указанных рисунков, но и их переработку. Таким образом, независимо от того, воспроизведены ли объекты изобразительного искусства на спорном товаре в неизменном либо переработанном виде, реализация такого товара является одним из предусмотренных статьей 1270 ГК РФ способов использования указанных объектов исключительных прав и нарушает права истца.

То обстоятельство, что истец не является автором-правообладателем спорных рисунков и в его пользу исключительные права на них не отчуждались, вопреки мнению заявителя кассационной жалобы, применительно к данному спору не имеет значения для признания за обществом права на иск.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1286 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона - автор или иной правообладатель (лицензиар) предоставляет либо обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования этого произведения в установленных законом пределах.

Согласно статье 1254 ГК РФ если нарушение третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, на использование которых выдана исключительная лицензия, затрагивает права лицензиата, полученные им на основании лицензионного договора, лицензиат может наряду с другими способами защищать свои права способами, предусмотренными статьями 1250 и 1252 ГК РФ.

Из приведенной нормы следует, что лицензиат, обладающий правом использования объекта исключительных прав на основании исключительной лицензии, вправе обращаться с требованиями о защите своего собственного права использования, которое ему было предоставлено, в том числе путем предъявления требования о взыскании компенсации.

Учитывая, что истец является обладателем исключительной лицензии, он обладал правом на защиту своих прав на произведения изобразительного искусства - рисунок "Маша" и рисунок "Медведь", возникшим из заключенного с Кузовковым О.Г. лицензионного договора от 08.06.2010 N ЛД-1/2010.

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения требований истца о взыскании с ответчика компенсации за нарушение исключительных прав на произведения изобразительного искусства.

Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что истец не является обладателем исключительных прав на персонажи (аудиовизуального произведения), отклонен судом кассационной инстанции как не имеющий значения для данного дела, поскольку иск был заявлен в защиту исключительных прав на товарные знаки и объекты изобразительного искусства (рисунки), а не на персонажи аудиовизуального произведения или аудиовизуальное произведение в целом. При этом все перечисленные объекты (результаты интеллектуальной деятельности) в силу статьи 1225 ГК РФ являются самостоятельными объектами правовой охраны.

Указание же апелляционным судом в абзаце шестом страницы 4 обжалуемого постановления на то, что общество является правообладателем исключительных прав на товарные знаки анимационного сериала "Маша и Медведь" является некорректной формулировкой, не свидетельствующей о том, что иск общества был рассмотрен и по иным основаниям, которые истцом не заявлялись.

В то же время коллегия судей соглашается с доводом кассационной жалобы об ошибочности вывода суда апелляционной инстанции о наличии оснований для удовлетворения исковых требований в части взыскания компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки.

Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 1232 ГК РФ в случаях, предусмотренных данным Кодексом, исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации признается и охраняется при условии государственной регистрации такого результата или такого средства.

Согласно статье 1480 ГК РФ государственная регистрация товарного знака осуществляется федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, в порядке, установленном статьями 1503 и 1505 этого Кодекса.

В силу статьи 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак принадлежит лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю).

Таким образом, совершенные другими лицами до государственной регистрации товарного знака действия по использованию сходного обозначения не являются нарушением исключительного права и к таким лицам не могут быть применены меры ответственности, предусмотренные гражданским законодательством.

На дату закупки у ответчика спорного товара (12.12.2013) правовая охрана указанным товарным знакам истца еще не была предоставлена, поскольку товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 505856 и 505857 были зарегистрированы позднее - 07.02.2014.

В связи с этим у апелляционного суда отсутствовали правовые основания для удовлетворения исковых требований о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав истца на товарные знаки.

Исходя из положений пункта 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, учитывая, что фактические обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения заявленных истцом требований о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на указанные товарные знаки, судами первой и апелляционной инстанций установлены, но ими неправильно применены нормы материального права, суд кассационной инстанции считает возможным, не передавая дело в этой части на новое рассмотрение, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки, оставив при этом без изменения постановление суда апелляционной инстанции в части взыскания компенсации в размере 20 000 рублей за нарушение прав истца на произведения изобразительного искусства.

Данный вывод суда, в свою очередь, является основанием для перераспределения судебных расходов, понесенных истцом при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы, ввиду ее частичного удовлетворения подлежат отнесению на истца; за рассмотрение апелляционной жалобы - на ответчика, а за рассмотрение иска, а также судебные издержки, понесенные в связи с его подачей - распределению между сторонами пропорционально удовлетворенным требованиям, то есть поровну.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2016 по делу N А71-990/2016 изменить, изложив в следующей редакции:

"Решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 14.06.2016 по делу N А71-990/2016 отменить.

Иск удовлетворить частично.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Осетрова Александра Владимировича в пользу общества с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь" 20 000 руб. компенсации за нарушение исключительных прав, 4 000 руб. возмещения судебных расходов на уплату государственной пошлины и 172 руб. 20 коп. возмещения судебных издержек.

В остальной части иска отказать".

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь" в пользу индивидуального предпринимателя Осетрова Александра Владимировича 3 000 руб. в возмещение расходов по оплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

Р.В. Силаев

 

Судьи

А.А. Снегур

 

 

Н.Н. Тарасов