Постановление Суда по интеллектуальным правам от 17 августа 2017 г. N С01-534/2017 по делу N А39-2685/2016 Суд отменил вынесенные ранее судебные решения в части взыскания компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки по некоторым свидетельствам и направил дело в этой части на новое рассмотрение, поскольку факт приобретения контрафактных экземпляров произведения у третьих лиц не свидетельствует об отсутствии вины лица, их перепродающего

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 17 августа 2017 г. N С01-534/2017 по делу N А39-2685/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 16 августа 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 17 августа 2017 года.

 

Суд по интеллектуальным правам

в составе председательствующего судьи Рассомагиной H.Л, судей Булгакова Д.А., Лапшиной И.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Алимурадовой И.К.,

рассмотрел в открытом судебном заседании, проводимом с использованием системы видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Нижегородской области (судья Чепурных М.Г., при ведении протокола отдельного процессуального действия секретарем судебного заседания Ступниковой К.В.), кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь" (ул. Годовикова, д. 9, стр.3, Москва, 129085, ОГРН 1107746373536) на решение Арбитражного суда Республики Мордовии от 19.10.2016 по делу N А39-2685/2016 (судья Салькаева А.А.) и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2017 по тому же делу (судьи Большакова О.А., Бухтоярова Л.В., Наумова Е.Н.) по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь" к индивидуальному предпринимателю Романовой Людмиле Викторовне (г. Саранск, ОГРНИП 304132801600171) о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена индивидуальный предприниматель Волкова Валентина Николаевна (г. Саранск, ОГРНИП 304132803600049).

В судебном заседании принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь" - Скиба Д.А. (по доверенности от 11.04.2017 N 78/04; в режиме видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Нижегородской области).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Мордовия с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Романовой Людмиле Викторовне (далее - Романова Л.В.) о взыскании 80 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 505856, 505857, 505916, компенсации за нарушение исключительного авторского права на персонажи "Маша" и "Медведь" аудиовизуального произведения "Первая встреча", персонажи "Белка" и "Заяц" аудиовизуального произведения "Праздник на льду", персонаж "Медведица" аудиовизуального произведения "Весна пришла" (с учетом принятого судом в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, уточнения исковых требований).

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена индивидуальный предприниматель Волкова Валентина Николаевна (далее - Волкова В.Н.).

Определением Арбитражного суда Республики Мордовия от 08.04.2016 исковое заявление Общества принято к рассмотрению в порядке упрощенного производства, без вызова сторон, в соответствии со статьей 228 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Определением Арбитражного суда Республики Мордовия от 25.07.2016 суд перешел к рассмотрению дела по общим правилам искового производства.

Решением Арбитражного суда Республики Мордовия от 16.08.2017 исковое заявление Общества оставлено без удовлетворения.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату решения Арбитражного суда Республики Мордовия следует читать как "от 19.10.2016 г."

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2017 принят отказ Общества от иска в части взыскания компенсации за нарушение исключительных прав на персонажи "Медведь", "Медведица", "Белка" и "Заяц" в размере 40 000 рублей; решение суда первой инстанции в указанной части отменено, производство по делу прекращено.

В остальной части решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 19.10.2016 по делу N А39-2685/2016 оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, Общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, нарушение судами норм материального права, просит названные судебные акты отменить и либо принять новый судебный акт об удовлетворении исковых требований в полном объеме, либо направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Мордовия.

В обоснование кассационной жалобы Общество указало на неправомерность вывода судов первой и апелляционной инстанций о недоказанности факта незаконного использования Романовой Л.В. исключительных прав, в защиту которых предъявлен настоящий иск.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что такой вывод сделан при неправильном применении норм материального права, а именно: статей 493, 1270, 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Так, Общество, ссылаясь на положения статьи 493 ГК РФ, отметило, что товарный чек, представленный в материалы дела, содержит все необходимые и достаточные реквизиты, подтверждающие факт совершения сделки купли-продажи, а также позволяющие идентифицировать продавца, с которым была совершена эта сделка.

В таком случае Общество полагает, что при наличии в материалах дела товарного чека, подтверждающего факт продажи Романовой Л.В. спорного товара, сам факт продажи товара подтверждает нарушение последней исключительных прав Общества, в защиту которых был предъявлен иск.

При этом Общество отдельно обратило внимание на то, что суд первой инстанции установил факт реализации Романовой Л.В. спорного товара и его контрафактность, но не применил подлежащие применению нормы ГК РФ.

Романова Л.В. и Волкова В.Н. отзывы на кассационную жалобу в суд не представили.

В судебное заседание явился представитель Общества (в режиме видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Нижегородской области).

Романова Л.В. и Волкова В.Н., надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, в суд кассационной инстанции не явились, своих представителей не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

В судебном заседании представитель Общества уточнил, что в своей кассационной жалобе Общество обжалует судебные акты первой и апелляционной инстанций в той части, в которой в удовлетворении исковых требований судами было отказано; постановление суда апелляционной инстанции в части, в которой судом апелляционной инстанции принят отказ Общества от исковых требований и прекращено производство по делу, Обществом не обжалуется.

Суд по интеллектуальным правам принял указанное уточнение, установил, что судебные акты суда первой и апелляционной инстанций подлежат проверке судом кассационной инстанции лишь в той части, в которой судами в удовлетворении исковых требований Общества было отказано.

Представитель Общества в судебном заседании поддержал доводы кассационной жалобы (с учетом принятого судом уточнения), просил ее удовлетворить.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть исходя из доводов кассационной жалобы, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебного акта, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судами, Общество является обладателем исключительного права на аудиовизуальные произведение - анимационный сериал "Маша и Медведь" а также правообладателем товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 505856, N 505857 и N 505916, зарегистрированных в отношении широкого перечня товаров и услуг Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.

Полагая, что действиями Романовой Л.В., выразившимися в продаже в принадлежащей ей торговой точке товара с использованием обозначений, обладающими сходными визуальными признаками с товарными знаками и персонажами аудиовизуального произведения, нарушены исключительные права, принадлежащие Обществу, последнее обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Исследовав и оценив представленные в материалах дела доказательства, суд первой инстанций, руководствуясь положениями статей 1228, 1259, 1270, 1477, 1484 ГК РФ и принимая во внимание разъяснения, данные в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" (далее - Постановление N 15) и совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 5/29), установил факт продажи Романовой Л.В. спорного товара, а также контрафактность названного товара, указав на то, что этот товар содержит обозначения, обладающие сходными визуальными признаками с товарными знаками и персонажами аудиовизуального произведения, в защиту которых предъявлен иск.

Вместе с тем суд первой инстанций, учитывая разъяснения, данные в Обзоре практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденном информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122 (далее - Информационное письмо N 122), пришел к выводу о недоказанности факта нарушения исключительных прав Общества именно Романовой Л.В., исходя при этом из того, что Романова Л.В. осуществляла предпринимательскую деятельность, связанную с розничной продажей текстильными и галантерейными изделиями, в одном помещении с другим индивидуальным предпринимателем (Волковой В.Н.), осуществляющим деятельность по розничной продаже игрушек; проданный товар Романовой Л.В. не принадлежал, она не осуществляла торговлю игрушками, не занималась их закупкой (не приобретала у третьих лиц) и не предлагала к продаже данный товар.

Из пояснений Романовой Л.В. суд первой инстанции установил, что в момент покупки спорного товара Волкова В.Н. отсутствовала в торговой точке, поэтому после выбора покупателем товара-игрушки и его просьбы о выдаче товарного чека, Романова Л.В. выдала чек со своей печатью. При этом Романова Л.В. не отрицала как сам факт реализации спорного товара, так и факт выдачи ею товарного чека со своей печатью в подтверждение покупки спорного товара.

По результатам исследования и установления названных обстоятельств, суд первой инстанции отказал в удовлетворении искового заявления Общества в полном объеме, указав на то, что последним не был доказан факт нарушения исключительных прав именно Романовой Л.В.

Суд апелляционной инстанции, приняв отказ Общества от иска в части взыскания компенсации за нарушение исключительных прав на персонажей "Медведь", "Медведица", "Белка" и "Заяц" в размере 40 000 рублей; отменил решение суда первой инстанции в указанной части и прекратил производство по делу.

В остальной части суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, оставил решение суда без изменения.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства судом кассационной инстанции на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судами первой и апелляционной инстанций норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Исследовав доводы, изложенные в кассационной жалобе, а также материалы дела, судебная коллегия установила, что лицами, участвующими в деле, не оспариваются выводы судов первой и апелляционной инстанций о принадлежности Обществу исключительных прав, в защиту которых заявлен настоящий иск, а также о контрафактности товара, приобретенного Обществом и послужившего основанием для предъявления настоящего иска.

Поскольку согласно части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, обжалуемые судебные акты в отношении вышеназванных выводов Судом по интеллектуальным правам не проверяется.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к следующим выводам.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 14 Постановлении N 15, и положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец обязан доказать факт принадлежности ему авторских прав и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком. В свою очередь, ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Аналогично бремя доказывания распределяется и при установлении факта законности/незаконности использования товарного знака.

Принадлежность Обществу исключительных прав, в защиту которых предъявлен настоящий иск, установлена судами и не оспаривалась лицами, участвующими в деле.

Кроме того, судами также была установлена контрафактность спорного товара, выполненного с использованием обозначений, обладающими сходными визуальными признаками с товарными знаками и персонажами аудиовизуального произведения, исключительные права на которые принадлежат Обществу, суды фактически установили факт использования Романовой Л.В. этих исключительных прав.

Также из обжалуемых судебных актов усматривается, что суды первой и апелляционной инстанций, исследовав представленные в материалы дела доказательства, а именно видеозапись закупки спорного товара, товарный чек с содержащимся на нем оттиском печати Романовой Л.В., равно как и сам спорный товар, установили факт продажи этого товара Романовой Л.В., которая факт продажи спорного товара и выдачи товарного чека в ходе рассмотрения дела не отрицала.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды, по сути, исходили из того, что Романова Л.В., осуществив действия по реализации спорного товара, действовала не в своем, а в чужом интересе, в связи с чем пришли к выводу о том, что она исключительных прав Общества не нарушала.

Суд по интеллектуальным правам полагает указанные выводы судов первой и апелляционной инстанций неправомерными в силу следующих обстоятельств.

В силу статьи 493 ГК РФ договор розничной купли-продажи считается заключенным в надлежащей форме с момента выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара.

Судами установлено, что товарный чек был выдан Романовой Л.В. от своего имени с проставлением своей печати.

В пункте 7 Информационного письма N 122 разъяснено, что действия лица по распространению контрафактных экземпляров произведения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав. При этом сам по себе факт приобретения этих экземпляров у третьих лиц не свидетельствует об отсутствии вины лица, их перепродающего.

Таким образом, не зависимо от того, где и при каких обстоятельствах Романовой Л.В. был получен реализованный ею товар (в том числе посредством закупки у иных лиц, либо путем безвозмездного изъятия у Волковой В.Н.), ее действия по реализации игрушки образуют самостоятельное нарушение исключительных прав.

Наличие каких-либо договорных отношений между Романовой Л.В. и Волковой В.Н. (поручения, агентирования и проч.), на основании которых стороной продавца в заключенном договоре розничной купли-продажи можно было бы признать не Романову Л.В., а Волкову В.Н., судами не установлено.

Не установлено судами и обстоятельств, при наличии которых лицо, действующее в чужом интересе без поручения, может быть освобождено от ответственности за вред от своих действий, причиненный иным лицам, либо при которых ответственность за вред может быть переложена на лицо, в чьих интересах были осуществлены действия без поручения (глава 50 ГК РФ, статья 1067 ГК РФ).

Кроме того, следует отметить, что в соответствии со статьей 401 ГК РФ, а также разъяснениями, изложенными в пункте 23 постановления N 5/29, в сфере предпринимательской деятельности обстоятельством, освобождающим от ответственности, является лишь воздействие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

При названных обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены обжалуемых судебных актов в части, в которой в удовлетворении исковых требований Обществу было отказана, ввиду установленного неправильного применения судами норм материального права и несоответствия выводов судов фактическим обстоятельствам дела и представленным в деле доказательствам.

Согласно частям 1 и 2 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций являются несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права.

Учитывая, что выводы, содержащиеся в обжалуемых судебных актах в части, в которой в удовлетворении исковых требований Общества было отказано, основаны на неправильном применении норм материального права, указанные судебные акты в этой части подлежат отмене.

Поскольку установление размера компенсации за допущенные нарушения исключительных прав подразумевает оценку и исследование доказательств, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции, дело в соответствующей части на основании пункта 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит передаче на рассмотрение в Арбитражный суд Республики Мордовия.

При новом рассмотрении дела суду необходимо устранить указанные недостатки, исследовать все существенные для правильного рассмотрения дела и входящие в предмет доказывания обстоятельства, дать надлежащую правовую оценку доводам лиц, участвующих в деле, имеющимся в деле доказательствам и принять решение с учетом норм гражданского законодательства, действующих на момент совершения правонарушения.

Согласно части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается арбитражным судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Республики Мордовии от 19.10.2016 по делу N А39-2685/2016 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2017 по тому же делу отменить в части результата рассмотрения требований о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 505856, N 505857, N 505916, исключительного авторского права на персонаж "Маша".

Дело в указанной части направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Мордовия.

В остальной части постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2017 по делу N А39-2685/2016 оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

Н.Л. Рассомагина

 

Судья

Д.А. Булгаков

 

Судья

И.В. Лапшина

 

Правообладатель хотел получить компенсацию за нарушение исключительных прав в связи с продажей контрафактного товара (игрушки), но ему отказали.

Как выяснилось, деятельность ответчика была связана с продажей совсем других товаров. Он осуществлял ее в одном помещении с продавцом игрушек. Поскольку тот в момент покупки отсутствовал, после выбора покупателем товара ответчик выдал по его просьбе товарный чек со своей печатью.

Однако Суд по интеллектуальным правам с выводами предыдущих инстанций не согласился.

Договор розничной купли-продажи считается заключенным в надлежащей форме с момента выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату.

Действия ответчика по реализации контрафакта образуют самостоятельное нарушение исключительных прав. Причем независимо от того, где и при каких обстоятельствах им был получен реализованный товар.

Наличие каких-либо договорных отношений (поручение, агентирование и прочее) между ответчиком и третьим лицом, на основании которых продавцом можно было бы признать именно третье лицо, не установлено.

Не установлено и обстоятельств, при которых действующий в чужом интересе без поручения может быть освобожден от ответственности либо при которых она может быть переложена на третье лицо.