Постановление Суда по интеллектуальным правам от 31 августа 2017 г. N С01-587/2017 по делу N А56-69163/2016 Суд оставил в силе принятые ранее судебные акты об отказе во взыскании суммы неосновательного обогащения, поскольку право требования истца основано на договоре коммерческой концессии, который исполнялся обеими сторонами, в связи с чем перечисленные в рамках договора денежные средства не являются неосновательным обогащением

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 31 августа 2017 г. N С01-587/2017 по делу N А56-69163/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 29 августа 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 31 августа 2017 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий судья - Рогожин С.П.,

судьи - Голофаев В.В., Уколов С.М.,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Попова Михаила Ивановича (г. Екатеринбург, ОГРНИП 315665800048474) на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 15.12.2016 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.03.2017, принятые в рамках дела N А56-69163/2016 по иску индивидуального предпринимателя Попова Михаила Ивановича к обществу с ограниченной ответственностью "Франчайзинг Доча" (Комендантский проспект, д. 30, к. 1, лит. А, пом. 3Н, Санкт-Петербург, 197372, ОГРН 1157847239384) о взыскании 555 473 рублей неосновательного обогащения, при участии в судебном заседании: от индивидуального предпринимателя Попова Михаила Ивановича - Попов М.И., лично, паспорт; от общества с ограниченной ответственностью "Франчайзинг Доча" - Крупенина С.А., представитель по доверенности от 26.08.2016, установил:

индивидуальный предприниматель Попов Михаил Иванович (далее - предприниматель) обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Франчайзинг Доча" (далее - общество) о взыскании 555 473 руб. неосновательного обогащения по договору коммерческой концессии N 12 от 16.09.2015 и 40 000 руб. расходов на оплату услуг представителя.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 15.12.2016, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.03.2017, в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе предприниматель просит решение и постановление отменить, ссылаясь на нарушение судами двух инстанции норм процессуального и материального права.

Заявитель кассационной жалобы считает, что судами не были учтены положения статьи 1028 ГК РФ о необходимости государственной регистрации договора. Указывает, что на момент заключения спорного договора ответчик не имел зарегистрированного в установленном порядке товарного знака, который соответственно и не мог передать, в связи с чем ответчик без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрел и сберег принадлежащее истцу имущество. Следовательно, по мнению заявителя, в соответствии с положениями статей 1102, 1107 ГК РФ общество обязано возвратить ему сумму неосновательного обогащения.

Ответчик в отзыве на кассационную жалобу просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, сославшись на их законность и обоснованность, а также на несостоятельность доводов жалобы. Полагает, что судами дана объективная оценка всем представленным в дело доказательствам, а доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, направлены на переоценку фактических обстоятельств спора, установленных судами.

В судебном заседании предприниматель поддержал доводы кассационной жалобы, представитель ответчика возражала против удовлетворения кассационной жалобы.

Законность обжалуемых решения и постановления проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе.

Как следует из материалов дела, в соответствии с договором коммерческой концессии N 12 от 16.09.2015, (далее - договор) общество предоставило предпринимателю за вознаграждение право использовать в предпринимательской деятельности комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающих право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение.

В соответствии с пунктом 6.1 договора в течение 3-х банковских дней с момента получения письменного одобрения правообладателем заявки пользователя на заключение договора коммерческой концессии, пользователь обязан уплатить, на основании выставленного правообладателем счета разовое вознаграждение в размере 500 000 руб.

Начиная с седьмого месяца, с момента открытия точки по реализации услуги, пользователь ежемесячно, не позднее 10 числа текущего месяца, выплачивает правообладателю маркетинговый сбор, в размере 2% от оборота за предыдущий месяц.

Обозначение "DO4A. COM второе дыхание" в качестве товарного знака зарегистрировано в государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания 13.05.2016. Правообладатель - общество с ограниченной ответственностью "Франчайзинг Доча".

Платежным поручением N 1 от 16.09.2015 истец перечислил ответчику 500 000 рублей, указав в назначении платежа - разовое вознаграждение по договору концессии.

Платежными поручениями N 115 от 06.06.2016, N 139 от 04.07.2016 и N 115 от 02.08.2016 истец перечислил ответчику 55 473 рубля. Основанием для оплаты являлись счета, выставленные на оплату маркетингового сбора по договору коммерческой концессии N 12 от 16.09.2015.

В обоснование иска истец указывает, что он перечислил ответчику 555 473 рубля во исполнение условий договора коммерческой концессии N 12 от 16.09.2015, однако на момент заключения данного договора у ответчика не было зарегистрированного в установленном порядке товарного знака, который соответственно и не мог быть передан истцу, никакие объекты прав или доступ к ним обществом предпринимателю предоставлены не были, в связи с чем у ответчика образовалась сумма неосновательного обогащения.

Суд первой инстанции, установив, что права требования истца основаны на договоре, который исполнялся как со стороны ответчика, так и со стороны истца, отказал в удовлетворении иска со ссылкой на то, что перечисленные в рамках договора денежные средства не являются неосновательным обогащением.

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что комплекс переданных истцу исключительных прав по договору полностью соответствует требованиям законодательства, в частности положениям статьи 1235 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), данный договор отвечает признакам лицензионного договора. При этом указание в договоре на то, что он является договором коммерческой концессии, не влияет на его правовую квалификацию и правового значения для рассмотрения настоящего спора не имеет.

Суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены оспариваемых судебных актов в силу следующего.

Пунктом 1 статьи 1027 ГК РФ предусмотрено, что по договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау).

Согласно пункту 2 статьи 1027 ГК РФ договор коммерческой концессии предусматривает использование комплекса исключительных прав, деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя в определенном объеме (в частности, с установлением минимального и (или) максимального объема использования), с указанием или без указания территории использования применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности (продаже товаров, полученных от правообладателя или произведенных пользователем, осуществлению иной торговой деятельности, выполнению работ, оказанию услуг).

К договору коммерческой концессии соответственно применяются правила раздела VII ГК РФ о лицензионном договоре, если это не противоречит положениям настоящей главы и существу договора коммерческой концессии.

Суд на основании статьи 431 ГК РФ устанавливает действительную волю сторон исходя из положений подписанного сторонами договора, иных доказательств по делу, принимая во внимание практику, сложившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

В соответствии с разъяснениями, изложенным в пункте 3 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.2014 N 165 "Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными", сторона договора, не прошедшего необходимую государственную регистрацию, не вправе на этом основании ссылаться на его незаключенность.

По смыслу статей 164, 165, пункта 3 статьи 433 ГК РФ государственная регистрация договора осуществляется в целях создания возможности для заинтересованных третьих лиц знать о факте наличия обязательства по договору. Спорный договор не прошел необходимую государственную регистрацию, соответственно он не порождает тех последствий, которые могут оказать влияние на права и интересы третьих лиц, не знавших о факте заключения договора и о содержании его условий.

Следовательно, совершенный в надлежащей форме договор, все существенные условия которого согласованы сторонами, однако требуемая государственная регистрация которого не осуществлена, не порождает всех последствий, на которые он направлен, до осуществления регистрации. Вместе с тем, такой договор уже с момента достижения сторонами соглашения по всем его существенным условиям влечет правовые последствия в отношениях между ними, а также может породить весь комплекс последствий, на которые он непосредственно направлен, после государственной регистрации.

Исходя из того, что договор был заключен, квалификация истцом перечисленного ответчику вознаграждения, как неосновательного обогащения на стороне последнего, в том числе в случае ничтожности сделки (части сделки), на основании которой они были перечислены, может быть признана обоснованной только в случае доказанности истцом факта неполучения от ответчика возмещения, в счет которого денежные средства были уплачены. Указанная правовая позиция изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.05.2009 N 1560/09.

Права требования у истца основаны на договоре, который надлежащим образом исполнялся как со стороны истца (в части выплат вознаграждения и маркетингового сбора), так и со стороны ответчика (в части предоставления комплекса исключительных прав по договору). При таких обстоятельствах, перечисленные в рамках договора денежные средства, неосновательным обогащением не являются.

Сторонами в тексте договора от 16.09.2015 с достаточной степенью определенности был указан его предмет - комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение.

Таким образом, в рассматриваемом случае в результате толкования условий договора от 16.09.2015 следует, что спорным договором согласованы все существенные условия, относящиеся к лицензионному договору, то есть данный договор соответствует закону.

Согласно разъяснения, содержащимся в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.05.2010 N 1404/10, от 08.02.2011 N 13970/10 и от 05.02.2013 N 12444/12, если одна сторона договора совершает действия по исполнению договора, а другая сторона принимает их без каких-либо возражений, то неопределенность в отношении содержания договоренностей сторон отсутствует. Следовательно, в этом случае соответствующие условия спорного договора должны считаться согласованными сторонами, а договор заключенным.

Доводы заявителя об отсутствии предмета договора в связи с тем, что на момент его заключения товарный знак "DO4A. COM второе дыхание" не был зарегистрирован, а подателем заявки являлось иное лицо, были предметом рассмотрения в суде первой и апелляционной инстанций и получили надлежащую правовую оценку, не опровергают сделанные судами выводы и направлены на переоценку доказательств и установленных судом фактических обстоятельств дела, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

Ссылка заявителя кассационной жалобы на то, что поскольку предоставление комплекса исключительных прав не состоялось по причине отсутствия государственной регистрации договора коммерческой концессии, то уплаченные денежные средства должны быть возвращены в качестве неосновательного обогащения ответчика, подлежит отклонению по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 этого Кодекса.

В соответствии со статьей 1103 ГК РФ правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения подлежат применению также к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке.

Однако правовым последствием отсутствия регистрации договора коммерческой концессии является не недействительность этого договора, а признание несостоявшимся предоставления права.

При этом уплаченные истцом по заключенной и действительной сделке разовое вознаграждение и маркетинговые сборы не могут быть признаны неосновательным обогащением ответчика и, следовательно, не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения.

Вместе с тем истец, исполнивший обязательство по уплате разового вознаграждения за право вести торговую деятельность с использованием принадлежащего ответчику комплекса исключительных прав и трех маркетинговых сборов, в рассматриваемом случае имеет право требовать от ответчика исполнения обязательства в части предоставления указанных прав, а в случае неисполнения обязательства требовать от него возмещения убытков на основании статей 15 и 393 ГК РФ.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с выводами судов первой и апелляционной инстанций и оценкой представленных доказательств не свидетельствует о судебной ошибке и само по себе не является основанием для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, не может являться основанием для признания обжалуемых судебных актов незаконными.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые в силу статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанций, не установлено.

Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными, обоснованными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судом по интеллектуальным правам не установлено.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 15.12.2016 по делу N А56-69163/2016 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.03.2017 по делу N А56-69163/2016, оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Попова Михаила Ивановича - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий

С.П. Рогожин

 

Судья

B.В. Голофаев

 

Судья

C.М. Уколов

 

В споре по взысканию как неосновательного обогащения сумм, уплаченных по договору коммерческой концессии, Суд по интеллектуальным правам отметил в т. ч. следующее.

Несостоятелен довод о том, что уплаченные по этому договору суммы должны быть возвращены как неосновательное обогащение из-за того, что предоставление комплекса исключительных прав не состоялось, т. к. это соглашение не зарегистрировано.

Как пояснил суд, правовым последствием отсутствия регистрации договора коммерческой концессии является не его недействительность, а признание несостоявшимся предоставления права.

При этом уплаченные истцом по заключенной и действительной сделке разовое вознаграждение и маркетинговые сборы не могут быть признаны неосновательным обогащением ответчика.

Вместе с тем истец, исполнивший обязательство по уплате разового вознаграждения за право вести деятельность с использованием принадлежащего ответчику комплекса исключительных прав и маркетинговых сборов, вправе требовать исполнения обязательства в части предоставления указанных прав.

В случае же неисполнения такого обязательства истец вправе требовать возмещения убытков.

Актуальный текст документа