Постановление Суда по интеллектуальным правам от 1 февраля 2018 г. N С01-1109/2016 по делу N А08-477/2016 Суд отменил принятые ранее судебные акты и направил на новое рассмотрение дело о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки, поскольку нижестоящие суды были не вправе по своей инициативе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 1 февраля 2018 г. N С01-1109/2016 по делу N А08-477/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 30 января 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 1 февраля 2018 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Кручининой Н.А.,

судей Васильевой Т.В., Уколова С.М.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Студия анимационного кино "Мельница" (пр-т Большевиков, д. 34, корп. 2, лит. "А", Санкт-Петербург, 193232, ОГРН 1037843046141) на решение Арбитражного суда Белгородской области от 16.06.2017 по делу N А08-477/2016 (судья Бутылин Е.В.) и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2017 по тому же делу (судьи Мокроусова Л.М., Потапова Т.Б., Безбородов Е.А.) по иску общества с ограниченной ответственностью "Студия анимационного кино "Мельница" к индивидуальному предпринимателю Коломацкой Анастасии Сергеевне (г. Белгород, ОГРНИП 311312330700075) о защите исключительных прав на товарный знак.

Лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились.

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Студия анимационного кино "Мельница" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Белгородской области с иском к индивидуальному предпринимателю Коломацкой Анастасии Сергеевне (далее - предприниматель) о взыскании 13 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 464535, N 464536, N 465517, N 472069, N 472182, N 472183, 472184 и N 485545 и на персонажи "Мама", "Малыш", "Роза", "Лиза" и "Папа" анимационного сериала "Барбоскины", а также о взыскании 2 000 рублей расходов по уплате государственной пошлины, 200 рублей расходов за получение выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей (далее - ЕГРИП), 40 рублей расходов по приобретению контрафактного товара и 87 рублей почтовых расходов.

До принятия решения по существу спора общество заявило об увеличении исковых требований, в котором просило взыскать с предпринимателя компенсацию в размере 130 000 рублей (ходатайство от 16.02.2016 поступило в электронном виде в Арбитражный суд Белгородской области 18.02.2016), а также об изменении оснований заявленных требований (ходатайство от 29.06.2016 поступило в электронном виде в Арбитражный суд Белгородской области 29.06.2016). В соответствии с последним ходатайством, общество просило взыскать с предпринимателя по 10 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на каждый из вышеперечисленных товарных знаков, а также на произведения изобразительного искусства - рисунки "Мама", "Малыш", "Роза", "Лиза" и "Папа".

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 22.07.2016, оставленным без изменения постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2016, требования общества удовлетворены частично: с предпринимателя взыскано 10 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав общества, а также 395 рублей 78 копеек в возмещение судебных расходов. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Дополнительным решением Арбитражного суда Белгородской области от 22.08.2016 с предпринимателя в пользу общества взыскано 87 рублей в возмещение почтовых расходов.

Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 13.01.2017 решение Арбитражного суда Белгородской области от 22.07.2016 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2016 отменены, дело было направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Белгородской области.

Отменяя решение и постановление судов нижестоящих инстанций, и направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции, усмотрев в названных судебных актах правовую неопределенность (поскольку обнаружил, что настоящий иск был рассмотрен судами в пределах первоначально заявленных требований, тогда как заявленное обществом ходатайство об изменении оснований исковых требований, в котором истец просил взыскать с предпринимателя компенсацию и за нарушение исключительных авторских прав, а именно: за рисунки - произведения изобразительного искусства, не нашло своего отражения в оспариваемых судебных актах), пришел к выводу о том, что обжалуемые судебные акты не позволяют определить объект (объекты) интеллектуальной собственности, в защиту которых они приняты.

Отменяя решение Арбитражного суда Белгородской области от 22.07.2016 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2016, суд кассационной инстанции признал, что обжалуемые судебные акты приняты с нарушением процессуальных норм права.

При новом рассмотрении дела, в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, истцом были уточнены заявленные требования, в соответствии с которыми общество просило взыскать с предпринимателя 80 000 рублей компенсации (по 5 000 рублей компенсации за каждый объект интеллектуальной собственности (за 8 товарных знаков и 8 произведений изобразительного искусства)) за нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 464535, N 464536, N 465517, N 472069, N 472182, N 472183, N 472184, N 485545, и за нарушение исключительных авторских прав на произведения изобразительного искусства - изображения "Мама", "Тимоха", "Малыш", "Роза", "Лиза", "Папа", "Дружок", "Гена" анимационного сериала "Барбоскины", а также 2 000 рублей расходов по уплате государственной пошлины, 200 рублей расходов за получение выписки из ЕГРИП, 40 рублей расходов по приобретению контрафактного товара и 87 рублей почтовых расходов.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 16.06.2017, оставленным без изменения постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2017, требования общества удовлетворены частично: с предпринимателя в пользу общества взыскано 16 000 рублей (по 1 000 рублей за каждый объект интеллектуальной собственности) компенсации за нарушение исключительных прав на 8 указанных товарных знаков и 8 произведений изобразительного искусства, а также расходы по уплате государственной пошлины в размере 640 рублей, судебные расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы в размере 3 000 рублей, расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы в размере 3 000 рублей, расходы по уплате государственной пошлины за получение выписки из ЕГРИП в размере 40 рублей, расходы по приобретению контрафактного товара в размере 8 рублей, расходы по оплате почтовых услуг в размере 62 рублей 70 копеек, что в общей сумме составило - 22 750 рублей 70 копеек. В остальной части требований отказано.

Не согласившись с решением Арбитражного суда Белгородской области от 16.06.2017 и постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2017, общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права и нарушение норм процессуального права, а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, и направить дело на новое рассмотрение.

Заявитель кассационной жалобы указывает, что суды, принимая оспариваемые судебные акты, неправомерно применили к спорным правоотношениям сторон правовую позицию, изложенную в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13.12.2016 N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края" (далее - постановление от 13.12.2016 N 28-П).

В частности, общество указывает на то, что судами первой и апелляционной инстанций не была установлена вся совокупность условий, приведенных в постановлении от 13.12.2016 N 28-П, которые должны быть учтены при установлении размера компенсации за нарушение исключительных прав, а также не установлены обстоятельства, свидетельствующие о возможности снижения размера компенсации, поскольку ответчиком не было представлено в материалы дела никаких надлежащих доказательств того, что размер компенсации, заявленный истцом, и сниженный судом первой инстанции в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) многократно превышает размер причиненных истцу убытков действиями предпринимателя.

Также, по мнению общества, суды неправильно применили правило распределения судебных расходов.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Рассмотрев кассационную жалобу общества, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права, а также соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела при принятии обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции пришел к следующему выводу.

Как установлено судами, общество является правообладателем произведений изобразительного искусства анимационного сериала "Барбоскины" - изображений персонажей "Мама", "Тимоха", "Малыш", "Роза", "Лиза", "Папа", "Дружок", "Гена".

Также истцу принадлежат исключительные права на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 464535, N 464536, N 465517, N 472069, N 472182, N 472183, N 472184, N 485545.

Вместе с тем, общество, обращаясь в суд с настоящим иском, указало, что предприниматель нарушил его исключительные права в отношении вышеуказанных объектов интеллектуальной собственности, путем продажи 14.06.2015 в принадлежащем ему магазине, расположенном по адресу: ул. Чапаева, д. 28а, г. Белгород, контрафактного товара - книжки-раскраски с наклейками, в которой содержались изображения, сходные до степени смешения с принадлежащими истцу товарными знаками, и переработанные персонажи мультсериала "Барбоскины".

В подтверждение указанных обстоятельств, истцом в материалы дела был представлен товарный чек, в котором содержится информация: о наименовании товара, его количестве, цена, дата заключения договора розничной купли-продажи, подпись продавца, печать предпринимателя с ИНН и ОГРН, совпадающие с данными, указанными в выписке из ЕГРИП в отношении ответчика, а также видеозапись процесса покупки товара (том 1, л.д. 38, 40, 53).

Поскольку разрешение на использование вышеназванных объектов интеллектуальной собственности, общество ответчику не давало, а предприниматель использовал не принадлежащие ему произведения и товарные знаки без разрешения правообладателя, истец обратился в суд с настоящим иском.

Суды первой и апелляционной инстанций, оценив, в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности и взаимосвязи все приведенные сторонами доводы и представленные в материалы дела доказательства, пришли к выводу о том, что требования общества к предпринимателю подлежат удовлетворению, поскольку представленные доказательства в совокупности подтверждают факт нарушения данным ответчиком исключительных прав истца на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 464535, N 464536, N 465517, N 472069, N 472182, N 472183, N 472184, N 485545 и на произведения изобразительного искусства - изображения персонажей анимационного сериала "Барбоскины" - "Мама", "Тимоха", "Малыш", "Роза", "Лиза", "Папа", "Дружок", "Гена". Однако, исходя из принципов разумности и справедливости, соразмерности размера компенсации последствиям нарушения, применив к спорным правоотношениям правовую позицию, изложенную в постановлении от 13.12.2016 N 28-П, а также положение абзаца третьего пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, посчитав, что ответчиком одновременно были нарушены исключительные права истца, как на произведения изобразительного искусства - изображения персонажей, так и на товарные знаки, и учитывая, что стоимость спорного товара составляет 40 рублей, принимая во внимание, что правонарушение ответчиком было допущено впервые, тогда как использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат обществу, не являлось существенной частью предпринимательской деятельности ответчика, и не носило грубый характер, пришли к выводу о том, что требования истца подлежат удовлетворению лишь в части (по 1 000 рублей за каждый факт нарушения).

Суд кассационной инстанции признает, что выводы судов первой и апелляционной инстанции о наличии правовых оснований для снижения размера компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки и на произведения изобразительного искусства сделаны без установлении всех обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора и при неправильном применении и толковании правовой позиции, изложенной в постановлении от 13.12.2016 N 28-П, поскольку судами не было учтено следующее.

Согласно пункту 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" разъяснено, что при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.

Суды указали, что обществу принадлежат исключительные права на произведения изобразительного искусства - изображения персонажей анимационного сериала "Барбоскины" - "Мама", "Тимоха", "Малыш", "Роза", "Лиза", "Папа", "Дружок", "Гена", которые были переданы ему на основании договоров заказа от 16.11.2009 N 12/2009 и от 16.11.2009 N 13/2009 художниками - Варфоломеевой Светланой Викторовной и Смирновой Екатериной Александровной. Кроме того, истцу принадлежат исключительные права на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 464535, N 464536, N 465517, N 472069, N 472182, N 472183, N 472184, N 485545.

Факт распространения предпринимателем произведений и товарных знаков, исключительные права на которые принадлежат обществу, не оспаривался при рассмотрении дела в суде первой и апелляционной инстанций, и не опровергнут предпринимателем.

Доказательств распространения указанных произведений и товарных знаков непосредственно правообладателем или с его согласия, в том числе доказательств предоставления обществом предпринимателю такого права, в материалы дела предпринимателем представлено не было.

Таким образом, суды, установив указанные обстоятельства, и факт нарушения ответчиком исключительных прав истца, сославшись на положения статей 1259, 1270 и 1484 ГК РФ, пришли к обоснованному выводу о принадлежности исключительных прав на использование данных произведений и товарных знаков истцу.

Вместе с тем, определяя размер компенсации, исходя из принципов разумности и справедливости, соразмерности размера компенсации последствиям нарушения, применив правовую позицию, изложенную в постановлении от 13.12.2016 N 28-П, а также положение абзаца третьего пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, учтя незначительную стоимость товара (40 рублей), а также то, что действия предпринимателя не носили грубый характер (однократность нарушения), снизили заявленный истцом размер компенсации с 5 000 рублей до 1 000 рублей за каждый факт нарушения объектов интеллектуальной собственности.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ, правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

Аналогичное условие предусмотрено и статьей 1301 ГК РФ, согласно которой, в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных этим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 названного Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

В силу пункта 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных названным Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. При этом в случае, если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных ГК РФ, но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.

Как указывалось ранее, после отмены постановлением Суда по интеллектуальным правам от 13.01.2017 решения Арбитражного суда Белгородской области от 22.07.2016 и постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2016 в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, истцом были уточнены заявленные требования, в соответствии с которыми, общество просило взыскать с предпринимателя по 5 000 рублей компенсации за каждый объект интеллектуальной собственности (за 8 товарных знаков и 8 произведений изобразительного искусства).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 43.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем 2 статьи 1301, абзацем 2 статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении от 13.12.2016 N 28-П, суд, при определенных условиях, может снизить размер компенсации ниже низшего предела, установленного статьями 1301 и 1515 ГК РФ, однако, такое уменьшение возможно лишь по заявлению ответчика и при следующих условиях:

- убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком;

- правонарушение совершено ответчиком впервые;

- использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью деятельности ответчика, и не носило грубый характер (например, если продавцу не было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой им продукции).

Поэтому следует учитывать, что в соответствии с приведенными правовыми позициями снижение размера компенсации ниже минимального предела обусловлено Конституционным Судом Российской Федерации одновременным наличием ряда критериев. При этом обязанность доказывания обстоятельств, соответствующих этим критериям, возлагается именно на ответчика.

Суд же не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом, по своей инициативе, а также возлагать бремя доказывания указанных выше обстоятельств на истца.

Тогда как, сторона, заявившая о необходимости такого снижения, обязана в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказать необходимость применения судом такой меры. Снижение размера компенсации ниже минимального предела, установленного законом, с учетом требований разумности и справедливости должно быть мотивировано судом, и обязательно подтверждено соответствующими доказательствами.

Из материалов дела усматривается, что обществом, при обращении с настоящим иском, был избран вид компенсации, взыскиваемой на основании статей 1301 и 1515 ГК РФ, с учетом абзаца третьего пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, вместо 10 000 рублей (минимальный размер) компенсации за каждый случай нарушения ответчиком прав общества, истцом заявлено о взыскании компенсации в размере 80 000 рублей, то есть в размере 5 000 рублей компенсации за каждый случай нарушения прав на 8 произведений и 8 товарных знаков.

Однако дальнейшее снижение размера компенсации ниже минимального размера (десяти тысяч рублей за каждый факт нарушения) возможно только при наличии мотивированного заявления предпринимателя, подтвержденного соответствующими доказательствами.

Данный правовой подход изложен в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 25.04.2017 N 305-ЭС16-13233, от 11.07.2017 N 308-ЭС17-2988.

На указанное обстоятельство также обращено внимание в Обзоре судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015.

Вместе с тем, из материалов дела следует, что предприниматель возражений против иска в суд не подавал, отзыв на исковое заявление и на апелляционные / кассационные жалобы не представлял, в судебных заседаниях не участвовал, против удовлетворения заявленных требований не возражал.

В соответствии с частями 1 и 3 статьи 8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе равноправия сторон. Арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон.

Статьей 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определено, что судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности. Лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства. Каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. Арбитражный суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий, оказывает содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела.

Однако суды в нарушение принципов равноправия сторон и состязательности при определении размера подлежащей взысканию компенсации по своей инициативе снизили заявленные исковые требования ниже минимального предела, установленного законом.

Кроме того, ссылка судов на то, что допущенное предпринимателем правонарушение не носило грубый характер (было совершено впервые), а также что использование объектов интеллектуальной собственности общества, не являлось существенной частью предпринимательской деятельности ответчика, надлежащими доказательствами не подтверждена.

Таким образом, Суд по интеллектуальным правам не усматривает из содержания оспариваемых судебных актов, на основании каких положений действующего законодательства суд первой инстанции пришел к выводу о том, что размер компенсации должен составлять 1 000 рублей за каждое нарушение, который также не был опровергнут судом апелляционной инстанции, поскольку выводы судов в указанной части в нарушение установленных частью 4 статьи 170 и частью 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации положений, определяющих требования к содержанию судебных актов, отсутствуют.

Данная правовая позиция также отражена в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 18.01.2018 по делам N 305-ЭС17-14355 и N 305-ЭС17-16920.

В связи с чем суд кассационной инстанции полагает, что снижение размера компенсации ниже минимального предела, установленного законом, с учетом требований разумности и справедливости не было мотивировано судами, и не подтверждено соответствующими доказательствами.

Довод общества о том, что суды неправильно применили правило распределения судебных расходов, судом кассационной инстанции во внимание не принимается, поскольку понесенные истцом судебные издержки (статья 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) относятся к судебным расходам, тогда как, согласно абзацу второму части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Иное толкование обществом норм права, не свидетельствует о судебной ошибке.

В связи с изложенным суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что суд первой инстанции при разрешении настоящего спора не обеспечил полноту исследования всех обстоятельств и доказательств по делу, которые могли бы повлиять на выводы суда о размере компенсации, а именно, не установил какими доказательствами ответчик обосновывал и подтверждал необходимость снижения размера компенсации ниже установленного законом, что не позволило определить разумный и справедливый размер компенсации, и вынести законное и обоснованное решение. Суд апелляционной инстанции также оставил без внимания эти обстоятельства.

При таких обстоятельствах судебная коллегия суда кассационной инстанции, учитывая положение статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене на основании частей 1 и 3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятые с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, а дело - направлению на новое рассмотрение в Арбитражный суд Белгородской области.

При новом рассмотрении суду следует определить размер компенсации в порядке и пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Согласно части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается арбитражным судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Белгородской области от 16.06.2017 по делу N А08-477/2016 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2017 по тому же делу отменить, направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Белгородской области.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

Н.А. Кручинина

 

Судья

Т.В. Васильева

 

Судья

С.М. Уколов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 1 февраля 2018 г. N С01-1109/2016 по делу N А08-477/2016


Текст постановления официально опубликован не был