Постановление Суда по интеллектуальным правам от 19 июня 2019 г. N С01-535/2019 по делу N А79-5314/2018 Дело о защите исключительного права на наименование места происхождения товара направлено на новое рассмотрение, поскольку необходимо оценить доводы ответчика о наличии в действиях истцов признаков злоупотребления правом, что выразилось, в создании условий на рынке сыров и сырной продукции, не позволяющих использовать обозначение третьим лицам, в том числе ответчиком

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 19 июня 2019 г. N С01-535/2019 по делу N А79-5314/2018

 

Резолютивная часть постановления объявлена 18 июля 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 19 июня 2019 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Химичева В.А., Четвертаковой Е.С.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Агамиряна Вадима Сергеевича (д. Новое Изамбаево, Комсомольский р-он, Чувашская Республика, ОГРНИП 304522203800014) на решение Арбитражного суда Чувашской Республики - Чувашии от 07.11.2018 по делу N А79-5314/2018 (судья Коркина О.А.) и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2019 по тому же делу (судьи Устинова Н.В., Наумова Е.Н., Александрова О.Ю.)

по исковому заявлению союза производителей продукции "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ" (ул. Гагарина, д. 20, г. Майкоп, Республика Адыгея, 385000, ОГРН 1170105002264), общества с ограниченной ответственностью "Красногвардейский Молочный Завод" (ул. Первомайская, д. 20, с. Красногвардейское, Республика Адыгея, 385300, ОГРН 1080101000836), открытого акционерного общества "Молочный завод "ГИАГИНСКИЙ" (ул. Ленина, д. 142, станица Гиагинская, Республика Адыгея, 385600, ОГРН 1020100507063), общества с ограниченной ответственностью "Тамбовский" (ул. Молодежная, д. 19, хутор Тамбовский, Гиагинский р-он, Республика Адыгея, 385638, ОГРН 1020100511419), общества с ограниченной ответственностью "Адыгейский молочный завод" (ул. Кооперативная, д. 20, г. Адыгейск, Республика Адыгея, 385202, ОГРН 1140107001110), закрытого акционерного общества "Молкомбинат "Адыгейский" (ул. Транспортная, д. 5, г. Майкоп, Республика Адыгея, 385001, ОГРН 1020100698771), общества с ограниченной ответственностью "Молзавод "Новый" (ул. Веселая, д. 1, пос. Новый, Гиагинский р-он, Республика Адыгея, 385633, ОГРН 1080101000891)

к индивидуальному предпринимателю Агамиряну Вадиму Сергеевичу

о защите исключительного права на наименование места происхождения товара.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено закрытое акционерное общество Молзавод "Шовгеновский" (ул. Гагарина, д. 27, аул Хакуринохабль, Шовгеновский р-он, Республика Адыгея, 385440, ОГРН 1050100509986).

В судебном заседании приняли участие представители:

от союза производителей продукции "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ" - Черносмага А.В. (по доверенности от 21.03.2018 серии 01АА N 0555216);

от общества с ограниченной ответственностью "Красногвардейский Молочный Завод" - Черносмага А.В. (по доверенности от 02.07.2018 N 12);

от открытого акционерного общества "Молочный завод "ГИАГИНСКИЙ" - Черносмага А.В. (по доверенности от 02.07.2018 N 66);

от общества с ограниченной ответственностью "Тамбовский" - Черносмага А.В. (по доверенности от 02.07.2018);

от общества с ограниченной ответственностью "Адыгейский молочный завод" - Черносмага А.В. (по доверенности от 05.07.2018 N 35);

от закрытого акционерного общества "Молкомбинат "Адыгейский" - Черносмага А.В. (по доверенности от 14.06.2019);

от общества с ограниченной ответственностью "Молзавод "Новый" - Черносмага А.В. (по доверенности от 05.07.2018 N 240);

от индивидуального предпринимателя Агамиряна Вадима Сергеевича - Никитина Т.Р. (по доверенности от 08.02.2019) и Филиппова Е.В. (по доверенности от 25.06.2018).

Суд по интеллектуальным правам установил:

союз производителей продукции "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ" (далее - союз), общество с ограниченной ответственностью "Красногвардейский Молочный Завод" (далее - общество "Красногвардейский Молочный Завод"), открытое акционерное общество "Молочный завод "ГИАГИНСКИЙ" (далее - общество "Молочный завод "ГИАГИНСКИЙ"), общество с ограниченной ответственностью "Тамбовский" (далее - общество "Тамбовский"), общество с ограниченной ответственностью "Адыгейский молочный завод" (далее - общество "Адыгейский молочный завод"), закрытое акционерное общество "Молкомбинат "Адыгейский", общество с ограниченной ответственностью "Молзавод "Новый" (далее - общество "Молзавод "Новый") обратились в Арбитражный суд Чувашской Республики - Чувашии с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Агамиряну Вадиму Сергеевичу (далее - предприниматель) об обязании предпринимателя изъять из оборота и уничтожить за собственный счет контрафактный товар, этикетки, упаковки товаров, на которых размещено наименование места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ", о взыскании с предпринимателя в пользу названных лиц компенсации в размере 5 000 000 рублей за незаконное использование данного наименования места происхождения товара пропорционально числу истцов по настоящему делу и расходов по уплате государственной пошлины за подачу искового заявления (с учетом уточнения предмета исковых требований, принятого судом первой инстанции в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено закрытое акционерное общество Молзавод "Шовгеновский" (далее - общество Молзавод "Шовгеновский").

Решением Арбитражного суда Чувашской Республики - Чувашии от 07.11.2018 в удовлетворении исковых требования союза отказано; исковые требования остальных соистцов удовлетворены частично; ответчику вменено в обязанность в течение трех месяцев с момента вступления настоящего решения в законную силу изъять из оборота и уничтожить за свой счет контрафактный товар, этикетки, упаковки товаров, на которых размещено принадлежащее истцам наименование места происхождения товара "Сыр Адыгейский"; с ответчика в пользу иных истцов взыскана компенсация за допущенное нарушение исключительного права на указанное наименование места происхождения товаров по 70 000 рублей (в пользу каждого из соистцов, за исключением союза), а также расходы по уплате государственной пошлины за подачу искового заявления по 2 694 рублей в пользу каждого из соистцов.

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2019 решение Арбитражного суда Чувашской Республики - Чувашии от 07.11.2018 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, предприниматель, ссылаясь на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и нарушение норм процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Не оспаривая наличие у истцов (за исключением союза) права использования наименования места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ", равно как и использование данного обозначения при производстве и реализации ответчиком спорного товара без соответствующего разрешения, заявитель кассационной жалобы указывает на то, что суды первой и апелляционной инстанций не обосновали размер присужденной истцам (за исключением союза) компенсации в равном размере каждому из них.

В частности, как отмечает заявитель кассационной жалобы, суды не учли, что исключительное право использования наименования места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ" возникло у каждого из истцов (за исключение союза) в разное время, что влияет на продолжительность нарушения права каждого из них, а следовательно, и на размер компенсации, подлежащей взысканию в пользу каждого из истцов.

По мнению предпринимателя, каждый из истцов не обосновал и документально не подтвердил заявленный им размер компенсации за допущенное ответчиком нарушение исключительного права использования наименования места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ".

Также заявитель кассационной жалобы указывает на то, что судами первой и апелляционной инстанций не дана мотивированная правовая оценка его доводам о чрезмерности заявленного истцами размера компенсации, ее необоснованности и отсутствия документального подтверждения.

Помимо этого предприниматель утверждает, что суды не дали оценку факту несоблюдения досудебного порядка урегулирования настоящего спора в связи со вступлением в дело соистцов.

С точки зрения ответчика, суды первой и апелляционной инстанций не исследовали фактические обстоятельства и не дали правовую оценку его доводам о наличии в действиях истцов признаков злоупотребления правом, запрет на которое установлен статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Заявитель кассационной жалобы полагает, что суды неправомерно отказали в привлечении к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (далее - Росстандарт), поскольку принятые по настоящему делу судебные акты затрагивают его права и обязанности, поскольку вступают в противоречие с принятыми государственными стандартами.

В отзыве истцы (кроме союза) возражали против удовлетворения кассационной жалобы, просили оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

В судебном заседании представители ответчика поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представитель соистцов возражал против удовлетворения кассационной жалобы.

Третье лицо, извещенное надлежащим образом о времени и месте судебного заседания по рассмотрению кассационной жалобы, явку представителя в судебное заседание не обеспечило, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в его отсутствие.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

Законность обжалуемых решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, Федеральной службой по интеллектуальной собственности (Роспатентом) 19.08.2004 на основании заявки, поданной обществом Молзавод "Шовгеновский", произведена регистрация наименования места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ" в отношении товара "сыр мягкий" (свидетельство Российской Федерации N 74).

В качестве места происхождения (производства) товара (границ географического объекта) указано: "Республика Адыгея".

Право использования данного наименования было предоставлено обществу Молзавод "Шовгеновский" (свидетельство Российской Федерации N 74/1), обществу Молочный завод "Гиагинский" (свидетельство Российской Федерации N 74/2), обществу "Тамбовский" (свидетельство Российской Федерации N 74/3), обществу "Красногвардейский Молочный Завод" (свидетельство Российской Федерации N 74/4), обществу "Адыгейский молочный завод" (свидетельство Российской Федерации N 74/5), обществу "Молкомбинат "Адыгейский" (свидетельство Российской Федерации N 74/6) и обществу "Молзавод "Новый" (свидетельство Российской Федерации N 74/7).

Указанные лица находятся на территории Республики Адыгея и производят товар "сыр адыгейский", особые свойства которого определены природными и людскими факторами, характерными исключительно для Республики Адыгея.

Решением Федеральной антимонопольной службы (далее - ФАС России) от 06.07.2012 по делу о нарушении антимонопольного законодательства N 1 14/4-12 действия предпринимателя и общества с ограниченной ответственностью "Молочный завод "Изамбаевский" признаны незаконными, противоречащими пункту 4 части 1 статьи 14 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции", поскольку установлено, что данные лица не обладают правом использования наименования места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ", а следовательно у них отсутствовало право маркировки производимого и реализуемого товара данным обозначением.

Постановлением ФАС России от 29.11.2019 по делу N 1 14.33/24-12 предприниматель привлечен к административной ответственности на основании части 2 статьи 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде штрафа в размере 20 000 руб.

Вступившими в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 21.02.2013 по делу N А40-131835/2012 и постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2013 по названному делу указанные акты ФАС России признаны законными.

Ссылаясь на то, что предоставление правовой охраны наименованию места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ" произведено с нарушением пунктов 1, 2 статьи 30 Закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3520-I "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", общество "Умалат", общество "Саянмолоко", общество "Белый Медведь" и предприниматель обратились 19.02.2016 в Роспатент с соответствующим возражением.

Решением Роспатента от 25.10.2016 в удовлетворении возражения отказано, правовая охрана наименования места происхождения товара оставлена в силе.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 25.04.2017 по делу N СИП-48/2017 и постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 18.09.2017 N С01-543/2017 отказано в признании недействительным названного решения Роспатента.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 12.01.2018 N 300-ЭС17-20582 отказано в передаче дела N СИП-48/2017 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке кассационного производства.

Таким образом, в настоящее время правовая охрана принадлежащего истцам (за исключением союза) наименования места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ" является действующей.

Вышеназванными производителями 22.06.2017 принято решение о создании союза, утвержден его устав, а 01.08.2017 управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Адыгея принято решение о государственной регистрации некоммерческой организации при создании. В Единый государственный реестр юридических лиц 07.08.2017 внесена запись о регистрации союза.

Представителем союза 19.04.2018 в магазине "Пятерочка" был приобретен товар "Сыр Адыгейский мягкий", произведенный ответчиком в д. Изамбаево Комсомольского района Чувашской Республики.

Ссылаясь на то, что предприниматель осуществляет производство и введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации сыра, маркированного обозначением "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ", сходным до степени смешения с одноименным наименованием места происхождения товара, исключительное право на которое принадлежит членам союза, союз обратился в Арбитражный суд Чувашской Республики - Чувашии с исковым заявлением.

Определением суда первой инстанции от 02.10.2018 к участию в деле в качестве соистцов привлечены общество "Красногвардейский Молочный Завод", общество "Молочный завод "ГИАГИНСКИЙ", общество "Тамбовский", общество "Адыгейский молочный завод", общество "Молкомбинат "Адыгейский", общество "Молзавод "Новый".

Отказывая в удовлетворении исковых требований союза, суд первой инстанции указал на отсутствие у союза исключительного права на наименование места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ", а следовательно, и права на обращения в суд в защиту такого права как от своего имени, так и от имени иных правообладателей.

Удовлетворяя заявленные иными истцами требования частично, суд первой инстанции исходил из обоснованности требования истцов (за исключением союза) об обязании в течение трех месяцев с момента вступления решения в законную силу изъять из оборота и уничтожить за свой счет контрафактный товар, этикетки, упаковки товаров, на которых размещено принадлежащее истцам наименование места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ".

Определяя размер компенсации за допущенное ответчиком нарушение исключительных прав истцов (за исключением союза) на принадлежащее им наименование места происхождение товара, суд первой инстанции, принимая во внимание степень вины ответчика в допущенном нарушении, неоднократность такого нарушения (последнее выявлено 19.04.2018 после привлечения ответчика к административной ответственности за аналогичное нарушение), учитывая признание ответчиком нарушения, его добровольное устранение путем прекращения производства сыра и изменения его наименования, невысокую по сравнению с другими видами сыров стоимость спорного сыра, отсутствие в деле доказательств несения производителями каких-либо убытков ввиду допущенного ответчиком нарушения, имея в виду наличие у ответчика троих несовершеннолетних детей, возбужденное в отношении ответчика дело о банкротстве (дело N А79-9770/2018), а также руководствуясь принципами разумности, справедливости и соразмерности компенсации допущенному нарушению, пришел к выводу о том, что компенсация в размере 70 000 рублей в пользу каждого из соистцов (за исключение союза) отвечает юридической природе института компенсации.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции, изложенные в обжалуемом решении.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, заслушав мнение явившихся в судебное представителей сторон, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

Судом кассационной инстанции не принимается довод ответчика о безосновательном отказе судов первой и апелляционной инстанций в привлечении к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Росстандарта.

В соответствии с частью 1 статьи 51 Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда, если этот судебный акт может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству стороны или по инициативе суда.

Исходя из смысла приведенной правовой нормы, привлечение третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, по ходатайству лица, участвующего в деле, не является обязанностью суда.

Основанием для привлечения к участию в деле третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, является наличие у указанных лиц материально-правового интереса к рассматриваемому делу ввиду того, что указанные лица являются участниками спорных правоотношений либо связанных с правоотношениями, являющимися предметом спора, и, соответственно, имеется объективная возможность того, что принятый по делу судебный акт может непосредственно повлиять на права и обязанности третьего лица по отношению к одной из сторон спора.

Вместе с тем заявитель кассационной жалобы не обосновал, каким именно образом обжалуемые судебные акты могут повлиять на права и обязанности Росстандарта.

Приведенные в кассационной жалобе аргументы, связанные с тем, что принятые по настоящему делу судебные акты фактически возложат на Росстандарт обязанность привести действующие государственные стандарты в соответствие с этими судебными актами, носят надуманный характер, основаны на неверном толковании заявителем исковых требований, предмета спора и содержания обжалуемых судебных актов.

При этом в обжалуемых судебных актах не содержится выводов, которые бы можно было рассматривать как обязывающие Росстандарт совершить какие-либо действия.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций правомерно отказали ответчику в привлечении Росстандарта к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Также Судом по интеллектуальным правам не принимается довод о нарушении истцами обязательного досудебного (претензионного) порядка урегулирования спора.

Согласно части 5 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации спор, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении тридцати календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом либо договором, за исключением дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, дел о несостоятельности (банкротстве), дел по корпоративным спорам, дел о защите прав и законных интересов группы лиц, дел о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования, дел об оспаривании решений третейских судов.

Экономические споры, связанные с защитой исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, если он установлен федеральным законом.

При этом обязательный досудебный порядок разрешения спора является не барьером для обращения в суд, а способом разрешения спора мирным путем (пункт I Рекомендации N R (86) 12 Комитета министров Совета Европы "О мерах по недопущению и сокращению чрезмерной рабочей нагрузки на суды" (принята 16.09.1986 на 399-м заседании представителей министров). Решение спора самими сторонами миром позволяет, в том числе минимизировать вероятность возникновения дальнейших противоречий между ними и в целом снижает конфликтность. Разрешение спора мирным путем решает задачу содействия становлению и развитию партнерских деловых отношений (пункт 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2014 N 50 "О примирении сторон в арбитражном процессе").

Таким образом, цель обязательного досудебного порядка разрешения спора состоит в попытке разрешения спора мирным путем без привлечения суда или иных посредников для такого разрешения.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 05.04.2018 по делу N СИП-581/2017 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 06.08.2018 N 300-ЭС18-10023 отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации).

Так, в материалах дела имеются претензии как от союза (от 15.03.2018 N 89), так и от иных соистцов (за исключением союза), датированная 24.09.2018 (т. 2, л.д. 49-51).

Изложенное позволяет констатировать тот факт, что до предъявления настоящего искового заявления, равно как после вступления в дело соистцов ответчик был осведомлен как о нарушении им исключительного права на наименование места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ", так и о предъявляемых союзом и входящими в него правообладателями требований.

При этом ответчик вправе на любой стадии судебного разбирательства по делу урегулировать настоящий спор мирным путем, однако из материалов дела не усматривается, что им предпринимались попытки подобного рода.

Кроме того, соответствующий довод не заявлялся ответчиком ни на стадии рассмотрения дела в суде первой инстанции, ни на стадии рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции.

В отношении доводов ответчика, касающихся существа настоящего спора, судебная коллегия отмечает следующее.

Согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления в порядке, предусмотренном названным Кодексом, требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия.

Одним из способов защиты гражданских прав является восстановление положения, существовавшего до нарушения права и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (абзац третий статьи 12 ГК РФ).

На основании пункта 1 статьи 1516 ГК РФ наименованием места происхождения товара, которому предоставляется правовая охрана, является обозначение, представляющее собой либо содержащее современное или историческое, официальное или неофициальное, полное или сокращенное наименование страны, городского или сельского поселения, местности или другого географического объекта, а также обозначение, производное от такого наименования и ставшее известным в результате его использования в отношении товара, особые свойства которого исключительно или главным образом определяются характерными для данного географического объекта природными условиями и (или) людскими факторами.

В силу пункта 1 статьи 1518 ГК РФ наименование места происхождения товара признается и охраняется в силу государственной регистрации такого наименования.

Пунктом 2 статьи 1518 ГК РФ предусмотрено, что лицам, зарегистрировавшим наименование места происхождения товара, предоставляется исключительное право использования этого наименования, удостоверяемое свидетельством или свидетельствами, при условии, что производимый каждым таким лицом товар отвечает требованиям пункта 1 статьи 1516 этого Кодекса.

Исключительное право использования наименования места происхождения товара в отношении того же наименования может быть предоставлено любому лицу, которое в границах того же географического объекта производит товар, обладающий теми же особыми свойствами (пункт 1 статьи 1516 ГК РФ).

Согласно пункту 1 части 2 статьи 1519 ГК РФ использованием наименования места происхождения товара считается размещение этого наименования, в частности, на товарах, этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1519 ГК РФ не допускается использование зарегистрированного наименования места происхождения товара лицами, не имеющими соответствующего свидетельства, даже если при этом указывается подлинное место происхождения товара или наименование используется в переводе либо в сочетании с такими словами, как "род", "тип", "имитация" и тому подобными, а также использование сходного обозначения для любых товаров, способного ввести потребителей в заблуждение относительно места происхождения и особых свойств товара (незаконное использование наименования места происхождения товара).

Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно использованы наименования мест происхождения товаров или сходные с ними до степени смешения обозначения, являются контрафактными.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено данным Кодексом.

Наличие у истцов (за исключением союза) исключительных прав использования наименования места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ", равно как и использование ответчиком данного наименования для индивидуализации производимых и реализуемых им товаров установлено судами первой и апелляционной инстанций на основании оценки представленных в материалы дела доказательств по правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в их совокупности и взаимной связи, что не оспаривается ответчиком.

Также заявитель кассационной жалобы не оспаривает выводы судов первой и апелляционной инстанций в части удовлетворения требования об обязании в течение трех месяцев с момента вступления решения в законную силу изъять из оборота и уничтожить за свой счет контрафактный товар, этикетки, упаковки товаров, на которых размещено принадлежащее истцам наименование места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ".

Изложенные в кассационной жалобе доводы, касающиеся существа настоящего спора, связаны с несогласием ответчика с порядком определения размера компенсации, присужденной в пользу каждого из истцов (за исключением союза).

Согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

В пункте 59 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 10) разъяснено, что компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать факт несения убытков и их размер.

Рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования (пункт 62 постановления N 10).

При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ.

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован.

При определении размера компенсации суд учитывает, в частности, обстоятельства, связанные с объектом нарушенных прав (например, его известность публике), характер допущенного нарушения (в частности, размещен ли товарный знак на товаре самим правообладателем или третьими лицами без его согласия, осуществлено ли воспроизведение экземпляра самим правообладателем или третьими лицами и т.п.), срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, наличие и степень вины нарушителя (в том числе носило ли нарушение грубый характер, допускалось ли оно неоднократно), вероятные имущественные потери правообладателя, являлось ли использование результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, права на которые принадлежат другим лицам, существенной частью хозяйственной деятельности нарушителя, и принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения (пункт 62 постановления N 10).

Суды первой и апелляционной инстанций при определении размера компенсации пришли к выводу о том, что заявленный истцами (за исключением союза) размер компенсации является очевидно чрезмерным.

При установлении конкретного размера компенсации в пользу каждого из истцов за допущенное ответчиком нарушение исключительных прав на использование наименования места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ" суды с учетом признания ответчиком нарушения, его добровольного устранения путем прекращения производства сыра и изменения его наименования, невысокой по сравнению с другими видами сыров стоимости спорного сыра, отсутствия в деле доказательств несения производителями каких-либо убытков ввиду допущенного ответчиком нарушения, наличия у ответчика троих несовершеннолетних детей, возбужденного в отношении ответчика дело о банкротстве (дело N А79-9770/2018), пришли к выводу о том, что компенсация в размере 70 000 рублей в пользу каждого из истцов (за исключением союза) является разумной, обоснованной и соразмерной последствиям допущенного ответчиком нарушения.

Вместе с тем, определяя размер компенсации, суды первой и апелляционной инстанций не приняли во внимание, что исключительное право использования наименования места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ" у каждого из истцов (за исключением союза) возникло в разное время.

Согласно статье 1518 ГК РФ наименование места происхождения товара признается и охраняется в силу государственной регистрации такого наименования. Лицам, зарегистрировавшим наименование места происхождения товара, предоставляется исключительное право использования этого наименования, удостоверяемое свидетельством.

Так, право использования наименования места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ" зарегистрировано Роспатентом на имя общества Молочный завод "Гиагинский" 11.09.2009 (свидетельство Российской Федерации N 74/2), на имя общества "Тамбовский" - 19.02.2013 (свидетельство Российской Федерации N 74/3), на имя общества "Красногвардейский Молочный Завод" - 05.02.2016 (свидетельство Российской Федерации N 74/4), на имя общества "Адыгейский молочный завод" - 03.10.2016 (свидетельство Российской Федерации N 74/5), на имя общества "Молкомбинат "Адыгейский" - 05.04.2018 (свидетельство Российской Федерации N 74/6), на имя общества "Молзавод "Новый" - 07.05.2018 (свидетельство Российской Федерации N 74/7).

Из изложенного следует, что исключительное право использования наименования места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ" возникло у каждого из данных лиц в различное время, при этом суды установили, что незаконное использование ответчиком данного наименования началось с 2012 года и последний факт нарушения выявлен 19.04.2018.

Таким образом, срок незаконного использования ответчиком исключительного права использования наименования места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ" существенно различается. При этом срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации согласно вышеприведенным разъяснениям высшей судебной инстанции относится к одному из обстоятельств, подлежащих обязательному учету при определении размера компенсации.

Однако суды первой и апелляционной инстанций, устанавливая размер компенсации за допущенное ответчиком нарушение в одинаковом размере в пользу каждого из истцов, не дали оценку сроку незаконного использования наименования места происхождения товара "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ" ответчиком применительно к дате возникновения права пользования этого наименования у каждого из истцов (кроме союза).

Судебная коллегия полагает необходимым указать на то, что факт возникновения у каждого из истцов права использования названного наименования места происхождения товара в различное время обусловливает различие в сроках, а следовательно, и в масштабах незаконного использования его ответчиком, что влечет невозможность в таком случае взыскания в равном размере в пользу каждого из истцов (за исключением союза) компенсации, ввиду различной степени тяжести нарушения ответчиком исключительного права каждого из истцов. При этом, заявляя определенный размер компенсации за нарушение права пользования наименованием места происхождения товара, правообладатель должен документально обосновать и привести расчет такого размера.

Однако в обжалуемых судебных актах не содержится мотивированного правового обоснования того обстоятельства, почему размер компенсации распределен судами между истцами одинаково; не приведена оценка конкретных доказательств, представленных в материалы дела, обуславливающих размер заявленной истцами компенсации. Суд апелляционной инстанции, несмотря на наличие соответствующего довода в дополнении к апелляционной жалобе, оценку ему в обжалуемом постановлении не дал.

Следовательно, в указанной части судебная коллегия не может признать выводы судов первой и апелляционной инстанций обоснованными и соответствующими нормам материального права.

Кроме того, Суд по интеллектуальным правам считает заслуживающей внимания ссылку заявителя кассационной жалобы на то, что судом апелляционной инстанции не дана правовая оценка его доводу о наличии в действиях истцов, в том числе по обращению в суд с настоящим исковым заявлением, признаков злоупотребления правом.

В силу пункта 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 этой статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

Так, в дополнении к апелляционной жалобе ответчик указывал на то, что судом первой инстанции не оценены его доводы о наличии в действиях истцов признаков злоупотребления правом, что выразилось, по его мнению, в создании условий на рынке сыров и сырной продукции, не позволяющих использовать обозначение "СЫР АДЫГЕЙСКИЙ" третьим лицам, в том числе ответчиком.

Согласно пункту 12 части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции должны быть указаны обстоятельства дела, установленные арбитражным судом апелляционной инстанции; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии постановления; мотивы, по которым суд отклонил те или иные доказательства и не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

Нарушение процессуального закона в части требований, предъявляемых к мотивировочной части решения и постановления суда апелляционной инстанции, и игнорирование любого элемента мотивировочной части судебного акта дает повод усомниться в его законности, препятствует надлежащей проверке обжалуемого акта в суде кассационной инстанции.

Суд апелляционной инстанции фактически уклонился от оценки довода ответчика о наличии в действиях истцов признаков злоупотребления правом, не дав при этом оценку обстоятельствам, на которых ответчик основывал данный довод.

Между тем от результата рассмотрения судом довода о злоупотреблении правом при обращении с иском может зависеть исход спора, в связи с чем нерассмотрение судом первой инстанции и в последующем судом апелляционной инстанции соответствующего довода ответчика является существенным нарушением норм процессуального права, которое могло привести к принятию неправильных судебных актов.

Принимая во внимание изложенное, обжалуемые судебные акты подлежат отмене в части удовлетворения исковых требований как противоречащие нормам материального права, основанные на неполном исследовании фактических обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств на основании части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку для принятия законного и обоснованного решения требуется исследование и оценка доказательств, а также иные процессуальные действия, предусмотренные для рассмотрения дела в суде первой инстанции, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, дело в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит передаче на новое рассмотрение в Арбитражный суд Чувашской Республики - Чувашии.

При этом обжалуемые решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции подлежат оставлению в силе в части отказа в удовлетворении исковых требований.

При новом рассмотрении дела суду необходимо устранить указанные недостатки, в том числе исследовать и дать оценку всем представленным в материалы дела доказательствам и доводам сторон, в том числе доводу о наличии в действиях истцов признаков злоупотребления правом; на основе оценки доказательств установить существенные для рассмотрения настоящего спора обстоятельства; принять решение в соответствии с требованиями действующего законодательства.

В силу части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы распределяются судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам постановил:

решение Арбитражного суда Чувашской Республики - Чувашии от 07.11.2018 по делу N А79-5314/2018 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2019 по тому же делу отменить в части удовлетворения исковых требований.

Дело в указанной части направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Чувашской Республики - Чувашии.

В остальной части решение Арбитражного суда Чувашской Республики - Чувашии от 07.11.2018 по делу N А79-5314/2018 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2019 по тому же делу оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

A.А. Снегур

 

Судья

B.А. Химичев

 

Судья

Е.С. Четвертакова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Суд по интеллектуальным правам не согласился с нижестоящими судами, которые назначили равную компенсацию производителям за незаконное использование ИП наименования места происхождения товара.

В данной ситуации исключительное право возникло у производителей в разное время, а срок его незаконного использования учитывается при расчете компенсации. Кроме того, производители должны были изначально обосновать ее размер.

ИП посчитал, что производители создают условия на рынке, которые не позволяют использовать обозначение третьим лицам. Суды не проанализировали признаки злоупотребления правом.

Дело передано на новое рассмотрение.