Определение Конституционного Суда РФ от 28 мая 2020 г. N 1132-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Пятнадцатая управляющая компания "Преображение" на нарушение конституционных прав и свобод подпунктом "а" пункта 2 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, С.М. Казанцева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию ООО "Пятнадцатая управляющая компания "Преображение" вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. ООО "Пятнадцатая управляющая компания "Преображение" оспаривает конституционность подпункта "а" пункта 2 части 8 статьи 213 КАС Российской Федерации, согласно которому при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд выясняет, соблюдены ли требования нормативных правовых актов, устанавливающих полномочия органа, организации, должностного лица на принятие нормативных правовых актов.

Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судом вышестоящей инстанции, заявителю было отказано в удовлетворении административного искового заявления о признании недействующими отдельных положений правил благоустройства территории муниципального образования. Суды пришли к выводу о том, что данный муниципальный правовой акт принят уполномоченным органом местного самоуправления, а его оспариваемые положения не противоречат нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу. В частности, ссылаясь на постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 года N 48 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части" (пункт 18), действующее в период рассмотрения конкретного дела заявителя, суды указали, что воспроизведение в правилах благоустройства территории муниципального образования положений федерального законодательства само по себе не может свидетельствовать о незаконности оспариваемого правого акта. Кроме того, суды отметили, что оспариваемые нормы не регулируют вопросы привлечения к административной ответственности и не устанавливают правовые последствия неисполнения содержащихся в них предписаний. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации административному истцу отказано в передаче его надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

По мнению заявителя, оспариваемое законоположение по смыслу, придаваемому ему разъяснением Пленума Верховного Суда Российской Федерации, не соответствует статьям 17 (часть 1), 18, 19 (части 1 и 2), 45 (часть 2), 46 (часть 1), 47 (часть 1), 55 (части 2 и 3), 71 (пункт "о") и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяет воспроизводить в муниципальном правовом акте требования федерального законодательства, в том числе лицензионные требования, и тем самым неправомерно допускает муниципальный контроль над их соблюдением.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что из права каждого на судебную защиту, как оно сформулировано в статье 46 Конституции Российской Федерации, не следует возможность выбора гражданином по своему усмотрению той или иной процедуры судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются, исходя из Конституции Российской Федерации, федеральным законом (определения от 14 декабря 1999 года N 220-О, от 24 ноября 2005 года N 508-О, от 15 апреля 2008 года N 314-О-О, от 20 декабря 2016 года N 2802-О, от 27 февраля 2020 года N 515-О и др.).

Применительно к административному судопроизводству таким федеральным законом является Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации, который регулирует порядок осуществления административного судопроизводства при рассмотрении и разрешении Верховным Судом Российской Федерации, судами общей юрисдикции, мировыми судьями административных дел о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, а также других административных дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений и связанных с осуществлением судебного контроля за законностью и обоснованностью осуществления государственных или иных публичных полномочий (часть 1 статьи 1).

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, процессуальное законодательство, конкретизирующее положения статьи 46 Конституции Российской Федерации, исходит, по общему правилу, из того, что любому лицу судебная защита гарантируется только при наличии оснований предполагать, что права и свободы, о защите которых просит лицо, ему принадлежат, и при этом указанные права и свободы были нарушены или существует реальная угроза их нарушения (определения от 28 января 2016 года N 109-О, от 26 мая 2016 года N 1145-О и др.).

Оспариваемый подпункт "а" пункта 2 части 8 статьи 213 КАС Российской Федерации, устанавливая один из видов обстоятельств (соблюдение компетенции органом или должностным лицом, принявшим нормативный правовой акт), которое подлежит выяснению судом при проверке законности оспариваемых положений нормативного правового акта, направлен на принятие законного и обоснованного судебного решения. Следовательно, данная норма призвана обеспечить реализацию гарантированного статьей 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации права на судебную защиту прав и свобод.

Кроме того, согласно пункту 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года N 50 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами" при проверке соблюдения компетенции органом или должностным лицом, принявшим нормативный правовой акт, судам необходимо, в частности, учитывать: разграничение полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации; неправомочность органов государственной власти субъектов Российской Федерации регулировать отношения, связанные с видами деятельности, лицензирование которых осуществляется федеральным органом исполнительной власти; недопустимость установления нормативными правовыми актами органов местного самоуправления какой-либо ответственности за их неисполнение и иные условия. При этом в данных разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации отмечается, что воспроизведение в оспариваемом акте положений нормативного правового акта, имеющего большую юридическую силу, само по себе не свидетельствует о его незаконности. Аналогичные разъяснения содержались и в утратившем силу постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 года N 48 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части", на которые ссылались суды при разрешении дела заявителя.

Принимая во внимание данную позицию Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что возможность отражения в правилах благоустройства территории муниципального образования установленных на федеральном уровне санитарно-эпидемиологических требований, поскольку при этом дополнительно не ограничиваются права и законные интересы собственников помещений в многоквартирном доме, хозяйствующих субъектов, иных лиц, также не может рассматриваться как неправомерная, в том числе противоречащая конституционным требованиям в сфере разграничения предметов ведения. Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации указал, что решение вопросов благоустройства территории муниципального образования не может сопровождаться установлением норм права, предполагающих ограничения и запреты в отношении существа (основных характеристик) экономической деятельности, непосредственно не связанных с задачами обустройства комфортной среды обитания городского сообщества и не содержащихся в отраслевом (специальном) законодательстве. Иное означало бы признание за органами местного самоуправления городского округа, по сути, неограниченных регулятивных полномочий (определения от 5 декабря 2019 года N 3273-О и N 3274-О).

Таким образом, оспариваемое законоположение как само по себе, так и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Установление же того, были ли в конкретном деле заявителя нарушены его права оспариваемым правовым актом муниципального образования и противоречит ли он нормативным актам, имеющим большую юридическую силу, относится к ведению суда общей юрисдикции, рассматривающего дело, и не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Пятнадцатая управляющая компания "Преображение", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Муниципалитет оштрафовал управляющую компанию (УК) за снег на крыльце многоквартирного дома. Это считается нарушением лицензионных требований, которые могут проверять только органы жилнадзора и только в рамках лицензионного контроля. Но муниципалитет наложил штраф, ссылаясь на местные Правила благоустройства. Оспорить их в суде не удалось. УК пожаловалась в Конституционный Суд РФ. По ее мнению, КАС РФ позволяет воспроизводить в муниципальном правовом акте федеральные лицензионные требования, что дает муниципалитету право контролировать их исполнение.

КС не принял жалобу к рассмотрению. Спорная норма не означает, что город может проверять соблюдение лицензионных требований. Муниципалитет лишь контролирует благоустройство, но при этом не вправе устанавливать какую-либо ответственность за неисполнение Правил. Воспроизведение в них федеральных лицензионных требований само по себе не свидетельствует о незаконности правого акта.


Определение Конституционного Суда РФ от 28 мая 2020 г. N 1132-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Пятнадцатая управляющая компания "Преображение" на нарушение конституционных прав и свобод подпунктом "а" пункта 2 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации"


Определение размещено на сайте Конституционного Суда РФ (http://www.ksrf.ru)