Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 11 апреля 2013 г. N 04АП-446/13

 

г. Чита

 

11 апреля 2013 г.

Дело N А19-17175/2012

 

Резолютивная часть постановления объявлена 04 апреля 2013 года.

Полный текст постановления изготовлен 11 апреля 2013 года.

 

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Никифорюк Е.О.,

судей: Басаева Д.В., Ткаченко Э.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Жалсановым Б.Ц., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Попова Дениса Вячеславовича на решение Арбитражного суда Иркутской области от 19 декабря 2012 года по делу N А19-17175/2012 по заявлению индивидуального предпринимателя Попова Дениса Вячеславовича к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N9 по Иркутской области о признании незаконным решения от 11.05.2012 N10-17/01-02484дсп, с привлечением в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 18 по Красноярскому краю, (суд первой инстанции - В.Д.Загвоздин),

при участии в судебном заседании:

от заявителя: не явился, извещен;

от заинтересованного лица: Рязанцева К.В., представитель по доверенности N 03-14/06 от 10.01.2013; Борисова Н.В., представитель по доверенности N 03-14/10 от 28.03.2013;

от третьего лица: не явился, извещен;

установил:

Индивидуальный предприниматель Попов Денис Вячеславович (ИНН 381709949495, ОГРН 304381713200013, далее - предприниматель, заявитель, налогоплательщик, Попов Д.В.) обратился в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Иркутской области (ИНН 3817026322, ОГРН 1043802007765, далее - налоговый орган, инспекция) о признании незаконным решения от 11.05.2012 N 10-17/01-02484дсп.

Дело рассматривалось с привлечением в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 18 по Красноярскому краю (ИНН 2420007958, ОГРН 1042440810015, далее также третье лицо).

Решением суда первой инстанции от 19 декабря 2012 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

В обоснование по эпизоду в отношении отказа в принятии расходов (вычетов) по взаимоотношениям заявителя с ООО "ЛесСервис", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес", ООО "ИнвестЛес-2009", ИП Пановой М.В., ИП Пановым С.Н., ИП Поповой Л.В. суд первой инстанции указал, что взаимозависимость указанных предпринимателей и организаций с Поповым Д.В. повлияла на условия и экономические результаты деятельности. Ни на одной из стадий отношений ИП Попова Д.В. и взаимозависимых с ним лиц ни у одного лица не возникло никаких сопоставимых налоговых обязательств. Сумма заявленного Поповым Д.В. к возмещению из бюджета налога на добавленную стоимость многократно (в 30-150 раз) превышает сумму уплаченных всеми рассматриваемыми лицами налогов, исчисляемых в рассматриваемом периоде с операций по реализации товаров (работ, услуг). Установленные обстоятельства в совокупности и взаимной связи, свидетельствуют о том, что рассматриваемые расходные документы заявителя по взаимоотношениям с ООО "ЛесСервис", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес", ООО "ИнвестЛес-2009", ИП Пановой М.В., ИП Пановым С.Н., ИП Поповой Л.В., ИП Поповым В.А. являются недостоверными, составлены взаимозависимыми лицами в целях незаконной оптимизации налоговых обязательств ИП Попова Д.В. и не могут быть приняты в качестве доказательств права на вычеты по налогу на добавленную стоимость, профессиональных вычетов по налогу на доходы физических лиц и расходов по единому социальному налогу. Кроме того, суд первой инстанции пришел к выводу, что в настоящем деле позиция, определенная Президиумом Высшего арбитражного суда РФ в Постановлении от 03.07.2012 N 2341/12, не применима, так как в рассматриваемом случае установлено создание взаимозависимыми с заявителем лицами согласованной схемы документооборота, единственной целью которой является получение налоговой выгоды. При этом налоговый орган надлежащим образом определил действительную налоговую обязанность по уплате соответствующих налогов, приняв в состав расходов заявителя затраты взаимозависимых организаций по выплате заработной платы, иные реальные расходы.

По эпизоду в отношении вычетов по НДС за 1 квартал 2009 года в сумме 378 548 руб. и расходов (вычетов) по НДФЛ и единому социальному налогу за 2009 год в сумме 621 119 руб. и по НДФЛ за 2010 год в сумме 637 286 руб. по взаимоотношениям ИП Попова Д.В. с ИП Задирякиным А.В., суд первой инстанции в обоснование указал, что материалами дела не подтверждается факт приобретения спорного имущества и Задирякина А.В., факт наличия этого имущества у предпринимателя. Достоверных документов по данным отношениям предпринимателем не представлено.

По эпизоду в отношении правомерности расходов и вычетов заявителя по взаимоотношениям с ООО "Оптима" суд первой инстанции в обоснование указал, что материалами дела не подтверждается реальность данных хозяйственных операций, поскольку жебрунова Э.В. при допросе показала, что регистрировала организацию за вознаграждение, фактического участия в ее деятельности не принимала, документов не подписывала, кроме того, показания данного лица подтверждаются результатами почерковедческой экспертизы, товарно-транспортных документов предпринимателем не представлено. Также суд первой инстанции указал, что согласно позиции Президиума Высшего арбитражного суда РФ, отраженной в Постановлении от 03.07.2012 N 2341/12, им предлагалось предпринимателю представить доказательства рыночности цен, однако, представленные им доказательства не могут быть приняты, так как представлен только один прайс-лист, а характеристики приобретенного металла из документов предпринимателя в достаточной степени установить невозможно. Кроме того, Предприниматель Попов Д.В. ни в ходе проверки, ни в ходе рассмотрения дела в суде не представил доказательств списания металла по счетам-фактурам ООО "Оптима" в производство (согласно пояснениям представителя заявителя данное имущество приобретено для ремонта производственных помещений), при этом согласно книгам учета доходов и расходов заявитель не занимается перепродажей металла. Данное обстоятельство также свидетельствует о невозможности определения расчетным методом спорных затрат по рыночной стоимости аналогичных сделок.

По эпизоду в отношении правомерности учета для целей обложения налогом на доходы физических лиц и единым социальным налогом расходов по приобретению товаров у ООО ПКК "Дельфин" за 2009 год в сумме 676 837 руб. в обоснование суд первой инстанции указал, что ни в ходе выездной проверки за 2009-2010 годы, ни в ходе рассмотрения дела на неоднократные предложения суда заявитель не представил доказательств того, что приобретение указанных товаров у ООО ПКК "Дельфин" было связано с предпринимательской деятельностью Попова Д.В., направленной на получение каких- либо доходов.

По эпизоду, связанному с доводами предпринимателя о допущенных налоговым органом существенных нарушениях процедуры проведения проверки и принятия решения, суд первой инстанции в обоснование указал, что таких нарушений допущено не было, так как предприниматель был ознакомлен с полученными доказательствами и лично участвовал в рассмотрении материалов проверки. То обстоятельство, что заявитель несвоевременно получил отдельные процессуальные документы, направлявшиеся ему по почте, не может быть учтено в качестве существенных нарушений порядка проведения выездной проверки, поскольку заявитель изменил место регистрации в целях воспрепятствования проведению выездной налоговой проверке и сам не обеспечил получение поступающей ему корреспонденции.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, предприниматель обратился с апелляционной жалобой, в которой просит Решение арбитражного суда Иркутской области от 19.12.2012 г. по делу N А19-17175/2012 отменить и вынести новое решение об удовлетворении заявленных требований в полном объеме. По эпизоду в отношении отказа в принятии расходов (вычетов) по взаимоотношениям заявителя с ООО "ЛесСервис", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес", ООО "ИнвестЛес-2009", ИП Пановой М.В., ИП Пановым С.Н., ИП Поповой Л.В., предприниматель полагает, что инспекция не учла необходимость в наличии услуг, указанных предпринимателей, нехватку собственных имущественных и трудовых ресурсов. Сумма расходов по предпринимателям Панову С.Н., Попову В.А., Поповой Л.В., Пановой М.В. полностью уменьшена по операциям, связанным с раскряжовкой, лесопилением, сушкой, перевозкой, погрузкой и в расходы включены расходы на заработную плату, выплаченную работникам ООО "ЛесСервис", ООО "ИнвестЛес", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес-2009"; расходы по услугам лесопиления, оказанным сторонними организациями Попову В.А. По ООО "ЛесСервис", ООО "ИнвестЛес", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес-2009" налоговым органом не приняты к расходам суммы по заключенным актам взаимозачета. Исключение расходов по поставщикам Панову С.Н., Попову В.А., Поповой Л.В., Пановой М.В. влечет принятие в расходы сумм по услугам раскряжовки, лесопиления, сушки, перевозки, погрузки по рыночным ценам. Предприниматель не согласен с выводом суда о создании схемы документооборота, поскольку судом не учтено, что им велся не только вид деятельности по производству и продаже лесоматериалов, а также оказывались услуги по заготовке леса сторонним организациям, в частности ГУП ОИУ8 ГУИН МЮ РФ по Красноярскому краю. Расчет дохода и приходящейся на этот доход доли расходов налоговый орган не производил. Кроме того, считает неправомерным выводы суда о возникновении права на налоговые вычеты и зависимости данного права от совокупной налоговой нагрузки каждого контрагента, поскольку оплата налогов является обязанностью каждого конкретного налогоплательщика.

По эпизоду в отношении вычетов по НДС за 1 квартал 2009 года в сумме 378 548 руб. и расходов (вычетов) по НДФЛ и единому социальному налогу за 2009 год в сумме 621 119 руб. и по НДФЛ за 2010 год в сумме 637 286 руб. по взаимоотношениям ИП Попова Д.В. с ИП Задирякиным А.В. предприниматель указывает, что в период с даты заключения договора и до фактической поставки им уже было приобретено требуемое оборудование и техника, в связи с чем, между ним и Задирякиным А.В. было заключено дополнительное соглашение о поставке другого товара. Соглашение было исполнено и на момент выездной проверки и составления инвентаризационной описи имущество уже имелось в наличии, что видно из описи, составленной Инспекцией. Отсутствие факта регистрации погрузчика связано с тем, что он не осуществлял движение по дорогам общего пользования, что не запрещено действующим законодательством. Суд посчитал, что отсутствие подписи Задирякина А.В. в форме ОС-1 является основанием для непринятия данных документов, однако передача товара производится на основании товарной накладной. Товарная накладная подписана Задирякиным А.В., т.е. факт передачи подтвержден, в оприходовании товара к учету и его постановке на учет у покупателя продавец не может участвовать.

По эпизоду в отношении правомерности расходов и вычетов заявителя по взаимоотношениям с ООО "Оптима" предприниматель полагает, что факт приобретения товара, его оприходования и оплаты не оспаривается налоговым органом, т.е. факт совершения хозяйственной операции имеет место. Отрицание директором указанного Общества факта ведения деятельности, при этом подтверждение факта создания ООО "Оптима" говорит о том, что указанный поставщик реально существовал и осуществлял деятельность, что подтверждается, в том числе, ведением операций по расчетному счету. Наличие заключения эксперта о подписании документов иным лицом, не говорит о том, что налогоплательщик - Попов Д.В., был уведомлен о противоправной деятельности налогоплательщика и знал о неисполнении налоговых обязательств ООО "Оптима". Отсутствие ТТН не может быть основанием для отказа в возмещении НДС.

По эпизоду в отношении правомерности учета для целей обложения налогом на доходы физических лиц и единым социальным налогом расходов по приобретению товаров у ООО ПКК "Дельфин" предприниматель указывает, что он согласен с неправильным отнесением расходов, однако решение налогового органа считает незаконным, поскольку им обжаловалось решение налогового органа по основаниям несоответствия его процессуальным нормам ст. 101 НК РФ.

По эпизоду, связанному с доводами предпринимателя о допущенных налоговым органом существенных нарушениях процедуры проведения проверки и принятия решения предприниматель считает, что судом не учтено, что в период вынесения решения о проведении проверки и требования о предоставлении документов, он находился на больничном. Также предприниматель не получил решение о проведении проверки поскольку считал его незаконным, равно как и саму проверку, в связи с чем назначение проверки было обжаловано. Если налогоплательщик считает, что требование налогового органа незаконно, то он имеет право его обжаловать и не исполнять данное требование налогового органа, что указано в п.п. 11 ст. 21 НК РФ. Таким образом, процессуальные действия по проведению проверки (представление документов) при несогласии с самим назначением проверки до вынесения решения суда о признании решения законным (дело А19-12393/2012) предприниматель имел право не выполнять, соответственно, налоговый орган в период рассмотрения дела также не мог проводить проверку. Также предприниматель не согласен с решением суда о том, что несвоевременное уведомление налогоплательщика о смене состава проверяющей группы не влечет нарушения прав налогоплательщика. Предприниматель также указывает на нарушение налоговым органом сроков проведения проверки.

На апелляционную жалобу общества поступил отзыв налогового органа, в котором он просит оставить решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения. Налоговый орган в отзыве соглашается с выводами суда первой инстанции по всем рассмотренным эпизодам, приводит доводы, соответствующие выводам суда первой инстанции.

На апелляционную жалобу также поступил отзыв третьего лица, в котором оно указывает, что согласно с выводами суда первой инстанции, доводами отзыва налогового органа, а апелляционную жалобу считает не подлежащей удовлетворению.

О месте и времени судебного заседания лица, участвующие в деле, извещены надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что подтверждается уведомлениями вручении. Информация о времени и месте судебного заседания по апелляционным жалобам размещена на официальном сайте апелляционного суда в сети "Интернет" 07.03.2013 г.

Представители налогового органа дали пояснения согласно отзыву на апелляционную жалобу. Просили решение суда первой инстанции оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Предприниматель и третье лицо представителей в судебное заседание не направили, извещены надлежащим образом, что подтверждается почтовыми уведомлениями от 12.03.2013 г. N 67200059 90352 8, 27.03.2013 г. N 672000 59 90350 4.

Руководствуясь пунктами 2, 3 статьи 156, пунктом 1 статьи 123 АПК РФ, суд считает возможным рассмотреть жалобу в отсутствие надлежащим образом извещенных лиц, участвующих в деле.

Дело рассматривается в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Изучив материалы дела, проверив соблюдение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Попов Д.В. зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя за основным государственным регистрационным номером ОГРН 304381713200013, что подтверждается выпиской из ЕГРИП по состоянию на 20.08.2012 г. (т.1 л.д.45-50)

Как правильно указано судом первой инстанции, Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N 9 по Иркутской области на основании решения заместителя руководителя инспекции от 18.05.2011 N 1179 (т.1 л.д.121-122, с учетом решений N 95, N 95/1 (т.1 л.д.123-124) проведена выездная налоговая проверка предпринимателя по вопросам правильности исчисления, удержания, уплаты и перечисления налогов за период с 01.01.2009 по 31.12.2010. Данное решение в связи с отказом проверяемого лица от его получения направлено по новому месту жительства и вручено почтой 09.06.2011 (т.2 л.д.79-83, 139). Законность принятия Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N 9 по Иркутской области решения о проведении выездной налоговой проверки подтверждена имеющим преюдициальное значение решением Арбитражного суда Иркутской области от 05.08.2011 по делу N А19-12393/2011 (т.8 л.д.42-58).

Проведение проверки приостанавливалось мотивированным решением от 17.06.2011 N 1179/1 в связи с необходимостью истребования информации о проверяемом налогоплательщике у 15 организаций. Данное решение вручено уполномоченному представителю налогоплательщика Захарченко О.И. по надлежащим образом оформленной нотариальной доверенности от 03.06.2011 (т.2 л.д.90, т.22 л.д.157-158).

Решением от 05.12.2011 N 1179/2 (т.2 л.д.132) налоговый орган возобновил проведение проверки. Данное решение направлено налогоплательщику 16.12.2011 (т.2 л.д.85).

Решением от 06.12.2012 N 95 (т.2 л.д.84) налоговый орган изменил состав проверяющих (включена Каскевич Я.В., исключена Терпугова И.И.), решение направлено ИП Попову Д.В. 16.12.2011 (т.2 л.д.85) по адресу, на который Попов Д.В. просил направлять корреспонденцию в г.Усть-Илимске (т.22 л.д.41), то есть согласно позиции Попова Д.В. для Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Иркутской области он находился в Красноярской крае, а для Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 18 по Красноярскому краю - в Иркутской области.

Решением от 30.12.2011 N 1179/3 налоговый орган приостановил проведение выездной налоговой проверки в связи с необходимостью истребования документов у ООО "Лаверна-Новосибирск" и ЗАО "Байкал-Авто-Трак-Сервис".

В связи с получением писем ИФНС по Свердловскому округу г.Иркутска от 10.01.2012 N 05-13/10 и ИФНС по Ленинскому округу г.Иркутска от 10.01.2012 N 11-1-14/3225 о снятии с учета ООО "Лаверна-Новосибирск" и ЗАО "Байкал-Авто-Трак-Сервис" (т.2 л.д.135, 137) налоговый орган вынес решение от 10.01.2012 N 1179/4 о возобновлении проведения выездной налоговой проверки, которое 13.01.2012 вручено уполномоченному представителю заявителя Захарченко О.И. (т.2 л.д.138).

17.01.2012 уполномоченному представителю заявителя вручена справка от 13.01.2012 N 10-17/01 о проведенной выездной налоговой проверке (т.1 л.д.130-131).

24.02.2012 уполномоченному представителю налогоплательщика вручен акт выездной налоговой проверки от 20.02.2012 N 10-17/01 с приложениями на 2376 листах (т.2 л.д.75-78, далее - акт проверки).

Извещением от 24.02.2012 N 10-17/01-709 инспекция уведомила Попова Д.В., что рассмотрение материалов проверки состоится 20.03.2012 в 15 час. 00 мин. в помещении налогового органа (т.4 л.д.1).

Попов Д.В. лично вместе с Пановой М.В., Поповым В.А. участвовали с рассмотрении материалов проверки 20.03.2012 (т.22 л.д.159-160).

20.03.2012 налоговым органом принято решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля от 20.03.2012 N 10-09/2, врученное уполномоченному представителю налогоплательщика 22.03.2012 (т.3 л.д.1).

Справка о проведенных мероприятиях дополнительного налогового контроля от 20.04.2012 N 10-17-1/01 с приложениями на 1055 листах вручена представителю ИП Попова Д.В. 23.04.2012 (т.3 л.д.57). Также 23.04.2012 представитель проверяемого налогоплательщика дополнительно ознакомился с материалами проверки (т.3 л.д.11-19).

Извещением от 23.04.2012 N 10-17/01-709/1 инспекция уведомила Попова Д.В., что рассмотрение материалов проверки состоится 28.04.2012 в 15 час. 00 мин. в помещении налогового органа (т.3 л.д.3).

27.04.2012 предприниматель Попов Д.В. попросил отложить рассмотрение материалов проверки, назначенное на 28.04.2012 (т.3 л.д.2).

Попов Д.В. лично участвовал в рассмотрении материалов проверки 28.04.2012 и был извещен под роспись в протоколе об удовлетворении ходатайства о переносе рассмотрения материалов проверки на 11 час. 00 мин. 05.05.2012 (т.22 л.д.161-163).

Попов Д.В. лично участвовал с рассмотрении материалов проверки 05.05.2012, представил дополнительные возражения и был извещен под роспись в протоколе о переносе рассмотрения материалов проверки на 11 час. 00 мин. 11.05.2012 в связи с возникновением у налогового органа необходимости оценить дополнительно представленные возражения (т.22 л.д.164-166).

По результатам рассмотрения материалов проверки в присутствии проверявшегося лица (т.22 л.д.167-169) налоговым органом принято решение от 11.05.2012 N 10-17/01-02484 дсп о привлечении к налоговой ответственности (т.4 л.д.6-113, далее - решение):

по п.1 ст.122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на доходы физических лиц за 2009-2010 годы в виде штрафа в размере 4 382 885 руб.;

по п.1 ст.122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату единого социального налога, зачисляемого в Федеральный бюджет, за 2009 год в виде штрафа в размере 430 826 руб.;

- по п.1 ст.122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату единого социального налога, зачисляемого в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования, за 2009 год в виде штрафа в размере 421 руб.;

- по п.1 ст.122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату единого социального налога, зачисляемого в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования, за 2009 год в виде штрафа в размере 495 руб.;

Также указанным решением предпринимателю начислено и предложено уплатить либо зачесть в счет имеющейся переплаты:

- налог на доходы физических лиц за 2009 год в сумме 13 993 808 руб., за 2010 год в сумме 7 920 614 руб.;

- единый социальный налог в федеральный бюджет за 2009 год в сумме 2 154 130 руб.;

- единый социальный налог в федеральный фонд обязательного медицинского страхования за 2009 год в сумме 2477 руб.;

- единый социальный налог в территориальный фонд обязательного медицинского страхования за 2009 год в сумме 2 104 руб.;

налог на добавленную стоимость за 1 квартал 2009 года в сумме 78 333 руб.;

пени по налогу на доходы физических лиц в качестве налогоплательщика в сумме 3 122 433 руб.;

- пени по единому социальному налогу, зачисляемому в Федеральный бюджет, в сумме 382 735 руб.;

пени по единому социальному налогу, зачисляемому в ФФОМС, в сумме 374 руб.;

пени по единому социальному налогу, зачисляемому в ТФОМС, в сумме 440 руб.

Кроме того, предпринимателю предложено уплатить излишне возмещенный из бюджета налог на добавленную стоимость за 1, 2, 3 и 4 кварталы 2009 года, 1 квартал 2010 года в сумме 17 746 836 руб.

Как правильно указано судом первой инстанции, основанием для указанных доначислений согласно акту проверки и решению налогового органа стали следующие обстоятельства.

Налогоплательщик неправомерно отнес в состав расходов по налогу на доходы физических лиц и единому социальному налогу затраты по организациям ООО "ЛесСервис" за 2009 год в сумме 17 117 970 руб., за 2010 год в сумме 1 115 000 руб., ООО "ЛесСервис-2009" за 2010 год в сумме 10 089 501 руб., ООО "ИнвестЛес" за 2009 год в сумме 7 664 000 руб., ООО "ИнвестЛес-2009" за 2009 год в сумме 1 200 000 руб., за 2010 год в сумме 4 719 500 руб.

Данные организации заключили с ИП Поповым Д.В договоры на предоставление персонала для следующих видов работ: перевозка пассажиров и грузов производственно-технического назначения, заготовка, разделка, сортировка, маркировка и вывозка лесопродукции, лесопиление, погрузочно-разгрузочные работы.

Предприниматель Попов Д.В. применял общую систему налогообложения, при этом работодателем не являлся.

Единственным учредителем (участником) всех указанных организаций в проверяемом периоде являлся сам Попов Д.В., а руководителем его отец - Попов Вячеслав Александрович. Ликвидатором ООО "ЛесСервис" и ООО "ИнвестЛес" в 2009 году назначена Панова М.В. (сестра Попова Д.В.). Все четыре организации были зарегистрированы по адресу г.Усть-Илимск, пр-кт Дружбы Народов, 24 - 50 и собственником этого помещения являлся Попов Д.В., не имели в собственности никаких технических средств (машин, механизмов, станков), необходимых для самостоятельного выполнения услуг, связанных с лесозаготовкой, погрузкой и разгрузкой лесопродукции, её перевалкой.

Все денежные средства, поступавшие от Попова Д.В. на счета ООО "ЛесСервис", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес", ООО "ИнвестЛес-2009", зачислялись с основанием платежа "финансовая помощь", частично денежные средства возвращались Попову Д.В. с назначением платежа "возврат финансовой помощи".

Сумма возврата Попову Д.В. денежных средств (финансовой помощи) сопоставима с суммами выплаченной заработной платы работников, налогов и обязательных отчислений по ним, выплаченными ООО "ЛесСервис", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес", ООО "ИнвестЛес-2009" своим работникам.

Указанные организации применяли упрощенную систему налогообложения (доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов), ООО "ЛесСервис" и ООО "ИнвестЛес" ликвидированы в один день - 04.03.2010.

В ходе ранее проведенных камеральных проверок деклараций по налогу на добавленную стоимость предприниматель Попов Д.В. не представлял документы по оплате услуг персонала указанных организаций и отвечал, что все платежи проводились исключительно по расчетному счету. Вместе с тем, в ходе выездной налоговой проверки заявитель представил акты зачета встречных требований (стоимость услуг по предоставлению персонала гасится зачетом ранее поступившей финансовой помощи), однако в доходы для целей налогообложения ООО "ЛесСервис", ООО "ЛесСервис-2009", 000 "ИнвестЛес", ООО "ИнвестЛес-2009" денежные средства, полученные от Попова Д.В., не включали, поскольку платежи производились по расчетному счету как финансовая помощь.

На основании изложенного налоговый орган пришел к выводу, что предпринимателем Поповым Д.В. путем создания указанных выше организаций и заключения с ними договоров на предоставление услуг персонала создана схема, направленная на получение необоснованной налоговой выгоды, единственной целью создания при которой указанных организаций являлась возможность заявителя применить профессиональный вычеты по налогу на доходу физических лиц и расходы по единому социальному налогу в сумме, значительно превышающей фактические затраты по выплате заработной платы работникам.

Отказывая в принятии указанных выше расходов, связанных с деятельностью рассматриваемых организаций, налоговый орган принял в состав расходов по налогу на доходы физических лиц и единому социальному налогу затраты в виде фактически начисленной и выплаченной заработной платы работников ООО "ЛесСервис", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес", ООО "ИнвестЛес-2009" за 2009 год в сумме 14 140 555 руб., за 2010 год в сумме 14 159 355 руб.

Также при доначислении налога на доходы физических лиц, налога единого социального налога за 2009 и 2010 годы, налога на добавленную стоимость за 1 квартал 2009 года, уменьшении налога на добавленную стоимость, ранее возмещенного из бюджета за 1-4 кварталы 2009 года, 1 квартал 2010 года налоговый орган исходил из неправомерного отнесения в состав расходов (вычетов) для целей налогообложения следующих сумм:

- по ИП Пановой М.В. расходы (вычеты) по НДФЛ и ЕСН за 2009 год в сумме 1 843 220 руб., за 2010 год в сумме 31 136 356 руб., вычеты по НДС в сумме 627 274 руб.:

по ИП Панову С.Н. расходы (вычеты) по НДФЛ и ЕСН за 2009 год в сумме 36 604 705 руб., вычеты по НДС в сумме 6 844 027 руб.;

по ИП Поповой Л.В. расходы (вычеты) по НДФЛ и ЕСН за 2009 год в сумме 6 213 283 руб., за 2010 год в сумме 25 265 034 руб., вычеты по НДС в сумме 1 139 708 руб.;

- по Попову В.А. расходы (вычеты) по НДФЛ и ЕСН за 2009 год в сумме 58247497 руб., за 2010 год в сумме 8 850 995 руб., вычеты по НДС в сумме 8 185 856 руб.

Инспекцией установлено, что указанные лица находятся в отношениях близкого родства (свойства) с заявителем: Панова М.В. - сестра, Панов С.Н. - зять (муж Пановой С.Н.), Попова Л.В. - мать, Попов В.А. - отец.

Для целей налогообложения Попов Д.В. отнес в состав расходов (вычетов) стоимость оказанных Пановой М.В., Пановым С.Н., Поповой Л.В., Поповым В.А. услуг по разделке, сортировке, маркировке лесопродукции, погрузочно-разгрузочных работ.

Указанные индивидуальные предприниматели не являлись работодателями и привлекали по договорам найма персонала для выполнения услуг предпринимателю Попову Д.В. работников, трудоустроенных в ООО "ЛесСервис", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес", ООО "ИнвестЛес-2009". Как уже указывалось, учредителем и участником данных организаций в 2009-2010 годах являлся сам Попов Д.В., а руководителем его отец - Попов В.А. При этом данные организации применяли упрощенную систему налогообложения и не уплачивали налог на добавленную стоимость, налог на прибыль.

По расчетным счетам указанных организаций и индивидуальных предпринимателей не производилась оплата услуг найма персонала. Оказание услуг Попову Д.В. осуществлялось предпринимателями Поповым В.А. и Поповой Л.В на оборудовании, принадлежащем самому Попову Д.В. переданном им в безвозмездное пользование (краны, станки, лесопильная линия). Кроме того, указанное имущество располагалось на базе заявителя на территории промплощадки УИ ЛПК.

Оказание услуг Попову Д.В. предпринимателем Пановым С.Н. частично осуществлялось на оборудовании, принадлежащем самому Попову Д.В. и переданном им в безвозмездное пользование и расположенном на базе заявителя на территории промплощадки УИ ЛПК.

В результате предпринимательской деятельности Поповой Л.В. по расчетному счету получены доходы за 2009-2010 годы в сумме более 30 миллионов рублей, налоги к уплате в бюджет исчислены в сумме 54 тыс. руб., за тот же период Поповым В.А. по расчетному счету получены доходы в сумме более 50 миллионов рублей, налоги к уплате в бюджет исчислены в пределах 50 000 рублей, Пановым С.Н. за 2009 год получены доходы в сумме боле 70 миллионов рублей, налоги к уплате в бюджет исчислены в пределах 50 000 рублей, Пановой С.Н. за 2009-2010 годы получены через расчетный счет доходы в сумме более 40 миллионов рублей, налоги к уплате в бюджет исчислены в пределах 50 000 рублей. Проверяемым лицом - Поповым Д.В. - доходы от предпринимательской деятельности получены в размере 790 миллионов рублей и заявлен к возмещению налог на добавленную стоимость в сумме 94 миллионов рублей.

Таким образом, все рассматриваемые лица в результате избранной схемы взаимоотношений уплатили налогов значительно меньше, чем один только Попов Д.В. заявил к возмещению из бюджета налога на добавленную стоимость.

При определении суммы заниженных расходов налоговый орган также исходил из того, что налогоплательщиком неправомерно учтены в состав расходов при исчислении налога на доходы физических лиц и единого социального налога:

- расходы за 2009 год по ООО "Оптима" в сумме 3 174 576 руб.;

- расходы по начислению амортизации в отношении основных средств, приобретенных у ИП Задирякина А.В. за 2009 год в сумме 621 119 руб. и за 2010 год в сумме 637 286 руб.

- расходы за 2009 год по приобретению косметических товаров у ООО ПКК "Дельфин" в сумме 676837 руб.

Кроме того, налоговый орган при доначислении налога на добавленную стоимость за 1 квартал 2009 года, уменьшении сумм налога, заявленных к возмещению из бюджета за 1, 2 и 3 кварталы 2009 года исходил из неправомерного применения индивидуальным предпринимателем налоговых вычетов в отношении приобретения основных средств у ИП Задирякина А.В. на сумму 378 548 руб., и приобретения товаров у ООО "Оптима" на сумму 571 423 руб.

Отказывая в принятии расходов и вычетов по ООО "Оптима" налоговый орган указал, что налогоплательщик не представил на проверку документы, подтверждающие доставку товаров (металла листового) от продавца к покупателю, при этом допрошенная в качестве свидетеля Жербунова Э.В. сообщила, что зарегистрировала ООО "Оптима" на свое имя за вознаграждение и документы, касающиеся деятельности указанной организации (договоры, накладные, счета-фактуры), не подписывала. В ходе встречной проверки ООО "Оптима" первичные документы, подтверждающие взаимоотношения с ИП Поповым Д.В., не представило.

Отказывая в применении вычетов по НДС и НДФЛ, в подтверждении расходов по ЕСН в отношении ИП Задирякина А.В., налоговый орган исходил из неправомерности отнесения в состав вычетов по НДС и отнесения в расходы сумм начисленной амортизации за 2009-2010 годы по оборудованию (станки, автопогрузчик), приобретенным у ИП Задирякина А.В.

Заявитель в 1 квартале 2009 года применил вычеты по НДС на сумму 378 548 руб. по счету-фактуре ИП Задирякина А.В. от 10.07.2008 N 7, согласно которой заявителем приобретались: станок для боковой заточки зуба дисковых пил DTEB-99, станок автомат для заточки дисковых пил BKOE-99, станок для напайки твердых пластин DUK-99, погрузчик дизельный ДВ 1798.42.349Е две Kubota (Япония), укомплектованный катализатором, рубительная машина MPH-40.

Согласно учетным данным, по состоянию на 2009 год на ИП Попова Д.В. зарегистрировано 2 автопогрузчика Балкан АР ДВ 1798.42.349.т (заводские номера 2806188D2 и 2706336D2), дата регистрации - 24.12.2008. Иные автопогрузчики на ИП Попова Д.В. не зарегистрированы. При этом согласно паспортам самоходной техники, указанные погрузчики приобретены в 2007 и 2008 годах у иных лиц - ООО "Балканар-Сервис" и ООО "Кар-Сервис" г.Екатеринбурга.

В соответствии с договорами купли-продажи от 21.08.2008 N ДКП-28/01-08, от 06.10.2008 N ДКП-06/10-08 станок для боковой заточки зуба дисковых пил DTEB-99 и станок автомат для заточки дисковых пил BKOE-99 станок для напайки твердых пластин DUK-99 также были приобретены ИП Поповым Д.В. у другого лица - ООО "ЮНиК".

Согласно данным инвентаризации основных средств от 14.10.2009, проведенной в ходе предыдущей выездной налоговой проверки заявителя за 2007-2008 годы, у предпринимателя на учете числилось 2 автопогрузчика Балканар ДВ 1798.42.349.т, а также по одному станку боковой заточки зуба дисковых пил DTEB-99, для заточки дисковых пил BKOE-99, для напайки твердых пластин DUK-99, приобретенные у иных лиц, а не у Задирякина А.В. Иных станков с соответствующим предназначением и автопогрузчиков предприниматель для целей налогообложения не учитывал.

Кроме того, заявитель не представил на проверку транспортные документы, подтверждающие реальность доставки спорного оборудования от ИП Задирякина А.В. к ИП Попову Д.В.

На основании изложенного, налоговый орган установил, что в счете-фактуре и товарной накладной ИП Задирякина А.В. от 10.07.2008 N 7 содержатся недостоверные сведения о приобретении основных средств, в связи с чем, данные документы не могут являться основанием для применения вычетов по НДС и начисления амортизации.

В ходе рассмотрения материалов проверки предприниматель Попов Д.В. указал, что в действительности приобрел у ИП Задирякина А.В. иное имущество по счету-фактуре и товарной накладной от 16.07.2008 N 7, а именно: станок для заточки ножей ТЧН6-5, станок универсальный для заточки пил ТЧПА-7, вальцовочный станок ПВ 28, погрузчик дизельный ДВ 1798.42.349Т, рубительную машину МРН-40. Данные документы налоговым органом не приняты в подтверждение вычетов по НДС и правомерности начисления амортизации по основным средствам за 2009-2010 годы, ввиду следующего.

Спорное имущество по счету-фактуре и товарной накладной от 16.07.2008 N 7 не учитывалось предпринимателем в регистрах налогового учета при проведении выездной налоговой проверки за 2007-2008 годы, данные документы возникли только после возбуждения правоохранительными органами в 2010 году уголовного дела, в рамках которого были установлены реальные поставщики станков по счете-фактуре и товарной накладной ИП Задирякина А.В. от 10.07.2008 N 7, установлено отсутствие погрузчика и объяснениями свидетелей подтверждено, что в наличии у предпринимателя Попова Д.В. имелась рубительная машина иной марки - МР-23 (а не МРН-40), причем приобретена она была до июля 2008 года (даты сделки с ИП Задирякиным). Ссылка Попова Д.В. в подтверждение фактического наличия спорного имущества на протокол осмотра от 17.05.2010, проведенный оперуполномоченным органов внутренних дел, где отражено наличие у ИП Попова Д.В. 7-ми станков, инспекцией отклонена, поскольку номенклатура станков по протоколу осмотра не полностью совпадает со счетом-фактурой от 16.08.2008 N 7 и более того, из данного протокола невозможно установить, у кого было приобретено данное имущество.

В отношении приобретения погрузчика у ИП Задирякина А.В., налоговый орган указал, что в ходе проверки установлено наличие 2 погрузчиков, приобретенных у иных лиц и официально поставленных на учет, 3-й погрузчик на учет в органах Гостехнадзора Поповым Д.В. на учет не ставился. При этом Попов Д.В. давал противоречивые объяснения относительно фактического наличия спорного погрузчика. Так, согласно протоколу рассмотрения материалов проверки от 11.05.2012 N 03-08/31.3 погрузчик, приобретенный у Задирякина, проработал немного (1,5 месяца) и сломался, с того времени стоит на складе Рысич А.В. и никому не продавался. Между тем, при инвентаризации имущества в ходе предыдущей выездной налоговой проверки за 2007-2008 годы в октябре 2009 года предприниматель Попов Д.В. объяснял фактическое отсутствие погрузчика тем, что погрузчик, приобретенный у Задирякина А.В., продан ИП Харченко П.П. до момента проведения инвентаризации.

Также налоговым органом при проверке доводов налогоплательщика установлено, что ИП Попов Д.В. не учитывал в книге учета доходов и расходов как доходы от продажи погрузчика Харченко П.П., так и расходы в виде аренды склада ИП Рысич А.В.

В отношении рубительной машины инспекция указала, что в ходе осмотра 17.05.2010 установлено наличие на производственной базе Попова Д.В. двух рубительных машин - МР-20 и МР-40, при этом рубительная машины МР-20 уже работает в течение двух лет, а рубительная машина МР-40 в производство не запущена.

Согласно объяснения Попова Д.В. в ходе рассмотрения материалов проверки 11.05.2012, данная рубительная машина МР-40 в производство запущена не была, ввиду того, что она находилась в процессе монтажа. Между тем, инспекцией установлено, что согласно представленным Поповым Д.В. расчетам амортизационных отчислений за 2009-2010 годы по объекту рубительная машина МР-40 указан месяц начала использования - август 2008 года. При этом согласно п.41 Порядка учета доходов и расходов начисление амортизации по объекту амортизируемого имущества начинается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в использование. Начисление амортизации прекращается с месяца, следующего за месяцем, когда произошло полное списание стоимости такого объекта либо данный объект выбыл из состава амортизируемого имущества по любым основаниям.

Следовательно, в любом случае предприниматель Попов Д.В. неправомерно в 2009-1010 годах ежемесячно начислял амортизацию по рубительной машине МР-40, не введенной в использование, и по "сломанному", не используемому 3-ему погрузчику.

Отказывая в принятии расходов по НДФЛ и единому социальному налогу по закупу косметической продукции у ООО ПКК "Дельфин" в сумме 676837 руб. налоговый орган исходил из того, что Попов Д.В. в ходе проверки не представил доказательств, что данные расходы являются экономически обоснованными и связаны с его предпринимательской деятельностью.

Не согласившись с решением налогового органа, предприниматель оспорил его в вышестоящий налоговый орган.

Решением УФНС России по Иркутской области от 27.07.2012 N 26-17/012625@ (т.7 л.д.69-78, далее - решение управления), решение налогового органа оставлено без изменения, апелляционная жалоба-без удовлетворения.

Не согласившись с решением налогового органа, заявитель обратился в Арбитражный суд Иркутской области с требованием о признании его незаконным.

Суд первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказал.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, предприниматель обратился в суд апелляционной инстанции.

Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы и отзывов, заслушав пояснения представителей налогового органа в судебном заседании, приходит к выводу об отсутствии оснований для изменения или отмены решения суда первой инстанции по следующим мотивам.

В соответствии с п.4 ст.200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с п.5 ст.200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Как следует из материалов дела, существенных нарушений порядка проведения проверки и вынесения решения по ее результатам налоговым органом допущено не было. Досудебный порядок урегулирования спора предпринимателем соблюден.

Отклоняя доводы предпринимателя о допущенных налоговым органом существенных нарушениях порядка проведения проверки и вынесения решения, апелляционный суд исходит из следующего.

Аналогичные доводы были приведены суду первой инстанции и получили с его стороны надлежащую оценку.

Суд первой инстанции пришел е правильному выводу, что существенных нарушений процедуры допущено не было, поскольку налоговый орган предпринял надлежащие меры по извещению налогоплательщика о начале проверки, её приостановлении и возобновлении, предприниматель был ознакомлен с полученными доказательствами и лично участвовал в рассмотрении материалов проверки.

Из материалов дела, по мнению апелляционного суда, действительно усматривается, что заявитель препятствовал проведению выездной налоговой проверки, представляя неполные материалы, уклоняясь от получения отдельных процессуальных документов (в частности, заявитель в период проверки изменил место жительства на Красноярский край, отказался получать решение, однако фактически там не проживал, продолжая находится в г.Усть- Илимске Иркутской области, в присутствии понятых отказался получать решение о проведении проверки от 18.05.2011 N 1179 и требование о представлении документов). Законность принятия налоговым органом в отношении Попова Д.В. решения от 18.05.2011 N 1179 о проведении выездной налоговой проверки установлена вступившим в законную силу решении Арбитражного суда Иркутской области от 05.08.2011 по делу N А19-123893/2011 (т.8 л.д.42-58).

При этом заявитель был надлежащим образом извещен о начале выездной налоговой проверки, получил акт проверки с приложениями, представил возражения по акту проверки, был извещен о времени и месте рассмотрения материалов проверки, знакомился с материалами проверки, участвовал в рассмотрении материалов проверки.

Доводы предпринимателя о том, что пока законность решения о проведении проверки не была подтверждена в судебном порядке, то он вправе был не исполнять акты налогового органа, а налоговый орган был не вправе проводить выездную проверку, отклоняются апелляционным судом, поскольку ни Налоговым кодексом РФ, ни Арбитражным процессуальным кодексом РФ таких последствий оспаривания ненормативных правовых актов налогового органа не предусмотрено, как не предусмотрено и таких последствий как приостановление сроков проведения проверки в связи с оспариванием решения о проведении проверки.

То обстоятельство, что заявитель несвоевременно получил отдельные процессуальные документы, направлявшиеся ему по почте, судом первой инстанции правильно признано не подлежащим учету, поскольку заявитель изменил место регистрации в целях воспрепятствования проведению выездной налоговой проверке и сам не обеспечил получение поступающей ему корреспонденции. Судом на страницах 2-4 настоящего решения установлено, что налоговый орган направлял все решения налогоплательщику (в том числе решения о приостановлении проведения проверки, изменении состава проверяющих). При этом согласно пп.9 п.1 ст.32 Налогового кодекса РФ налоговый орган обязан направлять (а не вручать) налогоплательщику копии всех решений и требований. Обязанность направлять решения о приостановлении проверки и их возобновлении с описью вложения, либо заказным письмом с уведомлением о вручении, Налоговый кодекс РФ не содержит. Заявитель в ходе разбирательства по делу не доказал, что неполучение почтовой корреспонденции направлявшейся инспекцией заявителю, было вызвано неправомерными действиями работников почты.

Доводы апелляционной жалобы о том, что из представленных налоговым органом доказательств не следует, что направлялись именно решения об изменении состава проверяющих, решения были получены с актом проверки, а отсутствие таких сведений у предпринимателя существенно нарушило его права, отклоняются, поскольку предприниматель не указывает, как конкретно этим были нарушены его права, какие негативные последствия для него наступили. Таким образом, нарушение прав не обосновано.

Как правильно указывает суд первой инстанции, согласно материалам дела рассматриваемая выездная проверка приостанавливалась на период с 17.06.2011 по 05.12.2011 (5 месяцев 18 календарных дней) и с 30.12.2011 по 10.01.2012 (12 календарных дней). Таким образом, общий срок приостановления проведения проверки не превысил сроки, установленные п.9 ст.89 Налогового кодекса РФ (6 месяцев). Общий срок проведения проверки (в который не включаются периоды приостановления проведения проверки) не превысил 2 календарных месяца, то есть 18.05.2012 по 16.06.2011, с 05.12.2011 по 29.12.2011 и с 10.01.2012 по 13.01.2012 (п.8 ст.89 Налогового кодекса РФ).

Таким образом, доводы предпринимателя о нарушении сроков проведения проверки отклоняются. Кроме того, апелляционный суд исходит из того, что само по себе нарушение сроков не может являться основанием для признания решения налогового органа незаконным. Нарушение прав налогоплательщика несоблюдением сроков проведения проверки также должно быть обосновано конкретными неблагоприятными последствиями, которые привели к вынесению незаконного решения, чего предпринимателем не сделано, а апелляционный суд по материалам дела таких последствий не усматривает.

По решению от 17.06.2011 N 1179/1 на основании пп.1 п.9 ст.89 Налогового кодекса РФ проведение проверки приостановлено в связи с необходимостью истребования информации о проверяемом налогоплательщике у 15 организаций, а именно: ООО "ФауБеХа-Сиб", ООО "Центр Сибтранкомплектация", ООО "Финтранс ГЛ", ООО Компания "Экодрев", ООО "Опт-Сервис", ООО "Спектра Интерпак", ООО "СПСР-ЭКСПРЕСС", ООО "Транспортно-экспедиционная сеть - Ярославль", ООО "ИнвестЛес-2009", ООО "Промис-Н", ООО фирма "Сибирский путь", ООО "РОСТЭК", ЗАО "Алтайкровля", ООО "РТИ-Урала", ООО "Интех-НСК".

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необоснованности довода заявителя о том, что проверку следовало возобновить в июле 2011 года после получения ответов из соответствующих налоговых органов в отношении указанных выше организаций, поскольку в ряде ответов были сообщены сведения только о представлении указанными организациями отчетности, однако при этом было указано, что в случае представления истребуемых документов контрагентами ИП Попова Д.В., эти документы будут направлены в Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы N 9 по Иркутской области дополнительно, либо в ответах налоговых органов сообщено, что документы переданы в органы внутренних дел для проведения оперативно-разыскных мероприятий (т.2 л.д.107, 117, 127, 131). При таких обстоятельствах налоговый орган, ожидая поступления дополнительных сведений и документов и возобновляя налоговую проверку 5 декабря 2011 года (в пределах установленными ст.89 Налогового кодекса РФ сроков), не нарушил прав и законных интересов предпринимателя Попова Д.В.

Решением от 30.12.2011 N 1179/3 налоговый орган приостановил проведение выездной налоговой проверки в связи с необходимостью истребования документов у ООО "Лаверна-Новосибирск" и ЗАО "Байкал-Авто-Трак-Сервис". В связи с получением по электронной почте писем ИФНС по Свердловскому округу г.Иркутска от 10.01.2012 N 05-13/10 и ИФНС по Ленинскому округу г.Иркутска от 10.01.2012 N 11-1-14/3225 о снятии с учета ООО "Лаверна-Новосибирск" и ЗАО "Байкал-Авто-Трак-Сервис" (т.2 л.д.135, 137) налоговый орган незамедлительно вынес решение от 10.01.2012 N 1179/4 о возобновлении проведения выездной налоговой проверки и потому также не нарушил прав и законных интересов проверяемого налогоплательщика.

Также суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что в рассматриваемом споре проведение выездной проверки по месту нахождения налогового органа не привело к принятию незаконного решения.

Согласно п. 1 ст. 89 Налогового кодекса РФ выездная налоговая проверка проводится на территории (в помещении) налогоплательщика на основании решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа. В случае если у налогоплательщика отсутствует возможность предоставить помещение для проведения выездной налоговой проверки, выездная налоговая проверка может проводиться по месту нахождения налогового органа.

Согласно документально подтвержденным обстоятельствам, изложенным на страницах 17-18 акта выездной налоговой проверки от 20.02.2012 N 10-17/01, заявитель представил 13.05.2011 года заявление об изменении места регистрации с адреса Иркутская область, проспект Дружбы Народов, 24-50 на адрес Красноярский край, Кежемский район, п. Недокура, ул.Янтарная, 12-1. Причем собственник помещения по последнему адресу - Лимерова Т.В., допрошенная в качестве свидетеля, сообщила, что Попов Д.В. является её дальним родственником, был прописан с её согласия на короткий срок, фактически по новому адресу регистрации не проживает, она видит Попова 2-3 раза месяц, он приезжает на рыбалку. Согласно обстоятельствам, установленным участковым Юдиным А.В., Попов Д.В. снят с регистрационного учета в г.Усть-Илимске в связи с переездом в Красноярский край, однако продолжает фактически проживать в г.Усть-Илимске с женой и сыном, что подтверждается объяснениями соседа Попова Д.Н. - Кузнецовой Н.П.

Законность вынесения решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Иркутской области подтверждается вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Иркутской области.

В сопроводительном письме от 23.05.2011 N 01-05/04090ДСП к решению о назначении проверки и требованию о представлении документов, полученном предпринимателем 09.06.2011 (т.2 л.д.81-82), инспекция предлагала представить для ознакомления необходимые документы, причем изначально налоговый орган не имел намерения провести выездную налоговую проверку по месту нахождения налогового органа.

На указанное письмо предприниматель не ответил, не сообщил налоговому органу о месте нахождения документов, подготовленных для проведения проверки, помещение налоговому органу не предоставил и обжаловал решение о назначении проверки в арбитражный суд. Поскольку обжалование решения о назначении проверки не приостанавливает течение сроков проверки, налоговый орган правомерно провел проверку в помещении налоговой инспекции на основании документов Попова Д.В., имеющихся в налоговом органе (ранее полученных в ходе камеральный проверок), а также документов, полученных от контрагентов налогоплательщика и из банков. При этом проверяемый налогоплательщик не был лишен возможности представить возражения на акт проверки, необходимые материалы проверки ему были вручены, со всеми материалами проверки налогоплательщик был ознакомлен, Попов Д.В. лично участвовал в рассмотрении материалов проверки.

В целом апелляционный суд приходит к выводу, что налоговым органом были предприняты все возможные меры по соблюдению прав предпринимателя, в том числе при рассмотрении материалов проверки налоговый орган удовлетворял его ходатайства об отложении рассмотрения материалов проверки для представления дополнительных документов и пояснений. Таким образом, предприниматель, имеющий все сведения и документы о результатах мероприятий налогового контроля, в том числе дополнительных, имел достаточно времени для подготовки мотивированных возражений и представления дополнительных документов, чем и воспользовался.

Относительно эпизодов по существу доначислений апелляционный суд приходит к следующему.

По эпизоду, связанному с отказом в принятии расходов (вычетов) по взаимоотношениям заявителя с ООО "ЛесСервис", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес", ООО "ИнвестЛес-2009", ИП Пановой М.В., ИП Пановым С.Н., ИП Поповой Л.В., апелляционный суд приходит к следующему.

Рассматривая дело в данной части, суд первой инстанции правильно исходил из следующих положений.

Согласно ст.209 Налогового кодекса РФ объектом обложения налогом на доходы физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации, признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации.

Для доходов, в отношении которых предусмотрена налоговая ставка, установленная п.1 ст.224 Налогового кодекса РФ, то есть 13 процентов, база по налогу на доходы физических лиц определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьями 218 - 221 Кодекса, с учетом особенностей, установленных главой 23 Кодекса (п.3 ст.210 Налогового кодекса РФ).

Согласно ст.221, п.1 ст.227 Кодекса при исчислении налоговой базы в соответствии с п.3 ст.210 Налогового кодекса РФ индивидуальные предприниматели имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов.

При этом указанные расходы принимаются к вычету в составе затрат, принимаемых к вычету при исчислении налога на прибыль организаций, в соответствии с соответствующими статьями главы "Налог на прибыль организаций" Налогового кодекса РФ.

Согласно п.2 ст.236 Налогового кодекса РФ объектом обложения единым социальным налогом для налогоплательщиков, указанных в подпункте 2 пункта 1 статьи 235 Кодекса, то есть индивидуальных предпринимателей, признаются доходы от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

В соответствии с п.3 ст.237 Налогового кодекса РФ налоговая база индивидуальных предпринимателей определяется как сумма доходов, полученных такими налогоплательщиками за налоговый период как в денежной, так и в натуральной форме от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности, за вычетом расходов, связанных с их извлечением. При этом состав расходов, принимаемых к вычету в целях налогообложения данной группой налогоплательщиков, определяется в порядке, аналогичном порядку определения состава затрат, установленных для плательщиков налога на прибыль соответствующими статьями главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, правовое регулирование исчисления единого социального налога и налога на доходы физических лиц по существу (в отношении эпизодов, рассматриваемых в настоящем пункте судебного акта) идентично.

Пунктом 1 ст.252 Налогового кодекса РФ установлено, что плательщики налога на прибыль уменьшают полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В Налоговом кодексе Российской Федерации не дано понятие документа, отвечающего требованиям налогового законодательства.

Согласно пункту 1 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации понятия и термины, используемые в Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в других отраслях законодательства Российской Федерации

В соответствии с п.3 ст.273 Налогового кодекса РФ расходами налогоплательщиков признаются затраты после их фактической оплаты. В целях настоящей главы оплатой товара (работ, услуг и (или) имущественных прав) признается прекращение встречного обязательства налогоплательщиком - приобретателем указанных товаров (работ, услуг) и имущественных прав перед продавцом, которое непосредственно связано с поставкой этих товаров (выполнением работ, оказанием услуг, передачей имущественных прав).

Индивидуальные предприниматели исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных учета доходов и расходов и хозяйственных операций в порядке, определяемом Министерством финансов Российской Федерации и Министерством Российской Федерации по налогам и сборам (п.2 ст.54 Налогового кодекса РФ в редакции Федерального закона от 09.07.99г. N 154-ФЗ).

Согласно пункту 9 Порядка учета доходов и расходов и хозяйственных операций для индивидуальных предпринимателей, утвержденного Приказом Минфина РФ и МНС РФ от 13.08.02г. N 86н/БГ-3-04/430, выполнение хозяйственных операций, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, должно подтверждаться первичными учетными документами.

Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, утвержденных Государственным комитетом Российской Федерации по статистике по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации и Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации. Документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты, обеспечивающие возможность проверки достоверности сведений, указанных в первичных документах:

наименование документа (формы);

дату составления документа;

при оформлении документа от имени:

юридических лиц - наименование организации, от имени которой составлен документ, ее ИНН;

индивидуальных предпринимателей - фамилию, имя, отчество, номер и дату выдачи документа о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, ИНН;

физических лиц - фамилию, имя, отчество, наименование и данные документа, удостоверяющего личность, адрес места жительства, ИНН, если он имеется;

4) содержание хозяйственной операции с измерителями в натуральном и денежном выражении;

5) наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления (для юридических лиц);

6) личные подписи указанных лиц и их расшифровки, включая случаи создания документов с применением средств вычислительной техники.

При оформлении любой хозяйственной операции по приобретению товара к накладной на отпуск товара или другому документу, в котором фиксируется отпуск товаров, как то: товарному чеку, счету - фактуре, договору, торгово - закупочному акту должен прилагаться документ, подтверждающий факт оплаты товара, а именно: кассовый чек, или квитанция к приходному кассовому ордеру, или платежное поручение с отметкой банка об исполнении, или документ строгой отчетности, свидетельствующий о фактически произведенных расходах.

Согласно пункту 1 статьи 171 Кодекса плательщик налога на добавленную стоимость имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные данной статьей вычеты.

Вычетам подлежат, в том числе, суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации (п.2 ст.171 Кодекса).

Порядок применения налоговых вычетов регламентирован статьей 172 Кодекса. Налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров, работ, услуг.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов (абз.2 п.1 ст.172 Кодекса).

Статья 169 Кодекса дает понятие счета-фактуры. Это документ, служащий основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению. Обязательными реквизитами счетов-фактур является наименование и ИНН продавца, его адрес, подписи руководителей и главных бухгалтеров организаций - продавцов или иных уполномоченных в установленном законом порядке лиц.

Перечисленные выше требования относятся не только к формальному наличию соответствующих реквизитов, но и к их достоверности. Лица, применяющие профессиональные вычеты по налогу на доходы физических лиц, должны проявлять необходимую степень разумности и осмотрительности, обязаны проверять правоспособность организаций, у которых приобретаются товары, используемые в предпринимательской деятельности.

Лица, применившие налоговые вычеты несут риск неблагоприятных последствий при установлении налоговым органом обстоятельств, свидетельствующих об указании недостоверных сведений в первичных документах.

Данная правовая позиция подтверждается определением Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.01г. N 138-О, в котором указано, что по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика. Контроль за исполнением налогоплательщиками своих налоговых обязательств и проведение проверок добросовестности налогоплательщиков возложен на налоговые органы.

Как правильно указано судом первой инстанции, из имеющихся в материалах дела деклараций по налогу на доходы физических лиц и единому социальному налогу, книг учета доходов и расходов усматривается, что налогоплательщик уменьшил доходы на сумму материальных расходов, а также применил (в рассматриваемой в настоящем деле части) вычеты по налогу на добавленную стоимость по взаимоотношениям с:

ООО "ЛесСервис" расходы за 2009 год в сумме 17 117 970 руб., за 2010 год в сумме 1 115 000 руб.;

ООО "ЛесСервис-2009" расходы за 2010 год в сумме 10 089 501 руб.;

ООО "ИнвестЛес" расходы за 2009 год в сумме 7 664 000 руб.,

ООО "ИнвестЛес-2009" расходы за 2009 год в сумме 1 200 000 руб., за 2010 год в сумме 4 719 500 руб.;

- ИП Пановой М.В. расходы по НДФЛ и ЕСН за 2009 год в сумме 1 843 220 руб., за 2010 год в сумме 31 136 356 руб., вычеты по НДС в сумме 627 274 руб.:

ИП Пановым С.Н. расходы по НДФЛ и ЕСН за 2009 год в сумме 36 604 705 руб., вычеты по НДС в сумме 6 844 027 руб.;

ИП Поповой Л.В. расходы по НДФЛ и ЕСН за 2009 год в сумме 6 213 283 руб., за 2010 год в сумме 25 265 034 руб., вычеты по НДС в сумме 1 139 708 руб.:

- Поповым В.А. расходы по НДФЛ и ЕСН за 2009 год в сумме 58247497 руб., за 2010 год в сумме 8 850 995 руб., вычеты по НДС в сумме 8 185 856 руб.

В соответствии с пунктом 1 статьи 20 Налогового кодекса РФ взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц, а именно: 1) одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, суммарная доля такого участия составляет более 20 процентов. Доля косвенного участия одной организации в другой через последовательность иных организаций определяется в виде произведения долей непосредственного участия организаций этой последовательности одна в другой; 2) одно физическое лицо подчиняется другому физическому лицу по должностному положению; 3) лица состоят в соответствии с семейным законодательством Российской Федерации в брачных отношениях, отношениях родства или свойства, усыновителя и усыновленного, а также попечителя и опекаемого.

В соответствие с п. 2 ст. 20 Налогового кодекса РФ суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).

Рассматривая вопрос о влиянии взаимозависимости указанных лиц на результаты хозяйственной деятельности суд первой инстанции правильно исходил из следующего.

Для целей налогообложения Попов Д.В. отнес в состав расходов (вычетов) стоимость оказанных ООО "ЛесСервис", ООО "ИнвестЛес", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес-2009" услуг по предоставлению персонала для перевозки пассажиров и грузов производственно-технического назначения, стоимость услуг по заготовке, разделке, сортировке, маркировке и вывозке лесопродукции, погрузочно-разгрузочным работам (т.5 л.д.3-27, 154-364). Указанный организации в период своей деятельности применяли упрощенную систему налогообложения.

В соответствии с п.2 ст.346.11 Налогового кодекса РФ, применение упрощенной системы налогообложения (далее также - УСН) организациями предусматривает их освобождение от обязанности по уплате налога на прибыль организаций (за исключением налога, уплачиваемого с доходов, облагаемых по налоговым ставкам, предусмотренным пунктами 3 и 4 статьи 284 НК РФ), налога на имущество организаций. Организации, применяющие УСН, не признаются налогоплательщиками налога на добавленную стоимость, за исключением налога на добавленную стоимость, подлежащего уплате в соответствии с Налогового кодекса РФ при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, а также налога на добавленную стоимость, уплачиваемого в соответствии со статьей 174.1 Налогового кодекса РФ.

Таким образом, применяя УСН, ООО "ЛесСервис", ООО "ИнвестЛес", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес-2009" были освобождены от обязанностей по уплате налога на прибыль, налога на имущество, налога на добавленную стоимость.

Из материалов дела (выписок из Единого государственного реестра юридических лиц) следует, что Попов Денис Вячеславович в спорный период являлся единственным учредителем (участником) ООО "ЛесСервис", с ООО "ИнвестЛес", с ООО "ЛесСервис- 2009", с ООО "ИнвестЛес-2009" и мог влиять на результаты сделок по реализации последними товаров (работ, услуг). Таким образом, суд первой инстанции правильно посчитал, что в соответствии со ст. 20 Налогового кодекса РФ указанные организации являются взаимозависимыми по отношению к предпринимателю Попову Д.В.

Материалами дела подтверждается, что руководителем ООО "ЛесСервис", с ООО "ИнвестЛес", с ООО "ЛесСервис-2009", с ООО "ИнвестЛес-2009" являлся отец Попова Дениса Вячеславович - Попов Вячеслав Александрович (все первичные документы указанных организаций подписаны Поповым В.А.).

Таким образом, Попов Вячеслав Александрович как руководитель ООО "ЛесСервис", с ООО "ИнвестЛес", с ООО "ЛесСервис-2009", с ООО "ИнвестЛес-2009" являлся взаимозависимым по отношению к Попову Денису Вячеславовичу вследствие их родства, а также того, что доля участия сына в обществах составляла 100 процентов.

ИП Попов Д.В. в 2009-2010 годах не являлся работодателем, как единственным учредителем им были учреждены ООО "ЛесСервис", ООО "ИнвестЛес", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес-2009", деятельность которых была непосредственно связана с наймом рабочей силы и подбором персонала. Предприниматели Панова М.В., Панов С.Н., Попова Л.В., Попов В.А. также не являлись работодателями и привлекали для оказания услуг Попову Д.В. персонал ООО "ЛесСервис", ООО "ИнвестЛес", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес-2009" (организаций, взаимозависимых по отношению к Попову Д.В.).

ООО "ИнвестЛес" состояло на учете в Межрайонной ИФНС России N 9 по Иркутской области (дата постановки на учет - 12.03.2008, дата снятия с учета 04.03.2010). Руководителем ООО "ИнвестЛес" являлся Попов В.А. (отец индивидуального предпринимателя Попова Д.В.). Численность работников в ООО "ИнвестЛес" в 2009 году составила 55 человек. По данным инспекции у ООО "ИнвестЛес" имущество и техника не числилась. Предприятие применяло упрошенную систему налогообложения с объектом налогообложения "доход-расход". Отчетность по УСН за 2009-2010 годы в инспекцию не представлена, налоги в бюджет не уплачены. Финансирование деятельности предприятия в период с 01.10.2009 по 04.03.2010 осуществлялось ИП Поповым Д.В. в виде представления финансовой помощи в общем размере 10 229 500 руб.

ООО "ЛесСервис" состояло на учете в Межрайонной ИФНС России N 9 по Иркутской области (дата постановки на учет - 12.03.2008, дата снятия с учета 04.03.2010). Руководителем ООО "ИнвестЛес" являлся Попов В.А. (отец индивидуального предпринимателя Попова Д.В.). Численность работников в ООО "ЛесСервис" в 2009 году составила 85 человек. По данным инспекции у ООО "ЛесСервис" отсутствовало имущество и техника. Предприятие применяло упрошенную систему налогообложения с объектом налогообложения "доход-расход". Отчетность по упрощенной системе налогообложения за 2009-2010 годы не представлена и налоги в бюджет не уплачены. Финансирование деятельности предприятия в период с 01.10.2009 по 04.03.2010 осуществлялось ИП Поповым Д.В. в виде представления финансовой помощи в общем размере 12 807 200 руб.

Обе организации зарегистрированы в Межрайонной ИФНС России N 9 по Иркутской области одной датой - 12.03.2008 и ликвидированы одновременно - 04.03.2010 года по решению учредителя (Попова Д.В.). Юридический адрес обеих организаций - г. Усть- Илимск, пр-кт. Дружбы Народов, 24, 50.

В связи с ликвидацией ООО "ИнвестЛес" и ООО "ЛесСервис" сотрудники, работавшие в данных организациях, перешли в организации ООО "ИнвестЛес-2009" и ООО "ЛесСервис-2009".

ООО "ЛесСервис-2009" состоит на учете в Межрайонной ИФНС России N 9 по Иркутской области (дата постановки на учет - 12.11.2009). Руководителем ООО "ЛесСервис-2009" является Попов В.А. (отец индивидуального предпринимателя Попова Д.В.). Основной вид деятельности - найм рабочей силы и подбор персонала. Численность работников в ООО "ЛесСервис-2009" в 2009 году составила 71 человек. По данным инспекции, у ООО "ЛесСервис-2009" отсутствует имущество и техника, необходимое для самостоятельного выполнения услуг. Предприятие применяет упрошенную систему налогообложения с объектом налогообложения "доход-расход". Отчетность по УСН за 2009 год представлена без начисления налога, с указанием суммы полученного убытка и без отражения суммы дохода за налоговый период (сумма полученных доходов равна нулю - т.7 л.д.52-57). В декларации по упрощенной системе налогообложения за 2010 год ООО "ЛесСервис-2009" уменьшило базу на убытки 2009 года и исчислило минимальный налог по ставке 1% в сумме 276 639 руб. (т.22 л.д.170-178). Финансирование деятельности предприятия в 2009-2010 годах осуществлялось ИП Поповым Д.В. в виде представления финансовой помощи в общем размере 8 477 500 руб.

ООО "ИнвестЛес-2009" состоит на учете в Межрайонной ИФНС России N 9 по Иркутской области (дата постановки на учет - 12.11.2009). Руководителем ООО "ИнвестЛес- 2009" является Попов В.А. (отец индивидуального предпринимателя Попова Д.В.). Основной вид деятельности - найм рабочей силы и подбор персонала. Численность работников в ООО "ИнвестЛес-2009" в 2009 году составила 43 человека. По данным инспекции, у ООО "ИнвестЛес-2009" отсутствует имущество и техника. ООО "ИнвестЛес-2009" применяет упрошенную систему налогообложения с объектом налогообложения "доход-расход". Отчетность по УСН за 2009 год представлена с убытками на сумму 424 846 руб., исчислен и уплачен минимальный налог в размере 12000 руб. (т.7 л.д.58-64) В декларации по упрощенной системе налогообложения за 2010 год ООО "ИнвестЛес-2009" исчислило минимальный налог по ставке 1% в сумме 163 733 руб. (т.22 л.д.170-178). Финансирование деятельности предприятия в 2009-2010 годах осуществлялось ИП Поповым Д.В. в виде представления финансовой помощи в общем размере 8 708 500 руб.

Факт перечисления денежных средств ИП Поповым Д.В. на счета ООО "ЛесСервис", ООО "ИнвестЛес", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес-2009" исключительно в виде финансовой помощи подтверждается имеющимися в деле банковскими выписками. Согласно данных выписок, ИП Попов Д.В. ни разу не перечислил денежные средства на счета данных организаций с назначением платежей в виде оплаты каких-либо услуг (товаров, работ).

Как правильно указывает суд первой инстанции, соглашения о зачете встречных требований между ИП Поповым Д.В. и ООО "ЛесСервис", ООО "ИнвестЛес", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес-2009" (том 5 дела) представлены заявителем только в ходе выездной проверки, тогда как ранее в ходе камеральных проверок деклараций по НДС заявитель отрицал наличие иных отношений по оплате, помимо платежей, проведенных по расчетным счетам (сопроводительное письмо, т.21 л.д.5). Таким образом, суд первой инстанции правильно критически отнесся к данным соглашениям, учитывая также то, что подконтрольные Попову Д.В. организации ООО "ЛесСервис", ООО "ИнвестЛес" ликвидированы в 2010 году и проведение в отношении этих организаций мероприятий налогового контроля невозможно.

Ссылка апелляционной жалобы на то, что протоколы зачета были представлены в ходе камеральных проверок, отклоняются в связи с указанным сопроводительным письмом (т.21 л.д.5), а также в связи с тем, что соответствующих доказательств предпринимателем не представлено, на какие-либо конкретные доказательства в материалах дела предприниматель не сослался.

Судом первой инстанции правильно указано, что для целей налогообложения Попов Д.В. отнес в состав расходов (вычетов) стоимость оказанных Пановой М.В., Пановым С.Н., Поповой Л.В., Поповым В.А. услуг по разделке, сортировке, маркировке лесопродукции, погрузочно-разгрузочные работы (т.10 л.д. 3-28, т.14 л.д.3-31, т.18 л.д.34-68, т.12 л.д.3-27).

Инспекцией установлено и заявителем в ходе рассмотрения дела не оспорено, что указанные выше физические лица, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, находятся в отношениях близкого родства (свойства) с заявителем: Панова М.В. - сестра, Панов С.Н. - зять (муж Пановой С.Н.), Попова Л.В. - мать, Попов В.А. - отец.

Указанные обстоятельства в соответствии с п.1 пп. 3 ст.20 Налогового кодекса РФ свидетельствуют о взаимозависимости указанных предпринимателей и Попова Д.В., что в свою очередь может влиять на условия и экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц.

Для выполнения указанных услуг Попов Д.В. по договору от 12.11.2009 передал в безвозмездное пользование ИП Поповой Л.В. здание, сушильные камеры, линию по переработке древесины, земельный участок, 2 вилочных погрузчика; по договору от 29.01.2008 передал ИП Попову В.А. в безвозмездное пользование здание, сушильные камеры, линию по переработке древесины, земельный участок, 1 вилочный погрузчик (т.5 л.д.30-43).

Индивидуальный предприниматель Панов С.Н. по договору от 12.11.2009 (т.13 л.д.191-196) передал в безвозмездное пользование ИП Пановой М.В. 42 единицы техники (автоприцепы, погрузчики, грузовые автомобили и т.д.)

Индивидуальные предприниматели Панова М.В., Панов С.Н., Попова Л.В., Попов В.А. для оказания услуг Попову В.Д. также привлекали персонал организаций, единственным участником которых являлся Попов Д.В. - ООО "ЛесСервис", ООО "ИнвестЛес", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес-2009", причем оплату услуг персонала не производили (т.7 л.д.1-6, а также имеющиеся в деле выписки по расчетным счетам предпринимателей).

Допрошенная в качестве свидетеля Попова Л.В. на вопросы налогового органа сообщила, что переработка лесопродукции для ИП Попова Д.В. осуществлялась на оборудовании, принадлежащем Попову Д.В. и переданном им в безвозмездное пользование, персонал для переработки лесопродукции привлекался из ООО "ЛесСервис-2009" и ООО "ИнвестЛес-2009" (т.2 л.д.167, 169-171).

Допрошенный в качестве свидетеля ИП Попов В.А. на вопросы налогового органа подтвердил, что является директором предприятий, оказывающих услуги по представлению персонала и как предприниматель оказывает услуги по переработке лесопродукции, а также сообщил, что переработка лесопродукции для ИП Попова Д.В. осуществлялась на оборудовании, принадлежащем Попову Д.В. (т.2 л.д.174).

Допрошенный в качестве свидетеля ИП Панов С.Н. на вопросы налогового органа сообщил, что также является директором по лесозаготовке ООО "ЛесСервис-2009", как индивидуальный предприниматель оказывал услуги по разделке лесопродукции ИП Попову Д.В. на собственном оборудовании, так частично и на оборудовании, принадлежащем заказчику, т.е. Попову Д.В., персонал для оказания услуг привлекался из ООО "ЛесСервис" (т.2 л.д.177-178).

Допрошенная в качестве свидетеля Панова М.В. на вопросы налогового органа сообщила, что работодателем не является, для оказания услуг по переработке лесопродукции привлекался персонал ООО "ИнвестЛес-2009", какой объем десопродукции ежемесячно перерабатывался работниками ООО "ИнвестЛес-2009" на производственной базе Попова Д.В., ответить не смогла (т.2 л.154).

Согласно банковской выписке, с расчетного счета ИП Панова С.Н. (т.21 л.д.135-170) не производилось перечисление каких-либо денежных средств в оплату услуг ООО "ЛесСервис", ООО "ИнвестЛес", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес-2009" по привлечению персонала. Вместе с тем, ИП Панов С.Н. перечислял ООО "ЛесСервис" финансовую помощь (например, 28.01.2009 - 15 000 руб. и 27 000 руб.).

Поступавшие денежные средства перечислялись Пановым С.Н. иным организациям с назначением платежей оплата за товары, оплата за услуги лесопереработки, перечислялись в гашение задолженности по кредитным договорам, поступавшие на счет Панова С.Н. денежные средства за услуги по лесопереработке от иных организаций (ГУП ОИУ 8 ГУИН МЮ РФ по Красноярскому краю) перечислялись Пановым С.Н. на счет Попова Д.В. в тех же суммах как оплата услуг по лесопереработке (например, 03.02.2009 - 3 731 359 руб. 30 коп., 26.03.2009 - 2 900 000 руб. и 2 397 800 руб., 09.12.2009 - 2 332 000 руб., 10.12.2009 - 450 000 руб.).

Кроме того, перечисление денежных сумм, поступивших от Попова Д.В. на счет Панова С.Н. в оплату услуг лесопереработки иных организаций, осуществлялось в том же размере и соответственно по той же стоимости, то есть без торговой наценки, в связи с чем, у предпринимателя Панова С.Н. не могло возникать с учетом расходов и вычетов обязательств по уплате налогов с операций по реализации услуг Попову Д.В. (так, денежные средства в сумме 535 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 08.10.2009 перечислены в оплату за лесоперевалочные работы ООО "Стройсервис", денежные средства в сумме 392 000 руб. в тот же день 05.11.2009 перечислены в оплату за лесоперевалочные работы ООО "Стройсервис", денежные средства в сумме 410 000 руб. в тот же день 10.11.2009 перечислены в оплату за лесоперевалочные работы ООО "Сибкон", денежные средства в сумме 1 500 000 руб. в тот же день 27.01.2009 перечислены на счет ООО "Илимфинресурс" в оплату за лесозаготовительные работы, денежные средства в сумме 580 000 руб. в тот же день 11.03.2009 перечислены на счет ООО "Илимфинресурс" и ООО "Сибирь-Трейд" в оплату услуг по лесозаготовке и лесопереработке, денежные средства в сумме 300 000 руб., поступившие от Попова Д.В. в оплату услуг по переработке лесопродукции в тот же день 25.06.2009 и в той же сумме перечислены Пановым С.Н. обратно на счет Попова Д.В. в оплату услуг по лесопереработке, денежные средства в сумме 800 000 руб. в тот же день 10.06.2009 перечислены в оплату за лесоперевалочные работы ООО "Сибкон", денежные средства в сумме 535 000 руб. в тот же день 08.10.2009 перечислены в оплату за лесоперевалочные работы ООО "Стройсервис").

Как правильно указывает суд первой инстанции, денежные средства, поступавшие на расчетный счет ООО "Илимфинресурс", обналичивались в значительным суммах до 3,4 миллиона рублей в день в дополнительном офисе "Братского АНКБ" в г.Усть-Илимске (т.21 л.д.179-200, т.22 л.д.1-18). В том числе, таким образом были обналичены денежные средства, поступившие на счет ООО "Илимфинресурс" 11.03.2009 от ИП Панова С.Н., Попова В.А., ИП Попова Д.В. (т.21 л.д.181). ООО "Илимфинресурс" зарегистрировано в г.Усть-Илимске 22.12.2008 и снято с учета в связи с прекращением деятельности в результате реорганизации в форме присоединения к ООО "Вектор", г.Ярославль (т.13 л.д.143-190). Лицо, заявленное в качестве руководителя и учредителя ООО "Илимфинсервис" - Иванов Н.В. - отрицает причастность к деятельности указанной организации (т.3 л.д.142-146).

С учетом ведения дел, не направленного по существу на получение доходов, ИП Панов С.Н. в декларации по НДФЛ за 2009 год при общей сумме выручки от реализации товаров, работ и услуг порядка 82,7 миллионов рублей заявил расходы в сопоставимой сумме 82,6 миллионов рублей и исчислил налог к уплате в бюджет в сумме 8000 руб., по 2010 году указанное лицо в соответствии с данными налогового органа налоговую отчетность не представило.

Согласно банковской выписке, с расчетного счета ИП Попова В.А. (т.14 л.д.32-124) не производилось перечисление каких-либо денежных средств в оплату услуг ООО "ЛесСервис", ООО "ИнвестЛес", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес-2009" по привлечению персонала. Вместе с тем, ИП Попов В.А. перечислял ООО "ИнвестЛес" финансовую помощь (например, 02.02.2009 - 483 000 руб. и этой же датой получал от данной организации возврат финансовой помощи в сумме 309 000 руб., а также от указанной организации получил возврат финансовой помощи 02.04.2009 - 112000 руб., 02.04.2009 - 25000 руб., 03.04.2009 - 229 000 руб. и 90 000 руб.), перечислил ООО "ЛесСервис" возврат финансовой помощи 27.02.2009 в сумме 60 000 руб. и 461 000 руб., 10.03.2009 - 91 000 руб., 29. 06.2009 - 42 000 руб., получил 06.03.2009 от ООО "ЛесСервис" финансовую помощь в сумме 153 000 руб.

Кроме того, перечисление денежных сумм, поступивших от Попова Д.В. на счет Попова В.А. в оплату услуг лесопереработки иных организаций осуществлялось в дельнейшем в ряде случаев в том же размере и по той же стоимости, то есть без торговой наценки, в связи с чем, у предпринимателя Попова В.А. не могло возникать с учетом расходов и вычетов обязательств по уплате налогов с операций по реализации услуг Попову Д.В. (так, денежные средства в сумме 900 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 28.01.2009 перечислены в оплату услуг по изготовлению "строганных изделий" ООО "Сиблеспром", денежные средства в сумме 150 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 29.01.2009 перечислены в оплату услуг по изготовлению "строганных изделий" ООО "Сиблеспром", денежные средства в сумме 321 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 30.01.2009 перечислены в оплату услуг по лесопереработке ООО "Сибкон", денежные средства от Попова Д.В. в сумме 400 000 руб. в тот же день 03.02.2009 перечислены на счет ООО "Илимфинресурс" в оплату услуг по лесопереработке, денежные средства от Попова Д.В. в сумме 350 000 руб. в тот же день 05.02.2009 перечислены в оплату услуг по изготовлению "строганных изделий" на счет ООО "Сиблеспром", денежные средства от Попова Д.В. в сумме 500 000 руб. в тот же день 09.02.2009 перечислены в оплату услуг по изготовлению "строганных изделий" на счет ООО "Сиблеспром", денежные средства от Попова Д.В. в сумме 1108448 руб. в тот же день 18.02.2009 перечислены в оплату услуг по изготовлению "строганных изделий" на счет ООО "Сиблеспром", денежные средства в сумме 150 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 19.02.2009 перечислены в оплату услуг по лесопереработке ООО "Сибкон"; денежные средства в сумме 1 732 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 26.02.2009 перечислены ООО "Стройсервис" и ООО "Сиблеспром" в оплату услуг по лесоперевалочным работам и в оплату за услуги по изготовлению "строганных изделий", денежные средства от Попова Д.В. в сумме 100 000 руб. в тот же день 04.03.2009 перечислены в оплату услуг по изготовлению "строганных изделий" на счет ООО "Сиблеспром", денежные средства от Попова Д.В. в сумме 835000 руб. в тот же день 06.03.2009 перечислены на счета ООО "Илимфинресурс" и ООО "Стройсервис" в оплату услуг по лесопереработке и лесоперевалочные работы, денежные средства от Попова Д.В. в сумме 414 000 руб. в тот же день 05.05.2009 перечислены на счет ООО "Сибирь-Трейд" в оплату услуг по лесопереработке, денежные средства от Попова Д.В. в сумме 505 000 руб. в тот же день 08.07.2009 перечислены на счет ООО "Сибирь-Трейд" в оплату услуг по лесопереработке - список неполный и может быть продолжен).

С учетом такого ведения дел, не направленного по существу на получение доходов, ИП Попов В.А. в декларации по НДФЛ за 2010 год при общей суммы выручки от реализации товаров, работ и услуг порядка 81,5 миллионов рублей заявил расходы в сопоставимой сумме 81,2 миллионов рублей и исчислил налог к уплате в бюджет в сумме 46898 руб. (из которого только 19 691 руб. является налогом, исчисленным с дохода от предпринимательской деятельности, а остальной доход получен от налоговых агентов - ООО "ИнвестЛес-2009", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ВЭМ", ООО "ЛДК" - т.15 л.д.28-85), по 2009 году предприниматель Попов В.А. отразил в декларации по НДФЛ доходы в сумме 59,853 миллионов рублей, заявил расходы в сопоставимой сумме 59,789 миллионов рублей и исчислил налог к уплате в бюджет в сумме 8 332 руб.

Согласно банковской выписке, с расчетного счета ИП Пановой М.В. (т.21 л.д.32-84) не производилось перечисление каких-либо денежных средств в оплату услуг ООО "ЛесСервис", ООО "ИнвестЛес", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес-2009" по привлечению персонала. Вместе с тем, ИП Панова М.В. перечисляла ООО "ИнвестЛес" финансовую помощь (например, 20.05.2010 - 650 000 руб.), 25.05.2010 на счет ИП Пановой М.В. от ООО "ИнвестЛес-2009" поступил возврат финансовой помощи в сумме 650 000 руб., который в этот же день перечислен на счет самого Попова Д.В. как оплата услуг по лесопереработке.

Поступавшие денежные средства перечислялись Пановой М.В. иным организациям с назначением платежей оплата за товары, оплата за услуги лесопереработки, перечислялись в гашение задолженности по кредитным договорам, поступавшие на счет Пановой М.Н. денежные средства за услуги по лесопереработке от ГУП ОИУ 8 ГУИН МЮ РФ по Красноярскому краю перечислялись на счет Попова Д.В. в тех же суммах (то есть без торговой наценки) в качестве оплаты услуг по лесопереработке (например, 10.12.2009 - 3 050 000 руб., 24.12.2009 - 2 400 000 руб. и 2 400 000 руб., 11.03.2010 - 3 000 000 руб., 3 000 000 руб. и 3 000 000 руб., 24.03.2010 3 000 000 руб. и 3 000 000 руб., 31.03.2010 - 2 100 000 руб., 02.04.2010 - 3 000 000 руб.).

Кроме того, в ряде случаев имело место перечисление денежных сумм, поступивших от Попова Д.В. на счет Пановой М.В. в оплату услуг лесопереработки иных организаций в тех же суммах и по той же стоимости, то есть без торговой наценки, в связи с чем, у предпринимателя Пановой М.В.. не могло возникать с учетом расходов и вычетов обязательств по уплате налогов с операций по реализации услуг Попову Д.В. (так, денежные средства в сумме 540 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 06.04.2010 перечислены в оплату за услуги ООО "Илимфинресурс", денежные средства в сумме 1076000 руб. в тот же день 28.04.2010 перечислены в оплату за услуги по лесопереработке на счета ООО "СтройИнвест" и ИП Чикунова А.В., денежные средства в сумме 578 000 руб. в тот же день 29.04.2010 перечислены на счет ООО "Эверест-2006" в оплату за услуги, денежные средства в сумме 625 000 руб. в тот же день 27.05.2010 перечислены на счет ООО "Эверест-2006" в оплату услуг по лесопереработке, денежные средства в сумме 1 020 000 руб. в тот же день 25.08.2010 перечислены на счет ООО "Эверест-2006" в оплату услуг по лесопереработке, денежные средства в сумме 1 100 000 руб., поступившие от Попова Д.В. в оплату услуг по переработке лесопродукции в тот же день 27.09.2010 и в той же сумме перечислены Пановой М.В. обратно на счет Попова Д.В. в оплату услуг по лесопереработке).

Фигурирующий в выписке с расчетного счета ИП Пановой М.В. предприниматель Чикунов А.В. в течение 2010 года снимал большую часть поступающих платежей со своего счета наличными денежными средствами, не получал денежных средств для выплаты заработной платы работникам, не оплачивал услуг иных лиц по лесопереработке и не нёс никаких иных расходов, обычно связанных с реальным осуществлением деятельности по лесопереработке. Единственным контрагентом, которому ИП Чикунов А.В. перечислял часть денежных средств с назначением платежа "оплата за пиломатериал", являлось ООО "Строй Инвест", причем указанная организация в сопоставимых суммах с тем же назначением платежа перечисляла денежные средства предпринимателю тому же Чикунову, то есть имело место замкнутое движение денежных средств между двумя лицами (т.22 л.д.30-35).

Допрошенный в качестве свидетеля Чикунов А.В. сообщил, что работает заправщиком в "ИлимРоско", зарегистрировался в качестве предпринимателя по просьбе Шумаковой А.В. (работницы банка ООО "Промсервис"), расчетный счет в банке не открывал, от кого и за какие услуги поступали денежные средства на счет он не знает, не оказывал никаких услуг предпринимателям Попову Д.В., Попову В.А., Пановой М.В., Поповой Л.В., Панову С.Н. (т.3 л.д.124-127).

Допрошенная в качестве свидетеля руководитель ООО "Эверест-2006" (т.3 л.д.128, 133, 135, 139, 140) сообщила, что своей техники и персонала для оказания услуг по лесопереработке ООО "Эверест-2006" не имелось, привлекался персонал и техника ООО "ИнвестЛес-2009" и ООО "ЛесСервис-2009" (то есть вновь привлекался персонал организаций, учредителем которых являлся заявитель, при этом указанные организации не имели своей техники и осуществляли деятельность на технике и механизмах ИП Попова Д.В.). Также указанное лицо на вопрос инспекции, знает ли свидетель Савотина Юрия Николаевича, пояснило, что покупала у него здание котельной и заключила договор на куплю-продажу котельной, расчеты за которую осуществлялись на карту указанного лица.

Согласно выписке из расчетного счета (т.13 л.д.46-142), практически все денежные средства, поступавшие ООО "Эверест-2006" в оплату товаров, работ, услуг перечислялись Савотину Юрию Николаевичу с одним назначением платежа - оплата по определению Усть-Илимского городского суда Иркутской области от 04.02.2010 по гражданскому делу N 2-324/2010 без НДС, общая сумма перечислений указанному лицу составила более 68 миллионов рублей. При таких обстоятельствах непонятно, за счет каких средств ООО "Эверест-2006" в принципе могло осуществлять реальную хозяйственную деятельность, если только указанные перечисления не были по сути способом нелегального обналичивания денежных средств.

С учетом ведения дел, по существу не направленного по существу на получение доходов, ИП Панова М.В. в декларации по НДФЛ за 2009 год исчислила налог к уплате в бюджет в сумме 957 руб., поскольку доходы превысили расходы при обороте свыше 15 миллионов рублей всего лишь на 5 364 руб. (т.12 л.д.148-151), в декларации по НДФЛ за 2010 год исчислила налог к уплате в бюджет от предпринимательской деятельности в сумме 30800 руб. (при денежном обороте по декларации порядка 92 миллионов рублей (т.12 л.д.152 - 160)), кроме того, в декларации за 2010 год отражен факт получения доходов от налоговых агентов - ООО "ИнвестЛес-2009" и ООО "ЛесСервис-2009", которые являются взаимозависимыми по отношению к друг другу, заявителю, а следовательно, в силу родства с заявителем - и к самой Пановой М.В.).

Согласно банковской выписке, с расчетного счета ИП Поповой Л.В. (т.10 л.д.31-73) не производилось перечисление каких-либо денежных средств в оплату услуг ООО "ЛесСервис", ООО "ИнвестЛес", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес-2009" по привлечению персонала.

Кроме того, перечисление денежных сумм, поступивших от Попова Д.В. на счет Поповой Л.В. в оплату услуг лесопереработки иных организаций осуществлялось в ряде случаев по той же стоимости, то есть без торговой наценки, в связи с чем, у предпринимателя Поповой Л.В. не могло возникать с учетом расходов и вычетов обязательств по уплате налогов с операций по реализации услуг Попову Д.В. (так, денежные средства в сумме 400 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 08.12.2009 перечислены в оплату за услуги по лесопереработке ООО "Илимфинресурс", денежные средства в сумме 358 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 08.12.2009 перечислены в оплату за услуги по лесопереработке ООО ТПК "Пожтехника", денежные средства в сумме 357 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 23.12.2009 перечислены в оплату за услуги по лесопереработке ООО ТПК "Пожтехника", денежные средства в сумме 300000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 25.12.2009 перечислены в оплату за услуги по лесопереработке ООО "Предприятие Баргузин-1", денежные средства в сумме 810 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 04.02.2010 перечислены в оплату за услуги по лесопереработке ООО "Профицентр", денежные средства в суммах 891 000 руб. и 1 815 600 от Попова Д.В. в тот же день 28.04.2010 перечислены в оплату за услуги по лесопереработке ООО "Эверест-2006", денежные средства в сумме 560 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 17.05.2010 перечислены в оплату за услуги по лесопереработке ООО "ПромТоргИнт", денежные средства в сумме 660 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 27.05.2010 перечислены в оплату за услуги по лесопереработке ООО "Эверест-2006", денежные средства в сумме 816 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 08.06.2010 перечислены в оплату за услуги по лесопереработке ООО "Эверест-2006", денежные средства в сумме 481 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 10.06.2010 перечислены в оплату за услуги по лесопереработке ООО "ПромТоргИнт", денежные средства в сумме 1 070 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 07.07.2010 перечислены в оплату за услуги по лесопереработке ООО "ПромТоргИнт", денежные средства в сумме 2 296 000 руб. от Попова Д.В. в тот же день 28.07.2010 перечислены в оплату за услуги по лесопереработке ООО "Эверест-2006").

Фигурирующая в выписке с расчетного счета ИП Поповой Л.В. организация ООО "ПромТоргИнт" имеет среднесписочную численность работников 1 человек, не имеет зарегистрированного в установленном порядке имущества и транспортных средств, документы по требованиям налоговых органов не представляет, лесоперерабатывающую деятельность по юридическому адресу - г.Иркутск, ул.Декабрьских Событий, 55 - не осуществляет (т.22 л.д.39-40).

С учетом такого ведения дел, не направленного по существу на получение доходов, ИП Попова Л.В. в декларации по НДФЛ за 2009 год при получении выручки от реализации товаров (работ, услуг) на сумму порядка 9,1 миллионов рублей заявила расходы в сумме 8,9 миллионов рулей и исчислила налог к уплате в бюджет в сумме 30649 руб. (из которого только 3 710 руб. является налогом, исчисленным с дохода от предпринимательской деятельности, а остальной доход получен от налоговых агентов - ООО "Риф", ООО "ИлимСибЛес" - т.10 л.д.109, 110), по 2010 году предприниматель Попова Л.В. заявила доходы в сумме 26,7 миллионов рублей и расходы в большей сумме - 26,7 миллионов рублей, соответственно получила финансовый результат в виде убытка от предпринимательской деятельности и не уплачивала налог на доходы физических лиц (а соответственно, и ЕСН) в бюджет (т.10 л.д.114-116).

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции не мог сделать вывод об отсутствии наценки у взаимозависимых с предпринимателем лиц, так как отсутствуют акты сверки и первичные документы, отклоняются, поскольку судом первой инстанции были проанализированы денежные расчеты спорных контрагентов в целом, то есть как с предпринимателем, так и с иными лицами, которыми были перечислены денежные средства, поступившие от предпринимателя.

Доводы апелляционной жалобы о том, что перечисление денежных средств в том же объеме на счета контрагентов свидетельствует только о наличии задолженности перед ними в большей сумме, чем выручка, отклоняются, поскольку, как уже указано, анализировались расчеты в целом, и из этого анализа следует отсутствие в действиях взаимозависимых с предпринимателем лиц разумного экономического интереса и деловой цели.

Указанные обстоятельства указывают на создание схемы по получению необоснованной налоговой выгоды с использованием, в том числе, взаимозависимых организаций и индивидуальных предпринимателей. Судом первой инстанции было проверено, имела ли место такая необоснованная выгода. Как правильно указывает суд первой инстанции, налоговый орган представил в судебном заседании 12.12.2012 расчет налоговой нагрузки, основанный на имеющихся в материалах дела данных налоговой отчетности.

В соответствии с этим расчетом все взаимозависимые с заявителем лица ООО "ЛесСервис", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес", ООО "ИнвестЛес-2009", ИП Панова М.В., ИП Панов С.Н., ИП Попова Л.В., ИП Попов В.А. за 2009-2010 годы исчислили и уплатили вместе с предпринимателем Поповым Д.В. налоги с доходов от реализации товаров (работ, услуг) в несоизмеримо меньшей сумме, чем один только Попов Д.В. заявил к возмещению из бюджета налога на добавленную стоимость (за вычетом уже отказанного по результатам камеральных проверок НДС), а именно:

за 2009 год всеми указанными лицами с операций по реализации товаров, работ, услуг исчислены НДС, ЕСН, НДФЛ и единый налог по упрощенной системе налогообложения в сумме порядка 200 тысяч рублей, в то время как Попов Д.В. заявил к возмещению из бюджета НДС в сумме 30 миллионов рублей;

за 2009 год всеми указанными лицами с операций по реализации товаров, работ, услуг исчислены НДС, НДФЛ и единый налог по упрощенной системе налогообложения в сумме порядка 700 тысяч рублей, в то время как Попов Д.В. заявил к возмещению из бюджета НДС в сумме 23 миллионов рублей.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что ни на одной из стадий отношений ИП Попова Д.В. и взаимозависимых с ним лиц ни у одного лица не возникло никаких сопоставимых налоговых обязательств. Сумма заявленного Поповым Д.В. к возмещению из бюджета налога на добавленную стоимость многократно (в 30-150 раз) превышает сумму уплаченных всеми рассматриваемыми лицами налогов, исчисляемых в рассматриваемом периоде с операций по реализации товаров (работ, услуг).

Согласно данным, представленным в налоговую инспекцию регистрирующими органами, ИП Попов Д.В. имел в рассматриваемом периоде на праве собственности 29 единиц транспортных средств и механизмов, соответствующие площади, предназначенные для приема лесопродукции и ее переработки, земельный участок, расположенный по адресу: Иркутская область, г.Усть-Илимск, Промплощадка УИ ЛПК, на котором размещена производственная база. Она включает в себя тупик, куда непосредственно поступают хлысты для последующей переработки, где производится: разгрузка хлыстов с машин, укладка хлыстов в штабеля, подача хлыстов на разделочный "стол" (для разделки хлыстов пиловочника), сортировка по сортам и т.д.; кроме того, на тупике осуществляется погрузка пиломатериала в железнодорожные вагоны, контейнеры; гараж - теплый бокс на 50 автомашин; базу консервации, где осуществляется сезонный ремонт и хранение лесозаготовительной техники; лесопильный завод (цех): котельная местного уровня, отапливаемая отходами лесопиления (опилками), лесопильный цех, включающий в себя оборудование, необходимое для производства пиломатериала (линия по производству строганного пиломатериала, в том числе его упаковку, транспортерные ленты, окорочный станок, 6 сушильных камер, погрузчики, станок для пакетирования); цех по подготовке режущего инструмента, включающий в себя 7 станков (заточка и др.); электронное оборудование, осуществляющее контроль за процессом сушки пиломатериала в сушильных камерах; бытовые помещения для персонала, то есть все необходимое для производства пиломатериала.

Довод ИП Попова Д.В. о том, что принадлежащего ему оборудования, площадей земельных участков и сушильных камер недостаточно для отгрузки на экспорт лесопродукции в том объеме, который фактически реализован и отражен в его налоговой отчетности, судом первой инстанции правильно отклонен как не обоснованный. Также, заявитель в ходе рассмотрения дела неоднократно утверждал, что регистрация, например, в органах технического надзора погрузчиков, необязательна, если они используются на территории базы предпринимателя. То есть тем самым заявитель подтвердил, что мог фактически использовать машины и механизмы без их регистрации и учета. Более того, ИП Попов Д.В. согласно данным книги учета доходов и расходов (том дела 6) оказывал значительные объемы услуг по лесопереработке ИП Панову Г.Н., Пановой М.В., что явно свидетельствует о необоснованности довода заявителя о невозможности самостоятельного осуществления услуг по лесопереработке для собственных нужд в необходимых объемах (если бы необходимых условий не было для лесопереработки собственной лесопродукции, то в таком случае заявитель не оказывал бы еще такие же услуги другим лицам).

Оценивая указанные обстоятельства, суд первой инстанции правильно руководствовался следующим.

Действующее налоговое законодательство не содержит и не раскрывает понятие необоснованной налоговой выгоды. Данное понятие и его критерии определены Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее по тексту - Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53).

В соответствии с пунктом 1 Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Если при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом будут представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды, эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (пункт 2 Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53).

В соответствии с пунктами 3 и 4 Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

О необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; совершение операций с товаром, который не производится или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета (пункт 5 Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53).

Установление судом наличия разумных экономических и иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерении получить экономический эффект в результате предпринимательской и иной экономической деятельности.

Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому, если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, явилось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Апелляционный суд поддерживает выводы суда первой инстанции о том, что установленные обстоятельства в совокупности и взаимной связи свидетельствуют о том, что рассматриваемые в настоящем деле расходные документы заявителя по взаимоотношениям с ООО "ЛесСервис", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес", ООО "ИнвестЛес-2009", ИП Пановой М.В., ИП Пановым С.Н., ИП Поповой Л.В., ИП Поповым В.А. являются недостоверными, составлены взаимозависимыми лицами в целях незаконной оптимизации налоговых обязательств ИП Попова Д.В. и не могут быть приняты судом в качестве доказательств права на вычеты по налогу на добавленную стоимость, профессиональных вычетов по налогу на доходы физических лиц и расходов по единому социальному налогу. Данные документы составлены не в соответствии с действительным экономическим смыслом, в связи с чем, налоговый орган правомерно не принял данные расходы (вычеты) при определении налоговых обязательств заявителя, в связи с чем, по рассматриваемому эпизоду налог на доходы физических лиц и единый социальный налога за 2009-2010 годы доначислен правомерно, а также законно налоговый орган произвел уменьшение налога на добавленную стоимость, заявленного к возмещению из бюджета, за 1, 2, 3 и 4 кварталы 2009 года, 1 квартал 2010 года.

Доводы апелляционной жалобы о необоснованности выводов суда первой инстанции о создании схемы документооборота, поскольку предприниматель оказывал услуги сторонним организациям, в частности ГУП ОИУ 8 ГУИН МЮ РФ по Красноярскому краю, отклоняются, так как наличие действительной части хозяйственной деятельности не исключает того, что остальная часть хозяйственной деятельности направлена на получение необоснованной налоговой выгоды, в том числе путем создания фиктивного документооборота в отсутствие реальных хозяйственных операций для прикрытия собственной деятельности.

Доводы заявителя о необходимости учета всех фактических затрат, понесенных ООО "ЛесСервис", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес", ООО "ИнвестЛес-2009", ИП Пановой М.В., ИП Пановым С.Н., ИП Поповой Л.В., ИП Поповым В.А. судом первой инстанции правильно отклонены, поскольку заявителем, в том числе по предложению суда первой инстанции, в материалы дела не представлено относимых и допустимых доказательств соответствующих сумм расходов (вычетов), при этом одни только выписки из расчетного счета не позволяют принимать такие расходы к учету для целей налогообложения в отсутствие надлежащим образом оформленных первичных документов. Объяснения Попова В.А., ка которые ссылается заявитель, не заменяют первичных документов и не являются надлежащими доказательствами суммы понесенных расходов. Более того, из оспариваемого решения следует, что налоговый орган по собственной инициативе дополнительно учел заявителю расходы по НДФЛ и единому социальному налогу в виде сумм начисленной заработной платы по всем работникам ООО "ЛесСервис", ООО "ЛесСервис-2009", ООО "ИнвестЛес", ООО "ИнвестЛес-2009", в том числе за 2009 год - 14 140 555 руб., за 2010 год в сумме 14 159 355 руб., а также стоимость услуг лесопереработки привлеченных взаимозависимыми лицами сторонних организаций и предпринимателей, подтвердивших взаимоотношения и оказание соответствующих услуг, в том числе за 2009 год в сумме 11 677 974 руб., за 2010 год в сумме 6 726 518 руб.

Суд первой инстанции правильно указал, что, утверждая, что стоимость услуг учтена не по всем сторонним организациям, заявитель без уважительных причин не представил суду никаких первичных документов, подтверждающих сумму спорных расходов, а также не учитывает, что ИП Панова М.В., ИП Панов С.Н., ИП Попова Л.В., ИП Попов В.А. также осуществляли предпринимательскую деятельность по реализации товаров (работ, услуг) иным лицам, в связи с чем, все расходы по расчетным счетам указанных предпринимателей не могут быть автоматически отнесены на расходы ИП Попова Д.В.

Также судом первой инстанции правильно не приняты доводы предпринимателя о необходимости учета расходов Попова В.А. и Поповой Л.В., понесенных в связи с содержанием имущества, необходимого для осуществления услуг заявителю по раскряжевке хлыстов, сортировке пиловочника, лесопилению, сушке, упаковке, перевозке к вагонам, полученного в безвозмездное пользование от Попова Д.В., поскольку заявителем ни в ходе налоговой проверки, ни в ходе разбирательства по делу соответствующие первичные документы не представлены. При этом расходы по содержанию имущества, полученного по безвозмездной сделке, нельзя признать расходами, связанными с предпринимательской деятельностью.

Также судом первой инстанции правильно не приняты доводы об исключении из доходов заявителя учтенные в налоговой отчетности доходы от реализации товаров (работ, услуг) ИП Поповым Д.В. в адрес предпринимателей Панова С.Н., Попова В.А., Поповой Л.В., Пановой М.В., поскольку заявитель не доказал, что данные доходы получены им без надлежащих правовых оснований. При этом исключение этих доходов из налоговой базы ИП Попова Д.В. привело бы к необходимости исключения соответствующих сумм из расходов указанных предпринимателей, имеющих отношения родства (свойства) с заявителем, и доначислению этим лицам сопоставимых сумм налога на добавленную стоимость, налога на доходы физических лиц и единого социального налога.

Судом первой инстанции проверено наличие оснований для применения правовой позиции, сформированной Президиумом Высшего арбитражного суда РФ в Постановлении от 03.07.2012 N 2341/12. Апелляционный суд, отклоняя соответствующие доводы апелляционной жалобы, полагает, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что оснований для применения указанной правовой позиции не имеется, поскольку данная правовая позиция рассчитана на ситуацию, когда налоговый орган производит доначисления по налогу на прибыль, исходя только из недобросовестности спорных контрагентов и непроявления проверяемым налогоплательщиком должной осмотрительности, а в рассматриваемом же случае установлено создание взаимозависимыми с заявителем лицами согласованной схемы документооборота, единственной целью которой является получение налоговой выгоды (то есть, осуществлена цепь сделок между взаимозависимыми лицами, создание которых и привлечение не имело самостоятельного экономического смысла, а точнее смыслом привлечения которых было завышение расходов и вычетов заявителя). При этом судом первой инстанции правильно учтено, что налоговый орган надлежащим образом определил действительную налоговую обязанность по уплате соответствующих налогов, приняв в состав расходов заявителя затраты взаимозависимых организаций по выплате заработной платы, иные реальные расходы.

Доводы апелляционной жалобы о том, что налоговый орган должен был определить налоговые обязательства предпринимателя расчетным путем, отклоняются, поскольку, по мнению апелляционного суда, налоговым органом было собрано достаточное количество сведений о предпринимателе и его налоговые обязательства определены достоверно, а предприниматель, приводя указанные доводы, при этом не указывает конкретно в какой части его обязательства определены недостоверно, по каким налогам, в каких налоговых периодах, в связи с какими конкретными хозяйственными операциями, не производит соответствующих расчетов сумм налогов, пени, штрафов.

Кроме того, указывая на применимость правовой позиции, сформированной Президиумом Высшего арбитражного суда РФ в Постановлении от 03.07.2012 N 2341/12, предприниматель не учитывает, что рыночность цен с соответствующими расчетами должен доказать налогоплательщик, а не налоговый орган, чего предпринимателем не сделано.

Таким образом, апелляционный суд поддерживает выводы суда первой инстанции о том, что все начисления налогов за 2009-2010 годы преследовали законную цель обеспечения уплаты налогов и составляли пропорциональную меру, преследующую эту цель. Ставки налогов не были чрезмерны, и с учетом тяжести действий предпринимателя материалы дела не позволяют заключить, что ставки штрафов или пеней могут рассматриваться как возлагающие индивидуальное и несоразмерное бремя на заявителя сами по себе (Постановление Европейского Суда от 31 января 2006 г. по делу "Дюкмеджян против Франции" (Dukmedjian v. France), жалоба N 60495/00, § 55 - 59, Постановление Европейского Суда от 20 сентября 2011 г. по делу "ОАО "Нефтяная компания "Юкос" против Российской Федерации, жалоба N 14902/04, § 606).

По эпизоду в отношении вычетов по НДС за 1 квартал 2009 года в сумме 378 548 руб. и расходов (вычетов) по НДФЛ и единому социальному налогу за 2009 год в сумме 621 119 руб. и по НДФЛ за 2010 год в сумме 637 286 руб. по взаимоотношениям ИП Попова Д.В. с ИП Задирякиным А.В. апелляционный суд приходит к следующему.

Рассматривая дело в данной части, суд первой инстанции правильно исходил из следующих положений.

Согласно ст.ст.221, 236, 237 Налогового кодекса РФ плательщик налога на доходы физических лиц и единого социального налога, исчисляющий налог с собственных доходов, уменьшает налоговую базу на сумму фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

При этом состав указанных расходов, принимаемых к вычету (включаемых в расходы), определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой 25 Налогового кодекса РФ "Налог на прибыль организаций".

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 253 Кодекса суммы начисленной амортизации относятся к расходам, связанным с производством и реализацией товаров (работ, услуг), и учитываются при исчислении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.

В соответствии с пунктом 1 статьи 256 Кодекса амортизируемым имуществом в целях главы 25 Кодекса признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено настоящей главой), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом в 2008 году признавалось имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 20 000 рублей.

В пункте 1 статьи 258 Кодекса установлено, что амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования. Сроком полезного использования признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика. Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями настоящей статьи и с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации. В соответствии с пунктом 4 статьи 258 Кодекса классификация основных средств, включаемых в амортизационные группы, утверждается Правительством Российской Федерации. В силу пункта 5 названной статьи Кодекса для тех видов основных средств, которые не указаны в амортизационных группах, срок полезного использования устанавливается налогоплательщиком в соответствии с техническими условиями или рекомендациями организаций-изготовителей (в редакции, действовавшей до 01.01.2009).

Согласно п.2 ст.54 Налогового кодекса РФ индивидуальные предприниматели исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных учета доходов и расходов и хозяйственных операций в порядке, определяемом Министерством финансов Российской Федерации.

Такой порядок установлен Приказом от 13.08.2002 Министерства финансов РФ N 86н и Министерства РФ по налогам и сборам N БГ-3-04/430 (далее - Порядок).

Согласно п.24 Порядка, к основным средствам относится часть имущества, используемого в качестве средств труда для изготовления и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг).

Первоначальная стоимость амортизируемого основного средства, приобретенного для осуществления предпринимательской деятельности по операциям, облагаемым НДС, определяется как сумма расходов на его приобретение, сооружение, изготовление, доставку и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования, за исключением суммы НДС и сумм налогов, учитываемых в составе расходов в соответствии с Налоговым кодексом РФ.

Пунктом 26 Порядка установлено, что единицей учета основных средств является объект со всеми приспособлениями и принадлежностями или отдельный конструктивно -обособленный предмет, предназначенный для выполнения определенных самостоятельных функций, или же обособленный комплекс конструктивно - сочлененных предметов, представляющих собой единое целое, и предназначенный для выполнения определенной работы.

Постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 21.01.2003 N 7 утверждены Указания по применению и заполнению форм первичной учетной документации по учету основных средств, а также унифицированная форма N ОС-1 "Акт о приеме-передаче объекта основных средств (кроме зданий, сооружений)".

Согласно данным документам, форма N ОС-1 применяется, в частности, для оформления и учета операций приема, приема-передачи объектов основных средств для включения объектов в состав основных средств и учета их ввода в эксплуатацию (для объектов, не требующих монтажа, - в момент приобретения, для объектов, требующих монтажа, - после приема их из монтажа и сдачи в эксплуатацию), поступивших:

по договорам купли-продажи, мены имущества, дарения, финансовой аренды (если объект основных средств находится на балансе лизингополучателя) и др.;

путем приобретения за плату денежными средствами, изготовления для собственных нужд и ввода в эксплуатацию законченных строительством зданий (сооружений, встроенных и пристроенных помещений) в установленном порядке.

Согласно положениям ст.ст.169, 171, 172, 176 Налогового кодекса РФ к вычету и возмещению может быть заявлен налог на добавленную стоимость, предъявленный покупателю при приобретении основных средств, используемых в деятельности, облагаемой налогом на добавленную стоимость (реализация товаров, работ, услуг). Вычеты применяются на основании зарегистрированных в книгах покупок счетов-фактур и документов, подтверждающих принятие имущества к учету.

Как правильно указывает суд первой инстанции и следует из материалов дела, заявитель отнес в состав расходов по налогу на доходы физических лиц и единому социальному налогу за 2009 год и по налогу на доходы физических лиц за 2010 год сумму начисленной амортизации в отношении оборудования, приобретенного у ИП Задирякина А.В. по счету-фактуре и товарной накладной от 16.07.2008 N 7, а именно: станка для заточки ножей ТЧН6-5, станка универсального для заточки пил ТЧПА-7, вальцовочного станка ПВ 28, погрузчика дизельного ДВ 1798.42.349Т, рубительной машины МРН-40. Также по указанному оборудованию заявитель применил вычеты по НДС за 1 квартал 2009 года (в доле операций, облагаемых налогом по ставке 0 процентов).

В подтверждение принятия основных средств к учету заявитель представил акты по форме N ОС-1 (т.22 л.д.97-11), согласно которым спорное оборудование принято к учету 01.08.2008 года, однако данные акты не подписаны продавцом - Задирякиным А.В., то есть эти документы составлены с нарушением требований к их оформлению. При этом согласно товарной накладной N 7 спорное имущество получено не 01.08.2008, а 16.07.2008 (т.5 л.д.421).

Доводы апелляционной жалобы о том, что отсутствие подписи Задирякина А.В. в форме ОС-1 не имеет значения, так как передача товара производится по товарной накладной, отклоняются, поскольку товарная накладная и форма ОС-1 имеют разное назначение, и предусмотрено составление обоих документов. Кроме того, отсутствие подписи Задирякина в акте формы ОС-1 не является единственным основанием для выводов суда первой инстанции, данное обстоятельство было учтено в совокупности с иными установленными обстоятельствами.

Кроме того, в ходе выездной проверки заявитель представил расчеты начисленной амортизации, согласно которым амортизация начислялась с августа 2008 года на основании счета-фактуры от 10.07.2008 N 7 (т.5 л.д.45-48), в то время как номенклатура товаров по указанной счету-фактуре и товарной накладной от 10.07.2008 N 7 отличается от номенклатуры по счету-фактуре и товарной накладной от 16.07.2008 (т.5 л.д.415-417, 420-421). Также и в ходе проверки за 2007-2008 годы заявитель представлял расчет начисленной амортизации за 2008 год по станкам и погрузчику, приобретенным у ИП Задирякина А.В. по счету-фактуре от 10.07.2008 N 7 (т.19 л.д.81-82), причем наименования станков, приобретенных у Задирякина, по которым амортизация начислялась с августа по декабрь 2008 года отличаются от наименований станков, при обретенных у Задирякина, по которым начислялась амортизация в 2009-2010 годах (т.5 л.д.44-49).

В том случае, если в товарную накладную от 10.07.2008 N 7 необходимо было внести изменения, то эти изменения должны быть оформлены не путем составления новой товарной накладной от 16.07.2008 N 7.

Согласно пункту 12 Порядка учета доходов и расходов и хозяйственных операций (корреспондирующему с аналогичными положениями Федерального закона "О бухгалтерском учете") внесение исправлений в кассовые и банковские документы не допускается. В остальные первичные учетные документы исправления могут вноситься лишь по согласованию с лицами, составившими и подписавшими эти документы, что должно быть подтверждено подписями тех же лиц с указанием даты внесения исправлений.

Таким образом, суд первой инстанции правильно указал, что нельзя признать обоснованными доводы заявителя, что путем составления новой товарной накладной от 16.07.2008 предприниматели Задирякин А.В. и Попов Д.В. внесли исправления в товарную накладную от 10.07.2008.

В ходе предыдущей выездной налоговой проверки за 2007-2008 годы 14 октября 2009 года составлялась подписанная ИП Поповым Д.В. инвентаризационная опись, в которой отмечено, что "к началу проведения инвентаризации все расходные и приходные документы на основные средства сданы в бухгалтерию, отражены в регистрах бухгалтерского учета и все основные средства, поступившие в мою (нашу) ответственность, оприходованы, а выбывшие списаны в расход". Также в данной описи подписью ИП Попова Д.В. удостоверено, что все основные средства, поименованные в описи с N 1 по N 24, комиссией проверены в натуре в присутствии предпринимателя и внесены в опись, в связи с чем, претензий к инвентаризационной комиссии не имеется (т.2 л.д.206-210).

Судом первой инстанции правильно установлено, что согласно данной описи, у заявителя не имелось в 2009 году на учете введенных в эксплуатацию и используемых в предпринимательской деятельности приобретенных у ИП Задирякина А.В. по счету-фактуре и товарной накладной от 16.07.2008 N 7: станка для заточки ножей ТЧН6-5 стоимостью 280 350 руб. (в т.ч. НДС в сумме 42 765 руб. 25 коп.); станка универсального для заточки пил ТЧПА-7 стоимостью 773 035 руб. (в т.ч. НДС в сумме 117 920 руб.); вальцовочного станка ПВ 28 стоимостью 222 000 руб. (в т.ч. НДС в сумме 33 864 руб. 41 коп.); рубительной машины МРН-40 стоимостью 1 340 000 руб. (в т.ч. НДС в сумме 204 406 руб. 78 коп.). Также в указанном акте отражено, что в ходе инвентаризации не обнаружен и не предъявлен на обозрение числящийся на учете один погрузчик дизельный ДВ 1798.42.349Т - обнаружено только два аналогичных погрузчика, приобретенных у ООО "Кар-Сервис" и ООО "Балканар-Сервис", по которым спор в настоящем деле отсутствует (т.2 л.д.202-205).

Ссылки в апелляционной жалобе на то, что предприниматель неоднократно указывал, что соответствующее имущество у него имелось и имеет в описи номера 25, 6, 7, 5, 28 (т.2 л.д.202-205), отклоняются, поскольку в данной описи наименования соответствующего имущества или не совпадают с наименованием товара в счет-фактуре, или совпадают частично, но не имеется иных идентифицирующих признаков для вывода о том, что это именно то имущество.

Согласно ответу Службы Гостехнадхора Иркутской области по г.Усть-Илимску и Усть-Илимскому району, в 2009-2010 годах Попов Д.В. имел только 2 зарегистрированных погрузчика ДВ 1798.42.349Т, заводские номера и номера двигателей которых совпадают с номерами погрузчиков, приобретенных у ООО "Кар-Сервис" и ООО "Балканар-Сервис" (т.3 л.д.58, 59, 63, т.2 л.д.202-205).

Таким образом, заявитель в ходе выездной проверки за 2007-2008 годы не представил налоговому органу на инвентаризацию приобретенное у Задирякина А.В. имущество, по которому в 2009-2010 годах начислял амортизацию.

Объясняя отсутствие на момент проверки за 2007-2008 годы приобретенного у ИП Задирякина А.В. погрузчика ИП Попов Д.В. в 2009 году указывал, что продал погрузчик иному лицу - предпринимателю Харченко П.П. (т.19 л.д.83). В ходе разбирательства по настоящему делу заявитель не представил доказательств продажи погрузчика, утверждая, что фактически он находится на хранении у другого лица, однако доказательств этого также не представил.

Такое поведение заявителя, в зависимости от периода проверки и ситуации меняющего свое показания, суд первой инстанции правильно признал недобросовестным и учел это в совокупности с иными доказательствами, свидетельствующими о нереальности спорных хозяйственных операций.

Как правильно указано судом первой инстанции, в ходе выездной проверки за 2009-2010 годы заявитель не представил доказательств фактического наличия у него спорного имущества, ввода его в эксплуатацию и использования в предпринимательской деятельности, эти доказательства в относимой и допустимой форме не представлены и в ходе рассмотрения настоящего дела. В частности, заявитель не представил технические паспорта на указанные станки, паспорт самоходной машины в отношении погрузчика дизельного ДВ 1798.42.349Т и доказательства постановки погрузчика на учет в органах технического надзора. Вместе с тем, из имеющихся в материалах дела паспортов на погрузчики дизельные ДВ 1798.42.349Т, приобретенные заявителем у ООО "Кар-Сервис" и ООО "Балканар-Сервис" (т.2 л.д.202-205) следует, что данные самоходные машины имеют мощность двигателя 54-57 кВт (73-77,5 л.с.), максимальную конструктивную скорость 20-22 км/ч.

Согласно п.1, 2 Постановления Правительства РФ от 12.08.1994 N 938 на территории России подлежат регистрации принадлежащие юридическим и физическим лицам регистрации автомототранспортные средства, тракторы, самоходные дорожно-строительные и иные машины с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания более 50 куб. см или максимальной мощностью электродвигателя более 4 кВт, а также прицепов к ним (далее именуются - транспортные средства), принадлежащих юридическим и физическим лицам.

Органы государственного надзора за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники в Российской Федерации (далее именуются - органы гостехнадзора) осуществляют регистрацию - тракторов, самоходных дорожно-строительных и иных машин и прицепов к ним, включая автомототранспортные средства, имеющие максимальную конструктивную скорость 50 км/час и менее, а также не предназначенных для движения по автомобильным дорогам общего пользования.

Согласно п.3 указанного Постановления собственники транспортных средств либо лица, от имени собственников владеющие, пользующиеся или распоряжающиеся на законных основаниях транспортными средствами, обязаны в установленном порядке зарегистрировать их или изменить регистрационные данные в Государственной инспекции, или военных автомобильных инспекциях (автомобильных службах), или органах гостехнадзора в течение срока действия регистрационного знака "Транзит" или в течение 10 суток после приобретения, выпуска в соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза и законодательством Российской Федерации о таможенном деле, снятия с учета транспортных средств, замены номерных агрегатов или возникновения иных обстоятельств, потребовавших изменения регистрационных данных.

Юридические и физические лица, за которыми зарегистрированы транспортные средства, обязаны снять транспортные средства с учета в подразделениях Государственной инспекции, или военных автомобильных инспекциях (автомобильных службах), или органах гостехнадзора, в которых они зарегистрированы, в случае изменения места регистрации, утилизации (списания) транспортных средств либо при прекращении права собственности на транспортные средства в предусмотренном законодательством Российской Федерации порядке.

Постановлением Правительства РФ от 15.05.1995 N 460 с 1 сентября 1995 года введены паспорта на тракторы, прицепы и полуприцепы, самоходные дорожно-строительные и иные машины (далее именуются - самоходные машины и другие виды техники) и установлено, что наличие указанных паспортов является обязательным условием для регистрации этих машин и допуска их к эксплуатации.

Указанные паспорта выдаются при предъявлении техники к регистрации предприятиями-изготовителями (в отношении техники, произведенной после 01.09.1995), таможенными органами Российской Федерации (в отношении техники, ввозимый на территорию Российской Федерации с 01.09.2001), органами гостехнадзора (в отношении техники, выпущенный предприятиями-изготовителями до 01.09.1995, а также техники ввозимой на территорию Российской Федерации до 01.09.2001).

Из указанных норм права суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что ИП Попов Д.В. не мог ввести в эксплуатацию и использовать в предпринимательской деятельности на законных основаниях погрузчик, якобы приобретенный у ИП Задирякина А.В., без его регистрации в органах гостехнадзора. Не имея возможности на законных основаниях использовать погрузчик в предпринимательской деятельности, заявитель не мог начислять амортизацию в отношении данного имущества. Заявитель не представил доказательств реального наличия указанного погрузчика в гражданском обороте, не представил паспорт на спорный погрузчик, не поставил погрузчик на учет в органах гостехнадзора, в связи с этим не уплачивал в отношении данного погрузчика транспортный налог в соответствии со ставками, установленными для этой техники ст.1 Закона Иркутской области от 04.07.2007 N 53-оз "О транспортном налоге", а следовательно, не вправе претендовать на получение налоговой выгоды в виде отнесения на затраты начисленной амортизации по спорному погрузчику.

Также суд первой инстанции правильно принял во внимание показания Задирякина А.В., зафиксированные в протоколе судебного заседания от 02.03.2012 мирового судьи судебного участка N 101 по г.Усть-Илимску и Усть-Илимскому району Иркутской области и протоколе судебного заседания от 19.01.2011 Усть-Илимского городского суда Иркутской области, согласно которым у Задирякина А.В. не имелось никаких документов на оборудование, проданное ИП Попову Д.В.; в каком году и у кого оно было куплено и как перевезено, Задирякин А.В. не вспомнил (т.3 л.д.98, 71-72).

Судом первой инстанции правильно не принят в качестве относимого и допустимого доказательства представленный заявителем в материалы дела протокол осмотра места происшествия от 17.05.2010 (т.22 л.д.54-57), на который предприниматель ссылается и в апелляционной жалобе, поскольку в данном протоколе не зафиксировано нахождение в производственном цехе предпринимателя Попова Д.В. указанных в счете-фактуре и товарной накладной ИП Задирякина А.В.от 16.07.2008 N 7: станка для заточки ножей ТЧН6-5 (указан только станок ТЧН6 N 179-90); станка универсального для заточки пил ТЧПА-7 (указан только станок для заточки рамных пил ТЧН-7 N 5573 и без марки и номера - станок для заточки ленточных пил российского производства); вальцовочного станка ПВ 28 (указан только станок для вальцовочных пил N 45); рубительной машины МРН-40 (указаны только рубительная машина МР-20 и рубительная машина МР-40, причем последняя в производство на запущена, а соответственно отсутствуют доказательства её ввода в эксплуатацию и использования в предпринимательской деятельности в 2009-2010 годах). Таким образом, наименования станков, их марки не совпадают с теми названиями и марками станков, которые якобы приобретались заявителем у ИП Задирякина А.В. без какой-либо технической документации, в связи с чем, невозможно сверить заводские номера имеющихся в наличии станков с номерами станков, приобретенных у Задирякина А.В.

Согласно объяснениям Попова Д.В. в ходе рассмотрения материалов проверки 11.05.2012 (т.22 л.д.168), вышеуказанная рубительная машина МР-40 в производство запущена не была, ввиду того, что она находилась в процессе монтажа. Между тем, согласно п.41 Порядка учета доходов и расходов начисление амортизации по объекту амортизируемого имущества начинается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в использование. Соответственно, до завершения монтажа заявитель в 2009-2010 годах в любом случае не имел никаких основания для начисления амортизации.

На основании изложенного, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что заявитель не доказал наличие у него и ввод в эксплуатацию (а следовательно, и использование в предпринимательской деятельности) станков и погрузчика, указанных в счете-фактуре и товарной накладной ИП Задирякина А.В. от 16.07.2008 N 7. Следовательно, не правомерно отнесение в состав вычетов по НДС за 1 квартал 2009 года (в доле экспорта) по рассматриваемой хозяйственной операции в сумме 378 548 руб. ввиду недостоверности документов, представленных на выездную проверку. При этом судом первой инстанции правильно учтено, что заявитель в 1 квартале 2009 года заявил в доле, приходящейся на экспортные операции, возмещение НДС по счету-фактуре от 10.07.2008 N 7, зарегистрированной в книге покупок за 3 квартал 2008 года (т.23 л.д.7-8), не вносил по состоянию на дату рассмотрения настоящего дела никаких изменений в регистры налогового учета (включая книги покупок), не представлял корректирующие декларации за 1 квартал 2009 года, а следовательно, в любом случае незаконно получил возмещение НДС за 1 квартал 2009 года по экспортным операциям на основании недостоверной счета-фактуры ИП Задирякина А.В. от 10.07.2008 N 7 в отношении оборудования, которое 10.07.2008 года от Задирякина фактически по товарной накладной от 10.07.2008 N 7 не получил. В настоящее время 3-летний срок предъявления к возмещению НДС по счету-фактуре от 16.07.2008 N 7 истек.

Имевшая место в декабре 2010 года-январе 2011 года переписка между заявителем и налоговым органом по поводу замены счета-фактуры от 10.07.2008 N 7 на счет-фактуру от 16.07.2008 N 7 имело место в связи с рассмотрением в отношении Попова Д.В. уголовного дела (т.3 л.д.69-109), при этом налоговый орган в отсутствие уточненной декларации не мог провести новую камеральную проверку, а заявитель по спорному эпизоду никаких уточненных деклараций по НДС в налоговый орган не представлял. При этом участник рассматриваемой сделки Задирякин А.В. в рамках расследования уголовного дела допрашивался еще в ноябре 2010 года, то есть до обращения 13.12.2010 ИП Попова Д.В. в налоговый орган с целью "заменить" счет-фактуру по уже оконченной камеральной проверке (т.3 л.д.110-113).

Таким образом, заявитель в 1 квартале 2009 года применил вычеты по НДС на сумму 378 548 руб. по счету-фактуре ИП Задирякина А.В. от 10.07.2008 N 7 (а не от 16.07.2008), согласно которой заявителем приобретались: станок для боковой заточки зуба дисковых пил DTEB-99, станок автомат для заточки дисковых пил BKOE-99, станок для напайки твердых пластин DUK-99, погрузчик дизельный ДВ 1798.42.349Е две Kubota (Япония), укомплектованный катализатором, рубительная машина MPH-40. При этом, согласно учетным данным, по состоянию на 2009 год на ИП Попова Д.В. зарегистрировано 2 автопогрузчика Балкан АР ДВ 1798.42.349.т (заводские номера 2806188D2 и 2706336D2), дата регистрации - 24.12.2008. Иные автопогрузчики на ИП Попова Д.В. не зарегистрированы. Кроме того, согласно паспортам самоходной техники, указанные погрузчики приобретены в 2007 и 2008 годах у иных лиц - ООО "Балканар-Сервис" и ООО "Кар-Сервис" г.Екатеринбурга.

Кроме того, согласно договорам купли-продажи от 21.08.2008 N ДКП-28/01-08, от 06.10.2008 N ДКП-06/10-08 станок для боковой заточки зуба дисковых пил DTEB-99 и станок автомат для заточки дисковых пил BKOE-99 станок для напайки твердых пластин DUK-99 также были приобретены ИП Поповым Д.В. у другого лица - ООО "ЮНиК". При этом согласно данным инвентаризации основных средств от 14.10.2009, проведенной в ходе предыдущей выездной налоговой проверки заявителя за 2007-2008 годы, у предпринимателя на учете числилось 2 автопогрузчика Балкан АР ДВ 1798.42.349.т, а также по одному станку боковой заточки зуба дисковых пил DTEB-99, для заточки дисковых пил BKOE-99, для напайки твердых пластин DUK-99, приобретенные у иных лиц, а не у Задирякина А.В. Иных станков с соответствующим предназначением и автопогрузчиков предприниматель для целей налогообложения не учитывал.

На основании вышеизложенного апелляционный суд поддерживает выводы суда первой инстанции о том, что заявитель неправомерно применил вычеты и заявил к возмещению НДС по счету-фактуре и товарной накладной от 10.07.2008 года N 7. Товарная накладная и счет-фактура от 16.07.2008 N 7 не регистрировались в книгах покупок, вычеты и возмещение налога по ним не заявлялись, а, следовательно, эти документы не могут подтверждать правомерность вычетов, фактически примененных на основании счета-фактуры и товарной накладной от 10.07.2008. Более того, и указанные документы, датированные 16.07.2008 года, являются недостоверными, и в случае их надлежащей регистрации в книге покупок с отнесением на вычеты по налоговой декларации эти документы также нельзя признать подтверждающими право заявителя на возмещение налога на добавленную стоимость.

По эпизоду правомерности расходов и вычетов заявителя по взаимоотношениям с ООО "Оптима" апелляционный суд приходит к следующему.

Как правильно указано судом первой инстанции, заявитель применил вычеты по налогу на добавленную стоимость за 2 квартал 2009 года в сумме 408 203 руб. и за 3 квартал 2009 года в сумме 163 220 руб., а также отнес в состав профессиональных вычетов (отнес на расходы) по налогу на доходы физических лиц расходы и единому социальному налогу за 2009 год материальные затраты по закупу металла листового в сумме 3 174 576 руб. на основании следующих документов (т.19 л.д.88-97): договора поставки от 01.01.2009; счетов-фактур от 16.04.2009 N 00000016, от 24.04.2009 N 00000018, от 23.06.2009 N 32, от 14.07.2009 N 42; товарных накладных от 17.04.2009 N 17, от 24.04.2009 N 18, от 23.06.2009 N 32, от 14.07.2009 N 42.

Указанные документы от имени ООО "Оптима" подписаны директором Жебруновой Э.В., местом нахождения данной организации указан г.Иркутск, ул.Якова Зверева, д.52, корп.А. По данным документам приобретается металл листовой, количество которого указано в тоннах.

Допрошенная в качестве свидетеля Жебрунова Э.В., паспортные данные которой совпадают со сведениями о руководителе ООО "Оптима" по данным Единого государственного реестра юридических лиц (т.19 л.д.102, т.2 л.д.195-201), сообщила, что зарегистрировала ООО "Оптима" за вознаграждение в размере 1000 руб., не знает, какими видами деятельности и за счет каких средств данная организация занимается, счета-фактуры, договоры и иные документы, относящиеся к деятельности ООО "Оптима", не подписывала.

В соответствии с надлежащим образом назначенной и проведенной почерковедческой экспертизой, подписи на рассматриваемых документах ООО "Оптима" от имени Жебруновой Э.В. выполнены не ею, а иными лицами (т.3 л.д.156-165).

Суд первой инстанции также учел, что заявитель в подтверждение реальности спорных хозяйственных операций с ООО "Оптима", не представил транспортные накладные, в ответ на требование налогового органа письменно сообщил, что товаросопроводительные документы, подтверждающие доставку от ООО "Оптима" не сохранил, так как перевозка осуществлялась лично Поповым Д.В. на своём автотранспорте (т.22 л.д.38).

Оценивая отсутствие товарно-транспортных документов, суд первой инстанции исходил из следующего.

В соответствии с Методическими указаниями по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов, утвержденными Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 28.12.2001 N 119н, все операции по движению (поступление, перемещение, расходование) запасов должны оформляться первичными учетными документами. Приемка материалов от организаций транспорта и связи по количеству и качеству осуществляется с учетом правил, действующих на транспорте и в органах связи соответственно, и условий договоров (купли-продажи, поставки, перевозки груза и т.п.).

Согласно пунктам 2, 6 Инструкции Минфина СССР N 156, Госбанка СССР N 30, ЦСУ СССР N 354/7, Минавтотранса РСФСР N 10/998 от 30.11.83 "О порядке расчетов за перевозку грузов автомобильным транспортом" перевозка грузов автомобильным транспортом в городском, пригородном и междугородном сообщениях осуществляется только при наличии оформленной товарно-транспортной накладной утвержденной формы N 1-Т. Предприятия, организации и учреждения, осуществляющие перевозку грузов для нужд своего производства на собственных и арендуемых автомобилях, также обязаны оформлять товарно-транспортные накладные формы N 1-Т. Товарно-транспортная накладная является единственным документом, служащим для списания товарно-материальных ценностей у грузоотправителей и оприходования их у грузополучателей, а также для складского, оперативного и бухгалтерского учета.

В соответствии со статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в суде иными доказательствами.

Поскольку индивидуальный предприниматель Попов Д.В. в выставленных ООО "Оптима", счетах-фактурах и товарных накладных указан в качестве грузополучателя, заявитель является участником правоотношений по перевозке товара и обязан представить транспортные накладные в подтверждение реальности исполнения обязательств по передаче товара. Более того, при перевозке грузов собственным транспортом заявитель также должен был оформлять транспортные документы.

В апелляционной жалобе приведены доводы о том, что оформление товарно-транспортных накладных не требовалось. Апелляционный суд относительно данных доводов с учетом позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 09.12.2010 N 8835/10 по делу N А63-10110/2009, полагает следующее.

В соответствии с постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 28.11.1997 N 78 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте" товарно-транспортная накладная формы N 1-Т предназначена для учета движения товарно-материальных ценностей и расчетов за их перевозки автомобильным транспортом, является документом, определяющим взаимоотношения по выполнению перевозки грузов, служащим для учета транспортной работы и расчетов с организациями - владельцами автотранспорта за оказанные ими услуги по перевозке грузов.

В данном случае предприниматель не выступал в качестве заказчика по договору перевозки.

Вместе с тем, поскольку предприниматель пояснил, что он вывозил товар своим автотранспортом, то он был обязан представить соответствующий транспортный документ (путевой лист грузового автомобиля (форма N 4-С), утверждена Постановлением Госкомстата России от 28.11.1997 N 78). Согласно п.9 Приказа Минтранса РФ от 18.09.2008 N 152 "Об утверждении обязательных реквизитов и порядка заполнения путевых листов" путевой лист оформляется на каждое транспортное средство, используемое юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем для осуществления перевозок грузов, пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом в городском, пригородном и междугородном сообщениях.

Таким образом, апелляционный суд полагает, что, действительно, если налогоплательщик не является заказчиком перевозки, у него может отсутствовать ТТН. Отсутствие ТТН или путевого листа не является препятствием для получения вычета по НДС или принятия расходов, если иными доказательствами подтверждается реальность хозяйственных операций. В рамках настоящего дела установлены обстоятельства, которые свидетельствуют об отсутствии реальных хозяйственных операций, иные представленные документы имеют пороки, прежде всего, подписаны не руководителем спорного контрагента. Отсутствие ТТН не является единственным самостоятельным основанием для отказа в вычетах и расходах, а оценено в совокупности с иными доказательствами, которых достаточно для вывода о неподтверждении обществом права на вычеты и расходы.

Согласно п.6 Постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 12.10.06г. N 53 необходимо иметь в виду, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной: создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 настоящего Постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Согласно п.5 указанного Постановления о необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

- невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Приведенные выше обстоятельства относительно расходов и вычетов по взаимоотношениям с ООО "Оптима" (результаты допроса лица, указанного в качестве руководителя и учредителя данной организации, отрицающего свою причастность к подписанию документов, на основании которых заявитель претендует на получение налоговой выгоды; непредставление на проверку транспортных документов в подтверждение реальности спорных хозяйственных операций; результаты почерковедческой экспертизы), в их совокупности и взаимной связи, правильно расценены судом первой инстанции, как подтверждающие правомерность выводов инспекции об уменьшении по результатам проверки материальных расходов по НДФЛ и единому социальному налогу за 2009 год на сумму 3 174 576 руб., уменьшении вычетов по налогу на добавленную стоимость за 2 и 3 кварталы 2009 года в сумме 571 423 руб. При этом заявитель в отношениях с ООО "Оптима" не проявил достаточную степень осмотрительности и осторожности, не проверил полномочия лица, действующего от имени указанной организации.

В данном случае суд первой инстанции установил наличие оснований для применения позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 03.07.2012 N 2341/12, и предложил предпринимателю представить доказательства рыночности цен примененных по сделкам со спорным контрагентом.

Как указывает суд первой инстанции, на неоднократные предложения суда представить доказательства соответствия рыночной стоимости приобретения металла листового у ООО "Оптима", заявитель представил суду прайс-лист ИП Скотникова А.Н. (т.22 л.д.94), в котором указаны цены на металл листовой, в зависимости от способа ковки (холодная ковка или горячая), толщины металла в миллиметрах, марки стали.

Между тем, из представленных заявителем на проверку договора, счетов-фактур и товарных накладных ООО "Оптима" невозможно определить характеристики приобретаемого металла - не указан ни способ ковки, ни его толщина, ни марка стали, ни ГОСТ.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что, исходя из одного прайс-листа, невозможно прийти к выводу о соответствии уровня цен по спорной сделке уровню рыночных цен по аналогичным товарам.

Между тем, на территории России, в частности, действуют ГОСТ 14637-89 "Прокат толстолистовой из углеродистой стали обыкновенного качества (технические условия)", ГОСТ 14918-80 "Сталь тонколистовая оцинкованная с непрерывных линий (технические условия)", ГОСТ 1577-93 "Прокат толстолистовой и широкополосный из конструкционной качественной стали (технические условия)", ГОСТ 16523-97 "Прокат тонколистовой из углеродистой стали качественной и обыкновенного качества общего назначения (технические условия)", ГОСТ 19281-89 "Прокат из стали повышенной прочности (общие технические условия)", ГОСТ 19903-74 "Прокат листовой горячекатаный (сортамент)", ГОСТ 19904-90 "Прокат листовой холоднокатаный (сортамент)", ГОСТ 24045-94 "Профили стальные листовый гнутые с трапециевидными гофрами для строительства (технические условия)", ГОСТ 30246-94 "Прокат тонколистовой рулонный с защитно-декоративным покрытием для строительных конструкций (технические условия)", ГОСТ 4041-71 "Прокат листовой для холодной штамповки из конструкционной качественной стали (технические условия)".

В соответствии с указанными для примера ГОСТами технологические способы изготовления и потребительские свойства листового металла значительно отличаются, а в связи с этим, и стоимость листового металла различных марок (ГОСТов) не может быть одинаковой. Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что заявитель не представил относимые и допустимые доказательства, из которых можно было бы установить конкретные потребительские свойства листового металла, указанного в счетах-фактурах ООО "Оптима", а следовательно, и невозможно определить рыночную стоимость имущества, которое нельзя достоверно идентифицировать.

Кроме того, признавая правомерным отказ налогового органа в подтверждении расходов по НДФЛ и единому социальному налогу за 2009 год, суд первой инстанции также правомерно исходил из того, что согласно п.1 ст.221, ст.236 Налогового кодекса РФ налоговая база уменьшается на суммы расходов, связанные с полученным доходов, при этом согласно мотивировочной части Решения Высшего арбитражного суда РФ от 08.10.2012 N ВАС-9939/10, индивидуальные предприниматели, избравшие кассовый метод признания доходов и расходов, согласно пункту 3 статьи 273 Кодекса вправе учесть для целей налогообложения понесенные расходы после их фактической оплаты, помимо названного общего требования об оплате пунктом 3 статьи 273 Кодекса для расходов по приобретению сырья и материалов установлено дополнительное условие (условие о списании сырья и материалов в производство), наступление которого необходимо для признания данного вида расходов для целей налогообложения.

Предприниматель Попов Д.В. ни в ходе проверки, ни в ходе рассмотрения дела в суде не представил доказательств списания металла по счетам-фактурам ООО "Оптима" в производство, при этом согласно книгам учета доходов и расходов заявитель не занимается перепродажей металла. Данное обстоятельство также свидетельствует о невозможности определения расчетным методом спорных затрат по рыночной стоимости аналогичных сделок.

По эпизоду в отношении правомерности учета для целей обложения налогом на доходы физических лиц и единым социальным налогом расходов по приобретению товаров у ООО ПКК "Дельфин" за 2009 год в сумме 676 837 руб. апелляционный суд приходит к следующему.

Рассматривая дело в данной части, суд первой инстанции правильно руководствовался следующим.

Как усматривается из первичных документов (т.22 л.д.119-156), ИП Попов Д.В. приобрел у ООО ПКК "Дельфин" косметические товары и иные товары, связанных с деятельностью парикмахерской и оказанием косметических услуг (термолаки, плойки-фены, трусики женские для эпиляции, пеньюары, ножницы, крем-маски, спреи, гели, столик косметолога и т.д.).

Согласно п.2 ст.236 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения единым социальным налогом для индивидуальных предпринимателей признается, указанных в подпункте 2 пункта 1 статьи 235 настоящего Кодекса, признаются доходы от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

Как усматривается из материалов дела, заявитель не осуществлял перепродажу косметической продукции ИП Поповой Д.Н., не регистрировал в книгах учета доходов и расходов соответствующие доходы.

Ни в ходе выездной проверки за 2009-2010 годы, ни в ходе рассмотрения дела на неоднократные предложения суда заявитель не представил доказательств того, что приобретение указанных товаров у ООО ПКК "Дельфин" было связано с предпринимательской деятельностью Попова Д.В., направленной на получение каких- либо доходов.

Суд первой инстанции также учел установленные вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Иркутской области от 19.10.2010 по делу N А19-141340/10-56 обстоятельства относительно неправомерности отнесения в состав расходов для целей налогообложением за 2007-2008 годы затрат ИП Попова Д.В. по закупу косметических товаров у того же лица - ООО ПКК "Дельфин". Названным судебным актом установлено, что указанные расходы связаны с деятельностью жены заявителя Поповой Д.Н., осуществляющей оказание услуг в парикмахерской "Любимый", расположенной по адресу г.Усть-Илимск, пр-т Мира, д.3, нежилое помещение 28. При этом Попов Д.В. фактически не взимал с ИП Поповой Д.Н. арендную плату за использование указанного помещения. Кроме того судом в указанном решении установлено, что Попова Д.Н. исчисляла единый налог на вмененный доход, освобождающий от уплаты налога на доходы физических лиц и единого социального налога, и в связи с этим сама не могла относить на расходы стоимость товаров, приобретаемых у ООО ПКК "Дельфин".

В ходе выездной налоговой проверки за 2009-2010 годы, а также в ходе разбирательства по делу заявитель не обосновал, что спорные расходы по ООО ПКК "Дельфин" фактически не связаны с деятельностью Поповой Д.Н. и что заявитель в отношениях с Поповой Д.Н. получает какой-либо доход, учитываемый им для целей общей системы налогообложения.

Таким образом, и в 2009 году предприниматель Попов Д.В. продолжил применять незаконную схему оптимизации налоговых обязательств путем включения в состав собственных затрат стоимость товаров, используемых в предпринимательской деятельности иного лица и не облагаемых налогами по общей системе налогообложения.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о правомерности выводов инспекции об исключении из состава расходов ИП Попова Д.В. затрат по приобретению товаров у ООО ПКК "Дельфин" за 2009 год в сумме 676 837 руб.

В апелляционной жалобе указано, что предприниматель не оспаривает выводов по данному эпизоду по существу, однако, полагает решение налогового органа в данной части также незаконным, так как налоговым органом были допущены существенные нарушения процедуры проведения проверки и принятия решения.

Поскольку доводы апелляционной жалобы о наличии существенных нарушений процедуры со стороны налогового органа апелляционным судом уже отклонены, апелляционный суд не находит оснований для выводов о незаконности решения налогового органа и решения суда первой инстанции в данной части.

Расчеты налогового органа предпринимателем не оспариваются, контррасчетов не представлено. Оснований для применения смягчающих ответственность обстоятельств апелляционным судом из материалов дела не усматривается.

При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, доводы которой проверены в полном объеме, но не могут быть учтены как не влияющие на законность и обоснованность принятого по делу судебного акта.

Суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 19 декабря 2012 года по делу N А19-17175/2012 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение 2-х месяцев с даты принятия.

 

Председательствующий

Е.О.Никифорюк

 

Судьи

Э.В.Ткаченко
Д.В.Басаев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Номер дела в первой инстанции: А19-17175/2012


Истец: Попов Денис Вячеславович

Ответчик: Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 9 по Иркутской области

Третье лицо: Межрайонная ИФНС России N18 по Красноярскому краю, Межрайонная ИФНС России N9 по Красноярскому краю