• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Энциклопедия судебной практики. Опекуны и попечители (Ст. 35 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Опекуны и попечители
(Ст. 35 ГК)


1. В ст. 35 ГК РФ и ст. 146 СК РФ указан исчерпывающий перечень лиц, которые не могут быть назначены опекунами


Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 30 апреля 2013 г. по делу N 33-1660/13

Препятствия к учреждению опеки над несовершеннолетним могут быть только основания, указанные в ст.146 Семейного Кодекса РФ и ст.35 ГК РФ, в которых указан исчерпывающий перечень лиц, которые не могут быть назначены опекунами.


2. Законодатель в целях максимального обеспечения интересов несовершеннолетних вправе предусматривать ограничения в отношении заменяющих ему родителей лиц, поведение и морально-нравственные качества которых могут представлять угрозу для здоровья ребенка и формирования его личности


Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2015 г. N 227-О

В Определении от 20 марта 2014 года N 633-О Конституционный Суд Российской Федерации со ссылкой на свою правовую позицию, выраженную в Постановлении от 31 января 2014 года N 1-П, в частности, указал: поскольку опекуны (попечители), как и родители, имеют право и обязаны воспитывать своих подопечных, оставшихся без попечения родителей (пункт 1 статьи 145, абзацы первый и второй пункта 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации), а ребенок, соответственно, имеет право на обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства, равно как и право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей либо лиц, их заменяющих (пункт 2 статьи 56 Семейного кодекса Российской Федерации), федеральный законодатель в целях максимального обеспечения интересов несовершеннолетних, для которых противостояние негативному влиянию либо преступным посягательствам невозможно или затруднено в силу возраста, вправе предусматривать обусловленные необходимостью защиты конституционно значимых ценностей ограничения в отношении заменяющих родителей лиц, поведение и морально-нравственные качества которых могут представлять угрозу для здоровья ребенка и формирования его личности.


3. Запрет на назначение опекунами (попечителями) детей лиц, лишенных родительских прав, сам по себе не свидетельствует о нарушении каких-либо конституционных прав граждан


Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2015 г. N 227-О

Установленный законодателем во взаимосвязанных положениях пункта 2 статьи 35 ГК Российской Федерации и абзаце втором пункта 1 статьи 146 Семейного кодекса Российской Федерации запрет на назначение опекунами (попечителями) детей лиц, лишенных родительских прав, сам по себе не свидетельствует о нарушении каких-либо конституционных прав граждан.


4. Положения п. 3 ст. 35 ГК РФ не препятствуют суду при решении вопроса о возможности назначения лица, лишенного родительских прав, опекуном (попечителем) ребенка принимать во внимание весь комплекс обстоятельств, связанных как с личностью первого, так и с благополучием среды, в которой подопечный ребенок будет проживать, воспитываться и развиваться


Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2015 г. N 227-О

Пункт 2 статьи 35 ГК Российской Федерации и абзац второй пункта 1 статьи 146 Семейного кодекса Российской Федерации, подлежащие применению в системной связи со статьями 19 и 38 Конституции Российской Федерации, а также с положениями статьи 1, пункта 2 статьи 7, пункта 2 статьи 146 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 3 статьи 35 ГК Российской Федерации, не могут рассматриваться как препятствующие суду при решении вопроса о возможности назначения конкретного лица, формально относящегося к категории лиц, лишенных родительских прав, опекуном (попечителем) ребенка, принимать во внимание все существенные для дела обстоятельства, в том числе характеризующие личность и его поведение после лишения родительских прав, наличие возможности восстановиться в родительских правах, свидетельствующие, что потенциальный опекун (попечитель) способен обеспечить полноценное физическое, духовное и нравственное развитие подопечного ребенка без риска подвергнуть опасности его психику и физическое здоровье. Иное противоречило бы статьям 7 (часть 2), 19 (часть 1), 38 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

При этом положительная оценка судом личности и поведения конкретного лица, относящегося к категории лиц, лишенных родительских прав, не является достаточным основанием для назначения такого лица опекуном (попечителем) ребенка: ввиду необходимости совместного проживания опекуна (попечителя) и его несовершеннолетнего подопечного оценке подлежат также внутрисемейные условия в предполагаемом месте проживания опекуна (попечителя) и подопечного.

Соответственно, при решении вопроса о возможности назначения опекуном (попечителем) ребенка конкретного лица, в том числе относящегося к категории лиц, лишенных родительских прав, суды в каждом случае, руководствуясь прежде всего целью наилучшего обеспечения интересов ребенка, должны исследовать весь комплекс обстоятельств, связанных как с личностью потенциального опекуна (попечителя), так и с благополучием среды, в которой подопечный ребенок будет проживать, воспитываться и развиваться.


5. При решении вопроса о возможности назначения тех или иных лиц в качестве опекунов (попечителей) необходимо учитывать, способны ли они обеспечить полноценное физическое, духовное и нравственное развитие ребенка без риска подвергнуть опасности его психику и физическое здоровье


Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2015 г. N 227-О

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно подчеркивал, что в силу принципа соразмерности и исходя из особенностей правового статуса усыновителей, опекунов (попечителей) при решении вопроса о возможности для тех или иных лиц выступать в качестве заменяющих родителей детям, оставшимся без родительского попечения, необходимо учитывать все существенные для дела обстоятельства, свидетельствующие, что потенциальный усыновитель (опекун, попечитель) при наличии фактически сложившихся между ним и ребенком отношений способен обеспечить полноценное физическое, духовное и нравственное развитие усыновляемого (подопечного) ребенка без риска подвергнуть опасности его психику и физическое здоровье (от 13 мая 2014 года N 997-О, от 6 ноября 2014 года N 2429-О и от 6 ноября 2014 года N 2479-О).


6. Особое значение при выборе опекуна (попечителя) для ребенка, оставшегося без попечения родителей, имеет оценка приемлемости жилищно-бытовых и нравственно-психологических условий в предполагаемом месте их совместного проживания


Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2015 г. N 227-О

Осуществление опеки (попечительства) в отношении оставшихся без родительского попечения несовершеннолетних имеет существенную специфику. Соответственно, ввиду необходимости совместного проживания опекуна (попечителя) и подопечного, преследующей цель надлежащего выполнения опекуном (попечителем) своих обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетнего подопечного, особое значение при выборе опекуна (попечителя) ребенку приобретает оценка приемлемости условий в предполагаемом месте их совместного проживания: наличие удовлетворительных жилищно-бытовых условий, отношение к ребенку членов семьи опекуна (попечителя) и благополучность нравственно-психологического климата в семье опекуна (попечителя). Благоприятный внутрисемейный климат - безусловное требование для нормального воспитания и развития ребенка.


7. При назначении опекуна лицу, признанному недееспособным в связи с наличием у него хронического психического заболевания, мнение последнего по возможности учитывается


Кассационное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 19 октября 2011 г. по делу N 33-6509/2011

Довод о том, что при назначении опекуна не было учтено мнение [подопечного], не может быть принят во внимание. Согласно ст. 35 ГК РФ желание подопечного учитывается в том случае, если имеется такая возможность.

Между тем, из представленных документов следует, что [подопечный] признан недееспособным в связи с наличием у него хронического психического заболевания, в связи с которым он не может понимать значение своих действий и руководить ими. Поэтому возможность учета желания [подопечного] отсутствовала. Вместе с тем органами опеки и попечительства учитывался тот факт, что [опекун] стала проживать в квартире и ухаживать за [подопечным] с его согласия до признания его недееспособным.


8. Законом не предусмотрена возможность перевода обязанностей опекуна на другое лицо


Кассационное определение СК по гражданским делам Тульского областного суда от 30 июня 2011 г. по делу N 33-2220

Доводы ответчиков о том, что в интересах опекаемого, чтобы исполнять свои обязательства, они договорились с [третьими лицами] о регулярном посещении опекаемого за вознаграждение, суд первой инстанции правильно признал необоснованными, поскольку законом не предусмотрена возможность перевода обязанностей опекуна.


9. Надлежащая защита интересов граждан при назначении им опекуна или попечителя гарантируется, в частности, возможностью оспаривания назначения опекуна или попечителя в суде заинтересованными лицами и правом органа опеки и попечительства освободить опекуна или попечителя от исполнения своих обязанностей


Определение Конституционного суда РФ от 22 ноября 2012 г. N 2086-О

Надлежащая защита интересов граждан при назначении им опекуна или попечителя помимо требований, которые предъявляются к лицу, назначаемому опекуном или попечителем (пункты 2 и 3 статьи 35 ГК Российской Федерации), гарантируется, в частности, возможностью оспаривания назначения опекуна или попечителя в суде заинтересованными лицами (абзац второй пункта 1 той же статьи), а также предусмотренными Федеральным законом "Об опеке и попечительстве" надзором за деятельностью опекунов и попечителей (статья 24) и правом органа опеки и попечительства освободить опекуна или попечителя от исполнения своих обязанностей, в том числе временно, в случае возникновения противоречий между интересами подопечного и интересами опекуна или попечителя (часть 4 статьи 29) или отстранить его от исполнения возложенных на него обязанностей в предусмотренных законом случаях (часть 5 статьи 29).

Таким образом, оспариваемые законоположения, направленные на защиту интересов граждан, нуждающихся в опеке и попечительстве, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителей, перечисленные в жалобе.


10. Законным представителем пациентов медицинского учреждения является администрация этого учреждения


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22 декабря 2008 г. N КГ-А40/10987-08

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2007 г. N 16209/06 обращается внимание на то, что с должности главного врача психиатрической больницы был уволен, следовательно, с этой даты он утратил полномочия законного представителя ее пациентов, а полномочия законного представителя в отношении пациентов этой больницы в силу п. 4 ст. 35 ГК РФ и ст. 39 Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" перешли к вновь назначенной администрации психиатрического учреждения.


11. Нахождение граждан, признанных судом недееспособными, в медицинских организациях, не имеющих лицензии на оказание психиатрической либо наркологической помощи, нельзя расценивать как помещение их под надзор в указанные организации


Апелляционное определение СК по гражданским делам Архангельского областного суда от 02 февраля 2015 г. по делу N 33-82/2015

В обоснование требований указано, что решением суда [гражданка] признана недееспособной. Постановлением заместителя Главы МО обязанности опекуна над [ней] возложены на ГБУЗ Архангельской области на период пребывания ее в стационаре. В соответствии с п. 4 ст. 35 ГК РФ недееспособным гражданам, помещенным под надзор в медицинские организации, организации, оказывающие социальные услуги, или иные организации опекуны или попечители не назначаются. Исполнение обязанностей опекунов или попечителей возлагается на указанные организации. Поскольку в соответствии со ст.ст. 32, 33 ГК РФ опека устанавливается над гражданами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства, помещение таких граждан под надзор подразумевает оказание им специализированной медицинской помощи (психиатрической) в медицинских условиях, прошедших в установленном порядке лицензирование и получивших право на деятельность по оказанию психиатрической помощи. Нахождение граждан, признанных судом недееспособными в медицинских организациях, не имеющих лицензии на оказание психиатрической либо наркологической помощи, нельзя расценивать как помещение их под надзор в указанные организации. Поскольку ГБУЗ Архангельской области не имеет такой лицензии, оспариваемое постановление является незаконным.


12. При временном выбытии недееспособных граждан из учреждения социального обслуживания оно не утрачивает статус опекуна и сохраняет в отношении них все права и обязанности


Решение Ивановского областного суда от 23 июля 2013 г. по делу N 3-31/2013

При временном выбытии недееспособных граждан из учреждения социального обслуживания учреждение не утрачивает статус опекуна и сохраняет все права и обязанности, установленные статьей 36 Гражданского кодекса РФ.


13. Законодательством не предусмотрена возможность временной передачи совершеннолетних недееспособных граждан, проживающих в учреждениях социального обслуживания, в семьи совершеннолетних граждан, не являющихся опекунами


Определение СК по административным делам Верховного Суда РФ от 23 октября 2013 г. N 7-АПГ13-7

Ни Гражданским кодексом РФ, ни Федеральным законом от 24 апреля 2008 года N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве", ни Законом РФ от 2 июля 1992 года N 3185-I "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" не предусмотрена временная передача совершеннолетних недееспособных граждан, проживающих в учреждениях социального обслуживания, в семьи совершеннолетних граждан, проживающих на территории Российской Федерации.

Учитывая изложенное, принимая во внимание, что граждане, в семьи которых передаются недееспособные лица, не являются опекунами и не могут нести ответственность за принимаемых в семью недееспособных лиц, Судебная коллегия соглашается с доводами апелляционного представления и приходит к выводу о необходимости отмены решения суда в части отказа в удовлетворении заявления прокурора.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики по делу N 33-1946/2014

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции и признаёт, что ни ГК РФ, ни ФЗ "Об опеке и попечительстве", ни Законом о психиатрической помощи не предусмотрена временная передача совершеннолетних недееспособных граждан, проживающих в учреждениях социального обслуживания, в семьи совершеннолетних граждан, проживающих на территории Российской Федерации.


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете подать заявку на получение полного доступа к системе бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


В "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.


Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.


Материал приводится по состоянию на январь 2020 г.


См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

См. Содержание материалов Энциклопедии судебной практики


При подготовке "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.