Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 февраля 2000 г. N 19-Г00-1 Суд частично изменил вынесенные по делу решения, исключив из них указание о правильности постановления избирательной комиссии о том, что телевизионные выступления и печатные материалы как безвозмездные консультации гражданам являются одной из форм предвыборной агитации, поскольку в материалах дела не имеется данных, подтверждающих такие выводы (отменено)

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 февраля 2000 г. N 19-Г00-1

ГАРАНТ:

Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 24 мая 2000 г. N 41-ПВ00 настоящее определение отменено

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего Кнышева В.П.

судей Корчашкиной Т.Е.

Кеба Ю.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 1 февраля 2000 г. дело по жалобе Траспова Александра Михайловича на постановление окружной избирательной комиссии Ставропольского одномандатного избирательного округа N 55 от 22 октября 1999 года N 33 об отказе в регистрации кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва

по кассационной жалобе Траспова А.М. на решение Ставропольского краевого суда от 17 декабря 1999 года, которым в удовлетворении жалобы отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., объяснения Траспова А.М., заключение прокурора Генеральной Прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей решение суда изменить, исключив из мотивировочной части решения суда указание о проведении Трасповым А.М. предвыборной агитации, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

27 сентября 1999 года Траспов А.М. представил в окружную избирательную комиссию Ставропольского одномандатного избирательного округа N 55 Ставропольского края необходимые избирательные документы для регистрации его кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Постановлением указанной избирательной комиссии от 6 октября 1999 года ему отказано в регистрации.

Траспов А.М. обжаловал данное постановление в суд, считая его незаконным.

Решением Ставропольского краевого суда от 19 октября 1999 года жалоба Траспова А.М. была удовлетворена: признано незаконным вышеуказанное постановление, окружная избирательная комиссия Ставропольского одномандатного избирательного округа N 55 Ставропольского края в срок до 24 октября 1999 года обязана рассмотреть вопрос о регистрации Траспова А.М. кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

22 октября 1999 года Окружная избирательная комиссия вновь рассмотрела вопрос о регистрации Траспова А.М. кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и своим Постановлением отказала ему в такой регистрации.

Траспов А.М. обжаловал в суд последнее Постановление, ссылаясь на то, что избирательная комиссия неправильно посчитала юридические консультации населению, предоставляемые им на телеканале "АТВ-Ставрополь" и в газете "Вечерний Ставрополь", благотворительной деятельностью и подкупом населения.

Полагает, что данные консультации не являются предвыборной агитацией.

Решением Ставропольского краевого суда от 17 декабря 1999 года в удовлетворении жалобы отказано.

В кассационной жалобе Траспов А.М. ставит вопрос об отмене решения суда в связи с нарушением норм процессуального и материального закона.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей частичному удовлетворению.

Отказывая в удовлетворении жалобы Траспова, суд пришел к правильному выводу о нарушении заявителем пункта 4 статьи 41 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации".

Судом установлено, что Траспов А.М., являясь заведующим Ставропольским представительством "Инюрколлегия" в июне-июле 1999 года заключил договоры со Ставропольской государственной телерадиокомпанией, МП "Редакция газеты "Вечерний Ставрополь", ООО "ССКВ" (телекомпания АТВ-Ставрополь) на безвозмездное оказание юридической помощи населению Ставропольского края. Исполнение этих договоров Траспов осуществлял сам с момента их заключения и на период самовыдвижения кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

Однако после самовыдвижения в депутаты указанного уровня на Траспова А.М. распространялись требования вышеуказанного Федерального закона "О выборах депутатов_." со всеми предусмотренными этим законом правами, обязанностями и ограничениями.

В соответствии с пунктом 4 статьи 41 названного Федерального закона кандидаты, избирательные объединения, избирательные блоки, выдвинувшие списки кандидатов, избирательные объединения, вошедшие в состав избирательных блоков, осуществивших соответствующее выдвижение, уполномоченные представители избирательных объединений, избирательных блоков, а также организации, учредителями, собственниками, владельцами и (или) членами руководящих органов которых являются указанные лица и (или) организации (представители указанных организаций), а равно иные физические и юридические лица, действующие по просьбе или по поручению указанных лиц и организаций. Указанным лицам и организациям запрещается обращаться к иным физическим и юридическим лицам с предложениями об оказании материальной и финансовой помощи или услуг избирателям и организациям, Физическим и юридическим лицам запрещается осуществлять благотворительную деятельность от имени или в поддержку кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков, их уполномоченных представителей.

В данном случае Траспов А.М., являясь кандидатом в депутаты, лично оказывал гражданам Ставропольского края, т.е. его будущим избирателям, услуги в виде бесплатных юридических консультаций. Таким образом, он занимался благотворительной деятельностью по отношению к этим гражданам.

Довод кассационной жалобы о том, что указанная юридическая помощь оказывалась в соответствии со статьей 22 Положения об адвокатуре РСФСР, несостоятелен. Названная норма предусматривает освобождение граждан полностью или частично от оплаты юридической помощи исходя из их имущественного положения. Доказательств того, что эти обстоятельства учитывались Трасповым при оказании вышеназванных услуг, в материалах дела не имеется и им не представлено.

Довод заявителя о том, что его консультации населению не являлись благотворительными, носили компенсационный характер, так как ему за эту работу было выплачено 10 000 рублей, также правомерно не был учтен судом.

Как усматривается из материалов дела, Траспов А.М. 4 октября 1999 года внес на свой специальный счет избирательного фонда кандидата в депутаты 10 000 рублей, и в тот же день перечислил эти 10 000 рублей Ставропольскому представительству "Инюрколлегии" с указанием обоснования - за консультационные услуги населению Ставропольского края за сентябрь-декабрь 1999 года. В "Инюрколлегии" Траспов получил эту сумму в качестве оплаты за свои услуги населению.

Таким образом, сам Траспов услуги населению оказывал не бесплатно, тогда как по отношению к гражданам они носили благотворительный характер.

В тоже время, нельзя согласиться с выводом суда об отнесении телевизионных выступлений и печатных материалов Траспова к предвыборной агитации.

В соответствии с пунктом 2 статьи 37 Федерального Закона Российской Федерации "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" граждане Российской Федерации, общественные объединения, политические партии вправе в допускаемых законом формах и законными методами вести агитацию за участие в выборах, за или против любого зарегистрированного кандидата (за список кандидатов или против него), за проведение референдума или против участия в нем, за или против вопросов, выносимых на референдум.

Таким образом, из смысла данной нормы закона следует, что предвыборной агитацией является деятельность вышеназванных лиц, осуществляемая в любых допускаемых законом формах и законными методами, побуждающая избирателей к голосованию за или против того или иного зарегистрированного кандидата (либо список кандидатов).

Суд, признав выступления и статьи Траспова А.М. предвыборной агитацией, в тоже время не указал, почему он пришел к такому выводу.

В тоже время, данных о том, что они по своему содержанию являются предвыборной агитацией и в них содержатся призывы, побуждающие избирателей к голосованию за него, в материалах дела не имеется.

Исходя из изложенного, подлежит исключению из мотивировочной части решения суда его указание о правильности постановления окружной избирательной комиссии Ставропольского одномандатного округа N 55 о том, что телевизионные выступления и печатные материалы Траспова А.М., как безвозмездные консультации гражданам, являются одной из форм предвыборной агитации.

В остальной части решение суда подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь ст.ст. 304, 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Ставропольского краевого суда от 17 декабря 1999 года изменить, исключив из мотивировочной части решения указание суда о правильности постановления окружной избирательной комиссии Ставропольского одномандатного избирательного округа N 55 о том, что телевизионные выступления и печатные материалы Траспова А.М., как безвозмездные консультации гражданам, являются одной из форм предвыборной агитации.

В остальной части решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу Траспова А.М. - без удовлетворения.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 февраля 2000 г. N 19-Г00-1


Текст определения официально опубликован не был


Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 24 мая 2000 г. N 41-ПВ00 настоящее определение отменено