Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 26 ноября 2018 г. N 10АП-19057/18

 

г. Москва

 

26 ноября 2018 г.

Дело N А41-58628/17

 

Резолютивная часть постановления объявлена 19 ноября 2018 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 26 ноября 2018 года.

 

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Мизяк В.П.,

судей Катькиной Н.Н., Терешина А.В.,

при ведении протокола судебного заседания: Бегларяном А.А.,

при участии в заседании:

от Гурина Дмитрия Анатольевича- представитель не явился, извещен;

от конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью "Фирма "Трейси и К" Шалина А.С. - лично, паспорт, решение АСМО от 07.03.2018;

от Гуриной Натальи Вячеславовны - представитель не явился, извещен;

от Межрайонной ИФНС России N 2 по Московской области - Зглович М.С., представитель по доверенности N 22-21/1388 от 25.09.2018 г.,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Гурина Дмитрия Анатольевича на определение Арбитражного суда Московской области от 01 октября 2018 года по делу N А41-58628/1758628/17, принятое судьей Ю.А. Левченко, по заявлению конкурсного управляющего Шалина Аркадия Сергеевича о привлечении к субсидиарной ответственности генерального директора Гуриной Натальи Вячеславовны, единственного участника общества Гурина Дмитрия Анатольевича, по делу о признании общества с ограниченной ответственностью "Фирма "Трейси и К" несостоятельным (банкротом),

УСТАНОВИЛ:

решением Арбитражного суда Московской области от 07 марта 2018 года общество с ограниченной ответственностью "Фирма "Трейси и К" (далее - ООО "Фирма "Трейси и К", должник) признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим утвержден Шалин Аркадий Сергеевич (далее - конкурсный управляющий).

В Арбитражный суд Московской области обратился конкурсный управляющий с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности генерального директора Гуриной Натальи Вячеславовны (далее - Гурина Н.В.), единственного участника общества Гурина Дмитрия Анатольевича (далее - Гурин Д.А.), с учетом уточнений в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Определением Арбитражного суда Московской области от 01 октября 2018 года Гурина Н.В. и Гурин Д.А. привлечены к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО "Фирма "Трейси и К" и взыскано солидарно с указанных лиц в порядке субсидиарной ответственности 4 472 678 руб. 58 коп. в пользу ООО "Фирма "Трейси и К".

Не согласившись с указанным судебным актом, Гурин Д.А. обратился в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просил отменить определение суда первой инстанции, принять новый судебный акт.

Законность и обоснованность обжалуемого определения суда первой инстанции проверены арбитражным апелляционным судом в соответствии со статьями 223, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Дело рассматривается в соответствии с нормами статей 121-123, 153, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие представителей Гурина Д.А., Гуриной Н.В., надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, в том числе публично путем размещения информации на официальном сайте суда www.10aas.arbitr.ru. и сайте http://kad.arbitr.ru/.

В судебном заседании апелляционного суда конкурсный управляющий ООО "Фирма "Трейси и К" возражал против удовлетворения апелляционной жалобы, просил оставить обжалуемый судебный акт без изменения.

Представитель МРИФНС России N 2 по Московской области возражал против удовлетворения апелляционной жалобы, просил оставить обжалуемый судебный акт без изменения.

Заслушав мнение явившихся лиц, исследовав и оценив в совокупности все имеющиеся в материалах дела доказательства, изучив доводы апелляционной жалобы, арбитражный апелляционный суд приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены судебного акта в силу следующего.

Согласно статье 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статье 32 Федерального закона N 127-ФЗ от 26.10.2002 "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными Законом о банкротстве.

В обоснование своего заявления, конкурсный управляющий указал на ненадлежащее исполнение бывшим руководителем должника (генеральным директором) Гуриной Н.В. обязанности, предусмотренной п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве, по передаче бухгалтерской и иной документации должника, что не позволило в полном объеме достоверно определить наличие у должника каких-либо активов, включая дебиторскую задолженность, подлежащую взысканию в порядке, установленном Законом о банкротстве.

Также, по мнению заявителя, Гурина Н.В. и единственный участник должника Гурин Д.А., проявили бездействие в части обжалования в установленном порядке Решения о привлечении должника к налоговой ответственности, а также погашения должником задолженности по уплате обязательных платежей перед уполномоченным органом в добровольном порядке, что и послужило в дальнейшем необходимой причиной объективного банкротства должника.

Удовлетворяя заявление конкурсного управляющего, суд первой инстанции указал на наличие у должника непогашенной задолженности по уплате обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды РФ в общем размере 4 472 678,58 руб., в том числе 2 922 385,21 руб. налога, 1 510 393,37 руб. пеней, 39 900 руб. штрафа. Указанная задолженность образовалась в связи с привлечением должника к налоговой ответственности за неуплату сумм налогов на основании Решения от 20.07.2016 г. N 14-12/747/7 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения и доначислении 4 219 567 руб. по результатам проведения уполномоченным органом выездной налоговой проверки за период с 01.01.2012 по 01.10.2015 г. В ходе проведения проверки должником не были представлены бухгалтерские документы по отражению хозяйственных операций, по движению товарно-материальных ценностей, основных средств, начислению амортизации, начислению заработной платы, оборотно-сальдовые ведомости, карточки счетов, налоговые регистры и иные регистры синтетического и аналитического учета, хозяйственные договоры, магнитные носители финансово-хозяйственной деятельности, документы, подтверждающие реализацию товара, расходы на оплату труда.

Также судом первой инстанции установлено, что бывшим руководителем должника конкурсному управляющему ни документов, ни товарно-материальных ценностей, печатей и штампов передано не было, тем самым нарушено требование ст. 126 Закона о банкротстве, что является основанием для привлечения Гуриной Н.В., Гурина Д.А. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Обжалуя определение суда первой инстанции, Гурин Д.А. ссылался на то, что на момент совершения должником налогового правонарушения генеральным директором общества являлся Антонов Сергей Анатольевич, а не Гурина Н.В., в связи с чем возложение субсидиарной ответственности следует возложить на него. Также заявитель апелляционной жалобы указал на то, что Гуриной Н.В. была исполнена обязанность предусмотренная статьей 126 Закона о банкротстве, а именно арбитражному управляющему должника Шалину А.С. были переданы копии бухгалтерских и иных документов, отражающих экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения, а также копии уставных документов и пояснительная записка об отсутствии основных средств на балансе организации, а также печати и штампы организации.

Суд апелляционной инстанции считает правильным вывод суда первой инстанции о наличии оснований для привлечения Гуриной Н.В., Гурина Д.А. к субсидиарной ответственности по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, руководителем должника с 24 июля 2013 года по 27 февраля 2018 года являлась Гурина Н.В., а единственным участником должника с 27 июня 2011 года Гурин Д.А.

Поскольку настоящее заявление конкурсного управляющего подано в суд после 01 июля 2017 года, к рассматриваемым отношениям подлежат применению нормы Главы III.2 Закона о несостоятельности (банкротстве).

В соответствии со статьей 61.10 Закона о несостоятельности (банкротстве) если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, в целях настоящего Федерального закона под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

Пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, если это лицо, в том числе являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника, членом ликвидационной комиссии.

В силу пунктов 1 и 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве, Гурина Н.В. и Гурин Д.А. являются контролирующими должника лицами.

В соответствии с абзацем 2 пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему.

Указанное требование Закона обусловлено, в том числе и тем, что отсутствие необходимых документов бухгалтерского учета не позволяет конкурсному управляющему иметь полную информацию о деятельности должника и совершенных им сделках и исполнять обязанности, предусмотренные частью 2 статьи 129 Закона о банкротстве, в частности, принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц; предъявлять к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требования о ее взыскании в порядке, установленном Законом о банкротстве.

В связи с этим невыполнение руководителем должника без уважительной причины требований Закона о банкротстве о передаче конкурсному управляющему документации должника свидетельствует, по сути, о недобросовестном поведении, направленном на сокрытие информации об имуществе должника, за счет которого могут быть погашены требования кредиторов.

Статьей 61.11 Закона о банкротстве установлено, что если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

Пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств, в том числе документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

Как разъяснено в пункте 24 Пленума N 53 в силу пункта 3.2 статьи 64, абзаца четвертого пункта 1 статьи 94, абзаца второго пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве на руководителе должника лежат обязанности по представлению арбитражному управляющему документации должника для ознакомления или по ее передаче управляющему.

Арбитражный управляющий вправе требовать от руководителя (а также от других лиц, у которых фактически находятся соответствующие документы) по суду исполнения данной обязанности в натуре применительно к правилам статьи 308.3 ГК РФ. По результатам рассмотрения соответствующего обособленного спора выносится судебный акт, который может быть обжалован в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 223 АПК РФ.

Применяя при разрешении споров о привлечении к субсидиарной ответственности презумпции, связанные с непередачей, сокрытием, утратой или искажением документации (подпункты 2 и 4 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве), необходимо учитывать следующее.

Заявитель должен представить суду объяснения относительно того, как отсутствие документации (отсутствие в ней полной информации или наличие в документации искаженных сведений) повлияло на проведение процедур банкротства.

Привлекаемое к ответственности лицо вправе опровергнуть названные презумпции, доказав, что недостатки представленной управляющему документации не привели к существенному затруднению проведения процедур банкротства, либо доказав отсутствие вины в непередаче, ненадлежащем хранении документации, в частности, подтвердив, что им приняты все необходимые меры для исполнения обязанностей по ведению, хранению и передаче документации при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась.

Под существенным затруднением проведения процедур банкротства понимается в том числе невозможность выявления всего круга лиц, контролирующих должника, его основных контрагентов, а также:

невозможность определения основных активов должника и их идентификации;

невозможность выявления совершенных в период подозрительности сделок и их условий, не позволившая проанализировать данные сделки и рассмотреть вопрос о необходимости их оспаривания в целях пополнения конкурсной массы;

невозможность установления содержания принятых органами должника решений, исключившая проведение анализа этих решений на предмет причинения ими вреда должнику и кредиторам и потенциальную возможность взыскания убытков с лиц, являющихся членами данных органов.

02 ноября 2017 года Арбитражным судом Московской области было вынесено определение о признании требования заявителя обоснованными и введении процедуры наблюдения. В том числе суд обязал руководителя ООО "Фирма "Трейси и К" в пятнадцатидневный срок предоставить временному управляющему перечень имущества должника, в том числе имущественных прав, а также бухгалтерские и иные документы, отражающие экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения.

В обоснование своей позиции ответчик указывает, что в процедуре наблюдения 16 ноября 2017 года, арбитражному управляющему Шалину А.С., в исполнении вышеназванного определения суда, в соответствии с описью вложения в ценное письмо, по адресу: г. Москва, ул. Строителей, д. 7, корп. 1, почтой были направлены копии бухгалтерских и иных документов, отражающих экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения, а также копии уставных документов и пояснительная записка об отсутствии основных средств на балансе организации.

23 марта 2018 года, исполняя запрос конкурсного управляющего Шалина А.С., по Акту приема-передачи бухгалтерской и иной документации, печатей, штампов и иных ценностей должника (далее - Акт) Гуриной Н.В., была осуществлена передача следующей документации:

1. Устав - 1 экз., 17 л.;

2. Свидетельство о государственной регистрации юридического лица (серия 50 N 010400637) - 1 экз., 1 л.;

3. Свидетельство о постановке на учет в налоговом органе по месту регистрации (серия 50 N 011812613) - 1 экз., 1 л.

4. Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ (серия 50 N 010896145) - 1 экз., 1 л.;

5. Бухгалтерская (финансовая) ООО "Фирма "Трейси и К" за 2014 г. - 1 экз., 405 л.;

6. Бухгалтерская (финансовая) отчетность ООО "Фирма "Трейси и К" за 2015 г. - 1 экз., 311 л.;

7. Бухгалтерская (финансовая) отчетность ООО "Фирма "Трейси и К" за 2016 г. - 1 экз., 125 л.;

8. Бухгалтерская (финансовая) отчетность ООО "Фирма "Трейси и К" за 2017 г. - 1 экз., 240 л.;

9. Договора с поставщиками/заказчиками/исполнителями за 2013 г. - 1 экз., 149 л.;

10. Товарные накладные (реализация) за 2013 год - 1 экз., 1773 л.,

11. Товарные накладные (реализация) за 2014 - 2015 год - 1 экз., 547 л.

12. Акты выполненных работ/оказанных услуг/поставленных товаров за 2013 г. - 1 экз., 345 л.;

13. Товарные накладные за 2013 г. - 1 экз., 1773 л.

14. Трудовые договора с работниками - 1 экз., 181 л.;

15. Личные карточки работников - 1 экз., 108 л.;

16. Расчетные ведомости по начислению заработной платы работникам за 2013 г. - 2015 г. - 1экз., 534 л.;

17. Приказы по кадрам 2013 - 2016 г. - 1 экз., 285 л.;

18. Штампы ООО "Фирма "Трейси и К" - 2 шт.

Таким образом, по мнению заявителя апелляционной жалобы, руководителем и главным бухгалтером должника Гуриной Н.В. была исполнена обязанность по ведению бухгалтерского учета и хранения финансово-хозяйственной документации.

Вместе с тем, судом первой было правомерно установлено, что 23 марта 2018 года Гурина Н.В. по Акту приема-передачи бухгалтерской и иной документации, печатей, штампов, материальных и иных ценностей должника передала конкурсному управляющему бухгалтерскую и иную документацию должника, его печать и штампы. Материальные и иные ценности должника конкурсному управляющему не передавались в связи с их отсутствием, о чем указано в п. 17 Акта приема-передачи.

Согласно пунктам 5 - 8 Акта приема-передачи, конкурсному управляющему переданы оригиналы бухгалтерской (финансовой) отчетности должника за 2014 - 2017 годы, при этом отчетность за период с 01.01.2018 по 27.02.2018 г. (дата признания должника банкротом) не передавалась в связи с ее отсутствием, о чем указано в п. 16 Акта приема-передачи.

Согласно п. 9 - 11 Акта приема-передачи, конкурсному управляющему переданы оригиналы финансово-хозяйственной документации должника за 2013 - 2015 годы, при этом документация за период с 2016 - 2017 г., а также с 01.01.2018 по 27.02.2018 г. (дата признания должника банкротом) не передавалась в связи с ее отсутствием, о чем также указано в п. 16 Акта приема-передачи.

Кроме этого, согласно Акту приема-передачи, конкурсному управляющему переданы только заверенные копии уставных документов должника, так как их оригиналы у Гуриной Н.В. отсутствуют.

Учитывая наличие у должника имущества (запасов, финансовых и других оборотных активов) на дату признания должника банкротом, Гурина Н.В. обязана была передать их конкурсном управляющему по Акту приема - передачи, либо передать оригиналы документов по их выбытию (акты списания товарно-материальных ценностей, дебиторской задолженности в связи с невозможностью ее взыскания и т.д.), а также внести соответствующие изменения в бухгалтерский учет должника и отразить это в бухгалтерской (финансовой) отчетности должника на 31.12.2017 г.

В Акте приема - передачи не содержится сведений, подтверждающих передачу конкурсному управляющему какого - либо имущества должника, либо документов по его выбытию (списанию) за период с 31 декабря 2016 года до даты признания должника банкротом.

Доказательств исполнения возложенной на руководителя должника обязанности, в материалы дела не представлено.

Таким образом, в отсутствие в материалах дела доказательств, свидетельствующих о том, что контролирующим должника лицом исполнена обязанность по сохранности и передаче всех документов юридического лица без исключения (включая первичные оправдательные и финансовые документы, бухгалтерскую отчетность и т.п.) как на период ведения хозяйственной деятельности должника, так и на дату открытия конкурсного производства и назначения конкурсного управляющего, а также обязанность по передаче таких документов лицом ответственным за ведение и хранение документов, усматривается вина и выявлено противоправное поведение контролирующего должника лица.

Отсутствие необходимой информации об имущественных правах и обязанностях должника не позволило конкурсному управляющему осуществить действия по формированию конкурсной массы для целей удовлетворения требований кредиторов.

Таким образом, принимая во внимание наличие судебного акта о возложении на руководителя обязанности по передаче арбитражному управляющему документов должника, факт того, что отсутствие необходимых документов не позволило конкурсному управляющему сформировать конкурсную массу должника, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о доказанности всей совокупности условий, необходимых для привлечения бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности исходя из презумпции, изложенной в подпунктах 2 и 4 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве.

Согласно разъяснениям п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве", в соответствии с подпунктом 3 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве, в частности, предполагается, что действия (бездействие) контролирующего лица стали необходимой причиной объективного банкротства при доказанности следующей совокупности обстоятельств: должник привлечен к налоговой ответственности за неуплату или неполную уплату сумм налога (сбора, страховых взносов) в результате занижения налоговой базы (базы для исчисления страховых взносов), иного неправильного исчисления налога (сбора, страховых взносов) или других неправомерных действий (бездействия); доначисленные по результатам мероприятий налогового контроля суммы налога (сбора, страховых взносов) составили более 50 процентов совокупного размера основной задолженности перед реестровыми кредиторами третьей очереди удовлетворения.

Данная презумпция применяется при привлечении к субсидиарной ответственности как руководителя должника (фактического и номинального), так и иных лиц, признанных контролирующими на момент совершения налогового правонарушения (пункт 5 статьи 61.11 Закона о банкротстве).

Как верно установлено судом первой инстанции, основанием для обращения уполномоченного органа в арбитражный суд является наличие у должника непогашенной задолженности по уплате обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды РФ в общем размере 4 472 678,58 руб., в том числе 2 922 385,21 руб. налога, 1 510 393,37 руб. пеней, 39 900 руб. штрафа.

Указанная задолженность образовалась в связи с привлечением должника к налоговой ответственности за неуплату сумм налогов на основании Решения от 20.07.2016 г. N 14-12/747/7 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения и доначислении 4 219 567 руб. по результатам проведения уполномоченным органом выездной налоговой проверки за период с 01.01.2012 по 01.10.2015 г.

Согласно Решению от 20.07.2016 г. N 14-12/747/7, по всем налогам и сборам периодом выездной налоговой проверки являлся период с 01.01.2012 по 31.12.2014 г., по НДФЛ - с 01.01.2012 по 01.10.2015 г.

В ходе проведения проверки должником не были представлены бухгалтерские документы по отражению хозяйственных операций, по движению товарно-материальных ценностей, основных средств, начислению амортизации, начислению заработной платы, оборотно-сальдовые ведомости, карточки счетов, налоговые регистры и иные регистры синтетического и аналитического учета, хозяйственные договоры, магнитные носители финансово-хозяйственной деятельности, документы, подтверждающие реализацию товара, расходы на оплату труда.

В ходе выемки, проведенной налоговым органом, данные документы также не были обнаружены.

Проверкой был установлен факт неправомерной не уплаты должником НДС за 1 квартал 2012 г., 2 квартал 2012 г., 3 квартал 2012 г., 4 квартал 2012 г., начисленного в результате осуществления финансово-хозяйственной деятельности с ООО "Гудман" ИНН 5018140417 (ликвидировано 31.10.2013 г.), учредителем которого являлся Гурин Д.А.

Как установлено в ходе выездной налоговой проверки, ООО "Гудман" не обладало на праве собственности недвижимым имуществом, транспортными средствами, справки по форме 2-НДФЛ, бухгалтерская и налоговая отчетность в налоговые органы не предоставлялись, представленные в подтверждение заключенных договоров с должником счет- фактуры подписаны неустановленным лицом.

При этом в рамках проведенной выездной налоговой проверки было установлено: невозможность реального осуществления должником операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств и другого имущества; создание формального документооборота для получения необоснованной налоговой выгоды в виде необоснованного применения налоговых вычетов по НДС. Гурин Д.А. являлся одновременно учредителем должника, а также учредителем организации-контрагента ООО "Гудман".

В результате осуществления финансово-хозяйственных операций с ООО "Гудман" был установлен факт неправомерной неуплаты обязательных платежей в бюджет.

Соответственно, довод заявителя апелляционной жалобы о том, что он не являлся на момент проведения проверки, а также на момент вынесения решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения контролирующим должника лицом, является необоснованным и подлежит отклонению судом апелляционной инстанции.

Акт выездной налоговой проверки составлен 17.06.2015 г., решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения вынесено 20.07.2016 г., т.е. в период, когда единоличным исполнительным органом более 2-х лет являлась Гурина Н.В., а единственным участником должника являлся Гурин Д.А. Решение от 20.07.2016 г. N 14-12/747/7 контролирующими должника лицами в установленном законом порядке не обжаловалось.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что Гурина Н.В., при осуществлении полномочий генерального директора должника, а также Гурин Д.А. имели возможность самостоятельно оценить финансовое состояние должника или инициировать проведение внеочередного собрания по вопросу финансовой ситуации в организации, либо своевременно подать заявление о признании должника несостоятельным (банкротом) в соответствии со статьей 9 Закона о банкротстве.

Тот факт, что размер основного долга, в размере 2 922 385,21 руб., установлен вступившим в силу решением выездной проверки от 20.07.2016 г. N 14-12/747/7, превышает 50 % от общего размера требований кредиторов третьей очереди, включенных в реестр требований кредиторов по основной сумме задолженности, является доказательством факта-основания презумпции, предусмотренной подпунктом 3 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве, а, следовательно, считается доказанным и факт-предположение, а именно: невозможность полного погашения требований кредиторов вызвана действиями лиц, указанных в пункте 5 статьи 61.11 Закона о банкротстве.

Ссылки заявителя апелляционной жалобы на то, что руководителем должника Гуриной Н.В. проводилась работа по взысканию дебиторской задолженности, как в судебном порядке, так и в рамках уже исполнительного производстве, несостоятельны.

Судебные заседания по взысканию с контрагентов должника дебиторской задолженности проводились в период с 2011 г. по 2013 г. При этом полученные в результате мероприятий по взысканию задолженности с контрагентов денежные средства не были направлены контролирующими лицами должника на погашение задолженности перед бюджетом (даже частично), несмотря на то, что сумма взысканных денежных средств превышает сумму неправомерно неуплаченных налогов и сборов.

Таким образом, находясь, по мнению Гурина Д. А., в платежеспособном состоянии, имея возможность в дальнейшем погасить задолженность, выявленную в рамках выездной налоговой проверки, ответчиками не было предпринято каких-либо мер, направленных на недопущение образования задолженности по оплате обязательных платежей в бюджет.

В силу пункта 11 статьи 61.11 Закона о банкротстве размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника.

Размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица подлежит соответствующему уменьшению, если им будет доказано, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по вине этого лица, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за счет этого контролирующего должника лица.

На момент рассмотрения спора в суде первой инстанции размер взыскиваемой суммы денежных средств был определен судом в соответствии с размером требований, включенных в реестр требований кредиторов и неудовлетворенных в деле о банкротстве должника.

Таким образом, размер ответственности Гуриной Н.В., Гурина Д.А. равен 4 472 678,58 руб.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, рассмотрены и отклонены, поскольку фактически направлены на переоценку выводов арбитражного суда первой инстанции, не опровергают выводы суда, а выражают несогласие с ними, что не может являться основанием для отмены законного и обоснованного определения.

Фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора по существу, установлены судом на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, отвечающих признакам относимости, допустимости и достаточности.

При изложенных обстоятельствах апелляционный суд считает, что выводы суда первой инстанции основаны на полном и всестороннем исследовании материалов дела, при правильном применении норм действующего законодательства.

Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием к отмене судебного акта, судом первой инстанции не допущено. Оснований для отмены обжалуемого судебного акта не имеется.

Руководствуясь статьями 223, 266, 268, 271, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда Московской области от 19 сентября 2018 года по делу N А41-58628/17 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в Арбитражный суд Московского округа через Арбитражный суд Московской области в месячный срок со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

В.П. Мизяк

 

Судьи

Н.Н. Катькина
А.В. Терешин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А41-58628/2017


Должник: ООО "ФИРМА "ТРЕЙСИ И К"

Кредитор: Межрайонная ИФНС N2 по Московской области

Третье лицо: Гурин Дмитрий Анатольевич, Гурина Наталья Вячеславовна, АССОЦИАЦИЯ САМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АРБИТРАЖНЫХ УПРАВЛЯЮЩИХ "МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ЭКСПЕРТОВ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ УПРАВЛЯЮЩИХ", Шалин А. С.


Хронология рассмотрения дела:


16.10.2019 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-16327/18


16.07.2019 Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда N 10АП-11437/19


03.04.2019 Определение Арбитражного суда Московской области N А41-58628/17


19.02.2019 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-16327/18


26.11.2018 Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда N 10АП-19057/18


08.10.2018 Определение Арбитражного суда Московского округа N Ф05-16327/18


06.09.2018 Определение Арбитражного суда Московского округа N Ф05-16327/18


17.07.2018 Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда N 10АП-9587/18


17.04.2018 Определение Арбитражного суда Московской области N А41-58628/17


07.03.2018 Решение Арбитражного суда Московской области N А41-58628/17


22.02.2018 Решение Арбитражного суда Московской области N А41-58628/17


02.11.2017 Определение Арбитражного суда Московской области N А41-58628/17