Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10 июня 2016 г. N 304-КГ16-761 Суд отменил постановление суда кассационной инстанции по делу о признании зарегистрированного права собственности на сооружение отсутствующим, поскольку, изучив представленные доказательства, в том числе кадастровый паспорт спорного объекта и технический паспорт, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу об отсутствии у спорного объекта признаков недвижимости

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10 июня 2016 г. N 304-КГ16-761

 

Резолютивная часть определения объявлена 9 июня 2016 г.

Полный текст определения изготовлен 10 июня 2016 г.

 

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Борисовой Е.Е.,

судей Грачевой И.Л., Киселевой О.В.,

рассмотрела кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Дергачева Андрея Владимировича на постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.11.2015 по делу N А45-12706/2014

по иску индивидуального предпринимателя Дергачева Андрея Владимировича (город Новосибирск) к открытому акционерному обществу "Сибтекстильмаш. Спецтехника. Сервис" (город Новосибирск) о признании зарегистрированного права собственности отсутствующим,

при участии третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора: Российской Федерации в лице Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Новосибирской области (город Новосибирск), Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Новосибирской области (город Новосибирск).

В судебном заседании приняли участие представители:

индивидуального предпринимателя Дергачева Андрея Владимировича - Абрамов П.В.;

открытого акционерного общества "Сибтекстильмаш. Спецтехника. Сервис" - Волков Т.А.

Заслушав доклад судьи Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Е.Е., выслушав объяснения представителей сторон, Судебная коллегия по экономическим спорам установила:

индивидуальный предприниматель Дергачев Андрей Владимирович (далее - предприниматель Дергачев А.В.) обратился в Арбитражный суд Новосибирской области с иском к открытому акционерному обществу "Сибтекстильмаш. Спецтехника. Сервис" (далее - общество) о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности общества на сооружение (благоустройство инженерного корпуса и предзаводской территории) площадью 18 971 кв. м., инвентарный номер 50:401:377:006069390:0136, литер 108, условный номер 54-54-01/135/2009-441, расположенное по адресу: город Новосибирск, улица Станционная, 60/1, и погашении записи регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП) от 19.12.2013 N 54-54-01/583/2013-442.

Решением Арбитражного суда Новосибирской области от 11.06.2015, оставленным без изменения постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 02.09.2015, признано отсутствующим зарегистрированное право собственности общества на сооружение (благоустройство инженерного корпуса и предзаводской территории) площадью 18 971 кв. м, расположенное по адресу: город Новосибирск, улица Станционная, 60/1, в удовлетворении остальной части требований отказано.

Постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.11.2015 судебные акты судов первой и апелляционной инстанций отменены, принят новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней, поданных в Верховный Суд Российской Федерации, предприниматель Дергачев А.В. просит отменить постановление суда кассационной инстанции, как принятое с нарушением норм материального права, полагая выводы суда об избрании истцом ненадлежащего способа защиты своих прав, не влекущего их реального восстановления, необоснованными, а также ссылаясь на то, что в ЕГРП зарегистрировано вещное право на спорное сооружение как на объект недвижимого имущества, тогда как оно не обладает признаками недвижимости.

В отзыве на кассационную жалобу общество просит постановление суда кассационной инстанции оставить без изменения, как законное и обоснованное, в удовлетворении кассационной жалобы отказать.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее - АПК РФ).

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе предпринимателя Дергачева А.В., Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.11.2015 подлежит отмене в силу следующего.

Как следует из материалов дела, предприниматель Дергачев А.В. является собственником земельных участков с кадастровыми номерами 54:35:062110:260 и 54:35:062110:279 площадью 3 497 кв. м и 6 634 кв. м соответственно, расположенных по адресу: город Новосибирск, улица Станционная (свидетельства о государственной регистрации права от 22.04.2013 серии 54АЕ N 013296, от 22.01.2014 серии 54АЕ N 325934).

Общество является собственником сооружения (благоустройство инженерного корпуса и предзаводской территории), назначение: не определено, площадь застройки - 18 971 кв. м, инвентарный номер 50:401:377:006069390:0136, литер 108, условный номер: 54-54-01/135/2009-441, расположенного по адресу: город Новосибирск, улица Станционная, 60/1 (свидетельство о государственной регистрации права от 19.12.2013 серии 54АЕ N 282386).

Предметом иска по настоящему делу является признание отсутствующим зарегистрированного права собственности ответчика на указанный объект, частично расположенный в границах принадлежащих истцу земельных участков.

Судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела было установлено, что указанное сооружение возведено в 1962 году на территории промплощадки Федерального государственного унитарного предприятия "Сибтекстильмаш. Спецтехника. Сервис" (далее - предприятие) на земельном участке, предоставленном правопредшественнику ответчика на основании Акта о предоставлении в бессрочное пользование земельного участка для капитального строительства и дальнейшей эксплуатации от 14.11.1961 и решения исполнительного комитета Новосибирского городского Совета депутатов трудящихся от 10.05.1961 N 426.

В 2009 году на сооружение было зарегистрировано право собственности Российской Федерации, предприятие владело указанным имуществом на праве хозяйственного ведения (свидетельство о государственной регистрации права от 30.03.2009 N 54 АГ 572462).

В процессе приватизации предприятия весь имущественный комплекс, в том числе вышеуказанный объект, был передан в собственность созданного общества согласно Передаточному акту подлежащего приватизации имущественного комплекса федерального государственного унитарного предприятия "Сибтекстильмаш. Спецтехника. Сервис".

В соответствии с техническим паспортом, составленным по состоянию на 22.10.2008, выданным Новосибирским филиалом Федерального государственного унитарного предприятия "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" (далее - БТИ), сооружение состоит из следующих элементов:

1. Основание - щебеночная подушка толщиной 20 см;

2. Покрытие - асфальтовое толщиной 7 см;

3. Отделение проезжей части - частично отделена от газонов ж/б бордюром t=15 см;

4. Озеленение - газоны с кустарниками и отдельно стоящими деревьями.

Назначение сооружения: благоустройство инженерного корпуса и предзаводской территории.

Согласно справке БТИ от 03.04.2014 N 10911 указанное сооружение расположено на земельных участках в том числе с кадастровыми номерами: 54:35:062110:260, 54:35:062110:279, принадлежащих истцу.

Обращаясь с иском о признании права собственности отсутствующим на сооружение (благоустройство инженерного корпуса и предзаводской территории) площадью 18 971 кв. м, предприниматель Дергачев А.В. указывал на то, что спорный объект по своему функциональному назначению представляет собой элемент благоустройства и не обладает признаками недвижимости, в связи с чем государственная регистрация вещного права ответчика на этот объект как на недвижимое имущество нарушает охраняемые законом интересы истца и создает препятствия в реализации его прав как собственника земельных участков.

Суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела руководствовались разъяснениями, содержащимися в пункте 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - Постановление N 10/22).

В случаях, когда запись в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими (пункт 52 Постановления N 10/22).

Разрешая спор, суды исходили из того, что вопрос об отнесении спорного объекта к недвижимому или движимому имуществу является определяющим при рассмотрении дела по заявленному иску.

Оценив представленные по делу доказательства, в том числе кадастровый паспорт спорного объекта, технический паспорт, экспертное заключение общества с ограниченной ответственностью "ЭПРиС", полученное посредством назначения судебной экспертизы, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу об отсутствии у данного объекта признаков недвижимости.

Суды исходили из следующих характеристик объекта: основание - щебеночная подушка толщиной 20 см; покрытие - асфальтовое толщиной 7 см, отделение проезжей части - частично отделена от газонов ж/б бордюром t=15 см; имеется озеленение - газоны с кустарниками и отдельно стоящими деревьями, что отвечает признакам благоустройства земельных участков, принадлежащих ответчику; выполняет не самостоятельную функцию по отношению к иному недвижимому имуществу ответчика, а обслуживает это имущество, создает места для стоянки автомобильного транспорта и озеленения территории.

Принимая во внимание, что спорный объект расположен в границах земельных участков с кадастровыми номерами 54:35:062110:279, 54:35:062110:260, принадлежащих предпринимателю Дергачеву А.В., суды пришли к выводу о том, что заявленное по делу требование о признании отсутствующим права собственности ответчика на сооружение по своему характеру и цели обращения следует считать как негаторное требование.

В соответствии со статьей 304 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс) собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В силу статей 304, 305 Гражданского кодекса иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение.

Учитывая, что государственная регистрация права собственности на объект, не имеющий признаков недвижимости, расположенный на принадлежащем другому лицу на праве собственности земельном участке, является, по существу, обременением прав собственника (законного владельца) этого участка, значительно ограничивающим возможность реализации последним имеющихся у него правомочий, влечет распространение на земельный участок правового режима, установленного законодательством Российской Федерации для недвижимого имущества, суды удовлетворили иск.

Суд кассационной инстанции с выводами судов первой и апелляционной инстанций не согласился и, отменяя судебные акты, указал на то, что удовлетворение заявленного требования не способно повлечь восстановления прав истца, им избран ненадлежащий способ защиты нарушенных прав.

Суд также принял во внимание, что спорное сооружение вошло в уставный капитал общества при приватизации предприятия, собственником имущества ранее являлась Российская Федерация.

Не опровергая выводы судов о том, что спорное сооружение не обладает признаками недвижимого имущества, суд кассационной инстанции признал выводы судов о нарушении прав истца как собственника земельных участков несостоятельными, а положения статьи 304 Гражданского кодекса - неприменимыми к спорным правоотношениям.

Между тем судом кассационной инстанции не учтено следующее.

Заявляя иск по настоящему делу о признании зарегистрированного права собственности общества на спорный объект отсутствующим, истец указывал на отсутствие у объекта признаков недвижимости.

В соответствии с частью 1 статьи 130 Гражданского кодекса к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.

В пункте 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 25) разъяснено, что, по смыслу статьи 131 Гражданского кодекса, закон в целях обеспечения стабильности гражданского оборота устанавливает необходимость государственной регистрации права собственности и других вещных прав на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение. Вещь является недвижимой либо в силу своих природных свойств (абзац первый пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса, либо в силу прямого указания закона, что такой объект подчинен режиму недвижимых вещей (абзац второй пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса). При этом по общему правилу государственная регистрация права на вещь не является обязательным условием для признания ее объектом недвижимости (пункт 1 статьи 130 Гражданского кодекса).

Из изложенного следует, что при разрешении вопроса о признании вещи недвижимостью, независимо от осуществления государственной регистрации права собственности на нее, следует устанавливать наличие у нее признаков, способных относить ее в силу природных свойств или на основании закона к недвижимым объектам.

Именно проверка наличия у спорного объекта таких признаков была осуществлена судами первой и апелляционной инстанций, которые в пределах предоставленных процессуальных полномочий оценили имеющиеся в деле доказательства и пришли к выводу об отсутствии у данного объекта признаков недвижимости. Суды сделали вывод о том, что спорный объект не имеет самостоятельного назначения, выполняет функции благоустройства территории, то есть улучшения полезных свойств земельного участка.

Выводы судов соответствуют разъяснениям, содержащимся в пункте 38 Постановления N 25 о том, что замощение земельного участка, не отвечающее признакам сооружения, является его частью и не может быть признано самостоятельной недвижимой вещью.

Полагая, что при установленных по делу обстоятельствах и указанных выводах судов первой и апелляционной инстанций заявленный по делу иск не влечет восстановление нарушенных прав истца, суд кассационной инстанции не принял во внимание правовые последствия осуществления государственной регистрации прав на спорный объект, в том числе для истца как собственника земельного участка, в границах которого расположен иной объект недвижимости, имеющий другого собственника.

В соответствии с частью 1 статьи 131 Гражданского кодекса право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, а также ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в ЕГРП органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней.

Часть 1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон о регистрации) устанавливает, что государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

Учитывая назначение и особенности гражданского оборота недвижимости, Гражданский кодекс и Закон о регистрации предусматривают осуществление государственной регистрации вещных прав и сделок только в отношении объектов, имеющих признаки, установленные статьей 130 Гражданского кодекса.

Частью 1 статьи 8.1 Гражданского кодекса введены принципы осуществления государственной регистрации прав на недвижимое имущество, среди которых названы принципы публичности и достоверности государственного реестра, обеспечивающие открытость и доступность сведений, содержащихся в ЕГРП, для неограниченного круга лиц, а также достоверность, бесспорность зарегистрированных в реестре прав.

Достоверность государственного реестра означает также бесспорность принадлежности объекта, на который зарегистрированы вещные права, к недвижимому имуществу. Иное свидетельствует о недостоверности реестра.

Однако произведенная государственная регистрация является единственным подтверждением прав на недвижимое имущество и сделок с ним до тех пор, пока не будут внесены иные сведения в закрепленном законом порядке.

Таким образом, установление судом отсутствия у спорного объекта, расположенного в границах земельного участка, принадлежащего истцу на праве собственности признаков недвижимости, является основанием для удовлетворения заявленного им требования.

Более того, государственная регистрация права на объект, расположенный на участке истца, за другим лицом нарушает не только принцип единства судьбы земельного участка и находящейся на нем недвижимости (подпункт 5 пункта 1 статьи 1 Земельного кодекса Российской Федерации, далее - Земельный кодекс), но и ограничивает права истца в использовании принадлежащего ему имущества в целях строительства на нем другого объекта в соответствии с выданным на то разрешением, а также может повлечь возложение дополнительных обязанностей при возможном отчуждении земельного участка (пункт 3 статьи 35 Земельного кодекса).

Полагая, что заявленный по делу иск, основанный также на положениях статьи 304 Гражданского кодекса, не является надлежащим, суд кассационной инстанции не учел, что, согласно пункту 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", к требованиям собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, если эти нарушения не были соединены с лишением владения, относятся также требования о признании права (обременения) отсутствующим.

Таким образом, поскольку выводы судов первой и апелляционной инстанций соответствуют закону, оснований для отмены которых не имелось, постановление суда кассационной инстанции в соответствии с частью 1 статьи 291.11 АПК РФ, подлежит отмене, как принятое с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела и без устранения которых невозможны защита охраняемых законом публичных интересов.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11-291.15 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.11.2015 по делу N А45-12706/2014 Арбитражного суда Новосибирской области отменить.

Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 11.06.2015, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 02.09.2015 по тому же делу оставить без изменения.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

 

Председательствующий судья

Е.Е. Борисова

 

Судьи

И.Л. Грачева

 

 

О.В. Киселева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

При отсутствии у имущества признаков недвижимого право собственности на него, зарегистрированное в ЕГРП, может быть признано через суд отсутствующим.

Такой вывод следует из позиции СК по экономическим спорам ВС РФ, которая указала в т. ч. следующее.

При разрешении вопроса о признании вещи недвижимостью независимо от госрегистрации права собственности на нее следует устанавливать наличие у нее признаков, способных относить ее к недвижимым объектам в силу природных свойств или на основании закона.

Так, в рассматриваемом деле было установлено, что участок, принадлежащий истцу, частично занят объектом, собственник которого согласно данным из ЕГРП - ответчик.

Между тем у спорного объекта не было признаков недвижимости. Он не имел самостоятельного назначения, выполнял функции благоустройства территории, т. е. улучшения полезных свойств земельного участка.

Принципы госрегистрации прав на недвижимость - публичность и достоверность госреестра, обеспечивающие открытость и доступность сведений, содержащихся в ЕГРП, для неограниченного круга лиц, а также достоверность, бесспорность зарегистрированных в нем прав.

Достоверность при этом означает также бесспорность принадлежности объекта, на который зарегистрированы вещные права, к недвижимости. Иное свидетельствует о недостоверности реестра.

Однако произведенная госрегистрация является единственным подтверждением прав на недвижимость и сделок с ней до тех пор, пока не будут внесены иные сведения (в закрепленном законом порядке).