Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 ноября 2017 г. N С01-922/2017 по делу N А33-28905/2016 Судебные акты об отказе в иске об обязании ответчика прекратить распространять информацию, содержащую коммерческую тайну, оставлены без изменения, поскольку истцом не были созданы необходимые условия для соблюдения режима коммерческой тайны

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 ноября 2017 г. N С01-922/2017 по делу N А33-28905/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 9 ноября 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 16 ноября 2017 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Погадаева Н.Н.,

судей Кручининой Н.А., Уколова С.М.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Кузнецовым И.В.,

рассмотрел путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Красноярского края (судья Дьяченко С.П., помощник судьи Гордеева Т.В.) в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Научно-производственный центр магнитной гидродинамики" (ул. Академика Киренского, д. 9А, пом. 225, г. Красноярск, 660074, ОГРН 1022402126636) на решение Арбитражного суда Красноярского края от 14.06.2017 делу N А33-28905/2016 (судья Красовская С.А.) и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 30.08.2017 по тому же делу (судьи Петровская О.В., Бабенко А.Н., Радзиховская В.В.)

по иску общества с ограниченной ответственностью "Научно-производственный центр магнитной гидродинамики" к обществу с ограниченной ответственностью "УНИМЕТ" (ул. Академика Киренского, д. 26А, офис Д533, г. Красноярск, 660074, ОГРН 1102468000788) об обязании прекратить распространять информацию, содержащую коммерческую тайну.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью "ФлоуТэк" (ул. Академика Киренского, д. 26А, офис Д533, г. Красноярск, 660074, ОГРН 1112468068206) и федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Сибирский Федеральный Университет" (Свободный пр-т, д. 79, г. Красноярск, 660041, ОГРН 1022402137460).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Научно-производственный центр магнитной гидродинамики" - Саушкин Д.В. (по доверенности от 21.10.2016);

от общества с ограниченной ответственностью "УНИМЕТ" - Типляшина Е.Г. (по доверенности от 11.01.2017);

от общества с ограниченной ответственностью "ФлоуТэк" - Иванов Д.Н. (по доверенности от 01.11.2017);

от Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования "Сибирский Федеральный Университет" - Самарникова Н.В. (по доверенности от 03.07.2017).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Научно-производственный центр магнитной гидродинамики" (далее - общество "НПЦ магнитной гидродинамики") обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью "УНИМЕТ" (далее - общество "УНИМЕТ") об обязании общества "УНИМЕТ" прекратить распространять информацию, содержащую коммерческую тайну общества "НПЦ магнитной гидродинамики", а именно удалить с сайта "http://www.unimetllc.ru/drawings/" ссылки на рабочие чертежи индукторов магнитно-гидродинамических перемешивателей TYPE 400, TYPE 500 и TYPE 700 SB, и прекратить предоставлять возможность их скачивания любым иным образом.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью "ФлоуТэк" (далее - общество "ФлоуТэк") и федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Сибирский Федеральный Университет" (далее - Университет).

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 14.06.2017, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 30.08.2017 в удовлетворении иска отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, общество "НПЦ магнитной гидродинамики" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права и нарушение норм процессуального права, а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, и направить дело на новое рассмотрение.

По мнению общества "НПЦ магнитной гидродинамики", суды не применили подлежащую применению норму пункта 4 статьи 4 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" (далее - Закон о коммерческой тайне), поскольку судами не было учтено, что согласно заключенному между истцом и ответчиком договором, последний должен был обеспечить конфиденциальность, как утверждает заявитель, "всей информации", относящейся к предмету спорного договора. Также, по мнению истца, судом первой инстанции было допущено процессуальное нарушение, выразившееся в привлечении к участию в деле в качестве третьего лица - Университета, поскольку из материалов дела не усматривается, каким образом принятыми по делу судебными актами могут быть нарушены права указанного лица.

В судебном заседании представитель общества "НПЦ магнитной гидродинамики" поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе и письменных возражениях, просил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, и направить дело на новое рассмотрение.

Представитель общества "УНИМЕТ", выступив по доводам, изложенным в отзыве, и представители общества "ФлоуТэк" и Университета в удовлетворении кассационной жалобы просили отказать, оставив в силе решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Рассмотрев кассационную жалобу общества "НПЦ магнитной гидродинамики", проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права, а также соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела при принятии обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для ее удовлетворения в связи со следующим.

Как установлено судами, с 01.09.2006 по 05.09.2012 Павлов Евгений Александрович (в настоящее время генеральный директор общества "УНИМЕТ") являлся работником общества "НПЦ магнитной гидродинамики", а также с 01.02.2007 по 01.09.2013 занимал должность инженера, впоследствии должность руководителя международных проектов, а с 01.03.2009 по 05.09.2012 являлся руководителем проектов.

В подтверждение данных обстоятельств истцом в материалы дела были представлены трудовые договоры, заключенные обществом "НПЦ магнитной гидродинамики" с Павловым Е.А. от 31.12.2011 N 13, от 01.03.2009 N 32 и от 01.02.2008 N 35.

Как указывает истец, в целях выполнения Павловым Е.А. своих трудовых обязанностей в обществе "НПЦ магнитной гидродинамики", ему был предоставлен доступ к рабочим чертежам индукторов магнитных гидродинамических перемешивателей, которые являются, по утверждению истца, предметом его коммерческой тайны, и в отношении которых, как утверждает истец, им был введен режим коммерческой тайны путем указания в трудовых договорах с сотрудниками обязанности воздерживаться от действий, которые могут нанести вред предприятию, обеспечения режима физической недоступности к чертежам в запираемом помещении.

Вместе с тем, между обществом "НПЦ магнитной гидродинамики", в лице директора Тимофеева В.Н. (заказчик) и обществом "ФлоуТэк", в лице генерального директора Павлова Е.А. (исполнитель) был заключен договор на разработку (доработку) научно-технической продукции и оказания услуг по ее продвижению на зарубежный рынок от 26.12.2012 N У-261212, по условиям которого, стороны договорились, что все техническое содействие или техническое сопровождение (понимаемые также как техническая поддержка) всех проектов (продуктов), реализуемых AltekEuropeltd по Лицензионному соглашению от 07.06.2010 N 1-MHDS осуществляет исполнитель. Под указанными продуктами стороны понимали магнитогидродинамические перемешиватели TYPE-400, TYPE-500 и TYPE-700, а также их модификации, согласно лицензионному соглашению от 07.06.2010 N 1-MHDS, заключенному между обществом "НПЦ Магнитной гидродинамики" и AltekEuropeltd.

Согласно условиям договора от 26.12.2012 N У-261212, сторонами была установлена обязанность исполнителя обеспечить со своей стороны конфиденциальность информации, относящейся к предмету договора и получаемой, передаваемой от общества "НПЦ Магнитной гидродинамики" и AltekEuropeltd в период срока действия договора (пункт 2.1.4.), срок действия которого рассчитан, до окончания срока лицензионного соглашения от 07.06.2010 N 1-MHDS (пункт 6.1.), то есть до 07.06.2015. однако который, как договорились стороны, может быть пролонгирован на основании дополнительного соглашения, подписанного сторонами. В связи с чем, с целью обеспечения исполнения договора обществом "НПЦ Магнитной гидродинамики" Павлову Е.А. были переданы рабочие чертежи индукторов магнитных гидродинамических перемешивателей.

Вместе с тем, обращаясь с настоящим иском, истец указал, что в настоящее время в сети Интернет на официальном сайте общества "УНИМЕТ" размещены предложения о скачивании рабочих чертежей индукторов магнитных гидродинамических перемешивателей, ТУРЕ 400, ТУРЕ 500 и ТУРЕ 700 8В, в подтверждение чего истцом в материалы дела была представлена видеосъемка, произведенная его сотрудниками, которая была также просмотрена судом апелляционной инстанции в судебном заседании.

Поскольку требования истца, изложенные в письме от 11.05.2016 N 159, который указал ответчику о недопустимости распространения информации, содержащей коммерческую тайну общества "НПЦ Магнитной гидродинамики", и потребовал прекратить указанное нарушение, были оставлены обществом "УНИМЕТ" без удовлетворения, данное обстоятельство послужило основанием для обращения истца в арбитражный суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что истцом не были созданы необходимые условия для соблюдения Павловым Е.А. режима коммерческой тайны, который, в свою очередь, также не подтверждал свое согласие на соблюдение режима коммерческой тайны для каких-либо документов, ввиду того, что перечень информации, составляющей коммерческую тайну, сторонами договора от 26.12.2012 N У-261212 не определялся, порядок обращения с данной информацией, и контроль за его соблюдением не устанавливался, учет лиц, получивших допуск к конфиденциальной информации не осуществлялся, поскольку его текст и оригиналы чертежей не содержат грифа "Коммерческая тайна" с указанием обладателя такой информации. В связи с чем суд пришел к выводу, что истец не доказал, что в отношении рабочих чертежей индукторов магнитно-гидродинамических перемешивателей TYPE 400, TYPE 500 и TYPE 700 SB им был установлен режим коммерческой тайны, а также не доказал факт размещения ответчиком в сети Интернет чертежей, на которые обществом "НПЦ магнитной гидродинамики" были зарегистрированы исключительные права.

Суд апелляционной инстанции, указанные выводы суда первой инстанции поддержал, оставив оспариваемое решение в силе.

Суд по интеллектуальным правам полагает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на представленных в материалы дела доказательствах, и соответствуют нормам материального права.

Как указано в пункте 1 статьи 1465 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие) о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности, имеющие действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам, если к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны.

В силу пункта 1 статьи 1466 ГК РФ обладателю секрета производства принадлежит исключительное право использования его в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на секрет производства), в том числе при изготовлении изделий и реализации экономических и организационных решений. Обладатель секрета производства может распоряжаться указанным исключительным правом.

Согласно части 1 статьи 3 Закона о коммерческой тайне, коммерческая тайна представляет собой режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

В части 2 той же статьи указано, что информация, составляющая коммерческую тайну, это сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, это лицо, которое владеет информацией, составляющей коммерческую тайну, на законном основании, ограничило доступ к этой информации и установило в отношении ее режим коммерческой тайны (часть 4 той же статьи).

В силу части 1 статьи 6.1 Закона о коммерческой тайне права обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, возникают с момента установления им в отношении этой информации режима коммерческой тайны в соответствии со статьей 10 настоящего Федерального закона, в соответствии с которой, меры по охране конфиденциальности информации, принимаемые ее обладателем, должны включать в себя: определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну; ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка; учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана; регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров; нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, грифа "Коммерческая тайна" с указанием обладателя такой информации (для юридических лиц - полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей - фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).

Режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер, указанных в части 1 настоящей статьи (часть 2 названного Закона).

Согласно части 1 статьи 11 Закона о коммерческой тайне, а целях охраны конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, работодатель обязан: ознакомить под расписку работника, доступ которого к этой информации, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, необходим для исполнения данным работником своих трудовых обязанностей, с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну; ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение; создать работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой тайны.

Таким образом, исходя из смысла указанных норм права, коммерческая тайна представляет собой режим конфиденциальности информации, в отношении которой, обладатель такой информации на законном основании, ограничил доступ к этой информации, и установил в отношении ее режим коммерческой тайны, путем определения перечня информации, составляющей коммерческую тайну; проведя учет лиц, получивших доступ к информации и урегулировав отношения по использованию информации, составляющей коммерческую тайну; нанеся на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, или включив в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, гриф "Коммерческая тайна" с указанием реквизитов обладателя такой информации, а также ознакомив под расписки работника с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, и с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение, создав работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой тайны.

Вместе с тем, как установили суды, истцом в нарушении вышеуказанных норм права не были выполнены следующие меры по охране конфиденциальности информации, а именно: отсутствует перечень информации, составляющей коммерческую тайну; отсутствует расписка об ознакомлении Павлова Е.А. с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну; отсутствует расписка об ознакомлении Павлова Е.А. с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение; не произведен учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну; отсутствует документ, которым установлен объем сведений, составляющих коммерческую и иную охраняемую законом тайну и порядок ее защиты; не был установлен порядок обращения с информацией и контроль за соблюдением такого порядка.

В связи с чем суды пришли к выводу, что обществом "НПЦ магнитной гидродинамики" не были созданы необходимые условия для соблюдения режима коммерческой тайны в отношении указанного истцом объекта.

Оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности и взаимосвязи все приведенные сторонами доводы и представленные в материалы дела доказательства, суды пришли к выводу о том, что требования общества "НПЦ магнитной гидродинамики" к обществу "УНИМЕТ" не подлежат удовлетворению, поскольку представленные доказательства в совокупности не подтверждают факт создания истцом необходимых условий для соблюдения ответчиком режима коммерческой тайны в отношении рабочих чертежей индукторов магнитно-гидродинамических перемешивателей TYPE 400, TYPE 500 и TYPE 700 SB.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

По правилу части 1 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются лицами, участвующими в деле.

Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (часть 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

С учетом того, что в отношении рабочих чертежей индукторов магнитно-гидродинамических перемешивателей TYPE 400, TYPE 500 и TYPE 700 SB истцом не был установлен режим коммерческой тайны, поскольку, как было установлено судами, между сторонами договора от 26.12.2012 N У-261212 перечень информации, составляющей коммерческую тайну, не определялся, порядок обращения с данной информацией и контроль за его соблюдением не установлен, учет лиц, получивших допуск к конфиденциальной информации не осуществлялся, текст договора от 26.12.2012 N У-261212 и оригиналы чертежей не содержат грифа "Коммерческая тайна" с указанием реквизитов обладателя такой информации, а следовательно, истцом не были представлены в материалы дела доказательства, достоверно подтверждающие факт размещения обществом "УНИМЕТ" в сети Интернет информации, содержащей коммерческую тайну общества "НПЦ магнитной гидродинамики", Суд по интеллектуальным правам считает, что суды пришли к обоснованному выводу о том, что данные обстоятельства служат основанием для отказа в удовлетворении иска.

Возражения общества "НПЦ магнитной гидродинамики" в данной части по существу сводятся к изложению его субъективного мнения о достаточности представленных им в материалы доказательств для подтверждения обстоятельств о распространении обществом "УНИМЕТ" информации, содержащую коммерческую тайну истца, тогда как занятая истцом правовая позиция не соответствует исследуемым нормам права, а также противоречит фактическим обстоятельствам дела и представленным в материалы дела доказательствам.

Наряду с изложенным, суд кассационной инстанции отмечает, что чертежи являются объектом авторских прав (пункт 1 статьи 1259 ГК РФ), автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение (пункта 1 статьи 1270 ГК РФ).

Согласно статье 1467 ГК РФ исключительное право на секрет производства действует до тех пор, пока сохраняется конфиденциальность сведений, составляющих его содержание. С момента утраты конфиденциальности соответствующих сведений исключительное право на секрет производства прекращается у всех правообладателей.

Вместе с тем, как установили суды, модели индукторов ТУРЕ 400, ТУРЕ 500 и ТУРЕ 700 и чертежи на них были разработаны в Университете на кафедре "Электротехнология и электротехника" коллективом авторов в 1989 году, в свою очередь которые, не были защищены какими-либо правами общества "НПЦ магнитной гидродинамики", поскольку изобретенная в 1989 году конструкция индукторов в настоящее время является общедоступной, и была раскрыта публично, в том числе в научных работах, публикациях, диссертациях, и, что работники общества "НПЦ магнитной гидродинамики", указанные в качестве исполнителей проектов, связанных с индукторами, являлись сотрудниками Университета по основному месту работы, о чем в материалы дела представлены доказательства.

Согласно пункту 1 статьи 1228 ГК РФ автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат. Не признаются авторами результата интеллектуальной деятельности граждане, не внесшие личного творческого вклада в создание такого результата, в том числе оказавшие его автору только техническое, консультационное, организационное или материальное содействие или помощь либо только способствовавшие оформлению прав на такой результат или его использованию, а также граждане, осуществлявшие контроль за выполнением соответствующих работ.

В силу статьи 1257 ГК РФ автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано. Лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения либо иным образом в соответствии с пунктом 1 статьи 1300 настоящего Кодекса, считается его автором, если не доказано иное.

Суд по интеллектуальным правам считает необходимым указать, что в соответствии с частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

В связи с изложенным, в отсутствие со стороны истца доказательств, опровергающих указанные сведения, а также учитывая, что способы защиты интеллектуальных прав могут применяться по требованию правообладателей, организаций по управлению правами на коллективной основе, а также иных лиц в случаях, установленных законом (пункт 2 статьи 1250 ГК РФ), в то время как истцом в материалы дела, как установили суды, не было представлено доказательств приобретения им исключительных прав на какое-либо произведение, судебная коллегия приходит к выводу, что суды, отклонив ссылку истца на журнал регистрации проектов, который считал, что им подтверждается наличие у него исключительных прав на индукторы, а также отклонив ссылку истца на наличие штампов "интеллектуальная собственность НПЦ МГД" на схемах рабочих чертежей, который полагал, что таким образом им был введен режим коммерческой тайны, пришли к правомерному выводу о том, что, общество "НПЦ магнитной гидродинамики" в нарушение требований статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представило доказательств, свидетельствующих о нарушении обществом "УНИМЕТ" его исключительных прав на какое-либо "произведение" путем его использования в той или иной форме (подпункт 2 пункта 2 статьи 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации), и, что у него имеются исключительные права на какой-либо результат интеллектуальной деятельности (пункт 1 статьи 1225 ГК РФ), а также что ответчиком в сети Интернет на своем официальном сайте, было допущено распространение информации, составляющей его коммерческую тайну (пункт 1 статьи 1466 ГК РФ), и на которую ему принадлежат исключительные права (пункт 1 статьи 1470 ГК РФ).

Таким образом, поскольку обществом "НПЦ магнитной гидродинамики" не было доказано, что рабочие чертежи индукторов магнитно-гидродинамических перемешивателей TYPE 400, TYPE 500 и TYPE 700 SB, именно те, ссылка на которые была размещена на сайте ответчика, являются результатом интеллектуальной деятельности общества "НПЦ магнитной гидродинамики", и, что общество "Флоутэк", в лице генерального директора Павлова Е.А., который на настоящий момент является директором общества "УНИМЕТ", обязалось по договору от 26.12.2012 N У-261212 обеспечивать конфиденциальность любой информации, а также наряду с тем, что истцом в опровержение выводов судов не были представлены в материалы дела доказательства о перечне информации, составляющей коммерческую тайну (расписка об ознакомлении Павлова Е.А. с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну; расписка об ознакомлении Павлова Е.А. с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение; сведения о произведенном учете лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну; документ, которым установлен объем сведений, составляющих коммерческую и иную охраняемую законом тайну и порядок ее защиты; и не был установлен порядок обращения с информацией и контроль за соблюдением такого порядка), судебная коллегия считает, что суды обоснованно отказали истцу в удовлетворении иска.

В связи с чем, доводы заявителя кассационной жалобы о том, что рабочие чертежи индукторов магнитно-гидродинамических перемешивателей TYPE 400, TYPE 500 и TYPE 700 SB были разработаны в конструкторском бюро истца, а также что суды не применили подлежащую применению норму пункта 4 статьи 4 Закона о коммерческой тайне, признаются несостоятельными, поскольку ссылками на надлежащие доказательства, опровергающие указанные выводы судов, они не подтверждены.

Ссылка заявителя кассационной жалобы на нарушение судом первой инстанции статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судом кассационной инстанции во внимание не принимается, в связи с тем, что указанный довод был предметом оценки суда апелляционной инстанции, где получил свою надлежащую правовую оценку, а следовательно, повторному рассмотрению в суде кассационной инстанции не подлежит, в том числе в связи с тем, что истцом не приведено сведений о том, как привлечение Университета к участию в деле в качестве третьего лица повлияло на выводы судов о том, что обществом "НПЦ магнитной гидродинамики" в нарушение статьи 10 Закона о коммерческой тайне не было представлено сведений о введении им режима конфиденциальности информации.

Кроме того, судебная коллегия отмечает, что названная ссылка истца сделана без учета части 1 статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда, если этот судебный акт может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству стороны или по инициативе суда. Тогда как только отказ во вступлении в дело третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, может быть обжалован лицом, подавшим соответствующее ходатайство (часть 3.1 статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Следовательно, Суд по интеллектуальным правам считает, что названный довод заявителя кассационной жалобы свидетельствует о неправильном понимании истцом норм процессуального права, который также не привел сведений о том, что в случае удовлетворения его исковых требований, таким судебным актом не могли быть затронуты права и обязанности Университета, тогда как суд первой инстанции, согласно названной выше норме права, вправе привлекать к участию в деле любое лицо, права которого, по его мнению, могут быть затронуты принятым по делу судебным актом.

В связи с изложенным Суд по интеллектуальным правам считает, что судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего спора правильно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, правильно определены законы и иные нормативные акты, которые следовало применить по настоящему делу, дана оценка всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований законодательства.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с результатами содержащейся в оспариваемых судебных актах оценки доказательств по делу не является основанием для их отмены, поскольку его доводы не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального или процессуального права.

Вместе с тем, в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Таким образом, фактически доводы кассационной жалобы направлены на переоценку представленных в материалы дела доказательств и установленных судами обстоятельств, что не относится в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к полномочиям суда кассационной инстанции.

Суд кассационной инстанции полагает, что вопреки доводам кассационной жалобы, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, которые основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба общества "НПЦ магнитной гидродинамики" - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Красноярского края от 14.06.2017 делу N АЗЗ-28905/2016 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 30.08.2017 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Научно-производственный центр магнитной гидродинамики" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

Н.Н. Погадаев

 

Судья

Н.А. Кручинина

 

Судья

С.М. Уколов