Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение Конституционного Суда РФ от 7 декабря 2017 г. N 2795-О "По жалобе граждан Давыдова Василия Николаевича, Прохорова Александра Петровича и Чулкова Александра Федоровича на нарушение их конституционных прав статьей 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи С.Д. Князева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы граждан В.Н. Давыдова, А.П. Прохорова и А.Ф. Чулкова,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации граждане В.Н. Давыдов, А.П. Прохоров и А.Ф. Чулков оспаривают конституционность статьи 60 ГПК Российской Федерации, устанавливающей, что обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

1.1. Решением Волжского городского суда Волгоградской области от 30 марта 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 10 июля 2015 года, по заявлению В.Н. Давыдова был установлен факт его участия в боевых действиях в период прохождения действительной военной службы в Вооруженных Силах СССР в период с 8 ноября 1984 года по 11 апреля 1986 года на территории Республики Эфиопия в воинском звании рядового в должности водителя отдельного автомобильного батальона. В качестве доказательства данного факта суды приняли показания свидетелей - сослуживцев заявителя, проходивших военную службу в той же воинской части и в то же время, что и заявитель, и имеющих статус ветерана боевых действий. Однако определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 марта 2016 года эти судебные акты были отменены и в удовлетворении заявления отказано в связи с отсутствием документов о непосредственном участии В.Н. Давыдова в боевых действиях на территории Республики Эфиопия, выданных органами военного управления, с указанием на то, что свидетельские показания и решения судов в отношении других лиц об установлении фактов их участия в боевых действиях на соответствующей территории не могут быть признаны доказательствами, отвечающими требованиям допустимости, установленным статьей 60 ГПК Российской Федерации.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2017 года В.Н. Давыдову было отказано в пересмотре определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 марта 2016 года по новым обстоятельствам, в качестве которых заявитель обозначил постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 26 октября 2016 года по делу по надзорной жалобе А.Ф. Чулкова, определившее (уточнившее) практику применения положений статей 55 и 60 ГПК Российской Федерации в части признания допустимыми свидетельских показаний как средства доказывания при рассмотрении дел об установлении факта участия в боевых действиях. Принимая такое решение, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, в частности, отметила отсутствие в названном постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации указания на возможность пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, при вынесении которых оспариваемая правовая норма была применена судом иначе, чем сформулировано в этом постановлении, и, кроме того, сослалась на итоги нового рассмотрения дела А.Ф. Чулкова нижестоящими судами, которые, заслушав свидетелей, посчитали их показания не подтверждающими спорный факт.

1.2. Решением Красноармейского районного суда города Волгограда от 3 июля 2014 года было отказано в удовлетворении заявления А.П. Прохорова об установлении факта участия в боевых действиях в период прохождения действительной военной службы в Вооруженных Силах СССР с 8 ноября 1984 года по 10 апреля 1986 года на территории Республики Эфиопия в качестве водителя отдельного автомобильного батальона. Апелляционным определением Волгоградского областного суда от 11 сентября 2014 года решение суда первой инстанции было отменено и принято новое решение об удовлетворении заявленного требования, в том числе принимая во внимание свидетельские показания сослуживцев заявителя, проходивших совместно с ним военную службу и направленных для выполнения интернационального долга в Республику Эфиопия, в отношении которых ранее был установлен факт участия в боевых действиях.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 25 августа 2016 года указанное апелляционное определение от 11 сентября 2014 года было пересмотрено по новым обстоятельствам, к которым суд отнес практику Верховного Суда Российской Федерации, в ряде своих решений указавшего, что непосредственное участие военнослужащих и иных лиц при исполнении служебных обязанностей в боевых действиях может быть подтверждено только определенными средствами доказывания, а свидетельские показания и судебные постановления, принятые в отношении других лиц, при разрешении подобных споров являются в силу статьи 60 ГПК Российской Федерации недопустимыми доказательствами. По итогам нового рассмотрения дела Волгоградским областным судом было принято апелляционное определение от 8 сентября 2016 года об оставлении решения суда первой инстанции без изменения, а апелляционной жалобы А.П. Прохорова - без удовлетворения. При этом суд отклонил доводы апелляционной жалобы о возможности установления факта участия заявителя в боевых действиях с использованием любых средств доказывания, в том числе показаний допрошенных в судебном заседании свидетелей, проходивших военную службу совместно с заявителем, поскольку такого рода факты могут подтверждаться только определенными средствами доказывания, а именно документами, выданными органами военного управления.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2017 года, с которым не нашел оснований не согласиться заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации (письмо от 31 июля 2017 года), А.П. Прохорову было отказано в передаче кассационной жалобы на решение суда первой инстанции от 3 июля 2014 года и апелляционное определение Волгоградского областного суда от 8 сентября 2016 года для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

1.3. Решением Волжского городского суда Волгоградской области от 5 марта 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 5 июня 2015 года, было удовлетворено заявление А.Ф. Чулкова об установлении факта участия в боевых действиях в период прохождения действительной военной службы в Вооруженных Силах СССР с 8 ноября 1984 года по 11 апреля 1986 года на территории Республики Эфиопия в качестве водителя отдельного автомобильного батальона. При установлении этого факта суд опирался на выданные органами военного управления документы о прохождении заявителем военной службы на территории Республики Эфиопия в качестве слесаря-вулканизаторщика (хотя и не содержавшие сведений о его участии в боевых действиях), а также на показания свидетелей, утверждавших, что заявитель совместно с ними принимал непосредственное участие в боевых действиях на территории Республики Эфиопия.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 февраля 2016 года указанные судебные постановления были отменены и по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении заявления А.Ф. Чулкова. Обосновывая свой вывод, суд кассационной инстанции исходил из следующего: в соответствии с действующим законодательством периоды непосредственного участия военнослужащих, в том числе уволенных в запас (отставку), в боевых действиях устанавливаются на основании документов, выданных органами военного управления; участие лица в боевых действиях при исполнении служебных обязанностей на территориях других государств может быть установлено на основании справок архивных учреждений и иных документов (реализованный наградной материал, справки о ранении, контузии, увечье и другие документы); непосредственное участие военнослужащих и иных лиц при исполнении служебных обязанностей в боевых действиях при разрешении дела судом может быть подтверждено только определенными средствами доказывания; удовлетворяя заявление, суд первой инстанции посчитал возможным установление факта непосредственного участия заявителя в боевых действиях с использованием любых средств доказывания, включая показания допрошенных в судебном заседании свидетелей, проходивших военную службу совместно с заявителем, и судебные постановления, которыми установлены юридические факты участия этих свидетелей в боевых действиях на территории Республики Эфиопия; документов о непосредственном участии А.Ф. Чулкова в боевых действиях, выданных органами военного управления, не имеется, а то обстоятельство, что заявитель проходил военную службу и находился на территории, где проводились боевые действия, не может служить основанием для признания факта его участия в боевых действиях, поскольку не подтверждается доказательствами, отвечающими требованиям допустимости.

26 октября 2016 года данное определение было отменено в порядке надзора постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации, посчитавшим, что показания свидетелей в гражданском судопроизводстве не могут быть отвергнуты судами как недопустимые доказательства, за исключением случаев, когда в федеральном законе содержится прямое указание на необходимость подтверждения тех или иных обстоятельств дела определенными - отличными от свидетельских показаний - средствами доказывания.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2016 года решения судов первой и апелляционной инстанций по делу А.Ф. Чулкова были отменены и дело направлено на новое рассмотрение, по результатам которого было принято решение Волжского городского суда Волгоградской области от 30 марта 2017 года об отказе в удовлетворении заявленного требования, оставленное без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 15 июня 2017 года. При вынесении решения суд первой инстанции, заслушав показания свидетелей, но, полагая, что они не смогли пояснить, когда именно и при каких обстоятельствах А.Ф. Чулков принимал участие в боевых действиях и в чем конкретно это участие выражалось, заключил, что эти показания не могут в полной мере с достоверностью подтвердить факт участия А.Ф. Чулкова в боевых действиях на территории Республики Эфиопия.

По мнению заявителей, оспариваемое законоположение не соответствует статьям 2, 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 45 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, оно позволяет судам по своему усмотрению относить те или иные доказательства к категории недопустимых, нарушая тем самым право на свободу выбора средств доказывания участниками гражданского процесса.

2. Вопрос о проверке конституционности статьи 60 ГПК Российской Федерации неоднократно ставился перед Конституционным Судом Российской Федерации, который в своих сохраняющих силу решениях отмечал, что данное законоположение, исключая возможность подтверждения обстоятельств дела какими-либо другими доказательствами в случаях, когда они в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, само по себе не ограничивает возможности сторон в собирании и представлении доказательств; имея бланкетный характер, эта норма применима лишь во взаимосвязи с иными законоположениями, непосредственно закрепляющими правила оценки судом допустимости доказательств в гражданском процессе, и в качестве таковой не может рассматриваться как нарушающая конституционные права и свободы граждан (Постановление от 16 июня 2009 года N 9-П; определения от 21 декабря 2011 года N 1663-О-О, от 21 апреля 2011 года N 529-О-О, от 25 февраля 2013 года N 202-О и от 23 апреля 2013 года N 588-О).

2.1. Определяя в развитие статьи 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации, согласно которой при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, понятия и виды доказательств, порядок их представления и судебной оценки в гражданском судопроизводстве, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в главе 6 "Доказательства и доказывание" устанавливает, что доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела; эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов (часть первая статьи 55); доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (часть вторая статьи 55); каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований или возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть первая статьи 56); суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела (статья 59); обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (статья 60).

Согласно статье 67 ГПК Российской Федерации суд оценивает представленные сторонами и другими участвующими в деле лицами доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на их всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании (часть первая); никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (часть вторая); суд оценивает относимость, допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (часть третья); результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (часть четвертая).

Наделение суда полномочиями по оценке доказательств вытекает из принципа самостоятельности судебной власти (статья 10 Конституции Российской Федерации) и является одним из проявлений ее независимости, необходимой для справедливого отправления правосудия. С учетом же того, что судебная оценка доказательств должна осуществляться исходя из конституционного предписания о подчинении судей только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1, Конституции Российской Федерации), получившему, применительно к законодательному регулированию гражданского процесса, конкретизацию в части первой статьи 11 ГПК Российской Федерации, согласно которой суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов и иных нормативных правовых актов, закрепление оспариваемым законоположением одного из принципиальных условий допустимости доказательств направлено - в совокупности с другими положениями данного Кодекса - на обеспечение вынесения законных и обоснованных судебных актов.

2.2. В соответствии с пунктом 8 Порядка выдачи удостоверений ветерана боевых действий в Министерстве обороны Российской Федерации (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 сентября 2017 года N 595) выдача удостоверения ветерана боевых действий осуществляется на основании обращения заинтересованного лица и предоставленных вместе с ним документов, подтверждающих участие в боевых действиях (аналогичное требование содержалось также в пункте 9 Порядка выдачи удостоверений ветерана боевых действий в Вооруженных силах Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 11 августа 2012 года N 2288).

При отсутствии необходимых документов, обусловленном невозможностью их получения в органах военного управления или архивах, факт участия гражданина в боевых действиях может быть установлен судом в порядке особого производства, предусмотренном главой 28 "Установление фактов, имеющих юридическое значение" ГПК Российской Федерации, которая по смыслу взаимосвязанных положений части второй статьи 12, части первой статьи 55, части первой статьи 263 и статьи 265 этого Кодекса не ограничивает обратившихся в суд лиц в выборе средств доказывания обстоятельств, подтверждающих их участие в боевых действиях, и не предполагает запрета на установление соответствующего факта с помощью свидетельских показаний, поскольку иное (признание допустимым доказательством лишь документов, выданных органами военного управления) не только не имело бы под собой каких-либо законных оснований, но и расходилось бы с вытекающим из статей 1 (часть 1), 2, 18 и 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации истинным предназначением правосудия в правовом государстве, гарантирующим каждому не просто право на обращение в суд, но и реальное обеспечение признания, соблюдения и защиты своих прав и свобод.

Из этого исходит и Президиум Верховного Суда Российской Федерации, который в принятом 26 октября 2016 года в порядке надзора постановлении по делу с участием гражданина А.Ф. Чулкова отметил, что из существа законодательного регулирования гражданских процессуальных отношений вытекает императивное требование, согласно которому нормы о порядке гражданского судопроизводства, включая нормы о доказательствах и доказывании в гражданском процессе, могут содержаться лишь в названных в части первой статьи 1 ГПК Российской Федерации актах не ниже уровня федерального закона; свидетельские показания в гражданском процессе, по общему правилу, являются допустимыми доказательствами, а исключения из этого правила могут быть установлены только федеральным законом; утвержденный приказом Министра обороны Российской Федерации Порядок выдачи удостоверений ветерана боевых действий не является федеральным законом и не регулирует порядок гражданского судопроизводства, а потому признание при рассмотрении дела об установлении факта участия гражданина в боевых действиях свидетельских показаний недопустимыми, по сути, приводит к воспрепятствованию судебной защиты прав граждан в порядке особого производства, когда подтверждающие факт их участия в боевых действиях документы отсутствуют.

2.3. Таким образом, статья 60 ГПК Российской Федерации не наделяет суды полномочиями, порождающими возможность их произвольного усмотрения при решении вопроса о допустимости доказательств, и не препятствует участникам гражданского процесса прибегать к любым средствам доказывания, включая показания свидетелей, при установлении в порядке особого производства факта участия в боевых действиях, вследствие чего она не может рассматриваться как нарушающая конституционные права и свободы заявителей.

Проверка же законности и обоснованности судебных актов, принятых по делам заявителей, в том числе в части правильности выбора судами подлежавших применению правовых норм, к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Признать жалобу граждан Давыдова Василия Николаевича, Прохорова Александра Петровича и Чулкова Александра Федоровича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителями вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д.Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Согласно ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Конституционный Суд РФ указал, что эта норма не препятствует использовать любые средства доказывания, включая показания свидетелей, при установлении факта участия в боевых действиях.

Глава ГПК РФ об установлении фактов, имеющих юридическое значение, не ограничивает заявителей в выборе средств доказывания обстоятельств, подтверждающих участие в боевых действиях. Она не предполагает запрета на установление соответствующего факта с помощью свидетельских показаний. Иное (признание допустимым доказательством лишь документов, выданных органами военного управления) не имело бы под собой законных оснований и расходилось бы с истинным предназначением правосудия.


Определение Конституционного Суда РФ от 7 декабря 2017 г. N 2795-О "По жалобе граждан Давыдова Василия Николаевича, Прохорова Александра Петровича и Чулкова Александра Федоровича на нарушение их конституционных прав статьей 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"


Определение размещено на сайте Конституционного Суда РФ (http://www.ksrf.ru)